Роль боевой авиации союзников в борьбе с немецкими танками



В ходе боёв в Северной Африке выяснилось, что британская авиация обладает невысоким противотанковым потенциалом. Бомбардировщики, наносящие результативные удары по транспортным узлам, военным лагерям, складам и артиллерийским позициям, оказались малоэффективны против немецких танков, так как вероятность прямого попадания или хотя бы разрыва в непосредственной близости от танка была мала. Эскадрилья бомбардировщиков «Бленхейм», каждый из которых обычно нёс четыре 250 фунтовые (113 кг) бомбы, при бомбометании с горизонтального полёта с высоты 600-1000 метров могла уничтожить или серьёзно повредить 1-2 танка. Маловысотное бомбометание обычно не применялось ввиду отсутствия бомб со специальными взрывателями и тормозными устройствами.


Истребители «Харрикейн» с пушечным вооружением, достаточно эффективные против транспортных колонн, не могли бороться с танками противника. Броня немецких танков оказывалась «не по зубам» 20-мм снарядам авиационных пушек. Как показала практика, даже при пробитии относительно тонкой брони итальянских танкеток и бронемашин, заброневое действие снаряда было недостаточным для уничтожения или длительного вывода бронетехники из строя.

Роль боевой авиации союзников в борьбе с немецкими танками

«Харрикейн»IID


Опыт применения в Тунисе истребителей-бомбардировщиков «Харрикейн»IID с двумя 40-мм пушками «Виккерс S» оказался не слишком удачным. Боекомплект 15 снарядов на пушку позволял совершить 2-3 боевых захода на цель. С дистанции 300 м бронебойный снаряд пушки «Виккерс S» по нормали пробивал 40 мм броню. Но при стрельбе по одиночному танку опытным пилотам в лучшем случае удавалось попасть одним-двумя снарядами. Отмечалось, что из-за сильной отдачи рассеивание при стрельбе слишком велико и прицельная стрельба возможна только первыми выстрелами в очереди. Даже в случае попадания в средний немецкий танк, его уничтожение или вывод из строя не был гарантирован, так как при ведении огня с пологого пикирования, ввиду большого угла встречи брони и снаряда, велика вероятность рикошета. Лётные данные «Харрикейн» IID с «большими пушками» были хуже, чем у истребителя с обычным вооружением, а эффективность сомнительна, и потому противотанковый вариант большого распространения не получил.

Вскоре британцы и американцы пришли к выводу о бесперспективности создания специализированных противотанковых штурмовиков с пушечным вооружением. Сокрушительная отдача крупнокалиберных авиационных пушек не позволяла добиться приемлемой точности стрельбы всеми снарядами в очереди, боекомплект у таких орудий был весьма ограниченным, а большая масса и значительное лобовое сопротивление крупнокалиберных пушек ухудшали лётные характеристики.

После нападения Германии на СССР с Восточного фронта стала поступать информация о масштабном применении в боях ВВС РККА реактивных снарядов. На тот момент в Великобритании уже имелись на вооружении 76-мм осколочные зенитные ракеты с дистанционным взрывателем. Они имели простую конструкцию и были дешевы в производстве. По сути, это была водопроводная труба со стабилизаторами, в качестве твёрдого топлива в ракете использовалось 5 кг кордита марки SCRK. Несмотря на примитивную конструкцию, 76-мм зенитные ракеты оказались достаточно эффективны при ведении заградительного зенитного огня.

Авиационные реактивные снаряды RP-3 на базе зенитной ракеты имели несколько вариантов боевых частей. На первом этапе было создано две сменных БЧ различного назначения. Бронебойная 25-фунтовая (11,35 кг) сплошная стальная болванка калибра 3,44 дюйма (87,3 мм), разогнанная реактивным двигателем до скорости 430 м/с, до 1943 года могла пробить броню любого немецкого танка. Прицельная дальность стрельбы составляла около 1000 метров. Полигонные испытания показали, что на дальности 700 метров ракета с бронебойной БЧ по нормали пробивала 76 мм броню. На практике пуск ракет по танкам противника обычно производился на дальности 300-400 метров. Поражающий эффект, в случае пробития, усиливался продолжавшим гореть кордитом маршевого двигателя. Впервые бронебойные авиационные ракеты англичане применили в июне 1942 года. Вероятность попадания одиночной ракеты в танк была невысокой, отчасти это компенсировалось залповым пуском, но в любом случае ракеты оказались более эффективным оружием против танков по сравнению с 20-мм авиационными пушками.



Одновременно со сплошной бронебойной была создана осколочно-фугасная 60-фунтовая ракета, её настоящая масса, несмотря на обозначение, составляла 47 фунтов или 21,31 кг. Первоначально 60-фунтовые неуправляемые авиационные ракеты предназначались для борьбы с немецкими подводными лодками, находящимися в надводном положении, но впоследствии оказалось, что с большим эффектом их можно использовать против сухопутных целей. Ракета с осколочно-фугасной 60-фунтовой БЧ калибра 4,5 дюйма (114- мм) не пробивала лобовую броню среднего немецкого танка, но при попадании в ходовую часть бронированной машины 1,36 кг сплава тротила и гексогена оказывалось достаточно, чтобы обездвижить боевую машину. Эти ракеты показывали неплохие результаты при штурмовке колонн и подавлении зенитных батарей, нанесении ударов по аэродромам и железнодорожным составам.



Известно также о комбинации реактивного двигателя со стабилизаторами и 114,3-мм зажигательного снаряда, снаряженного белым фосфором. Если 25-фунтовыми бронебойными ракетами после 1944 года пользовались в основном для учебно-тренировочных стрельб, то 60-фунтовки состояли на вооружении в RAF до середины 60-х.


60-фунтовые осколочно-фугасные ракеты под крылом истребителя-бомбардировщика «Тайфун»



После появления в Германии тяжелых танков и САУ встал вопрос о создании новых авиационных ракет, способных пробить их броню. В 1943 году был разработан новый вариант с бронебойно-фугасной боеголовкой. 152-мм боевая часть с бронебойным наконечником массой 27,3 кг содержала 5,45 кг взрывчатки. Ввиду того, что двигатель ракеты остался прежним, а масса и лобовое сопротивление существенно увеличились, максимальная скорость полета упала до 350 м/с. По этой причине несколько ухудшилась точность и уменьшилась дальность эффективной стрельбы, что отчасти компенсировалось возросшим поражающим эффектом.


Сменные боевые части британских авиационных реактивных снарядов. Слева: 25-фунтовые бронебойные, вверху — "25lb AP rocket Mk.I", внизу — "25lb AP rocket Mk.II", справа: фугасный 60-фунтовый "60lb НЕ No1 Mk.I", посередине: бронебойно-фугасный 60-фунтовый "60lb No2 Mk.I"

152-мм бронебойно-фугасные ракеты уверенно поражали немецкие «Тигры». Если попадание в тяжелый танк не приводило к пробитию брони, то он всё равно получал тяжелые повреждения, экипаж и внутренние агрегаты часто поражались внутренними сколами брони. Благодаря мощной боевой части при близком разрыве разрушалась ходовая, выбивалась оптика и вооружение. Считается, что причиной гибели Михаэля Виттмана - самого результативного немецкого танкового аса, стало попадание в кормовую часть его «Тигра» ракеты с английского истребителя-бомбардировщика "Тайфун".


Hawker Typhoon


Для эффективного применения бронебойно-фугасных ракет необходимо было обладать определённым опытом. К охоте за немецкими танками привлекались самые подготовленные пилоты британских истребителей-бомбардировщиков. При пуске тяжелые ракеты со 152-мм боевой частью просаживались, и это следовало учитывать при прицеливании. Стандартной тактикой британских штурмовиков «Темпест» и «Тайфун» было пикирование на цель под углом до 45 °. Многие пилоты открывали огонь по цели трассирующими снарядами, чтобы визуально определить линию огня. После чего требовалось немного поднять нос самолета, чтобы учесть просадку ракеты вниз. Точность стрельбы во многом зависела от интуиции пилота и его опыта использования ракет. Наибольшая вероятность попадания в цель достигалась при залповой стрельбе. В марте 1945 года появились авиационные реактивные снаряды с кумулятивной боевой частью и улучшенной кучностью, но немецких танков к тому моменту осталось уже немного, и особого влияния на ход боевых действий новые ракеты не оказали.

Американские авиационные реактивные снаряды, использовавшиеся во время Второй мировой, были гораздо совершенней английских. Американская НАР М8 не имела прототипов, как британская ракета RP-3, создавалась она с нуля, и изначально разрабатывалась для вооружения боевых самолётов. Несмотря на то, что в США приступили к созданию собственных реактивных снарядов позже, чем в Великобритании, американцам удалось добиться не в пример лучших результатов.



Реактивный снаряд М8 калибром 4,5 дюйма (114-мм) был запущен в массовое производство в начале 1943 года. При весе 17,6 кг его длина составляла 911 мм. Три десятка пороховых шашек разгоняли М8 до скорости 260 м/с. Осколочно-фугасная боевая часть содержала почти два килограмма тротила, а бронебойная представляла собой монолитную стальную болванку.

По сравнению с примитивными британскими ракетами НАР М8 казалась шедевром конструкторской мысли. Для стабилизации М8 на траектории использовались пять складных подпружиненных стабилизаторов, раскрывающиеся при выходе ракеты из трубчатой направляющей. Стабилизаторы в сложенном виде размещались в зауженной хвостовой части. Это позволяло снизить габариты и уменьшить лобовое сопротивление при подвеске НАР на самолёт. Продувка в аэродинамической трубе показала, что направляющие трубчатого типа обладают минимальным сопротивлением по сравнению с пусковыми устройствами других типов. Пусковые трубы длиной 3 метра монтировались в блок по три штуки. Пусковые изготавливались из разных материалов: стали, магниевого сплава и пластика. Наиболее распространенные пластиковые направляющие имели самый низкий ресурс, но и были самыми лёгкими – 36 кг, стальная направляющая весила – 86 кг. Труба из магниевого сплава по ресурсу почти не уступала стальной, а по массе была близка к пластиковой – 39 кг, но она же была и самой дорогой.



Процесс заряжания М8 был очень простым и занимал куда меньше времени по сравнению с британскими RP-3. К тому же точность стрельбы американских ракет оказалась существенно выше. Опытные пилоты при залповом пуске с большой долей вероятности попадали в танк, при этом перед запуском ракет рекомендовалось произвести пристрелку трассирующими пулями. С учётом опыта боевого применения, в конце 1943 года появилась улучшенная модификация М8А2, а затем и А3. У новых моделей ракет была увеличена площадь складных стабилизаторов и возросла тяга маршевого реактивного двигателя. Увеличилась боевая часть ракеты, снаряжаемая теперь более мощной взрывчаткой. Всё это существенно улучшило точность и поражающие характеристики американских 114-мм авиационных ракет.



Первым носителем НАР М8 был истребитель Р-40 «Томахоук», но затем эта ракета вошла в состав вооружения практически всех типов американских самолетов фронтовой и палубной авиации. Боевая эффективность 114-мм ракет была весьма высокой и М8 пользовались популярностью среди американских пилотов. Так, только истребители Р-47 «Тандерболт» американской 12-й воздушной армии во время боев в Италии расходовали до 1000 ракет ежедневно. В общей сложности, до момента окончания боевых действий промышленность поставила около 2,5 млн. неуправляемых авиационных ракет семейства М8. Ракетам с бронебойной и бронебойно-фугасной БЧ было вполне по силам пробить броню средних немецких танков, но гораздо эффективней 114-мм ракеты оказались при нанесении ударов по немецким транспортным колоннам.

В середине 1944 года на базе ракет, использовавшихся в морской авиацией «3,5 FFAR» и «5 FFAR», в США создали 127-мм НАР «5 HVAR» (High Velocity Aircraft Rocket, - высокоскоростная авиационная ракета), известная также как «Holy Moses» («Святой Моисей»). Её осколочно-фугасная боевая часть, по сути, представляла собой 127-мм артиллерийский снаряд. Существовало два типа БЧ: осколочно-фугасная массой 20,4 кг – содержащая 3,5 кг взрывчатки и сплошная бронебойная – с твердосплавным наконечником. Ракета длиной 1,83 м, и массой 64 кг разгонялась маршевым твердотопливным двигателем до 420 м/с. По американским данным, 127-мм НАР «5 HVAR» со сплошной стальной бронебойной боевой частью была способна пробить лобовую броню немецкого «Тигра», а осколочно-фугасная ракета гарантировано выводила из строя средние танки при прямом попадании.


"5 HVAR"


Американские 127-мм НАР "5 HVAR" по совокупности боевых и эксплуатационных характеристик стали наиболее совершенными авиационными реактивными снарядами Второй мировой войны. Эти ракеты оставались на вооружении во многих странах до начала 90-х и применялись во многих локальных конфликтах.

В публикации не случайно уделено столько внимания авиационным неуправляемым ракетам. У американцев и англичан не было специальных лёгких кумулятивных авиабомб, аналогичных советским ПТАБ, которыми советские Илы, начиная с середины 1943 года, выбивали танки «Панцерваффе». Потому основным противотанковым оружием истребителей-бомбардировщиков союзников стали именно ракеты. Впрочем, для ударов по немецким танковым частям очень часто привлекались двух и четырёх моторные бомбардировщики. Известны случаи, когда десятки тяжелых В-17 и В-24 одновременно бомбили места сосредоточения германских танков. Конечно, результативность бомбометания по бронированным машинам крупнокалиберными бомбами с высоты несколько тысяч метров, скажем прямо, сомнительная затея. Но тут свою роль играла магия больших чисел и теория вероятности, когда с неба одновременно на ограниченную площадь падают сотни 500 и 1000 фунтовых авиабомб: они неизбежно кого-нибудь накрывали. Учитывая то, что союзники в 1944 году имели превосходство в воздухе и огромное количество имевшихся в их распоряжении бомбардировщиков, американцы могли позволить себе использовать стратегическую бомбардировочную авиацию для выполнения тактических задач. После высадки союзников в Нормандии их бомбардировщики вскоре полностью парализовали железнодорожную сеть противника и немецкие танки, сопровождавшие их бензовозы, грузовики, артиллерия и пехота были вынуждены совершать длительные марши по дорогам, подвергаясь при этом непрерывному воздействию авиации. По свидетельствам очевидцев, французские дороги, ведущие в Нормандию, в 1944 году были загромождены разбитой и сломанной немецкой техникой.

Именно британские «Темпесты» и «Тайфуны», а также американские «Мустанги» и «Тандерболты» стали основным противотанковым средством союзников. Поначалу на истребители-бомбардировщики в основном подвешивались бомбы калибров 250 и 500 фунтов (113 и 227 кг), а с апреля 1944 г. — и 1000-фунтовые (454-кг). Но для борьбы с танками в прифронтовой полосе больше подходили НАР. Теоретически, на любом британском «Тайфуне» в зависимости от характера предполагаемой цели бомбодержатели можно было заменять направляющими для ракет, но на практике в каждой эскадрилье часть самолетов постоянно несла бомбодержатели, а часть — направляющие. В дальнейшем появились эскадрильи, специализирующиеся на ракетных атаках. Они комплектовались наиболее опытными пилотами, и немецкая бронетехника была в числе наиболее приоритетных целей. Так, согласно британским источникам, 7 августа 1944 года истребители-бомбардировщики «Тайфун» в течение дня наносили удары по германским танковым частям, выдвигающимся к Нормандии, при этом они уничтожили 84 и повредили 56 танков. Даже если британским пилотам в реальности удалось добиться хотя бы половины заявленного – это был бы очень впечатляющий результат.



В отличие от британцев американские пилоты не охотились специально за бронетехникой, а действовали по заявкам наземных войск. Типичной американской тактикой Р-51 и Р-47 была внезапная атака с пологого пикирования опорных пунктов противника или контратакующих немецких войск. При этом повторные заходы на цель, при действиях на коммуникациях во избежание потерь от зенитного огня, как правило, не выполнялись. Американские пилоты, оказывая непосредственную авиационную поддержку своим подразделениям, наносили «молниеносные удары», после чего осуществляли уход на малой высоте.

Вот что писал по этому поводу в своём донесении Полковник Уилсон Коллинз, командир 3-го танкового батальона 67-го танкового полка:

Непосредственная авиационная поддержка серьёзно помогла нашему наступлению. Я видел работу лётчиков-истребителей. Действуя с малых высот, ракетами и бомбами они расчистили нам дорогу при прорыве у Сен-Ло. Лётчики сорвали танковую контратаку немцев на недавно взятый нами Бармен, на западном берегу Рёра. Этот участок фронта полностью контролировался истребителями-бомбардировщиками Р-47 «Тандерболт». Редко когда немецкие части могли вступить с нами в бой, не попав под их удар. Однажды я видел, как экипаж «Пантеры» бросил свою машину, после того как истребитель обстрелял их танк из пулемётов. Очевидно, немцы решили, что при следующем заходе будут сброшены бомбы или произведён пуск ракет.


Следует понимать, что британские и американские истребители-бомбардировщики не были штурмовиками в привычном для нас понимании. Они не утюжили немецкие войска, совершая многократные заходы на цель, как советские Ил-2. В отличие от советских бронированных штурмовиков американские и британские истребители-бомбардировщики были весьма уязвимы при обстреле с земли даже из стрелкового оружия. Именно поэтому они избегали многократных атак наземных целей. Совершенно очевидно, что при такой тактике союзников точность применения ракетно-бомбового вооружения оставляла желать лучшего, и следует с большой осторожностью относиться к боевым счетам многих пилотов. Особенно это относится к счетам британских летчиков, летавшим на «Тайфунах», поскольку некоторые из них якобы уничтожили десятки германских танков.

Детальное исследование подбитых и сожженных немецких танков показало, что реальные потери от авиации составляли обычно не более 5-10% от общего числа уничтоженных боевых машин, что, в общем-то, согласуется с результатами полигонных испытаний. В 1945 году на одном из британских полигонов прошли исследования эффективности британских авиационных ракет при стрельбе по трофейному танку «Пантера». В идеальных условиях полигона опытным пилотам при пуске 64 НАР удалось добиться 5 попаданий. При этом стрельба велась по неподвижному танку, и зенитное противодействие отсутствовало.

Можно с уверенностью утверждать, что эффективность авиационных реактивных снарядов союзников как противотанковых средств изначально была переоценена. Например, статистический анализ действий 2-й британской тактической воздушной армии и 9-й американской воздушной армии в боях под Мортеном в августе 1944 года показал, что из 43 уничтоженных на поле боя немецких танков только 7 были подбиты ракетным ударом с воздуха. При атаке ракетами на шоссе в окрестностях Ла-Балейна во Франции бронеколонны из примерно 50 танков было заявлено об уничтожении 17. Уже после того как войска союзников заняли этот район, оказалось, что обездвиженных танков было только 9 и лишь два из них получили фатальные повреждения и не подлежали восстановлению. Это можно считать ещё очень хорошим результатом, в других местах соотношение заявленных и фактически подбитых танков было временами вовсе уж неприличным. Так, во время боёв в Арденнах лётчики заявили об уничтожении 66 танков, фактически же, из 101 обнаруженного в этом районе подбитого немецкого танка только 6 были заслугой авиаторов, и это притом, что как только погода в этом районе улучшилась, авиационные удары следовали непрерывно.



Впрочем, постоянные атаки с воздуха оказывали изнуряющее воздействие на немецких танкистов. Как говорили сами немцы, на Западном фронте у них выработался «немецкий взгляд» - танкисты даже вдали от передовой постоянно с тревогой смотрели в небо в ожидании авианалёта. Впоследствии опрос немецких военнопленных подтвердил грандиозный психологический эффект воздушных атак, особенно ракетных, ему были подвержены даже танковые экипажи, состоявшие из ветеранов, воевавших до этого на Восточном фронте.



По сравнению с попытками непосредственной борьбы с немецкими танками, намного более эффективными стали атаки против незащищённых бронёй целей, таких как железнодорожные составы, тягачи, грузовики и бензовозы. Действующие на немецких коммуникациях истребители-бомбардировщики делали передвижение немецких войск, подвоз боеприпасов, горючего, продовольствия и эвакуацию повреждённой техники в дневное время при лётной погоде абсолютно невозможным. Это обстоятельство самым негативным образом сказывалось на боеспособности германских войск. Немецкие танкисты, выигрывая огневые дуэли у «Шерманов» и «Комет», но оставшись без горючего, боеприпасов и запчастей, были вынуждены бросать свои машины. Таким образом, авиация союзников, оказавшаяся не слишком результативной при непосредственном огневом поражении германских танков, была наиболее эффективным противотанковым средством, лишив немцев снабжения. При этом в очередной раз подтвердилось правило: даже обладая высоким боевым духом и самой совершенной техникой – воевать без боеприпасов, горючего и продовольствия абсолютно невозможно.

По материалам:
http://ftr.wot-news.com/2014/04/04/ground-attack-aircraft-myth-of-the-tank-busters/
Автор:
Сергей Линник
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

35 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти