«Харриеры» в бою: Фолклендский конфликт 1982 г. (часть 7)



В этот день аргентинское командование решило предпринять максимум усилий с тем, чтобы переломить ход боевых действий. Дело было, конечно, не только и не столько в желании как следует отметить День независимости, но в том, что британцы разгружались уже четыре дня, и вскоре основные силы десанта вместе с припасами окажутся на берегу, а тогда пытаться нанести англичанам неприемлемый ущерб будет намного сложнее. Но, кроме этого, аргентинцы наконец-то нащупали местоположение британских авианосцев и готовились нанести по ним удар.


Первый удар по транспортам должны были нанести 4 «Скайхока», поднявшиеся в воздух около 08.00 утра. Два из них (традиционно) по техническим причинам вернулись на аэродром, оставшаяся двойка по приборам обнаружила корабль англичан и вышла на него в атаку, но… это оказалось госпитальное судно «Уганда». К чести аргентинских пилотов, за те немногие секунды, остававшиеся у них с момента визуального обнаружения цели, они смогли разобраться, что из себя представляет их цель и воздержались от удара. На отходе один «Скайхок» был сбит «Си Дартом» эсминца «Ковентри» — англичане открыли счет.

Четверка «Даггеров» появилась над островами спустя два часа после описанных выше событий — Фолкленды окутал густой туман, так что аргентинцы не смогли найти корабли англичан, но и англичане не рисковали поднимать в воздух свои самолеты. «Даггеры» вернулись, а спустя еще полтора часа прибыла четверка «Скайхоков» — они смогли найти неприятеля, атаковав десантный корабль-док «Феарлесс» и прикрывавший его фрегат «Эвенджер». Англичане сбили «Скайхок», «нацелившийся» на «Феарлесс», но не понятно, чем: то ли хорошо сработал расчет ЗРК «Си Кэт» с фрегата «Ярмут» (по британским данным), то ли ракета ЗРК «Рапира» с земли (по аргентинским). Три оставшихся «Скайхока» атаковали «Эвенджер», к счастью для англичан, безуспешно. Зато вездесущий «Ковентри» вновь использовал свой «Си Дарт» по назначению, сбив «Скайхок» командира группы, когда тот набирал высоту после атаки. Еще один «Скайхок» был сильно поврежден, но все же уцелевшая пара самолетов смогла вернуться на континент.

Пара «Ковентри»/«Броудсворд» крайне досаждала аргентинцам уже который день — их авиация очень претерпела от «Си Харриеров», которые наводил «Ковентри», а теперь еще в дело вступил дальнобойный «Си Дарт». Поэтому неудивительно что именно их назначили целью для последующего удара: возможно, аргентинцы надеялись, что, уничтожив РЛД-дозор англичан, их ударным группам станет легче атаковать транспорты? Как бы то ни было, на «Ковентри» подслушали разговоры аргентинских пилотов (среди экипажа был человек, владевший испанским) и знали о готовящемся ударе. Даже состав ударной группы, выделенной на уничтожение «Ковентри» не был секретом для англичан — 6 «Скайхоков». Но из поднявшейся в воздух шестерки, два «Скайхока» вернулись по техническим причинам, так что удар наносили всего лишь четыре самолета.

Однако в этот раз аргентинцы прибегли к интересной новации — понимая, что тактика «выскочил из-за гор и попытался кого-то утопить» работает не слишком хорошо, они решили использовать для наведения группы «Скайхоков», атакующих «Ковентри» внешнее целеуказание. В качестве самолета разведки и управления аргентинцы использовали… мобилизованный пассажирский лайнер «Лиар Джет 35A-L». С учетом того, что самолеты данного типа не обладали никакой военной аппаратурой, располагая только «родным», гражданским бортовым радиоэлектронным оборудованием, их использование выглядело не слишком изощренной формой самоубийства экипажей. Но по скорости эти авиалайнеры превосходили британские «Харриеры», так что при необходимости «Лиар Джеты» могли избежать перехвата. Конечно, им угрожали «Си Дарты», но существовала надежда обнаружить англичан первым и не подставиться под удар единственного дальнобойного британского ЗРК. Разумеется, на использование в качестве самолета ДРЛОиУ гражданского лайнера можно было пойти только в отчаянном положении, но оно у аргентинцев таким и было. И, как это не удивительно, воздушный авиалайнер в качестве пункта управления авиацией оказался предпочтительнее, чем современный, напичканный мощными РЛС и прочей боевой электроникой эсминец.



Все четыре «Скайхока» демонстративно шли на средней высоте, так что англичане обнаружили их примерно в 100 милях от Сан-Карлоса. Естественно, «Си Харриеры» получили целеуказание и ринулись на перехват, но как только на «Лиар Джет 35A-L» посчитали, что британцы уже достаточно близко, «Скайхоки» резко ушли вниз. Таким образом, ударная группа исчезла с экранов радаров английских кораблей, и те уже не могли наводить «Си Харриеры», а британские пилоты еще не успели обнаружить аргентинцев, и теперь шансов найти «Скайхоки» у них оставалось немного. В то же время позиция британских кораблей, хотя и позволяла успешно выполнять функции авианаводчиков, не являлась оптимальной с точки зрения собственной ПВО — к ним можно было незаметно подойти со стороны островов. Именно это аргентинские пилоты и сделали, «Лиар Джет 35A-L» дал им самое главное — местонахождение англичан, а уж проложить подходящий маршрут было делом техники.

Первую пару «Скайхоков» англичане засекли в зоне действия ЗРК эсминца «Ковентри» и немедленно отозвали «Си Харриеры», опасаясь «дружественного огня». Это оказалось ошибкой: РЛС, отвечавший за наведение ракет ЗРК «Си Дарт» в очередной раз не смог захватить низколетящие цели, а «Си Вулф» фрегата «Броудсворд», неожиданно для своих операторов, изобразил Буриданова осла. СУО комплекса захватила обе цели, но программное обеспечение никак не могло решить, какая из них является приоритетной. Разумеется, с точки зрения «искусственного разума» и речи не могло идти о том, чтобы позволить сделать этот ответственный выбор презренным людишкам… В результате атаку первой пары «Скайхоков» отражала только артиллерия и несколько матросов, стрелявших по приближающимся самолетам из стрелкового оружия. Это аргентинцев не остановило.

Из четырех бомб три промахнулись мимо цели, но четвертая все же угодила в корму «Броудсворда». И, разумеется, не взорвалась. Тем не менее была сильно повреждена полетная палуба (вертолетная), начался пожар и внутрь корабля стала поступать вода — бомба проломила борт всего на метр выше ватерлинии. Но аварийные партии сработали на отлично и фрегат не утратил боеспособности.

«Ковентри» развернулся чтобы идти на выручку «Броудсворду», но тут появилась вторая двойка «Скайхоков», причем из-за разворота эсминца они заходили с кормы, из сектора, где ЗРК «Си Дарт» никак не мог их достать. И тут командир «Ковентри» допустил вполне понятную, но ставшую роковой для его корабля ошибку. Стремясь атаковать аргентинцев своим ЗРК, он развернулся вновь, не приняв во внимание, что в результате этого маневра его эсминец перекрывает линию огня для зенитчиков «Броудсворда». А ведь к этому моменту расчеты ЗРК уже разобрались с программной ошибкой, взяли «Скайхоки» на сопровождение и были готовы транслировать аргентинским пилотам точные координаты мест зимовки раков... «Си Дарт» эсминца все же произвел пуск ракет, обе не попали, после чего комплекс (так и хочется написать: «от огорчения») вышел из строя. «Ковентри» поразили три бомбы ведущего «Скайхока» первого лейтенанта М. Веласко, у второго самолета отказал механизм бомбосбрасывателей и атаковать англичан его пилот не смог. Но британскому кораблю хватило и «подарков» Веласко, все три бомбы взорвались и спустя всего 20 минут после атаки «Ковентри» затонул.

«Харриеры» в бою: Фолклендский конфликт 1982 г. (часть 7)


Радиолокационный патруль британцев оказался разбит. Как это ни удивительно, но два британских корабля с опытными экипажами и новейшими ЗРК, при поддержке как минимум двух «Си Харриеров», всухую проиграли четырем «Скайхокам», управляемым с пассажирского лайнера. Все аргентинские самолеты вернулись домой.

Это фиаско стало тяжелым ударом для контр-адмирала Вудворта. Вот как описывает этот эпизод он сам:

Даже через несколько лет, оглядываясь назад, я представляю, какой это был для меня ужасный момент. Один из тех моментов, когда командующему не к кому обратиться из-за опасения выдать свою неуверенность или пошатнувшуюся силу воли. Но про себя я подумал: «Господи! Где же мы? Мы фактически проигрываем?»

Это был, вне всякого сомнения, самый сложный для меня момент за всю операцию. Я возвратился в свою каюту для того, чтобы некоторое время побыть наедине с собой. Открыл записную книжку и сделал несколько замечаний.

1. Комбинация 42/22 не работает.
2. «Си Дарт» практически бесполезен против низколетящих целей.
3. «Си Вулф» ненадежен.
4. Надводные корабли, чтобы выжить в открытом море, должны иметь дальнее воздушное обнаружение и авиационное прикрытие на угрожаемом направлении.
5. Мы должны проводить более скрупулезные и всесторонние испытания систем ПВО.
6. Стремиться действовать ночью или в плохую погоду.
7. Сейчас они должны попытаться нанести удар по авианосцам!


Предчувствие не обмануло британского командующего. В тот момент, когда он писал эти строки, к нему уже летела пара «Супер Этандаров» с двумя из трех оставшихся у аргентинцев ПКР «Экзосет» воздушного базирования.

Интересно то, что расположение английских авианосцев, находившихся примерно в 80 милях от Порт-Стэнли, вскрыл наземный радар. Разумеется, кривизна земного шара не позволяла аргентинцам обнаружить британское соединение, зато они имели возможность наблюдать полеты «Си Харриеров», взлетающих с палубы и возвращающихся с боевого дежурства. Определив место, где британские самолеты уходят вниз при возвращении и набирают высоту при взлете, аргентинцы вычислили тем самым положение «Инвинсибла» и «Гермеса». Руководствуясь этими данными пара «Супер Этандаров» и отправилась в рейд, причем место британской авианосной группировки оказалось определено с вполне приемлемой точностью — отклонение фактического местоположения кораблей от расчетного составило примерно 80 км. «Супер Этандары» обнаружили английские корабли во главе с авианосцем «Гермес» примерно в 18.30 с расстояния около 40 миль. Правда, некоторые источники указывают, что наведение на цель осуществлял «Геркулес» С-130, но точными данными на этот счет автор не располагает.

Как бы то ни было, об атаке англичане узнали отнюдь не в последний момент. Служба радиотехнической разведки эсминца «Эксетер» не подвела, и излучение «Агавы» — радара «Супер Этандара» было засечено и идентифицировано. Вскоре аргентинские самолеты «увидел» радар фрегата «Эмбуксейд» и почти тут же — РЛС фрегата «Бриллиант». «Супер Этандары» произвели пуск обеих «Экзосетов» с расстояния 48 км. Англичане утверждают, что пуск производился по ближайшему к аргентинцам кораблю, которым стал фрегат «Эмбуксейд», аргентинцы — что по крупнейшей «засветке» на экране «Агавы», т.е. скорее всего по авианосцу «Гермес», но об этом чуть позже.

Между обнаружением аргентинцев и пуском ими ракет прошло совсем немного времени, но тут в источниках присутствует большая путаница — кто пишет о 4-х, кто о 6 минутах, контр-адмирал Вудворт указывает, что с момента включения «Агавы» и до момента обнаружения самолетов радарами британских кораблей прошло чуть более минуты, но указывает при этом, что «Супер Этандары» сделали горку в 18.30, а запустили ракеты в 18.38, что явно противоречит его же высказыванию. По всей видимости, истина заключается в том, что людям в тот момент некогда было смотреть на часы, все решали секунды, так что точного хронометража никто не вел. Тем не менее как минимум пара минут у англичан была — хотя «Си Харриерам» опять не хватило времени, чтобы перехватить аргентинские штурмовики, но зато британцы успели поднять в небо вертолеты (!) оборудованные системами постановки помех.

Обращает на себя внимание тот факт, что помехи — это, похоже, единственное, чем сумели встретить англичане атаку аргентинцев. Источники не упоминают о том, что кто-то успел обстрелять атакующие самолеты или «Экзосеты» зенитными ракетами, или хотя бы артиллерией. А ведь в составе ордера находился «Бриллиант», оснащенный новейшими ЗРК «Си Вулф». Дальнейшее общеизвестно: «Экзосеты» «сбились с пути истинного» и не смогли поразить боевые корабли англичан, но навелись на «Атлантик Конвейер» не оборудованный системами постановки помех. Тот загорелся, и в конце концов затонул, унося на дно Атлантики кучу полезных грузов — сборную взлетно-посадочную полосу наземного аэродрома для «Харриеров», множество авиационных боеприпасов и то ли 10, то ли 9, вертолетов. Впрочем, контр-адмирал Вудворт в своих мемуарах указывает, что вертолетов на «Атлантик Конвейер» погибло восемь, потому что два вертолета из десяти, которые были на его борту, успели перелететь на сушу еще до атаки. Каноничной, однако, считается цифра 10 — шесть «Уэссекс», три «Чинук» и один «Линкс». Потеря вертолетов стала очень тяжелым ударом для англичан — в условиях клинического бездорожья Фолклендских островов, именно вертолеты должны были стать основным транспортом британских морпехов, придавая им столь нужную в современном бою мобильность.

Интересный момент — читая большинство обзорных статей, приходишь к выводу, что группа британских военных кораблей, поставив помехи, полностью избегла опасности, оба «Экзосета» ушли «в молоко», а там, по несчастливой случайности оказался «Атлантик Конвейер». Но вот что пишет по этому поводу контр-адмирал Вудворт:

«Он («Атлантик Конвейер» — прим. авт.) находился на линии между «Гермесом» и «Эмбускейдом». Если бы «Конвейер» имел установки для постановки ЛОЦ и отвел бы от себя ракеты, то они могли бы пойти прямо на авианосец. Неизвестно, смогли бы мы тогда их снова обмануть...»


Т.е. получается, что «Атлантик» фактически прикрыл «Гермес»! А теперь вспомним другое — аргентинцы сообщили, что атаковали наиболее крупный корабль англичан. И вот тут становится совсем интересно, потому что этим наиболее крупным кораблем мог быть либо «Атлантик Конвейер», либо «Гермес», причем «Гермес» находился непосредственно за «Атлантиком». Конечно, если бы целью аргентинцев был «Эмбуксейд», тогда можно было говорить об успехе помех, поставленных британскими кораблями. Но если допустить, что аргентинцы стреляли по «Атлантику» или «Гермесу», то получается, что британские помехи оказались фактически бесполезными! Это, конечно, не более чем гипотеза, но она отлично объясняет, почему англичане, отказывая аргентинцам в здравом смысле, настаивают на том, что целью атаки был именно фрегат.

В целом же итоги Дня независимости Аргентины оставляют двойственное впечатление. Несмотря на то, что аргентинское командование попыталось нанести сильнейший воздушный удар, достигнутый результат совершенно не впечатляет — всего лишь 20 самолетовылетов ударной авиации. Но новации в тактике (авиалайнер в качестве ДРЛОиУ) и то, что аргентинцы наконец-то смогли установить местоположение авианосной группы англичан, привело их к крупному тактическому успеху. В День независимости Аргентины англичане потеряли эсминец типа 42 и контейнеровоз с массой военных грузов. И все же 25 мая — это день, когда аргентинская авиация признала свой проигрыш, потому что британцы все-таки не считали полученный ими ущерб чрезмерным, а вот аргентинцы больше не рассчитывали «убедить» англичан прервать операцию, нанеся неприемлемый ущерб их флотской группировке. Отныне аргентинское командование предпочитало концентрировать силы своей авиации на сухопутных целях, что, впрочем, не означает, что они совсем отказались от атак на корабли КВМФ.

Детальный разбор последующих боев ничего не прибавит к описанному выше. На завершающем этапе конфликта от британской авиации можно было бы ожидать решения следующих задач:

1. Обеспечение ПВО сухопутных войск и кораблей КВМФ.
2. Уничтожение аргентинской авиации, базирующейся на Фолклендских островах и авиабаз, на которые она базируется.
3. Прерывание «воздушного моста» — снабжения аргентинских войск по воздуху с континента.
4. Поддержка действий сухопутных войск путем нанесения ударов по позициям аргентинских войск



Всего с 26 мая и до самого конца войны ударная авиация Аргентины совершила порядка 100 самолетовылетов, при этом сухопутные позиции и корабли англичан подверглись атакам 17 раз, еще один раз «Пукара» атаковал воздушную цель (был сбит британский вертолет «Скаут»). «Си Харриеры» смогли сорвать одну атаку аргентинцев, не сумев при этом сбить ни одного вражеского самолета, в другом случае британские СВВП прибыли в момент, когда 4 «Скайхока» атаковали десантный катер «LCU F4». В результате катер был потоплен вместе с грузом техники для 5-ой пехотной бригады, убито 6 человек, но СВВП сбили три «Скайхока». Таким образом, в части обеспечения ПВО британская палубная авиация достигла впечатляющих «успехов» — 2 перехвата на 18 атак (11,1%), при этом всего одна атака из 18 отражена (5,55%).

Безусловно, важную роль в обеспечении британской ПВО сыграло бы уничтожение аргентинской системы контроля воздушного пространства — в этом случае самолеты с континентальных авиабаз лишились целеуказания с земли, но аргентинские радары были «Харриерам» не по зубам. В результате задачу их уничтожения пришлось возложить на «Вулканы» Королевских ВВС, поскольку те были способны применять противорадиолокационные ракеты «Шрайк». Первого июня «Блэк бак 5» постигла неудача, но 3 июня в ходе «Блэк Бак 6» основной радар аргентинского ПВО был выведен из строя.

Уничтожить легкие штурмовики «Пукара» и учебно-тренировочные «Эйрмачи» британским самолетам так и не удалось — за них это сделала дурная погода и наземные силы ПВО. Например в день, когда был сбит британский «Скаут» из двух «Пукара» на аэродром вернулся только один, второй штурмовик разбился, угодив в зону низкой облачности. В последней операции легких военно-воздушных сил Фолклендских островов, предпринятых силами двух «Эйрмачи» и двух «Пукара», один «Эйрмачи» был сбит из ПЗРК «Блоупайп», один штурмовик уничтожен огнем зенитной артиллерии, а второй получил такие повреждения, что, хотя и сумел вернуться на аэродром, но в дальнейшем воевать уже не мог.

ВПП главной базы «Мальвинские острова» (аэродром Порт-Стэнли) функционировал до самого окончания войны, с этой бетонной дорогой ничего не смогли поделать ни британская палубная авиация, ни «Вулканы». Последний раз ее бомбили в ночь 12 июня («Блэк-бак-7»), а вечером того же дня в Порт-Стэнли прибыл последний грузовой «Геркулес». Как это ни удивительно, но аргентинский «воздушный мост» тоже функционировал практически до самого конца. Единственный С-130, который за всю войну сумели уничтожить «Си Харриеры» (это случилось 1 июня) пытался вести разведывательную деятельность.

И, наконец, наземные операции. В сущности, про «Харриеры» можно сказать только одно: «Они там были». Вот, к примеру, что пишет А.Заболотный в статье «Харриер» — хищная птица Фолклендов»:

«В целом за кампанию только "Си Харриеры" 800-й АЭ сбросили сорок две 1000-фунтовые бомбы и 21 кассету BL.755, а "Харриеры" 1-й эскадрильи — 150 авиабомб, из них 4 управляемых».


800-я авиаэскадрилья участвовала в Фолклендском конфликте с самого начала, ею сброшено 63 бомбы и кассеты. Много это или мало? Например, 29 мая в ходе одного, но массированного налета британская палубная авиация сбросила на аэродром Порт-Стэнли 27 бомб замедленного действия, которые взрывались потом в течении четырех часов. На следующий день британские «Харриеры» четырежды (в 09.30; 10.30; 12.25 и 14.40) бомбили этот несчастный аэродром, и в ходе этих атак сбросили еще 27 бомб — опять же, без особого эффекта. Таким образом, с 1-го мая по 14 июня, когда аргентинский гарнизон капитулировал 800-я АЭ сбросила всего на 9 бомб больше, чем было вывалено на аэродром Порт-Стэнли за два дня не слишком интенсивной работы (29 мая — всего один удар). Сложно назвать это большим достижением.

Стоит также вспомнить, что всего в зоне конфликта участвовали самолеты пяти авиаэскадрилий — 800-я, 801-я, 809-я, 899-я эскадрилья ВМС и 1-я эскадрилья ВВС, причем последняя оснащалась «Харриерами GR.3», которые не были способны вести воздушный бой и использовались исключительно для штурмовки наземных целей. Чем, видимо, и объясняется относительно высокий расход авиабомб — 150 штук. Самолеты остальных эскадрилий вряд ли «набросали» бомб больше, чем 800-я АЭ. И нужно учитывать, что значительную часть бомбардировок «притянули» к себе аэродромы Гус Грин (база «Кондор»), и Порт-Стэнли («Мальвинские острова») которые англичане атаковали столь же регулярно, сколь и безрезультатно.

Разумеется, и на долю сухопутных войск Аргентины что-то перепадало, и это «что-то», конечно, добавляло аргентинцам беспокойства, но в целом сколько-нибудь существенной роли «Харриеры» в наземных боях не сыграли. Наиболее важными факторами, определившими успех британского десанта, стали:

1. Мощная и дальнобойная артиллерия британских сухопутных войск, превосходящая таковую у аргентинцев.
2. Широкое использование ПТУР «Милан» для подавления аргентинских огневых точек.
3. Приборы ночного видения, которые давали британцам неоценимое преимущество в ночных боях, против не оснащенных такими средствами аргентинцев.
4. Артиллерийская поддержка кораблей.
5. Стойкость британской пехоты.

По п. 5 хотелось бы отметить, что в ходе боев за Гус Грин, Дарвин и Порт-Стэнли британцы неоднократно вступали в рукопашный бой, причем количество аргентинцев, убитых или раненых штыком представляет собой заметную величину. Так, например, в результате боев за высоту Лонгдон (по Д. Татаркову, «Конфликт в Южной Атлантике: Фолклендская война 1982 г.»):

«Аргентинцы только убитыми потеряли 31 человека, причем многие из них скончались от полученных штыковых ран».


Пожалуй, единственным заметным достижением британских СВВП в части поддержки войск стало уничтожение ими 28 мая аргентинской батареи ПВО, расположенную на передовой аргентинских войск, оборонявших Гуз Грин. Орудия располагались всего в 180 метрах от британской пехоты, но три «Харриера» с «Гермеса» смогли нанести ювелирный удар, не задев своих. К этому времени бой шел уже 36 часов и стороны находились в состоянии неустойчивого равновесия, причем уничтоженная батарея являлась основой огневой мощи оборонявшихся здесь аргентинцев. Ее уничтожение склонило чашу весов на сторону англичан, вскоре аргентинские командиры направили своих парламентариев для обсуждения условий прекращения огня. После переговоров, длившихся всю ночь, аргентинские войска, защищавшие Гус Грин, капитулировали.

В целом в этот период боевая деятельность палубной авиации британцев не впечатляет. Тем не менее, в период 26 мая — 14 июня было потеряно 5 «Си Харриеров» и «Харриеров GR.3».



27 мая два «Харриера GR.3» с авианосца «Гермес» атаковали позиции 105-мм батареи аргентинцев, прикрывавшей Гус Грин. Несмотря на целеуказания наземного наводчика (или может быть, наоборот, «благодаря» ему?) цель не удалось поразить ни с первого, ни со второго захода. Ну а на третьем заходе «Харриер» лейтенанта Айвессона был настолько поврежден снарядами 35-мм установок, что пилот вынужден был катапультироваться.

«Си Харриер» погиб в день уже упоминавшейся выше бомбежки аэродрома Порт-Стэнли 29 мая. Аргентинцы утверждают, что самолет был сбит ЗРК «Роланд», в то время как англичане настаивают на том, что «Харриер» с бортовым номером ZA-174 упал с полетной палубы «Инвинсибла» в момент выполнения разворота и сопутствующего ему крена.

30 мая «Харриер GR.3» в районе высоты Уолл получил попадание 35-мм снарядом, в результате чего начал быстро терять топливо. Пилот Д.Пук попытался все же довести самолет до авианосца, но это ему не удалось — самолет упал в море в 30 милях от спасительной палубы.

1 июня два «Си Харриера» попали в аргентинскую засаду: неподалеку от побережья их обстреляла зенитная артиллерия, чем вынудила пилотов набрать высоту и тут же машина лейтенанта Мортимера была поражена ракетой ЗРК «Роланд». Пилот несколько часов провел на спасательном плотике в нескольких километрах от береговой черты, но был спасен.

8 июня «Харриер GR.3» по техническим причинам (официально: «потеря тяги пр заходе на посадку) упал неподалеку от аэродрома Сан-Карлос. Повреждения оказались такими, что самолет восстановлению не подлежал.

Таким образом, можно констатировать, что несмотря на определенную, и, в общем, отличную от нуля полезность СВВП они не справились ни с одной задачей, стоявшей перед авиацией англичан в Фолклендском конфликте. На этом можно было бы закончить описание боев и перейти к выводам, но все же рассказ о конфликте 1982 года будет неполным без упоминания о двух атаках аргентинской авиации на британские корабли.

Уничтожение «Атлантик Конвейер» и гибель десяти (или все же восьми?) транспортных вертолетов привело к весьма далеко идущим последствиям — британцы попросту не могли теперь по воздуху перебросить достаточное количество сил для штурма Порт-Стэнли. Отправлять же войска пешим маршем никто не хотел — в условиях полного отсутствия дорог проблем было бы очень много. Поэтому англичане задумали еще одну десантную операцию, а именно переброску 5-ой бригады в район бухт Порт-Фицрой и Блаффков.

Разумеется, сперва нужно было убедиться в отсутствии крупных сил аргентинцев в районе будущей высадки. Это было сделано с истинно английским юмором — вертолет перебросил разведгруппу англичан на одинокую ферму Свон Инлет Хауз, неподалеку от Порт-Фицрой, после чего командир дюжины высадившихся парашютистов… позвонил по телефону одному из жителей Порт-Фицрой и спросил его о наличии аргентинских войск.

Высадка с моря началась в ночь с 5 на 6 июня и продолжалась несколько дней, но аргентинцы обнаружили британские корабли в Порт-Фицрой только 8 июня. Надо сказать, что в отсутствие сколько-нибудь серьезного противодействия аргентинцев англичане недопустимо расслабились — фактически два их десантных транспорта разгружались в бухте без непосредственного прикрытия боевых кораблей, имея защитой только патруль «Си Харриеров» и развернутые на берегу ЗРК «Рапира».

Перво-наперво аргентинцы отправили 2 «Миража» с тем, чтобы они отвлекли на себя воздушный патруль британцев. В это время 8 «Скайхоков» и 6 «Даггеров» должны были уничтожить британские транспорты. Но получилось как всегда — «Миражи» никого не нашли и улетели ни с чем, а шестерка «Даггеров» по дороге к Порт-Фицрой случайно наткнулись на фрегат «Плимут». Командир группы «Даггеров» решил, что раз уж внезапность потеряна, то шансов прорваться к десантным кораблям у него не будет и атаковал «Плимут», получивший прямые попадания четырех авиабомб. Как обычно, ни одна не взорвалась, но небольшому фрегату хватило и этого — больше «Плимут» в боях не участвовал. А кроме того, «Даггеры» выполнили работу «Миражей» — пара «Си Харриеров», патрулировавших над местом высадки, ринулась за ними в погоню. И в это время пять «Скайхоков» (из восьми три вернулись по техническим причинам) атаковали «Сэр Тристрам» и «Сэр Галахад». «Сэр Тристрам» получил две бомбы, одна взорвалась, корабль потерял двух человек но при этом был полностью выведен из строя и в боевых действиях, как и «Плимут», больше не участвовал. А вот «Сэру Галахэду» досталось 3 бомбы, все три разорвались, причем одна — в помещении десанта, заполненном уэльскими гвардейцами, а затем на палубе детонировали подготовленные к высадке боеприпасы. Корабль полностью выгорел, но каким-то чудом держался на плаву, его остов впоследствии был затоплен в непосредственной близости от берега. Англичане признают потерю 50 человек и еще 57 тяжелораненых.



Аргентинцы подняли в воздух еще шестерку «Скайхоков», из которых два вернулись на аэродром, а четыре долетели-таки до Порт-Фицрой, но тут их встретила «проснувшаяся» ПВО плацдарма. Понимая, то они не пройдут, «Скайхоки» легли на обратный курс, случайно обнаружили десантный катер «LCU F4» в заливе Шуазель , атаковали его и потопили, но в момент атаки сами были накрыты «Си Харриерами», сбившими три «Скайхока» из четырех.

Последняя атака на авианосное соединение англичан, предпринятая силами 2 «Супер Этандаров» и 4 «Скайхоков» описана во множестве источников, но все же ее результативность остается загадкой и по сию пору. В этот раз «Агавам» «Суперов» удалось засечь крупный корабль на дистанции 25 миль, после чего немедленно была запущена последняя «Экзосет», а 4 «Скайхока» следовали за ней на высоте всего 12 метров. Англичане не проспали, между атакующими их самолетами и авианосцем «Инвинсибл» находились три корабля — эсминцы тип 42 «Эксетер» и «Кардифф» и фрегат тип 21 «Эвенджер». Они засекли аргентинские самолеты еще до пуска «Экзосета» и знали, с чем им предстоит столкнуться. Достоверно известно, что два «Скайхока» были сбиты ЗРК «Си Дарт» новейшей модификации установленной на «Эксетер», а два других смогли атаковать англичан. В остальном — сплошные разночтения.

Аргентинцы утверждают, что увидели окутанный дымом (от попавшей в него ПКР) «Инвинсибл», а двойка «Скайхоков» добилась трех попаданий 250 кг бомбами. Англичане утверждают, что ракета никуда не попала, а «Скайхоки» атаковали фрегат «Эвенджер», окутанный дымом от стрельбы своей артустановки. Кто прав?

С одной стороны, англичане должны лучше знать о своих потерях. Но есть кое-какие, весьма странные факты, на которые трудно закрыть глаза: по данным аргентинской радиоэлектронной разведки, немедленно после атаки на «Инвинсибл» была зафиксирована сверхнормативная активность британских вертолетов. Одновременно группа «Си Харриеров» на большой высоте осуществила перелет на временный аэродром в Сан-Карлос. В тот же день с «Инвинсибла» в Сан-Карлос был переведен командный пункт генерала Мура, а проведенный после 30 мая анализ летной активности британцев выявил ее значительное снижение в последующие несколько дней. Но самое главное — это разночтения в рапортах самих англичан. 1 июня Минобороны Великобритании заявило, что 30 мая атаке подвергся не «Инвинсибл», а… все еще не затонувший «Атлантик Конвейер». Но 3 июня версия поменялась: англичане заявили о безуспешной атаке «Эвенджера».

Что же произошло на самом деле? Увы, скорее всего, мы этого уже никогда не узнаем.

Окончание следует…
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

68 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти