Танки в гражданской войне в Испании 1936 – 1938 гг. (часть 3)

События 1936-1939 гг. в Испании в советской историографии многие годы рассматривались как «национально-освободительная война испанского народа», но очевидно, что это не соответствует истине. Просто произошло столкновение сил демократии и сил тоталитарных режимов, и все это случилось в крайне отсталой, по сути, полуфеодальной, крестьянской стране, с въевшимся в сознание масс патриархальным менталитетом. И – да, это была самая настоящая «генеральная репетиция» будущей войны, где отрабатывалась ее техника и тактика.

Танки в гражданской войне в Испании 1936 – 1938 гг. (часть 3)

Т-26 – «самый значимый советский танк» испанской войны. Танковый музей под Мадридом.


Данный аспект войны в Испании у нас был известен и в эпоху СССР! Но… давался без особых подробностей. Правда, повезло ВМФ, поскольку адмирал Кузнецов рассказал в своих мемуарах о действиях испанских ВМФ достаточно подробно, а затем еще и опубликовал целый ряд аналитических статей на ту же тему. По авиации информации вроде бы тоже было много, но только они до недавнего времени были сильно «размазаны» по разным изданиям. Танкам повезло меньше всего. И понятно, почему. Наши самолеты были хороши, но немецкие оказались лучше! Кто виноват? Конструкторы! А вот танки… танки были вне конкуренции всю войну. Поэтому-то и рассказывать нашим ее участникам про свои ошибки совсем не хотелось. Тем не менее, информация о танках в Испании есть и почему бы нам с ней не познакомиться по различным источникам?

Впрочем, сразу же выяснится, что точного числа Т-26 и БТ-5, посланных Испании, неизвестно. Историки за рубежом склонны к преувеличению цифр, наши, напротив, обычно их преуменьшают.

Например, в монографии «Т-34» И.П. Шмелева написано, что из СССР испанцам послали 362 танка, или – и того меньше - 347. Но, например, такой испанский историк, как Рафаэль Тревино Мартинец дает другие цифры: танков Т-26 около 500 и еще 100 БТ- 5, и все это без учета разных БА.

О том, что танков было 362, написал и Раймонд Сурлемонт – французский историк БТТ в журнале «Арморед кар», но при этом добавлял, что помимо танков СССР отправил республиканцам 120 броневиков ФАИ и БА-3/ БА-6.

Хью Томас – известный английский историк, монография которого была издана несколько раз и является, по общему мнению, наиболее объективным исследованием этой темы в англоговорящих странах, вообще пишет о 900 советских танках, плюс к ним 300 БА. Он дает следующую таблицу.

Люди Авиация Танки Артиллерия
Националисты
из Германии 17000 600 200 1000
из Италии 75000 660 150 1000
Марокканцы 75000
Всего 167000 1264 350 2000
Республиканцы
из России 3000 1 000 900 1550
Другие страны и
Интербригады 35000 320

Невоенные формирования из-за границы 15000
Всего 53000 1320 900 1550

* Huqh Thomas, The Spanich civil war, p/ 985


Из Италии пришло 149 танкеток CV 3/35 «Фиат-Ансальдо» и... 16 БА «Лянча-Ансальдо» 17М модели 1917 г., а 5 танкеток поступили в Испанию 16 августа 1936 года, броневики 22 декабря. 29 сентября прислали еще 10 танкеток, 3 - с огнеметами. Лишь в конце октября 1936 года удалось сформировать полноценную роту из смешанных итало-испанских экипажей, которую показали генералу Франко 17 октября на военном параде. В бой эти «танки» пошли 21 октября возле городка Навалкарнеро. Оборонявшие его республиканцы, завидя «танки», тут же отступили. Но одну танкетку итальянцы потеряли, зато были очень горды своим успехом, поэтому назвали эту часть «Навалкарнеро»! 29 октября эти танкетки первый раз встретились с нашими Т-26. Получилась танковая дуэль нашего танка с пушкой и итальянской танкетки с пулеметом и огнеметом, которой командовал офицер П. Берези. Разумеется, Т-26 подбил ее прямым попаданием, а ее экипаж погиб. Вторая танкетка была сильно повреждена, но и Т-26 получил серьезные повреждения от снарядов артиллерии националистов. Всего же в ходе осенних боев за Мадрид в 1936 году итальянцы потеряли 4 машины, троих человек убитыми, ранеными 17 и один пропал без вести. Тогда 8 декабря 1936 года поступило еще одно пополнение из Италии в количестве 20 машин.

Выяснилось, что советские танки поражают итальянские первым же попавшим в них снарядом. Поэтому использовать их стали в качестве «быстрых подразделений» (прямо как сегодняшние части «быстрого реагирования»!), и это оказалось оправданным. То есть их отправляли туда, где наших танков не было и именно там они наносили неожиданные удары. Так, при их помощи националисты заняли Сантадер, а уже весной в марте- апреле 1938 года активно воевали в горах Монтенегро. В июле 1938 года усиленные германскими 37-мм орудиями РАК-36 эти танкетки смогли прорвать фронт республиканцев у Теруэля и продвинуться затем вперед на более чем 100 километров!


И на этом можно было воевать и побеждать?

В декабре 1938 года 32 танкетки доставили из Италии националистам в последний раз. Теперь танковая часть, принадлежавшая итальянскому экспедиционному корпусу в Испании, стала называться полком, в составе штаба, двух батальонов танкеток, в каждом из которых было две роты. Один батальон танкеток имел испанские экипажи. Кроме этого, был один моторизованный батальон, рота бронеавтомобилей, рота разведчиков-мотоциклистов и рота Берсальеров. В полк еще входил батальон Ордити, батальон противотанковых орудий, вооруженный 65-мм горными пушками и немецкие РАК-36. Сюда же включили 47-мм и 45-мм трофейные пушки.

В декабре 1938 года полк воевал в Каталонии, где бои в очередной раз привели к прорыву фронта республиканцев. Теперь сопротивление республиканцев слабело на глазах, но тяжесть положения успешно компенсировалось республиканской прессой. 17 января 1939 года газеты сообщили о героическом подвиге капрала Селестино Гарсия Морено, который около городка Санта Колома де Куералт повстречался с 13 итальянскими танками и три подорвал ручными гранатами. Затем он взял киркомотыгу, взломал на них люки и взял в плен всех пятерых танкистов. Причем остальные 10 машин при этом сразу обратились в бегство! 26 января танки франкистов вошли в Барселону, а 3 февраля 1939 года при штурме города Героны на французской границе итальянцы потеряли последнюю танкетку. Собственно, на границе они были 10 февраля, где CTV захватили 22 танка республиканцев, 50 пушек и более 1000 пулеметов! 3 мая итальянские танки парадировали в Валенсии, а 19 мая в Мадриде, что, конечно, наполнило сердца танкистов дуче гордостью. Однако потери в 56 танкеток вряд ли говорят об их высоком качестве. Хотя, да, все мемуаристы отмечают, что свой девиз: «Быстро к победе», они оправдали, то есть ездили действительно быстро и… так или иначе, но республиканцев заставляли отступать.

«Легион "Кондор"» 9 танков Т-I А получил в конце 1936 года, потом 32 танка были поставлены в середине сентября. Танковая группа легиона получила название «танковая группа Дрон». Командовал ей подполковник Вильгельм Риттер фон Тома. Группа состояла из штаба, двух танковых рот, из трех секций каждая. В секции было по пять линейных танков и одна машина командира. Части поддержки включали в себя транспортную секцию, полевую мастерскую по ремонту, противотанковую и огнеметную секции. Фон Тома обратил внимание, что «испанцы быстро учатся, но также быстро забывают то, что выучили». Из-за этого в смешанных германо-испанских экипажах немцы были за главных.


Впечатляющая и грозная машина, не так ли?

Слабость Т-IА показали уже в самые первые бои, и с декабря 1936 года в Испанию пошли танки Т-IВ. К 1938 году германские танковые части насчитывали 4 батальона, каждый из 3 рот и по 15 танков в каждой роте. 4 роты /60 танков/ были составлены из трофейных Т-26. За захват танка Т-26 командование националистов давало премию в 500 песет – месячная зарплата американского пилота у республиканцев (причем, советским «сталинским соколам» платили меньше, чем всем остальным!), причем особенно активно «добывали» наши танки марокканцы, для которых это были огромные деньги. Они же были мусульмане! Вина не пили, в карты не играли, а все «заработанные» деньги, как и современные гастарбайтеры из Средней Азии, посылали своим семьям. И понятно, какой находкой был для них «настоящий русский танк!» Ну, а в итоге националисты добыли в качестве трофеев… 150 танков Т-26, БТ-5 и БА БА-10, и это лишь те машины, что они смогли отремонтировать и использовать затем у себя в армии. По сути дела, СССР заложил основу танкового парка Франко, вот как!


Интересный парадокс: чем армия не более убога, тем у нее ярче униформа, а в ней больше всяких «прибамбасов».

Немцы в Испании были полностью независимы и, по сути, испанцам не подчинялись, а лишь координировали с ними свои действия. Был случай, когда Франко потребовал, чтобы фон Тома послал свои танки в атаку вместе с пехотой «в обычной манере генералов, принадлежавших к старой школе», на что тот ему ответил: «Я буду использовать танки, не распыляя их, а концентрируя», и Франко утерся! Причем в роте у него было по 15 танков, а всего в наличии было 180 машин. Но только в Каталонии у республиканцев было до 200 советских танков и БА. И чтобы вы думали? Командование на каталонском фронте рассматривало Т-26 как… излишне тяжелые и вдобавок как недостаточно эффективные!


Зимой главное для солдата - это согреться!

Возникает вопрос: какой еще эффективности нужно было испанцам от советских машин, если у Т-IА и T-IВ, и CV 3/35 не было пушек, а у наших они были? Господство авиации Франко, якобы приводившее к большим потерям у республиканцев, достаточно установленным считать нельзя. Если на один уничтоженный понтонный мост на реке Эбро националисты израсходовали до пятисот бомб, то сколько же бомб они тратили на один уничтоженный танк? И потом в критические дни ноября 1936 года именно Т-26 и истребители И-15 и И-16 господствовали в Испании и на земле, и в воздухе!


А вот многие республиканцы воевали в «джинсе»!

Очевидно, что республиканцы просто... не умели соответствующим образом воевать! То есть важнейшими причинами победы националистов стали боевая подготовка, обеспечение дисциплины и профессиональное командование. Вот и М. Кольцов в книге «Испанский дневник» неоднократно писал, что у националистов выделены специальные сержанты, чтобы расстреливать отступающих и трусов, что позади пехоты ставили пулеметы. Но генерал Энрико Листер тоже приказывал расстреливать своих солдат в случае отступления. Сержанты-республиканцы имели даже приказ расстреливать офицеров, скомандовавших отступление без письменного на то приказа из штаба. «Каждый, кто допустит потерю хотя бы дюйма земли, ответит за это головой» - так обращался Листер к своим войскам, и все равно это не помогало, республиканцы терпели одно поражение за другим. С другой стороны, возможно, советских военных советников там просто не слушали? «Большое количество русских офицеров в Арагоне ставит испанских солдат в положение колонизируемых аборигенов» - гласила телеграмма из штаба Арагонского фронта военному министру Испанской Республики, и этот пример отношения к нам вовсе не является единичным. И спрашивается, а где благодарность? Причем элементарная! Интересно, что американским пилотам и офицерам-добровольцам из Англии, США и Канады такого никто не говорил, а зарплату им платили больше, чем нашим в разы! Наверное, слишком наши с ними церемонились! А сказали бы прямо: без наших танков и самолетов вы все тут «ноль без палочки» и, глядишь, уяснили бы они свое место. А то все «братская солидарность», «пролетарский интернационализм», «интернациональная помощь», а надо было вот как немцы… «а пошел ты!»
Автор:
Вячеслав Шпаковский
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

32 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти