Кандидат в смертники

Кто и по какой причине подвержен риску стать террористом

Действие, которое при максимальном социально-политическом эффекте требует минимальных человеческих и финансовых вложений, для одних называется «терроризм», для других – «доступное средство достижения целей».


Главное событие любого теракта – убийство чаще всего мирного населения. К предотвращению этого должны привести научные изыскания. С этим следует соотносить любые усилия по пресечению терактов. Реальным результатом может считаться только предотвращенная трагедия.

Клиенты джихадизма

Специалисты изучали ислам – теракты не прекращались, исследовали историю терроризма и его феноменологию – атаки продолжаются. Углубление в этнопсихологию, теологию, характерологию и другие аспекты явления ничего не дает. Что мы делаем не так?

Философско-психологические основания феномена терроризма заключаются в том, что человек един и цел в измерении тела, психики, совести и духа. Если возникают проблемы на одном уровне, они появляются и на другом. В гармоничном человеке все они развиты равномерно. Индивидуум склонен их сохранять. Если обстоятельства делают это невозможным, выстраивается иерархия. Выбираются те уровни, которыми можно пожертвовать, более значимые остаются неприкосновенными. Террористы также обладают физическим телом, у них есть психика, совесть (чутье в отношении правильного), смыслы, духовность. Но они принципиально другие, и рассматривать их исходя из системы координат, в которой живем мы с вами, бесполезно. Общий язык никогда не будет найден. Возможность встать на путь террора кроется в структуре и качественном своеобразии сознания конкретного человека. Такие люди есть среди любого этноса, в каждой культуре и религии. Психотип террориста интернационален и универсален. Важно то, какие факторы и как влияют на формирование его сознания.

С точки зрения исследователя, важны некоторые антимифологические установки. Во-первых, надо признать, что сверхсекретные и супердейственные методы «зомбирования» в ряды смертников отсутствуют. Ни эмиры, ни проповедники, ни сами завербованные о них не знают. Во-вторых, всех смертников объединяет одно свойство психики, представляющее интерес для изучения, – внушаемость. Назовем ряд связанных с ней психологических особенностей, которые характерны для всех террористов:

Кандидат в смертники1. Степень и выраженность интеллектуальных нарушений. Наличие сопутствующих психических заболеваний и состояний.

2. Условия обучения, воспитания, социальная ситуация развития (семейное положение, взаимоотношения с родственниками).

3. Склонность к ведению гедонистического образа жизни, удовлетворению сиюминутных желаний и потребностей.

4. Уровень аддиктивности (фактические данные употребления психоактивных веществ – алкоголя, наркотиков, лекарств), формирование зависимости от других людей.

5. Эмоциональная нестабильность, поверхностность суждений, склонность к символизации и атрибутизации явлений повседневной жизни.

6. Слабость волевого контроля собственных действий.

7. Неспособность давать личную оценку происходящему, ориентация на мнение сторонних людей, некритичность к поведению – своему и окружающих.


8. Внутренний конфликт, обусловленный несоответствием желаемой и реально выполняемой социальной роли. Отвергнутые социумом попытки занять в нем желаемую нишу, узость и специфичность контактов.

Результаты наших многолетних исследований показывают, что, в частности, мусульманские организованные преступные группировки (МОПГ, террористические организации) имеют несколько составляющих функционирования.

Прежде всего выделяется условно-идеологическая составляющая – религиозные исламские течения и постулаты, которые декларируют представители МОПГ: ваххабизм, нурсизм, алавитизм, шейхизм, суфизм, хариджизм и прочее.

Большое значение имеет характер деятельности организации. МОПГ – некий симбиоз секты и преступной группировки, в котором сохранены наиболее жизнеспособные, ориентированные на практику методы функционирования и самовоспроизводства данных объединений.

Одну из ключевых ролей в МОПГ играют глубинная мотивационная составляющая джихада, его внутренний и физический аспекты, специфическое психолого-семантически-поведенческое поле. Особое значение приобретает психологический портрет контингента, вступающего в группировку.

Грустные мотивы


Практика показывает, что существует несколько как поверхностных, так и глубинных уровней мотивации вступления в МОПГ и осуществления терактов. Огромную роль играет желание изменить свою жизнь так, чтобы получить то, чего человек не имеет, считая себя достойным. В числе наиболее значимых мотивационных аспектов можно выделить следующие:

личная выгода (корысть, стремление занять желаемое социальное положение, удовлетворить низменные потребности, получить психологическую выгоду: поднять самооценку, реализовать неадекватные притязания);
получение удовольствия (садомазохистические наклонности, сексуальные перверсии, латентный садизм);
внушенные установки (не внутриличностная мотивация, а поверхностная, привнесенная извне через воспитание, подготовку);
стремление к получению власти или хотя бы ее имитации;
повышенная агрессивность;
принужденно-мотивированное поведение (не собственная мотивация субъекта, а например, принуждение к подрыву через создание невыносимых условий жизни, физического или психологического насилия);
стремление найти свою социальную нишу, реализоваться.


Анализ психологических особенностей и мотивационных основ поведения потенциальных террористов позволяет выделить группы риска населения, где наиболее высоки шансы появления лиц, способных пойти на тяжкое преступление.

В первую очередь это субъекты, находящиеся в состоянии глубокого горя, особенно при патологическом состоянии, связанном с потерей близких. Весьма высок риск проявления террористических тенденций среди субъектов с умственной отсталостью, задержкой психического развития и педагогической запущенностью. Благодатной средой могут быть социальные аутсайдеры, изгои общества, маргинально настроенные и люмпенизированные. Весьма опасны субъекты с неадекватной самооценкой и завышенным уровнем притязаний. Предрасположены к терроризму агрессивные, импульсивные, психопатические личности. Наркотическая и алкогольная зависимость, разрушая человека, делает его игрушкой в руках организаторов терактов. Оказавшиеся в трудной жизненной ситуации, особенно если воспринимают ее как безвыходную, психологически сломленные, могут быть легко принуждены к террористической деятельности либо обещанием выхода из тяжелого положения, либо прямыми угрозами им самим и их семьям. Однако наиболее подверженная опасности группа – шариатские жены и сексуальные рабыни, находящиеся в таком положении, когда смерть видится лучшим избавлением от того мучительного существования, которое они влачат. Риск стать шариатской женой есть у женщин, находящихся в «активном поиске» второй половины и не просто переживших развод или имеющих неудачные попытки устроить личную жизнь, а выносящих свои проблемы и эмоциональное состояние на суд общественности, запрашивая помощь, и для этого проводящих много времени на сайтах знакомств, женских форумах, где периодически происходит вербовка неофитов. Другая столь же опасная среда – сообщества людей, искренне сочувствующих террористам, ощущающих «идентификацию с агрессором» (граждане, которые после совершения терактов призывают понять, простить преступников, апеллируют к их боли, трудной жизни, психологической травме).

Нескорая победа

Таким образом, вполне явные личностные, интеллектуальные, социальные отклонения членов террористических группировок, подверженных массовому экстазу, а временами даже психозу, прикрываются дырявым идеологически-теологическим покрывалом в виде «свидетельства шахида о единобожии», религиозной розни и т. п. По факту же глубинные дефекты психики в виде, например, патологического садизма в своем выражении получают опору на сверхидею «войны с неверными», играющую роль объяснительной психологической маски, оправдывающей любые зверства, вандализм и неадекватность поведения.

Каждая смерть шахида, всякий уничтоженный «герой-одиночка» повышают стоимость идеи террора. Ведь с точки зрения общечеловеческой морали, гибель, даже и бессмысленная, не может выражать собой банальную психическую или интеллектуальную недостаточность целой группы. Здесь мы имеем дело с одним из основных и наиболее глубинных архетипов любой культуры и этноса. Смерть по определению содержательна. И террориста тоже. Универсальность этой формулы не оставляет шансов на быстрое достижение цели противостояния террористической угрозе.

Образ смертника стараниями «экспертов по ассасинам» и средств массовой информации уже превратился в архетип. Чтобы нивелировать его, потребуются усилия социальных институтов всех государств на очень долгие годы. На поколения. А может быть, на века...
Автор:
Татьяна Кузьмина, Андрей Карабанов
Первоисточник:
http://vpk-news.ru/articles/30950
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

43 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти