Первые металлические изделия и древние города: Чатал-Хююк – «город под колпаком» (часть 2)

В прошлый раз мы закончили наше знакомство с историей древней металлургии рассказом о Хирокитии – центре удивительной культуры древнего Кипра, обитатели которого умели делать посуду из камня, знали ткачество и умели строить дома, но не владели гончарным производством. Не был известен им и металл, то есть городская культура и металлообработка связаны были, как оказалось, далеко не всегда. Но где-то же тогда появился первый, выплавленный человеком, металл? Что ж, на сегодня это место точно известно (хотя, может быть, что есть и другие такие же места, просто нам они пока еще неизвестны), и называется оно Чатал-Хююк. В переводе с турецкого языка оно означает «вилообразный холм», ну, «городом под колпаком» он стал с тех пор, как над местом раскопок была установлена футуристического вида двухскатная крыша, защищающая это уникальное во всех отношениях место от буйства стихий. Сам этот холм, кстати, тоже искусственный и появился в результате постройки новых жилищ, поверх старых, на что потребовалось больше… тысячи лет!

Первые металлические изделия и древние города: Чатал-Хююк – «город под колпаком» (часть 2)

Вот он – «город под колпаком»


Насколько древний это город? Так, начавший здесь работу после его первооткрывателя Джеймса Маллаарта в 1993 году археолог Иэн Ходдер пришел к выводу, что он даже древнее, чем считалось до этого, и существовал в течение 1400 лет (между 7000 г. до н. э. и 6000 г. до н. э.), а по самым последним данным, с 7400 г. до н. э. по 5600 г. до н. э.

Размеры Чатал-Хююка в различных источниках указываются разные, начиная от 32 акров (12,96 га) и до 20 га. Так ли это или нет, точно сказать довольно затруднительно, но ясно, что в любом случае Чатал-Хююк - это территория огромных размеров, из которой раскопано всего лишь 5%, не более!

К превеликому сожалению, жители Чатал-Хююка не владели письменностью и потому не оставили нам никаких письменных сообщений о том, как они жили и чем занимались, каким богам поклонялись и поклонялись ли вообще. Правда, археологи собрали все найденные на месте раскопок артефакты и самым тщательным образом их изучили. Но неразгаданных тайн в этом городе остается по-прежнему много. Например, почему он был построен в таком отдаленном месте от других поселений? Почему входы в здания располагаются на крышах? Почему так много домов в городе были украшены изображениями бычьих голов, сделанных из… гипса? Наконец, кто жил в древнем Чатал-Хююке и чем эти люди занимались в своей повседневной жизни?

Впрочем, многое о них мы все-таки уже знаем, причем знаем уже давно. Еще в 1972 году в СССР вышла книга Е.Н. Черных «Металл-человек-время», и, хотя с тех пор и сама наука, и взгляды самого этого ученого во многом изменились, Чатал-Хююк на ее страницах он очень хорошо описал. Мы словно видим этот древний город, состоящий из множества домов с кривыми и очень узкими улочками, в котором сами дома сделаны из сырцового кирпича. Крыши у них плоские с гипсовыми желобами для стока дождевой воды. Входов на уровне земли не было. Люди входили в свои дома и выходили из них через верхний люк или дверь, в чем-то вроде прихожей, построенной на крыше. Свободных от застройки площадей практически не было. Если дома были разной высоты, то их соединяли деревянными лестницами. И отсутствие дверей на уровне земли в данном случае было его большим преимуществом, так как такому городу для защиты врагов не требовались стены, которых археологи так и не нашли. Ведь если убрать лестницы, соединяющие дома, то забраться наверх будет практически невозможно. Особенно, если на крышах находятся его жители с луками и копьями с обсидиановыми наконечниками в руках. В этом случае им совсем нетрудно отогнать от него любого врага. Так или иначе, но за все свое существование город так ни разу и не был разгромлен или сожжен (во всяком случае, никаких следов этого археологи не нашли).


Современный вид раскопок в Чатал-Хююке.

Если бы мы оказались внутри чатал-хююкского дома, то увидели бы там гладкие известковые стены, деревянные столбы, подпирающие крышу и обрамлявшие жилую площадку; небольшую печурку, топившуюся «по-черному»; а у стенок – «завалинки», служившие в качестве диванов. На них люди работали, спали, рождались, умирали, и они же вдобавок использовались как вместилища для погребений, так как здесь так же, как и в Хирокитии, было принято хоронить покойников у себя в домах.


Реконструкция дома из Чатал-Хююк. Видны отверстие в крыше и лестница.

К одной из стен дома обычно пристраивалась небольшая кладовая. Тут же был и крохотный внутренний дворик – вместилище разнообразного хлама. Сюда же сваливали не только мусор, но и всевозможные отходы, которые, однако, сверху присыпались золой, явно для того, чтобы от них не распространялся дурной запах.


Реконструкция дома из Чатал-Хююка. Видны низкие платформы и небольшая кладовая.

Домашние животные на ночь загонялись в особые загоны, находившиеся, по всей вероятности, на окраине поселка, поскольку следов их пребывания в домах и двориках обнаружено не было. То есть либо все животные были общими, либо… жители Чатал-Хююка каким-то образом своих животных отличали от чужих!


В одном из домов была обнаружена настенная живописная фреска с изображением своеобразного плана этого «города». На ней хорошо видны длиннейшие ряды домов, изображенные у подножия извергающегося вулкана Гасандаг. Рядом с ним виден потухший вулкан Караджидаг.


Реконструкция «святилища» в Музее анатолийских цивилизаций.

Жители Чатал-Хююка занимались в основном скотоводством и земледелием. Почти ничего не известно об организации их хозяйства, но зерна различных злаков и косточки плодов говорят о том, что на прилегающих полях выращивались пшеница, горох, ячмень, и полба. Остеологи изучили подобранные в раскопах кости, и выяснили, что основой городского стада был крупный и мелкий рогатый скот – коровы, овцы, козы. Остеологи указали и еще на одну любопытную деталь: чатал-хююкские обитатели охотились на оленей, диких ослов, быков, свиней и леопардов.

Причем, стол жителей состоял отнюдь не только из мучных и мясных блюд. Множество косточек винограда, подобранных в остатках домов, наводит на мысль о вполне возможном употреблении ими вина (хотя в пищу, разумеется, шел и сам виноград).

Джеймс Меллаарт считал, что, несмотря на такое развитое производящее хозяйство, торговля для жителей города являлась не меньшим, если даже не самым главным источником их доходов. Вполне возможно, что в этом районе у них была своеобразная монополия на торговлю обсидианом – вулканическим стеклом. Этот материал, подобно кремню, легок в обработке. Из него делали отличное боевое и парадное оружие, которое пользовалось спросом далеко за пределами Южной Анатолии. Ну, а «поставщиками» этого материала были вулканы Караджидаг и Гасандаг, находившиеся совсем рядом. Обсидиан представлял собой ценность и капитал, поэтому его запасы хранились в домах под полами.

На тех, кто познакомится с культурой Чатал-Хююка, обычно особенно сильное впечатление производят произведения искусства, созданные его жителями. Прежде всего, это самые разнообразные статуэтки: сидящие и стоящие люди, животные (бараны, быки, леопарды), мужчины и женщины вместе с животными и сидящие на животных. Некоторые из них весьма схематичны и примитивны, тогда как другие выполнены в блестящей реалистической манере из зеленоватого камня либо из обожженной глины. Очень часто встречается изображение женщины, которой поклонялись в Чатал-Хюйюке. Именно здесь найдены пока что самые древние фигурки Матери-Богини, чей культ позднее распространился также на Балканах и даже в Северном Причерноморье.


Вот так выглядят в земле бычьи рога и черепа, обмазанные гипсом.

Но жители Чатал-хюйюка почитали и мужское божество, которое изображалось как в виде мальчика – возможно, сына либо любовника богини, так и в виде пожилого человека с бородой и головой быка (животного, священного в древней Анатолии). Это было божество охотников, своими корнями уходящее еще в палеолит. Его культ широко был распространен среди наиболее ранних обитателей города, и почему это так, вполне понятно – охота в их жизни тогда играла большую роль, а затем она все время снижалась, пока через 700 лет не замерла совсем. Доказательством этому является исчезновение верхних слоях грунта костей диких животных, причем вместе с ними исчезают и мужские статуэтки. А вот культ плодородия – культ Матери-Богини, расцветает еще более пышно. Появились специальные здания-святилища с яркими полихромными росписями на белых известковых стенах, которые часто подновлялись (под наслоениями штукатурки открываются новые изображения), а внутри них огромные – до двух метров в высоту – барельефы, изображающие людей или животных. (На остов из соломы или глины накладывался гипс и после затвердевания раскрашивался. Причем, если нужно было изобразить голову рогатого животного, то за основу брался череп с рогами, то есть мыслили тогдашние чатал-хююкцы очень даже рационально, можно сказать, просто по-современному.)


Явно какое-то «святое место».

Археологами были найдены целые ряды бычьих голов с огромными рогами, расположенные по краям лежанок в их домах. Бычьи головы свисают со стен, а под ними вылеплены женские груди и нарисованы распластанные в полете хищные птицы, нападающие на человека. Что ни погребение – то новый вариант росписи. Сцены смерти чередуются со сценами жизни. Реализм изображений и грубый схематизм идут рука об руку и, кстати говоря, почему так, непонятно.

Но Чатал-Хююк интересен не столько своими росписями, статуэтками и домами. Из его культурных слоев, начиная с IX горизонта и выше, археологи извлекли довольно много металлических предметов – медных и свинцовых вещиц. Это были мелкие шильца и проколки, окислившиеся и лежавшие под развалинами домов, а еще бусинки и трубочки, обнаруженные в погребениях и, как считается, прикреплявшиеся в качестве украшений к женской одежде.


Бычьи головы в интерьере.

К сожалению, все они имели не слишком привлекательный вид, и чисто внешне, бесспорно, не выдерживали никакого сравнения со всем прочим. Может быть, именно поэтому Меллаарт сообщил о них как-то вскользь, просто как о любопытных находках и даже не привел их рисунков – нашли, мол, и нашли. Хотя эти «безделушки», как он их называет, на сегодня являются древнейшими медными изделиями планеты!

Но самое главное, что здесь же нашли и кусок медного шлака. А это означает, что жители Чатал-Хююка умели не только обрабатывать металл, скорее всего, самородный, но и по мнению все того же Меллаарта, знали каким образом его можно выплавить из руд.

Так что именно находки в Чатал-Хюйюке разрушили все археологические схемы, согласно которым металлургия никогда не появлялась ранее производства керамики. Металлургическое производство, то есть выплавку металла из руд, многократно ставили в зависимость от искусства обжига керамики в специальных печах и умения получать температуру, достаточную для восстановления меди из руды. Здесь эта зависимость была опровергнута. Правда, первые обломки дурно обожженных и грубых глиняных сосудов Меллаарт обнаружил уже в самом низу чатал-хюйюкских напластований, но вскоре они пропали, видимо, не выдержав, по мнению ученого, конкуренции с прекрасными деревянными и костяными сосудами и кожаными бурдюками. Позднее, с VI «а» слоя, керамика появляется вновь. Ее достаточно много и изготовлена она на более высоком технологическом уровне, но то, что ряд довольно ранних слоев не содержит керамики, но содержит металлические изделия – факт!


Керамика из Чатал-Хююка.

Но особенно интересно, что открытия эти были сделаны в Анатолии – области, которую серьезные исследователи эпохи неолита считали совершенно заброшенной окраиной. Всего лишь за несколько лет до открытия Чатал-Хююка в книге крупнейшего английского археолога Гордона Чайлда «Древнейший Восток в свете новых раскопок» из-за отсутствия материалов об этом районе вообще ничего не написал. Эта книга вышла в Лондоне в 1952 году, а через четыре года ее перевод появился и в СССР. Однако прошло всего лишь девять лет, и Джеймс Меллаарт смог написать буквально следующее: «Без преувеличения можно сказать, что Анатолия, длительное время считавшаяся окраиной стран Плодородного Полумесяца, теперь утверждается в качестве наиболее важного центра неолитической культуры на всем Переднем Востоке. Неолитическая цивилизация, открытая в Чатал-Хююке, сияет, подобно шедевру, среди довольно тусклой свиты одновременных земледельческих культур».


Ткань из Чатал-Хююка.

Ну, а потом он раскопает также и небольшое поселение в Западной Анатолии – Хад-жиляр, где будет найден металл VI тыс. до н.э. То есть получается, что технология обработки металла в этом районе и в то время была известна жителям не одного, а сразу нескольких поселений, ну, а самыми первыми металлами, с которыми они имели дело, были свинец и медь!


Вот он – древнейший металл из Чатал-Хююка!

П.С. В качестве постскриптума мне еще раз хотелось бы обратить внимание посетителей ВО на работы Е.Н. Черных – известного российского археолога, заведующего лабораторией естественно-научных методов Института археологии РАН, доктора исторических наук, профессора, члена-корреспондента Российской академии наук и автора множества значимых трудов по этой теме. Полный их список здесь вряд ли есть смысл приводить, когда он есть в Википедии на его биографической страничке. Человек работает на переднем крае исторической науки, использует самые современные методы исследования и где только не «копал». Естественно, что его мнение имеет значение куда большее, чем мнение всех тех, кто никакого отношения ко всему этому просто не имеет!
Автор:
Вячеслав Шпаковский
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

28 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти