Битва при Дьенбьенфу

Битва при Дьенбьенфу

Вьетнамский флаг над Дьенбьенфу


Одни говорят – «цивилизация»,
другие – «колониальная политика».
В. Маяковский, 1926 г.


Франция закончила Вторую мировую войну в стане победителей, но не в числе великих держав. В наследие от пребывания в высшей лиге осталась обширная колониальная империя и острое желание ее сохранить. Экономика страны была основательно подорвана длительной немецкой оккупацией, дядюшка Сэм трогательно вздыхал с показным сочувствием, но просто так никому не помогал. Родина Вольтера и Наполеона все больше увязала в долговых и политических обязательствах перед своим заокеанским партером, старшинство которого в Париже уже никто не оспаривал.

Франция была старым колониальным игроком: к середине XVIII века ее владения, часто называемые первой французской колониальной империей, достигали площади более 8 млн. кв. км. Они включали в себя огромные регионы современной Канады и США, именуемые Новой Францией, ряд анклавов и зависимых территорий в Индии, большое количество островов и фортов в Карибском бассейне и Южной Америке. К концу правления Наполеона I от этих обширных владений остались лишь жалкие крохи. Новый виток колониальной экспансии пришелся на XIX и начало XX века. Французам удалось не только вернуть себе статус одной из ведущих колониальных держав, но и превзойти по контролируемой площади территорий эпоху Бурбонов. После окончания Первой мировой войны триколор развевался уже над 13,5 млн. кв. км, преимущественно в Африке и Азии. И к 40-м гг. XX века эти исполинские владения, уже покрытые многочисленными трещинами разной ширины, начали изрядно дымить. Во-первых, находящимся под управлением извне народам захотелось избавить белого человека от носимого им тяжкого бремени, воспетого Киплингом. Во-вторых, в демонтаже архаичных колониальных систем были заинтересованы США. Деловым людям было проще проникать в экономики вновь образованных стран, прикрываясь демагогией о «подлинной свободе» и «освобождении от тирании». Со старыми хозяевами договариваться было тяжелей, хотя к финалу Второй мировой войны те и имели в активе разве что аристократическую имперскую гордость, пустую казну, горностаевую мантию или кодекс Наполеона.

Послевоенный кризис обрушился на Францию сразу, лавиной, не дав отдышаться. Проблем было множество, и решать их надо было тоже практически одновременно. Алжир пока что тлел, недобро гудя, а вот в Юго-Восточной Азии настоятельно требовал внимания Индокитай.

Азия и Франция

Битва при Дьенбьенфу
Генерал Во Нгуен Зяп


Французский Индокитай – географическое название совокупности колониальных владений Франции, включавших современный Вьетнам, Лаос и Камбоджу. Официальное название – Индокитайский Союз. Проникновение французов сюда началось с невинного миссионерства XVII века, вслед за монахами замелькали расторопные торговцы, ну а после предсказуемо засверкали штыки. Император Наполеон III приложил много усилий для воссоздания и формирования новой колониальной империи. Ряд войн с Вьетнамом и Китаем в 50–80 гг. XIX века и привели к созданию крупных владений Франции в Юго-Восточной Азии. Окончание Первой мировой войны и появление на политической карте мира государства с альтернативным капитализму устройством стимулировало зарождение и развитие национально-освободительных движений во многих колониях, в том числе и в Индокитае. Первые кружки, деятельность которых была направлена на достижение самостоятельности от Франции, начали создаваться там в 20-ее гг. Уже тогда определенную известность в общественных кругах, а также у работников французского Сюрте приобрел Во Нгуен Зяп, молодой человек, увлекающийся трудами Наполеона и Сунь Цзы и находящийся под влиянием статей значительного деятеля Нгуена Тат Тханя, ставшего знаменитым под псевдонимом Хо Ши Мин.

Брожение продолжалось, однако оно еще было далеко от состояния, когда происходит переливание через край. Как это часто бывает на начальном этапе, идея государственной независимости была популярна в тонкой прослойке вьетнамской интеллигенции и молодежи, получившей образование.

Вторая мировая война ощутимо затронула Индокитай, несмотря на отдаленность от метрополии. Сокрушительное поражение Франции в июне 1940 г. переформатировало ее внутреннее устройство, породив полунезависимое образование под названием режим Виши. На затруднительное положение, в котором оказалась хозяйка Индокитая, обратила свое внимание Япония, интересы которой в рамках концепции «сферы совместного процветания» простирались на огромные участки Тихого океана и Азии. Уже в сентябре 1940 г. японские войска вошли на территорию Северного Вьетнама, заняв ряд ключевых баз на территории, ранее контролируемой французами. Администрация Виши заявляла протесты, сочиняла ноты, но для японцев все это не имело никакого значения.

В конце 1941 г. Хо Ши Мин создал военно-политическую организацию Вьетминь, ставившую цель добиться государственной независимости. Власть французов была ослаблена, и Хо Ши Мин видел в этом подходящий момент для перехода от листовок и тайных собраний к вооруженному сопротивлению. Боевую часть организации было поручено формировать Во Нгуен Зяпу. Поначалу дело продвигалось медленно: первый отряд Вьетминя не превышал по численности трех десятков бойцов с пестрым вооружением, включавшим даже кремневые ружья. От плохо вооруженных и недостаточно организованных партизанских отрядов руководство Вьетминя перешло к созданию уже настоящей армии. 24 декабря 1944 г. состоялось ее боевое крещение – вьетнамцы атаковали французский военный пост. В марте 1945 г., всерьез опасаясь, что близкое окончание войны в Европе позволит Франции укрепиться в Индокитае, японцы полностью оккупируют эту территорию. Администрация фактически была ликвидирована, воинские части разоружены. К этому времени военная сила Вьетминя достигала уже тысячи человек, которые базировались в труднодоступной местности. Война двигалась к своему финалу, и ее исход уже не вызывал сомнений. Хо Ши Мин и его партийные соратники больше беспокоились о послевоенных переговорах с французами, чем о борьбе против японцев. А то, что Франция не откажется от своих владений, не вызывало сомнений.

13 августа 1945 г. руководство Вьетминя объявило о начале всеобщего восстания. К концу августа были взяты под контроль ряд важных городов и пунктов, в том числе Хайфон. 2 сентября, в день подписания акта о капитуляции Японии, Хо Ши Мин провозгласил образование Демократической Республики Вьетнам. Французов, в возвращении которых никто не сомневался, хотели поставить перед фактом. Осознавая, что владения в Юго-Восточной Азии уплывают из рук, Париж начал дипломатическое лавирование, стремясь накопить силы для решения проблемы военным путем. Уже осенью 1945 г. первые французские войска начали высаживаться во Вьетнаме. Между обеими сторонами стали сразу складываться напряженные отношения. Местные видели в возвращении «хозяев» посягательство на свою свободу, французы вели себя на уровне своих предков-роялистов, вернувшихся домой после реставрации Бурбонов, то есть «ничему не научились и ничего не забыли». Парижу очень хотелось по мановению все вернуть в старые добрые времена, но они канули в Лету безвозвратно.

Все попытки договориться с Вьетминем на основе «конструктивных» и, самое главное, половинчатых предложений, сводившихся либо к автономии, либо к независимости, но только в рамках Индокитайского Союза, были противоположной стороной отвергнуты. Мирные конференции в Далате и Фонтенбло в середине 1946 г. закончились безрезультатно – стороны остались при своем. И тогда французы применили самое действенное средство – силу. 20 ноября 1946 г. в порту Хайфона с французских кораблей была обстреляна джонка, перевозившая, по их мнению, оружие для Вьетминя. 21 ноября французское командование направило вьетнамцам ультиматум очистить от своего присутствия Хайфон. Получив отказ, вьетнамские кварталы города были подвергнуты массированной бомбардировке, в том числе и корабельной артиллерией. Французский командующий генерал Жан Этьен Валлюи приказал «преподать Вьетминю хороший урок». Цена столь своеобразного учебного процесса была высока. Вьетнамская сторона определяла ее в 20 тыс. убитых, французы свои успехи в «учебном процессе» ограничивали скромными 6 тысячами. 19 декабря в Ханое попытка разоружить войска Вьетминя переросла в затяжные уличные бои. Во Нгуен Зяп по радио обратился к населению с призывом взяться за оружие. Ни о каких мирных переговорах уже никто не думал. Началась Первая Индокитайская война.

Долгая война

Изначально оба противника были весьма не равны в средствах, возможностях и целях. Французская армия состояла из опытных офицеров и солдат, прошедших суровую школу Второй мировой войны. Подразделения Иностранного легиона, активно применявшегося в Индокитае, тоже изобиловали настоящими профессионалами, в том числе и бывшими военнослужащими вермахта и войск СС – Легион нуждался в подготовленных кадрах и сквозь пальцы смотрел на прошлое своих новобранцев. Широко использовались колониальные (алжирские) войска и части, сформированные из местного населения. Экспедиционные силы были вооружены современным на момент конфликта вооружением, в подавляющем большинстве американского производства. Если говорить о целях войны, то Франция попросту пыталась насильно удержать разбегающиеся колонии, понимая, что вместе с ними она теряет престиж и пафосный, уже становящийся архаичным, негласный титул империи. В пережившей ужас беспощадного разгрома 1940 г. и последующие годы оккупации метрополии война за далекие территории, ценность которых у общества вызывала сомнения, была не очень популярна. Проблемы разрушенной экономики, инфляция, безработица беспокоили обывателей гораздо больше, чем боевые сводки из экзотического Индокитая. Франция пыталась сохранить свое прошлое величие, подобно Наполеону в компании 1813 г., рассчитывавшего вернуть все сразу одним большим победоносным сражением. Это «сражение» растянулось на 8 лет и было сокрушительно проиграно.

Хорошо вооруженным французам противостояли плохо вооруженные и не всегда сытые вчерашние крестьяне и ремесленники. Их оружие представляло собой причудливую смесь трофейных французских и японских образцов, дедовских кремневых ружей и широкой номенклатуры под общим названием, метко обозначенным когда-то губернатором Гибралтара Джорджем Эллиотом, «что Бог послал». Они сражались на своей земле и за свою свободу. Их движение было целостным и не делилось на коммунистов и какую-нибудь «умеренную демократическую оппозицию». Офицеры Вьетминя в отличие от своих оппонентов не были профессионалами, но они быстро и охотно учились. В том числе и на своих ошибках.

Силы, возглавляемые Во Нгуен Зяпом, делились на несколько категорий. На нижней ступени находилось ополчение – плохо вооруженное и недостаточно подготовленное. В основном ополченцы использовались как вспомогательная пехота и для инженерных работ. Кроме того, это был мобилизационный резерв. К 1954 г. ополчение насчитывало около 350 тыс. человек. На втором уровне находились территориальные войска. К началу 1950 г. весь Вьетнам был разделен на шесть партизанских зон с командиром в каждой. Эти отряды были вооружены уже лучше, чем ополченцы, и базировались фактически в местах постоянного проживания. В их задачи входили диверсии, атаки на патрули и посты, в общем, беспокоящие функции. Кроме того, они занимались разведкой. Численность этой категории войск оценивалась примерно в 70–75 тыс. человек. Самой боеспособной частью сил сопротивления являлась Вьетнамская народная армия (ВНА). К 1950 г. ее формирования, проходившие интенсивную подготовку в северных базах, достигали количества 60 батальонов, позже сведенных в 5 пехотных дивизий. В 1951 г. была сформирована еще одна, шестая, усиленная тяжелым вооружением, – два артиллерийских полка и один инженерный. Но в начале войны Вьетминь сильно уступал своему противнику и в качестве, и в количестве.

Поначалу военное счастье сопутствовало французам. Их войска довольно быстро взяли под контроль практически все города и ключевые пункты Вьетнама. Французское командование с презрением относилось к вьетнамцам, считая их просто плохо вооруженным сбродом. Во Нгуен Зяпа, которому Хо Ши Мин присвоил звание генерала, они подчеркнуто в своих сводках не называли таковым или использовали словосочетание «так называемый».

Но и вьетнамцы поначалу недооценили возможности французского экспедиционного корпуса. Его командующий Жан Этьен Валлюи, подгоняемый настойчивыми пожеланиями из Парижа поскорей добиться решительной победы, потратил значительное время на переброску и концентрацию собственных сил. Уже летом 1947 г. он решил нанести удар в самый центр партизанского движения. Это был северный район Вьет-Бак, где, по данным разведки, находилось главное руководство Вьетминя.

7 октября французы начали операцию «LEA», целью которой было окружение и разгром сил повстанцев. Вначале все шло по графику: французским парашютистам удалось высадиться непосредственно в штаб-квартире Вьетминя, и его лидерам просто чудом удалось скрыться. Чем-то этот эпизод напоминает немецкую операцию «Ход конем», попытку уничтожения Броза Тито и его окружения. Однако внезапной высадкой французские успехи и закончились. Подтянутые Зяпом отряды взяли противника в кольцо окружения. Пробивающиеся к ним на помощь тактические группы столкнулись с многочисленными засадами и ловушками. С большим трудом Валлюи удалось деблокировать своих десантников и окружить часть территории района. Но было поздно – партизаны, изрядно потрепав своего врага, растворились в джунглях, и уже 17 октября операцию пришлось прекратить.

Обе стороны сделали надлежащие выводы: французы стали понимать, что их враг не так прост и примитивен, как казалось ранее; вьетнамцы смогли убедиться в больших тактических возможностях французской армии, ее умению внезапно высаживать тактические десанты. Как показали дальнейшие события, далеко идущие выводы сделали именно вьетнамцы. Во Франции Валлюи объявили традиционным козлом отпущения, обвинив его в поражении какому-то Зяпу. Никто почему-то не вспомнил сказанных задолго до этих событий предшественником Валлюи на должности командующего войсками в Индокитае, героем войны генералом Леклерком, слов: «Эту войну нельзя выиграть только штыками и саблями».

Начались кадровые перестановки. Один французский командующий сменял другого, менялась тактика и вырабатывалась стратегия, которая успевала устареть уже на стадии разработки. В Париже на набережной Орсэ в Министерстве иностранных дел ломали голову, как выйти из сложившегося положения, однако на ум приходили только два варианта. Признать поражение и уйти или попросить помощи у США. Выбрали второе. Дядюшка Сэм щедро поделился кредитами и оружием, среди которого были 114 транспортных самолетов С-119, прозванных «летающими товарными вагонами». Пока французы, постепенно избавляясь от отдаленных и ненужных, по их мнению, опорных пунктов, стягивали свои силы к большим городам, командование Вьетминя активно наращивало силы, широко привлекая в свои ряды местное население.

В 1949 г. произошло важное для хода войны событие: в Китае в результате гражданской войны, одолев Гоминьдан, к власти пришло коммунистическое правительство во главе с Мао Цзедуном. Возросшая на порядок китайская, а потом и советская помощь самым ощутимым образом сказалась на боеспособности частей Вьетнамской Народной армии. Уже осенью 1950 г. Зяп проводит первое, пока что пробное, наступление на французские силы на севере Вьетнама, добившись впечатляющих успехов. В 1951 г. под командованием генерала де Латтра де Тассиньи экспедиционному корпусу удалось взять реванш, сорвав большое наступление войск повстанцев. Герой войны, талантливый военачальник, он начал наводить порядок в дезорганизованном и подавленном потерями и неудачами экспедиционном корпусе уже с первых минут своего пребывания в Индокитае, сняв с должности коменданта Ханоя за неподобающий вид почетного караула, встречавшего его в аэропорту. Новый командующий отличался не только умением делать дисциплинарные выволочки, но и талантом к проведению операций. Именно его усилия привели к неудаче, которой закончилось вьетнамское наступление в долине реки Хонгха. Однако тяжелая болезнь вынудила де Латтра сдать командование и отбыть для лечения в Париж.

Обе стороны прилагали усилия к достижению победы. Силы Вьетминя неуклонно увеличивались, росла помощь со стороны социалистических стран. Во Франции война становилась все более непопулярной, американская военная помощь увеличивалась – вместе с политической зависимостью от старшего партнера. Нужна была громкая победа и, конечно, ее архитектор. Такого человека в Париже нашли. Им оказался генерал Анри Наварр. Его назначение на пост командующим экспедиционным корпусом, насчитывающим уже более 170 тыс. человек, вызывало сомнение у многих военных – были люди, имевшие гораздо больший боевой опыт. Однако решающей оказалась рекомендация премьер-министра Андре Майера, хорошо знавшего Наварра. В первом же приказе новый командующий рассчитывал на помощь тех, кто находится на передовой, чтобы поскорее войти в курс дела. Очередная новая стратегия теперь опиралась на концепцию хорошо укрепленных форпостов в районах, где наблюдалась повышенная активность партизан. Располагая крупным гарнизоном, снабженным всем необходимым и поддерживаемым авиацией, такие крепости, или «ежи», как их называл сам Наварр, могли бы упрочить положение французов и затруднить деятельность партизан. Разработанный им долгосрочный план имел в основном оборонительный характер, главной целью которого было дождаться обещанных премьер-министром крупных пополнений людьми и техникой из Европы. Серьезные опасения о возможности вторжения сил Вьетминя в Лаос и привели в конце концов к событиям возле Дьенбьенфу.

Опрометчивое решение и его последствия

Дьенбьенфу занимал важное положение на пути к Лаосу. В годы войны располагавшиеся здесь японцы построили аэродром – его наличие во многом обеспечило выбор места для предстоящей операции. 14 ноября 1953 г. генерал Наварр подписал приказ о проведении операции «Кастор»: силами парашютного десанта захватить Дьенбьенфу и прилегающий аэродром с целью создания там авиабазы и военного лагеря. Решение выглядело достаточно спорным, учитывая, что местный аэродром был удален от главных французских авиабаз, а погодные условия (повышенная влажность) затрудняли возможность действия с него. Наварра убедили в невозможности доставки Вьетминем артиллерии в этот регион – эта роковая оплошность и привела к катастрофе. 20 ноября 1953 г. в 10 ч. 35 мин. солдаты 6-го колониального парашютного батальона вместе с егерями 1-го егерского парашютного полка начали высадку в районе Дьенбьенфу. Высадка прошла удачно. Французам удалось сразу захватить плацдарм и очистить деревню от сил Вьетминя. На следующий день сюда были переброшены еще два батальона десантников и артиллерийский дивизион. Всего за время проведения операции «Кастор» на захваченный плацдарм было переброшено 5100 человек и 246 тонн различных грузов. Начало было положено.

Битва при Дьенбьенфу

Французские солдаты возводят укрепление в окрестностях Дьенбьенфу


29 ноября 1953 г. район, взятый под контроль, посетил сам генерал Наварр вместе с командующим войсками в северных районах Вьетнама генералом Коньи. Наварру все очень понравилось, позиция была признана удачной и, вручив награды отличившимся во время операции «Кастор», он отбыл восвояси. Командующего штурмовыми силами генерала Жилля сменил полковник Кристиан де Кастри, протеже Наварра. Де Кастри был настоящим воплощением лихого кавалериста, рубаки эпохи наполеоновских войн: аристократ, спортсмен-конник международного класса, штурмовик дамских сердец и игрок. Кавалер ордена Почетного легиона, трижды раненный, обладающий безусловной отвагой и мужеством, де Кастри больше бы подошла роль командира какой-нибудь мобильной тактической группы, нежели группировки войск, которые могли оказаться в длительной осаде.

Французы тем временем наращивали свои силы на плацдарме. Гарнизон довели до 12 батальонов общей численностью до 11 тыс. человек. Сюда входили части Иностранного легиона, парашютисты, колониальные войска из Северной Африки. Имелись и подразделения, состоявшие из местных, с гораздо меньшей боеспособностью. Огневую поддержку группировке обеспечивали 24 105-мм гаубицы, четыре 122-мм миномета (впоследствии их количество было увеличено) и батарея из четырех 155-мм гаубиц. На плацдарм в разобранном виде было доставлено 10 легких танков М24 «Чаффи» американского производства. Авиагруппа, базирующаяся на аэродроме, насчитывала 6 самолетов-разведчиков и 6 истребителей «Корсар», которые могли использоваться как легкие штурмовики. Местность вокруг Дьенбьенфу была укреплена и состояла из опорных пунктов деревоземляного типа, названных женскими именами. Злые языки утверждали, что названия эти «форты» получили в честь сердечных побед, одержанных де Кастри. Последний обустроился с размахом, приказав доставить в свой командирский блиндаж скатерти, салфетки и столовый сервиз. В общем, устраивались французы капитально.

Битва при Дьенбьенфу
Носильщики армии Вьетминя


Вьетнамцы, не склонные к такому вопиющему комфорту, были настроены решительно. Их противник на протяжении всей войны недооценивал «маленьких желтолицых человечков» и поплатился за это. В течение короткого периода Во Нгуен Зяп сосредоточил в районе Дьенбьенфу внушительную группировку из трех пехотных дивизий с частями усиления, достигавшую численности почти в 50 тыс. человек. Зяп смог организовать бесперебойное снабжение этой группировки всем необходимым, используя 800 грузовиков советского производства и 200 американских машин, в основном переданных китайцами. Но главной составляющей тыла вьетнамской армии была многотысячная армия носильщиков, доставлявших грузы на многокилометровые расстояния. Артиллерия, уже имевшаяся в изобилии у вьетнамцев, была разобрана и вручную перетащена на господствующие вокруг французских позиций высоты. Собственные офицеры де Кастри утверждали, кстати, что это невозможно. Самое важное, все эти приготовления были осуществлены в глубокой тайне – французская авиаразведка не смогла обнаружить переброску такого количества войск и техники под Дьенбьенфу.

В осаде

13 марта в 17 ч. вечера французские позиции были подвергнуты массированному артиллерийскому обстрелу, что для осажденных оказалось полной неожиданностью. После бомбардировки, неприятно поразившей французов своей силой и интенсивностью, в атаку пошла вьетнамская пехота. Ей удалось после короткого и яростного сопротивления овладеть передовым фортом «Беатрис». Утром 14 марта десантники из 1-го иностранного полка предприняли контратаку при помощи танков, но она не увенчалась успехом. Меткий артиллерийский огонь вынудил французские самолеты, часть из которых была уничтожена на земле, покинуть плацдарм, лишив его авиаподдержки.

Несколько попыток доставки грузов по земле были успешно пресечены вьетнамцами. Снабжение группировки осуществлялось исключительно по воздуху. Однако вьетнамцы предприняли соответствующие меры, сосредоточив вокруг Дьенбьенфу большое количество мелкокалиберной зенитной артиллерии. Высоту сброса грузов, которая вначале была 800 м, подняли до 2 тыс., а потом и до 3 тыс. Французы сбрасывали в день около 120 тонн, вместо оптимальных 200. Поскольку вскоре немногочисленный автотранспорт вышел из строя, все снабжение, часть которого из-за рассеивания доставалась противнику, приходилось собирать вручную.

Битва при Дьенбьенфу
Майор Бижар и генерал Коньи в Дьенбьенфу


14 марта вьетнамцы, понеся тяжелые потери, захватили большое укрепление «Габриель», где погибло несколько сот французов. Утрата этого укрепления пагубно повлияла на боевой дух солдат де Кастри. 16 марта на плацдарм был высажен 6-й колониальный батальон под командованием Марселя Бижара. К 20 числам марта Дьенбьенфу оказался полностью блокирован. Обороняющиеся получили новый импульс, и 28 марта Бижар предпринял контратаку с целью захвата и уничтожения вьетнамских зениток, хотя недостаток сил помешал ему удержать захваченную батарею. Среди солдат, набранных из местного населения, участилось дезертирство, и поэтому особо полагаться на них командование не могло – агитация, предпринимаемая Вьетминем при помощи громкоговорителей, возымела свое действие. 28 марта на взлетно-посадочную полосу приземлился последний санитарный самолет, который, впрочем, так и не смог взлететь. В последних числах марта развернулись ожесточенные бои за укрепления «Доминика» и «Элиана», которые несколько раз переходили из рук в руки и, в конце концов полностью разрушенные, были оставлены французами. Самый южный форт, «Изабель», оказался фактически отрезанным от основной группировки.

Понеся тяжелые потери в боях за форты, Зяп сменил тактику. Вместо применявшихся ранее «людских волн», он стал вести классическую осаду с подведением траншей непосредственно к французским позициям. Ухудшившееся положение осажденных вынудило командование послать им новое подкрепление в виде 2-го парашютного батальона Иностранного легиона под командованием Юбера Лесенфеля, высадившегося 10 апреля. 16 апреля многие офицеры гарнизона были повышены в звании – де Кастри получил звание бригадного генерала. Свидетели событий утверждают, что на определенном этапе обороны де Кастри впал в ипохондрию и фактически самоустранился от командования. Вместо него это осуществляли старшие офицеры-десантники.

Битва при Дьенбьенфу

Вторая половина апреля прошла в ожесточенной позиционной борьбе, напоминавшей скорее окопную войну эпохи Вердена или Соммы. Оборонительный периметр французов постепенно суживался, потери достигали критических размеров, и возмещать их было практически нечем. Войска Вьетминя тоже страдали от убыли в людях, усталости от непрерывных боев. Но в отличие от своих противников они были идейно мотивированы. К концу апреля положение окруженных не вызывало сомнений – на ходу остался только один «Чаффи», большая часть артиллерии была выведена из строя. К 7 мая осталась неповрежденной только одна 105-мм гаубица, к которой, впрочем, заканчивались снаряды. Французы испытывали недостаток в боеприпасах и других средствах снабжения. 3 мая группировка получила последнее подкрепление: роту десантников 1-го колониального десантного полка (все только добровольцы), что в сложившейся обстановке было каплей в море. Де Кастри получил от вышестоящего командования разрешение на прорыв, однако это было слишком запоздалое решение, для осуществления которого уже не было сил и возможностей.

Утром 7 мая 1954 г. после мощного артобстрела, в котором приняла участие реактивная артиллерия советского производства, последовал штурм. При помощи штурмовых групп и ранцевых фугасов солдаты Вьетминя проделали бреши во французской обороне. Один за другим захватывались те немногие форты, что еще находились под контролем осажденных. К полудню 7 мая они располагали лишь небольшим участком местности на южной оконечности взлетной полосы. Развязка близилась. В 17 ч. 35 м. де Кастри отправил парламентера к вьетнамцам с предложением прекратить огонь. Немного позже пал последний укрепленный пункт «Изабель», части его гарнизона удалось вырваться из окружения. Сражение за Дьенбьенфу закончилось.

Французские потери составили, по разным оценкам, от 2 до 2,5 тыс. убитыми и 9–9,5 тыс. пленными. Урон, понесенный войсками Во Нгуен Зяпа, тоже был немалым: около 5 тыс. убитых и 8 тыс. раненых. После капитуляции пленных пешим порядком отконвоировали в расположенные далеко на севере лагеря для военнопленных. Тяжелораненых, которых было немалое количество, вьетнамцы разрешили эвакуировать домой. После подписания Женевских соглашений о предоставлении независимости Вьетнаму оставшиеся в живых французы были репатриированы, в том числе и генерал де Кастри. Падение Дьенбьенфу ускорило развязку политических переговоров в Швейцарии. Вьетнам был поделен по 17 параллели на Северный и Южный, французские войска покидали Индокитай. Мир не пришел в Юго-Восточную Азию. Совсем скоро тут начнется еще более кровавая война, и один из ее главных участников, «экспортер цивилизации», тоже будет располагаться за многие тысячи километров от места боев.

Битва при Дьенбьенфу

Музей победы при Дьенбьенфу. Французское укрепление
Автор: Денис Бриг


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 14
  1. Александр72 30 мая 2016 06:15
    Битва в Долине кувшинов - Дьенбьенфу, закончившаяся поражением Франции - стала началом конца французской колониальной империи. Если из Сирии и других Ближневосточных колоний и доминионов фарнцузы ушли в соответствии с международными соглашениями и в общем-то мирно, то в Индокитае им нанесли военное поражение, а потом эстафету перехватила Северная Африка.
    Основные причины поражения французской армии в Индокитае указаны в статье:
    1. Французское командование с презрением относилось к вьетнамцам, считая их просто плохо вооруженным сбродом.
    2. В 1949 г. произошло важное для хода войны событие: в Китае в результате гражданской войны, одолев Гоминьдан, к власти пришло коммунистическое правительство во главе с Мао Цзедуном. Возросшая на порядок китайская, а потом и советская помощь самым ощутимым образом сказалась на боеспособности частей Вьетнамской Народной армии.
    А потом была роковая ошибка французского командования, решившегося на десантную операцию и попытку закрепиться в Долине кувшинов.

    Дьенбьенфу (Diên Bien Phu) уезд на северо-западе Вьетнама (центр Мыонгтхань), где 13 марта — 7 мая 1954 г. произошло решающее сражение в ходе Войны сопротивления вьетнамского народа 1945—54 гг, закончившееся победой Вьетнамской народной армии (ВНА). Укреплённый французский лагерь в Д. был ключом к узлу стратегических коммуникаций, связывавших основные районы военных действий в Северном Вьетнаме и ведущих в Лаос. Лагерь, занятый 16-тысячным французским гарнизоном под командованием генерала Де Кастри, состоял из 49 опорных пунктов, организованных в сектора обороны «Север», «Центр» и «Юг». Вьетнамская народная армия, возглавляемая Во Нгуен Зиапом, окружила французский лагерь развитыми линиями подземных ходов и траншей и в течение 65 дней постепенно сжимала кольцо осады укреплённого района. Сначала был взят сектор «Север» и ликвидирован «воздушный мост», по которому шло снабжение осаждённых. 7 мая 1954 ВНА штурмом овладела центральной крепостью, а затем сектором «Юг». Французские войска капитулировали. Победа при Д. создавала угрозу полного поражения французского экспедиционного корпуса, она вынудила колонизаторов пойти на переговоры о мире и подписание Женевских соглашений 1954.

    - так это сражение описано в Большой Советской Энциклопедии.
    Схема французских укреплений при Дьенбьенфу (из Википедии):
  2. Maegrom 30 мая 2016 06:24
    Опечатка в начале статьи - указано про расширение влияния в Ю-В Азии при Наполеоне 1 вместо III
  3. Aleksander 30 мая 2016 08:18
    Когда читаешь такие статьи, невольно вспоминаются обильные слезы Запада по поводу послевоенных событий в Венгрии и Чехословакии. При этом западные страны совершенно не замечают, что тоже ПОСЛЕ ВМВ они уничтожили многие и многие МИЛЛИОНЫ людей в том же Индокитае, Африке, Индонезии (о чем бы им и напоминать в таких случаях)

    Статья интересная, спасибо.
    1. Талгат 30 мая 2016 18:10
      Цитата: Aleksander
      ападные страны совершенно не замечают, что тоже ПОСЛЕ ВМВ они уничтожили многие и многие МИЛЛИОНЫ людей


      Все эти французы бельгийцы и иже с ними ничуть не лучше Гитлера. Ради ограбления напасть на слабую страну и обратить ее в рабство тем или иным способом - вот она тысячелетняя цель европейских агрессоров с их вечным дранг нах остеном и т д. То же сейчас делает США

      НАТО и сейчас на самом деле продолжает давить на Россию и Беларусь. США и Япония давят на Китай. Вьетнамцы показали, что не только Россия и СССР могут дать сдачи уберменши - всем этим белокожим арийцам -

      это могут и вьетнамцы и китайцы (в Корее кстати в 53)
  4. Knizhnik 30 мая 2016 08:24
    [quote][де Кастри получил звание бригадного генерала. Свидетели событий утверждают, что на определенном этапе обороны де Кастри впал в ипохондрию и фактически самоустранился от командования/quote] Видимо, вспомнил судьбу фельдмаршала Паулюса

    Вообще в Франции гордятся этим сражением, не смотря на поражение
    1. Нормаль ок 30 мая 2016 16:51
      Вообще в Франции гордятся этим сражением, не смотря на поражение

      То, что эту битву (причём изначально) французское командование проиграло стратегически, - да и аминь. Но с точки зрения солдат и офицеров непосредственно сражавшихся там, - это подвиг. В полном окружении, в отрыве от баз снабжения, при тотальном превосходстве противника в живой силе и артиллерии, французы держались 2 месяца! Это сделает честь любой армии мира. Последние десантированные на Дьенбьенфу подкрепления состояли сплошь из добровольцев, - любые десантники мира гордились бы этим.
  5. masiya 30 мая 2016 09:05
    Во Франции многим гордятся, так и Москву взяли , в Крыму победили не считают свои поражения и иностранный легион считают лучшим в мире подразделением, но Вьетнам дал им по носу хорошо, уже своей свободой доказал, закат колониальной политики запада.
  6. Ф.Вастаг 30 мая 2016 09:14
    Мудрый "Дедушка Хо" (Верный Друг СССР и Советского-Русского народа) - которому Вьетнам обязан обретением Независимости, а после и полному воссоединению страны.Особенно радует меня (как Русского) в этом материале (о сражении под Дьенбьенфу) Строчки "Утром 7 мая 1954 года после Мощного Артобстрела (со стороны Вьетнамцев), в КОТОРОМ ПРИНЯЛА УЧАСТИЕ (Наша) РЕАКТИВНАЯ АРТИЛЛЕРИЯ СОВЕТСКОГО ПРОИЗВОДСТВА, последовал Штурм"(с последующей Ликвидацией Остатков Французского гарнизона под Дьенбьенфу). Что бы не Говорили про СССР, но Советские (Русские Люди времен СССР) - своих Союзников и Друзей (и в Азии в том числе) : Никогда Не Предавали и Не Бросали на Произвол Западным Стервятникам-Империалистам (и Не Продавали их (своих Друзей) - Западу (в обмен на снятие санкций и тд и тп)), в отличии от новой (после 1991 г) "демократической России".
  7. Vivan 30 мая 2016 13:29
    Большое спасибо cоветским людям и в частности – россиянам. Из сильных мира сего в нас – вьетнамцев – стреляли японцы, французы, англичане (в 1945 г они разооружали японцев на Юге Вьетнама и помогали французам захватить Сайгон), немцы (в составе французского иностранного легиона), американцы и китайцы. И лишь россияне всегда бескорыстно помогали нам. Еще раз вам большое спасибо! Дай бог вам процветания и счастья!
    1. 97110 30 мая 2016 16:26
      Цитата: Vivan
      И лишь россияне всегда бескорыстно помогали нам.

      В Ростове в 70-х и 80-х училось много вьетнамцев, в том числе в ГПТУ речного флота. Друзья рассказывали, как на какое-то торжественное мероприятие пришли вьетнамские курсанты с соответствующими победителям "иконостасами" (ордена и медали) на груди. А мы всегда их за малолеток держали - низкорослые, возраст наш человек не определит. Поняли, что эти "пацаны" америку побили (Которая с украиной теперь). Еще раз вам большое спасибо от России! Дай Бог вам процветания и счастья!
  8. казах 30 мая 2016 13:54

    Изначально оба противника были весьма не равны в средствах, возможностях и целях. Французская армия состояла из опытных офицеров и солдат, прошедших суровую школу Второй мировой войны.
    laughing laughing laughing
    1. Пито 30 мая 2016 15:20
      Я тоже поржал. 36 (вроде столько) дней опыта у французов - это круто.
    2. 97110 30 мая 2016 16:35
      Французская армия состояла из опытных офицеров и солдат, прошедших суровую школу Второй мировой войны.
      Что Вы, Александр так удивляетесь? Там же не только "Свободная Франция" была, которая свою роль блестяще выполнила - обеспечила ранг победителей для страны с минимальными потерями. Были же и в вермахте и СС французы - для победы, если "Свободная Франция" с задачей не справится. Мы тут всё пин.досов ругаем, что они незалуженно вторую мировую выиграли. Вот образец стратегического мышления. Потери минимальны, победители при любом исходе. А как стали ПОБЕДИТЕЛЯМИ, повоевать захотелось. Всё же и французы понимают, что путана - прибыльно может быть, но не почётно. Со стыда и влезли в долину кувшинов.
  9. Plombirator 30 мая 2016 19:34
    Цитата: Пито
    Я тоже поржал. 36 (вроде столько) дней опыта у французов - это круто.

    С Французов конечно,можно посмеяться.Но.Не забываем что части Свободной Франции учавствующие в Северо-Африканской,Итальянской и конечно,Западноевропейской компаниях воевали несколько больше 36 дней.
    В широко применявшихся в Индокитае подразделениях Иностранного Легиона собралось большое количество "безработных" солдат вермахта и СС.Были там и наши соотечественники.Учитывая то,что в Легион влилось некоторое количество солдат и офицеров Республиканской армии Испании,то там вполне были вояки ,чей стаж насчитывает не те же 36 дней- а с 1936 года.
    Другой вопрос-это мотивация.У вьетнамцев её было более чем достаточно,французы просто хотели поймать разбегающиеся колонии. Одному можно "незалэжнисть"-можно всем.Так что,противник у Ветминя был серьёзный-тем больше они молодцы.
    В том же Алжире,технически французская армия достигла победы,загнав ФНО в норы и горы.Но делалось это путем концентрации 500 тысячной группировки и обходилось в "сантимчкик"(копеечку,то бишь).Шарль де Голль от такой войны не по карману отказался и отпустил Алжир.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня