Детская фабрика крови. Часть 3

Детская фабрика крови. Часть 3


Большинство детей в Краснобережном лагере долго не задерживалось: их кровь нужна была на западе. В крытых брезентовых машинах их отправляли в другие лагеря. Ближайший — Саласпилс. Этот концентрационный лагерь был создан нацистами в 1941 году на территории Латвии. Сюда привозились дети из Белоруссии, Псковской и Ленинградской областей, захваченные во время карательных операций.

Официальное название — Саласпилсская расширенная полицейская тюрьма и лагерь трудового воспитания. Здесь находились малолетние узники, которых нацисты использовали в своих медицинских экспериментах. За три года существования Саласпилсского лагеря было выкачано более 3,5 тыс. литров детской крови. Нередко малолетние узники становились «полными донорами». Это означало то, что кровь у них брали до тех пор, пока они не умирали. Трупы уничтожали в печах крематориев или сбрасывали в утилизационные ямы. В одной из них немецкая женщина случайно нашла еле дышащую белорусскую девочку Зину Казакевич: после очередного забора крови она уснула. Её сочли умершей. Проснулась она уже в доме сердобольной немки: фрау проходила мимо утилизационной ямы, заметила шевеление, вытащила девочку и выходила её.


Детская фабрика крови. Часть 3


Мацулевич Нина Антоновна вспоминает: «Когда началась война, мне было шесть лет. Мы очень быстро повзрослели. Перед моими глазами — несколько мотоциклов, автоматчики. Стало страшно, и мы сразу забежали к маме в избу. Мы попытались бежать от полицейской облавы, мама спрятала нас в овощную яму. Ночью мы ушли. Долго бродили по пшеничному полю в надежде найти хоть кого-нибудь знакомого. Ведь никто не думал, что война будет такой долгой. А в лесу нас нашли немцы. Они набросились на нас с собаками, толкали автоматами, вывели нас на дорогу и привели на железнодорожную станцию. Жара. Есть хочется. Пить хочется. Все уставшие. К вечеру пришёл состав, и нас всех затолкали в вагон. Никакого туалета. Только в правой стороне вагона была вырезана какая-то маленькая дырка.

Ехали мы бесконечно долго. Так мне казалось. Состав всё время останавливался. Наконец, нам скомандовали выходить. Оказались в лагере города Даугавпилса. Затолкали нас в камеры. Откуда время от времени выхватывали и приводили обратно избитых, израненных, измученных насилием семнадцатилетних девочек. Бросали их на пол и никому не разрешали подходить.

Там у нас умерла младшая сестренка Тоня. Не помню точно, сколько прошло времени — месяц, неделя. Через какое-то время нас опять вывели во двор тюрьмы и затолкали в машины.

Нас привезли в лагерь Саласпилс. Немцы неофициально называли его «фабрикой крови». Официально — воспитательно-трудовой. Так окрестили его немцы в своих документах.

Но о каком воспитании труда у детей можно вести речь, когда там были дети трёхлетнего и даже грудничкового возраста!

Детская фабрика крови. Часть 3


На шею нам надели жетоны, с этой минуты мы перестали иметь право называть свои имена. Только номер. Мы недолго пробыли в бараке. Нас построили на площади. По биркам определили и забрали моих двух сестёр, их забрали и увезли. Через какое-то время снова нас построили на площади и по номеркам снова забрали мою маму. Остались мы одни. Когда забирали мою маму, она идти уже не могла. Её вели под руки. А потом взяли за руки и ноги, разболтали и бросили в кузов. Также поступили и с другими.

Выпускали нас на улицу погулять. Конечно, хотелось плакать и кричать. Но нам этого не разрешали делать. Мы ещё держались тем, что знали: за нашими бараками есть бараки, где военнопленные, наши солдаты. Мы тихонечко к ним спинами станем, а они нам тихо говорили: «Ребята, ведь вы советские дети, потерпите немного, носы не вешайте. Не думайте, что мы здесь брошены. Нас скоро освободят. Верьте в нашу победу».

Мы себе записали в сердце, что нам плакать и стонать нельзя.

Сегодня мне одна девочка из саратовской школы №23 подарила мне такое стихотворение:

Глаза девчонки семилетней,
Как два поблекших огонька.
На детском личике заметней
Большая, тяжкая тоска.
Она молчит, о чём её не спросишь,
Пошутишь с ней — молчание в ответ,
Как будто ей не семь, не восемь,
А много, много горьких лет.

Когда я прочла это стихотворение, я полдня плакала, не могла остановиться. Как будто эта современная девочка подсмотрела в щёлочку, каково это было пережить детям оборванным, голодным, без родителей.

Детская фабрика крови. Часть 3


А самое страшное было, когда немцы заходили в бараки и раскладывали на столах свои белые инструменты. И каждого из нас клали на стол, мы добровольно протягивали руку. А тех, кто пытался сопротивляться, привязывали. Бесполезно было кричать. Так они брали кровь от детей для немецких солдат. От 500 граммов и больше.

Если ребенок не мог дойти, его несли и забирали всю кровь уже беспощадно и сразу выносили его за дверь. Скорее всего, его бросали в яму или в крематорий. День и ночь шел вонючий, чёрный дым. Так жгли трупы.

После войны были мы там с экскурсиями, до сих пор кажется, что земля стонет.

По утрам заходила надзирательница-латышка, высокая блондинка в пилотке, в длинных сапогах, с плеткой. Она кричала на латышском языке: «Что ты хочешь? Чёрного или белого хлеба?» Если ребенок говорил, что он хочет белого хлеба, его стягивали с нар — надзирательница избивала его этой плёткой до потери сознания.

Потом нас привезли в Юрмалу. Там было немножко легче. Хоть были кровати. Еда была практически такая же. Нас приводили в столовую. Мы стояли по стойке «смирно». Не имели права сесть до тех пор, пока не прочитаем молитву «Отче наш», пока мы не пожелаем здоровья Гитлеру и его быстрой победе. Частенько нам попадало.

У каждого ребенка были язвы, почешешь — кровь идёт. Иногда мальчишкам удавалось добыть соли. Они нам давали её и мы осторожно двумя пальчиками, осторожненько сжимали эти драгоценные белые зёрнышки и этой солью начинали растирать эту болячку. Не пикнешь, не застонешь. Вдруг воспитательница близко. Это же ЧП будет — где взяли соль. Начнётся расследование. Изобьют, убьют.

Детская фабрика крови. Часть 3


А в 1944 году нас освободили. 3 июля. Этот день я помню. Нам воспитательница — она была самая хорошая, разговаривала на русском языке — сказала: «Собирайся и бегом к дверям, на цыпочках, чтобы никакого шороха не было». Она увела нас ночью в темноте в бомбоубежище. А когда нас выпустили из бомбоубежища, все кричали «Ура». И мы увидели наших солдат.

Нас начали учить писать букву «а» на газете. А когда закончилась война, нас перевели в другой детский дом. Нам дали огород с грядками. Тут уж мы стали жить по-человечьи.

Нас стали фотографировать, узнавать, где кто родился. А я ничего не помнила. Только название — деревня Королёва.

Однажды мы услышали, что Германия капитулировала.

Нас солдаты поднимали под мышки и бросали вверх, как мячики. Они и мы плакали, этот день нам, очень многим, дал жизнь.

Нам дали бумаги: мы были отнесены к первой категории пострадавших. А в скобочках было указано — «медицинские опыты». Что делали нам немецкие врачи, мы не знаем. Может быть, какие-то лекарства вводили — не знаю. Знаю только то, что я пока живая. Врачи наши удивляются, как я живу при полном отсутствии щитовидной железы. У меня она пропала. Она была как ниточка.

А узнать, где я родилась точно, не могла. Две девочки, которых я знала, забрали из детского дома. Я сидела и плакала. Мать девочек долго смотрела на меня и вспомнила, что она знала мою мать и отца. Она и написала на маленьком клочке мой адрес. Я кулаками ногами стучала в дверь воспитательницы и кричала: «Посмотрите, где я родилась».

А потом меня уговорили успокоиться. Через две недели пришёл ответ — нет никого в живых. Горе и слёзы.

А мама нашлась. Оказывается, её угнали в Германию. Мы стали собираться в кучу.

Мою встречу с мамой помню во всех мелочах.

Как-то выглянула в окошко. Вижу, идёт женщина. Загорелая. Я кричу: «К кому-то мама приехала. Сегодня заберут». Но меня почему-то всю затрясло. Открывается дверь в нашу комнату, заходит сын нашей воспитательницы и говорит: «Нина, иди, там тебе платье шьют».

Я захожу и вижу около стенки, около двери на маленькой табуретке сидит женщина. Я прошла мимо. Иду к воспитательнице, которая стоит посреди комнаты, подошла к ней, прижалась. А она спрашивает: «Ты узнаёшь вот эту женщину?» Я отвечаю: «Нет».

«Ниночка, доченька, я твоя мама», — не вытерпела мама.

А у меня ноги отказали, как ватные стали, деревянные. Они меня не слушают, не могу двинуться. Я к воспитательнице жмусь, жмусь, никак не могу поверить в своё счастье.

«Ниночка, доченька, иди ко мне», — снова зовёт мама.

Тогда воспитательница подвела меня к маме, посадила рядышком. Мама обнимает, целует меня, расспрашивает. Я ей назвала имена братьев и сестёр, соседей, что жили рядом с нами. Так мы окончательно убедились в своём родстве.

Из детского дома мама меня забрала, и мы поехали на свою родину, в Белоруссию. Там творилось страшное. На окраине нашей деревни был ток. Там молотило зерно. Так немцы собрали всех жителей, которые остались и не сбежали как мы. Люди ведь думали, что война продлится недолго и пережили же они финскую и первую мировую, ничего с ними немцы не сделали. Только не знали они, что немцы стали совсем другие. Они всех жителей согнали их в ток, облили бензином. А тех, кто остался в живых из огнемётов сжигали заживо. Некоторых расстреляли на площади, заставив людей загодя выкопать яму. У моего родного дяди погибла так вся его семья: жена и четверо детей были заживо сожжена в его доме.

А мы остались жить. У меня есть внучки. И я хотела бы всем пожелать счастья и здоровья, а ещё — научитесь любить свою Родину. Как следует.

Гитлеровцы сожгли архивы, но до сих пор живы те, кто видел их зверства своими глазами. Ещё одна узница лагеря, Фаина Аугостане, вспоминает: «Кровь начали брать у детей, когда нас всех распределили по баракам. Это было страшно, когда идёшь в тумане и не знаешь, вернёшься ли обратно. Видела девочку, которая лежала на проходе, у неё был вырезан лоскут кожи на ноге. Окровавленная, она стонала». Фаину Аугостоне возмущает официальная позиция сегодняшних латвийских властей, которые утверждают, что здесь был воспитательно-трудовой лагерь. «Это безобразие, — говорит она. — У детей брали кровь, дети помирали и их укладывали штабелями. У меня пропал младший брат. Я видела, то он ещё ползал, а потом на втором этаже его привязали к столику. Головка у него висела набок. Я позвала его: «Гена, Гена». А потом он исчез с этого места. Его бросили как полено в могилу, которая была доверху набита мёртвыми детьми».

Трудовой лагерь — это было официальное обозначение в нацистских бумагах этого страшного места. И те, кто сегодня повторяет это, повторяют нацистско-гитлеровскую фразеологию.

Сразу после освобождения Латвии в 1944 году была создана на основании Указа Президиума Верховного Совета СССР Чрезвычайная государственная комиссия по расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков. В мае 1945 года, осмотрев только пятую часть территории лагеря смерти (54 могилы), комиссия нашла 632 трупа ребёнка в возрасте предположительно от пяти до десяти лет. Трупы располагались слоями. Причём у всех без исключения в желудочках советские медики нашли еловые шишки и кору, были видны следы страшного голодания. У некоторых детей обнаружили инъекции мышьяка.

Кадры кинохроники тех лет беспристрастно показывают штабеля маленьких трупов под снегом. Закопанные заживо взрослые люди стояли в своей могиле.

В ходе раскопок нашли страшную картину, фотография которой потом потрясла не одно поколение и была названа «Саласпилсская мадонна» — заживо погребённая мать, прижимающая к груди ребёнка.

В лагере было 30 бараков, а самый большой — детский.

Чрезвычайная комиссия установила, что здесь было замучено около 7 000 детей, а всего погибло около 100 000 человек, больше, чем в Бухенвальде.

С начала 1943 года прошло несколько карательных операций, после которых лагерь и наполнился узниками. Латышские карательные полицейские батальоны служили в немецком лагере.

Вместо того, чтобы признать чёрную страницу истории, Латвия начала свою председательство в Евросоюзе с того, что запретила в 2015 году проведение выставки, посвящённой памяти жертв Саласпилса. Свои действия официальные латвийские власти объяснили довольно странно: якобы выставка вредит имиджу страны.

Цель предельно ясна: во-первых, латышские националисты пытаются обелить себя потому, что их роль в геноциде людей очень велика. «Население, взятое в плен во время нашествия на партизанский край, частично угоняется в Германию, а оставшиеся продаются в Латвии по две марки землевладельцам», — сообщалось в Главное разведывательное управление Красной армии.

Во-вторых, западным странам сейчас хочется Россию из страны-победительницы и освободительницы мира от нацизма превратить в союзника нацизма. Несмотря ни на что, выставка «Угнанное детство» открылась в российском культурном центре в Париже.

Однако официальные представители Латвии по-прежнему утверждают, что нельзя сравнивать этот лагерь с Бухенвальдом.

Живой очевидец трагедии Анна Павлова, узнав об этом, говорит: «Не дай Бог испытать этим чиновникам, что утверждают обратное. Не дай Бой испытать то, что перенесли дети и девушки, для которых немцы специально выделили отдельный барак и запускали туда солдат для утех. Крик там стоял страшный». Не дай Бог!
Автор: Полина Ефимова


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 27
  1. казак волгский 1 июня 2016 06:50
    Мы всегда будем помнить это ......... и детям своим Память передадим. Читаю и рука в кулак сжимается. Спасибо за этот цикл статей Полина!!!! А то некоторые либералы забывать начали..... но Мы помним! и Им напомним! Спасибо еще раз! Пронзительно написано.
  2. igordok 1 июня 2016 07:50
    В школьные годы был на экскурсии в этом лагере. Взяло за душу, до сих пор помню.
    1. pilot8878 1 июня 2016 10:18
      Всё, что касается детей, вызывает боль в сердце. Дети - святое, будущее. А нацисты, что тогда, что сейчас, хотят Россию лишить именно будущего.
  3. Xoyuschka 1 июня 2016 07:53
    Какие мерзкие люди. Нелюди. Были, есть и будут. Вся Европа, весь Запад. Не угомонятся никак сволочи.
  4. troyan 1 июня 2016 08:00
    не думайте, что мы здесь не брошены.

    Вторая частица "не" лишняя.
    1. EvgNik 1 июня 2016 08:22
      Цитата: troyan
      Вторая частица "не" лишняя.

      Извините, плюс поставил на автомате, честное слово - не хотел.
  5. troyan 1 июня 2016 08:10
    Что мешает этих прибалтов раздавить экономически?
    1. Pilat2009 1 июня 2016 22:09
      Цитата: troyan
      Что мешает этих прибалтов раздавить экономически?

      Как вы это представляете?Что они у нас закупают?Ну перекроете вы какие то поставки,так они в Евросоюзе купят.Или вы предлагаете не закупать их шпроты?Так это частные сети закупают.Вообще на государственном уровне наверно уже и не ведут торговлю-все отдано частникам
  6. VovanFalcon 1 июня 2016 08:25
    Это же какими лживыми п.а.д.л.а.м.и надо быть, что утверждать обратное. Якобы это обычный трудовой лагерь!!!!! Видел эту "харю", которая давала интервью на латышском телевидении. Мразятина!!!! Больно все это слышать и гадко! Таких дураков только дубиной лечат.
  7. EvgNik 1 июня 2016 08:25
    Свои действия официальные латвийские власти объяснили довольно странно: якобы выставка вредит имиджу страны.

    Бог даст, скоро такой страны не будет. А за статью (и за цикл) спасибо, Полина. Тяжело читать, но помнить надо.
  8. Каплей 1 июня 2016 08:57
    Либералы!
    Вот, что несла просвещенная Европа в нашу страну. Я бы хотел, что бы ваши дети оказались на месте тех детей, о которых здесь Полина привела данные.
    Нам сиротам ВОВ досталась учась-у нас не было детства. Только благодаря особым условиям удалось выжить, стать учеными, создать науку, промышленность, ОПК. Вы это все стараетесь разрушить. Во имя чего? Честь имею.
  9. кошак 1 июня 2016 09:03
    Вот повесть о подобном, на реальной основе:
    А. Попов, Ю. Светляков. Оставалось 7 дней.Напечатано в альманахе "Мир приключений" за 1965 г., есть на разных ресурсах, можно скачать.
    Дети - это ангелы. love
    Извините, crying
  10. Knizhnik 1 июня 2016 11:07
    Ребята, ведь вы советские дети, потерпите немного, носы не вешайте.


    На одной планете с этими гадами только так и можно выжить - не вешать нос good
  11. пушкарь 1 июня 2016 11:34
    Сейчас мемориальный комплекс "Саласпилс", возведённый в советское время, запущен и разрушается. Зато "герои"-охранники и палачи Саласпилса Арайс и Цукурс в "Музее оккупации" прославляются, как борцы за независимость Латвии и "жертвы советского режима". Их портреты висят прямо на входе "музея".
  12. Cергей 1 июня 2016 11:57
    Наши предки имели полное моральное право уничтожить этих выродков всех до единого... Еще с детских времен, после экскурсии по Бухенвальду пытался представить "сколько это 50 000, 80 000, 100 000? куда можно всех поставить?" До сих пор не получается... У меня пацан 6-ти лет, листая брошюрку с фото "Дохау", задает вопрос: "Разве люди могли такое сделать?". Это НЕЛЮДИ. Они не имеют никакого права нас чему-либо "учить" и как-то судить о наших поступках. Даже в животном мире нет ТАКОГО...
  13. arnulla 1 июня 2016 12:27
    Европа всегда была варварской по-сути.Что в средние века,что поздже
  14. Oznob 1 июня 2016 12:33
    Чтоб плохого не случалось, качай мышцы Родина. Делай ракеты с ЯБ. Пусть лучше забрало упадёт и весь мир в труху, чем пережить этот позор, что не смогли защитить своих мальков, ещё раз. am
  15. Des10 1 июня 2016 13:28
    Нонешней молодёжи на это - плевать, после того, как не стало советского отношения к Великой Отечественной войне.
    Подобное знают, помнят и переживают - рождённые, воспитанные в СССР.
    Сейчас другие приоритеты в жизни - выжить, преуспеть. Сегодняшние не знают , да и не поверят в подобные страдания детей и людей... пока их не коснётся.
  16. Lord Blacwood 1 июня 2016 14:13
    Я считаю, что правительства Латвии и Литвы, за пропаганду и оправдание преступлений нацистов, должны быть свергнуты и осуждены как международные преступники.
    1. пушкарь 2 июня 2016 00:40
      А кто их свергать-то будет? Избирательное право только у граждан Латвии - этнических латышей, потомков граждан 1-й латвийской республики и морально сломленных "русскоязычных", согласившихся при сдаче на гражданство с тем, что их предки - оккупанты. А эти категории такие правительства вполне устраивают. Да и все они в европе воевали против нас на стороне нацистов и творили ужасы не меньшие, чем латыши, эстонцы да литовцы.
  17. Razvedka_Boem 1 июня 2016 15:40
    Сейчас, мало кто из людей может представить, весь тот ужас происходивший тогда.. Из окон своих уютных квартир и домов все это кажется немыслимым.. В беготне за сиюминутным, за каждодневной суетой люди мельчают и забывают себя и свою историю. А она имеет свойство повторятся, особенно с теми, кто ее не помнит. МЫ ПОМНИМ.
  18. Runx135 1 июня 2016 17:41
    Местами аж волосы дыбом, нужно снимать фильм и показывать его на западе, глядишь может хоть кто то поймет что это был АД, настоящий АД. А мы никогда не забудем, и детям передадим. Спасибо за труд Полина.
    Ни кто не забыт, ни что не забыто!
    1. Малайка 1 июня 2016 19:41
      Правельно насчёт фильма . У нас вообще по этой теме по тв совсем мало .А на счёт европы и америки, мы их вообще жалеем,"партнёры" блин, а их надо, истории учить. Тыкать носом.
  19. Робертъ Невский 1 июня 2016 20:13
    Мало заплатили немцы за все злодеяния, еще надо бы!!!
  20. Мюнхгаузен 1 июня 2016 20:29
    Эту тему следует как можно чаще поднимать на международном уровне, а не только на местном.
    Постоянно напоминать и макать в это.
  21. FRoman1984 2 июня 2016 04:37
    Читаю это и слеза бежит. Помню и буду помнить. И детям своим передам эту память.
  22. Рафаэль_83 2 июня 2016 18:36
    Большое спасибо за весь цикл.
    Самое горькое, что весь мир сейчас изо всех сил пытается "отмыть черного кобеля", лгут, искажают, подделывают историю так, что "Министерство правды" и пр. хором отдыхают. И еще горше, что наши деды - солдаты и офицеры, советские люди (Люди С Большой Буквы) - коим начертано было истребить всю эту мразь под корень, оказались в тысячу раз светлее, порядочнее и благороднее, когда вместо поголовного уничтожения брали врага в плен, кормили, помогали гражданским немцам, прибалтам и пр. (в полной мере ответственным, т. к. поддерживали весь этот ужас), так и не извели бандеровскую сволочь, "лесных братьев" и др.
    Страшно то, что сейчас враг снова поднимается в полный рост, но теперь действует умнее, исподволь перекраивая разум и души, подменяя память, очерняя предков, сбивая с пути.
    Еще раз спасибо. С ув. hi
  23. Sakkai 4 июня 2016 01:07
    спасибо за статью!
  24. strelok-54 4 июня 2016 04:27
    Незачем себя жалеть. Нас они никогда за людей не считали и никогда другими не станут. Нам их любовь и не нужна. Достаточно, чтобы боялись. Мы сами виноваты, что после каждой своей очередной победы слишком мягко с ними обходимся. Надо навсегда ввести и придерживаться правила. Кто России навредил, должен быть … под корень или развеян по простотрам русского севера.
    После этого Саласпилса всех латышей до одного Сталин мог бы переселить на землю Франца-Иосифа. Если так не делать, то проходят годы и они забывают свои преступления. Возвеличивают садистов.
    Со странами нужно поступать по аналогии, как с людьми. Добропорядочный трудолюбивый сосед - почет тебе и уважение. А если залез к нам в дом, ограбил и убил… К высшей мере или пожизненная тюрьма на севере. Жить и поступать нужно по-справедливости. Без злобы, но и последовательно и беспощадно, когда нужно.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня