«Власть марширует по проложенному Милошевичем пути»

«Власть марширует по проложенному Милошевичем пути»


Игорь Стрелков о целях и задачах русских патриотов и о том, почему его соратники не поддерживают политический курс государства



В субботу произошли два важных для патриотов России события, ожидаемо проигнорированных большинством послушных СМИ: Комитет 25 января эволюционировал в Общерусское национальное движение под руководством Игоря Стрелкова (ОНД), и наконец была утверждена и опубликована политическая декларация организации.

Документ отражает представления участников движения о развитии практически всех сфер жизни общества. Как следует из его текста, стрелковцы поставили себе целью «возрождение России в качестве русского национального государства, служащего интересам русской нации». С полным текстом декларации можно ознакомиться здесь.

Для выяснения подробностей корреспондент «Русской Планеты» встретился и поговорил с лидером движения Игорем Стрелковым. В беседе речь зашла также и о последних событиях в политическом паноптикуме страны.

— Игорь Иванович, расскажите, чем продиктовано переименование Комитета 25 января в Общерусское национальное движение и появление его политической декларации?

— Значительная часть членов комитета — теперь уже движения — выступили за то, что в предстоящих событиях понятие «комитет» слишком аморфно для того, чтобы определять наш нынешний политический статус.

Сегодня, с учетом того, что наша власть сейчас активнейшим образом марширует по проложенному Милошевичем и Януковичем пути к саморазрушению, нам тоже необходимо ускоряться.

Что касается декларации, она готовилась давно. В итоге получился компромиссный документ. То есть положения декларации разделили очень разные по политическим воззрениям люди. Хочу добавить, что этот документ — не догма, высеченная на скрижалях. Это рабочая версия, которая будет еще дополняться.

— Среди ваших критиков часто звучит мысль, что в декларации излишнее внимание уделено «русскому вопросу», построению в России русского национального государства, защите прав русских. Вы считаете именно эту проблематику главной на сегодняшний день?

— На самом деле мы открыты для любых инициатив всего спектра патриотического движения: от левых до правых, от анархистов до коммунистов, стараемся выработать общую идейную платформу.

Да, в настоящее время в движении превалирует элемент именно национальный. Идеологи русских националистических (в слове «националистических», на мой взгляд, нет никакого отрицательного значения) организаций активно работают в движении, а значит, имеют полное право вносить свое слово.

Лично я отдельные положения декларации не совсем разделяю, но что касается «русского вопроса» — он стоит очень остро. По одной простой причине: русские являются самым ущемленным, может быть, единственным ущемленным народом в России. И от этого фактора мы никуда не денемся. И обойти этот вопрос мы тоже не можем. Хотя, естественно, упоминание о том, что социальная справедливость — это очень значимый аспект, он здесь присутствует, и он обязательно будет раскрыт в следующей редакции документа. Эти вопросы, как и многие другие, взаимосвязаны.

— В декларации присутствует такая формулировка: «Мы отказываем нынешнему политическому режиму в поддержке». Что за ней кроется?


— Эта формулировка отражает смещение наших оценок действий власти. В своих первых заявлениях Комитет 25 января высказывал нейтралитет по отношению к власти. Согласитесь, что «нейтралитет» и «отказ в поддержке» — это все-таки звучит по-разному. Это произошло не потому, что мы изменились, а потому, что происходят ранее спрогнозированные нами изменения в самой власти.

За прошедшие четыре месяца власть значительно сместилась в сторону прозападного либерального курса. Снова у нас на политических подмостках звезда первой величины — это господин Кудрин, который снова заявляет, что он для нас разрабатывает экономическую политику, а политика Кудрина — это политика сырьевого придатка, абсолютно бесправного перед Западом.

Как еще можно расценить его вчерашнее заявление о том, что «мы должны стать пусть второразрядным придатком, но войти в мировые технологические цепочки». Где второй ряд, там и третий. Реально речь идет о том, что Кудрин совершенно спокойно и последовательно тащит нашу некогда великую державу в разряд сырьевой колонии, сырьевого придатка.

Другие «вести с полей» — скандал с Савченко, который у нас теперь объявляется «актом гуманизма». Президент, принимая решение, явно согласованное с так называемыми уважаемыми партнерами, ухитряется свалить вину… не вину, ответственность за это решение на родственников убитых журналистов. Следуя этой логике, ему ничего не мешает завтра дворника дядю Петю обвинить в развале экономики. А потом, не дай бог, дядя Петя попросит его сдать ядерное оружие США…

А как вам заявления Пескова, которые явно не на ровном месте появились, о том, что если бы Порошенко был готов захватить Донбасс из гуманистических соображений, то мы бы это поддержали только с радостью. То есть если завтра Порошенко скажет по пьяни, что он готов забрать Донбасс исходя из гуманитарных соображений, то мы ему отдадим границу и поставим еще миллионы русских людей, которые без того там живут «очень счастливо» под обстрелами, на поток разграблений?

Наша позиция в этом отношении остается неизменной. Позиция власти на глазах смещается в сторону дальнейших предательств. В сторону сдачи даже того, что они сами отвоевали, — в сторону полного отказа от суверенитета России. И все это под трескучие фразы о духовных скрепах и так далее.

Соответственно, меняется и наше отношение к этой власти, сползающей мимо нас в пропасть. Отсюда и эта формулировка. Если власть послезавтра заявит о том, что она вообще антинародная, то есть антирусская, то, естественно, изменится соответствующая формулировка в нашей декларации, речь пойдет не об отказе в поддержке, а, видимо, о чем-то другом.

— Возвращаясь к теме освобождения Савченко: ведь все-таки благодаря обмену наши бойцы вернулись на родину. Не стоит их свобода этого пусть и несправедливого и, прямо скажем, некрасивого обмена?

— Я в таких случаях цитирую народную мудрость: «Что ни сделает дурак, все он сделает не так». Посмотрите, как вела себя Украина как государство, ну псевдогосударство (можно над ней как угодно издеваться, как и над этим Порошенко-алкоголиком). Но, тем не менее, как украинская власть вела себя по отношению к Савченко? Каждый день они заявляли, что Савченко — это героиня. Они всегда ее признавали военнослужащей вооруженных сил Украины, отрицали все обвинения в ее адрес, требовали освобождения непрерывно.

В результате, когда Савченко освобождена, они ее могут использовать по полной программе в качестве символа бескомпромиссного сопротивления, и в том числе символа собственной принципиальности. И дальше заявлять о том, что «мы отстаивали Савченко, она на свободе, вот теперь помните, что мы говорили: что Донбасс будет нашим и Крым будет нашим. Рано или поздно мы свое отстоим». Им в мире начинают больше уже верить.

Теперь что касается двух освобожденных бойцов спецподразделений. Мы их, во-первых, не признали нашими военнослужащими, сказали, что «нас там нету» и что они уволились. Нигде публично о них не писалось, не говорилось. Россия никак не отстаивала их права.

И даже этот обмен Александрова и Ерофеева на Савченко был так обставлен, что выглядит как акт доброй воли со стороны Порошенко. Мы ведь не требовали их возвращения? — нет, не требовали. Мы какую-то кампанию разворачивали? — нет, ничего не разворачивали. А главной причиной обмена Савченко выставили что? Правильно: гуманную просьбу родственников погибших журналистов. А причем здесь эти бойцы? Получается, как в довесок. То есть с объективной точки зрения это не размен. Получилось в глазах всего мира, в том числе благодаря нашим средствам массовой информации, произошла амнистия Савченко. Ну а в придачу нам по доброй воле Порошенко еще что-то дал. Кого-то, непонятно, причем, кого. Людей, от которых мы отреклись, «их там не было». Кто они? Герои? Нет, потому что они никто, по официальной версии. Преступники? Тоже нет… Ну в общем, все как обычно. Позиция амебы — это примерно так можно назвать.

— Чем, по-вашему, может обернуться полицейская миссия ОБСЕ в Донбассе?

— А это все уже было. Международные полицейские силы были и в Боснии, и в Косово. То есть это один из этапов отступления по югославскому сценарию.

Я уже много раз говорил, лягушку варят медленно: еще чуть-чуть, на полградуса, повысили ситуацию по Донбассу. Сегодня общество проглотит вооруженную миссию ОБСЕ, завтра — полицейские силы, потом миротворческие войска, а потом может проглотить и передачу границы уже от миротворческих сил непосредственно в руки Украины. Идет полная капитуляция, только не одномоментно, а растянутая во времени.


Донбасс. Фото: Михаил Соколов/ТАСС

В итоге в Россию побегут сотни тысяч озлобленных беженцев. Путин окончательно потеряет авторитет в глазах населения. Причем заметьте: не режим, а Путин. Потому что все его окружение постарается от этого момента мягко дистанцироваться. Получим предмайданную ситуацию.

Именно так же свергали Милошевича. Сначала он всех предал, а против него в итоге оказались все. И либералы, которых он всегда как бы отодвигал от власти, но не преследовал. И патриоты, которым он всегда трескучими фразами о сербстве и православии как бы оказывал косвенную поддержку и которых предавал раз за разом. Сначала в Краине, потом в Боснии, потом в Косово. Ну а в итоге остался вообще ни с чем и был слит собственным окружением.

— Какого рода политическую активность планируете проявлять в сегодняшних условиях?

— Никаких уличных акций мы пока не планируем. Сосредоточимся на выстраивании структуры движения, предназначенной для действий в экстремальных ситуациях. В ситуации, когда власть саморазрушится.

Нам сейчас необходимо подготовить информационное поле вокруг нашей структуры, чтобы люди знали, что есть и такая политическая организация с такими конкретно лозунгами. СМИ нас будут ожидаемо игнорировать — будем распространять информацию в интернете, по социальным сетям по другим каналам.

У нас нет ни административных, ни финансовых ресурсов. И без поддержки людей, без хотя бы понимания частью населения наших задач мы ничего значительного не сможем сделать. Полагаю, что по мере того, как будет ухудшаться общественно-политическая, социальная обстановка в стране, к нам будут прислушиваться все больше и больше.

Автор:
Алексей Кожевников
Первоисточник:
http://rusplt.ru/society/ond-igor-strelkov-intervyu-25697.html
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

221 комментарий
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти