Дьявол носит «Правду». Часть 7

Тему авиации открываю следующей цитатой из «Самоубийства»: «Гитлеровцы думали, что в Советском Союзе самолеты плохого качества. Они просто поверить не могли, что МиГ-3 по всему комплексу летно-тактических характеристик превосходит «Мессершмитт-109». Особо ощутимым было превосходство в скорости» (стр. 101).

Сравнивать МиГ-3 с «Мессершмиттом» некорректно, так как первый был чисто высотным истребителем, предназначавшимся прежде всего для перехвата бомбардировщиков. Маневренность была принесена в жертву мощности. «Мессершмитт» же являлся истребителем средних высот и, хоть по скорости и скороподъемности и уступал МиГу, но был хорошо приспособлен для маневренного боя.


Именно на средних высотах развернулась противостояние «сталинских соколов» и последователей Красного Барона. Такие реалии вычеркнули самолет МиГ-3 из числа наиболее приоритетных для советской «оборонки» истребителей. В годы ВОВ эти крылатые машины в основном «прикрывали» столицу и крупные промышленные центры страны от налетов вражеской бомбардировочной авиации.

Потому-то подавляющее большинство наших сограждан по бывшему СССР намного больше наслышано о реактивных «потомках» МиГ-3, чем о нем самом. В расчете на это Виктор Суворов трубит, пытаясь шокировать читателя: «...в одном только Западном особом военном округе одних только МиГ-3 было больше, чем всех «Мессершмитт-109» на всем советско-германском фронте» (стр. 101). В голове человека, по ошибке решившего ликвидировать незнание истории ВОВ с помощью писанины Резуна, мгновенно пронесется: «Если даже МиГов было несметное число, то что тогда о тех же «яках» говорить!» Как тут не согласишься с автором, что Жуков в очередной раз нагло врет (далее по тексту): «Германская разведка ничего не знала про Як-1 и ЛаГГ-3. И не будем вслед за маршалом Жуковым повторять, что их было мало» (стр. 101).

Общее количество самолетов МиГ-3 в летных частях намного превосходило количество всех находящихся в строю «яков» и «лаггов», вместе взятых. По состоянию на 1 июня 1941 года в пяти западных военных округах, где находилась львиная доля истребителей МиГ-3, насчитывалось 845 таких машин (из них в Западном особом военном округе — около 400 единиц). До начала войны с Германией удалось построить только 425 «яков» и 322 «лагга». Понятно, что в частях ВВС находилось еще меньше таковых.

Необходимо учитывать, что новейшие советские истребители только осваивались нашими летчиками. На 1 июня 1941 года самолет МиГ-3 успели хорошо «облетать» лишь 322 летчика. К слову, серийный выпуск МиГ-3 начался только в декабре 1940 года. Приблизительно тогда же стартовало производство истребителей Як-1 и ЛаГГ-3.

Не будем забывать и о машинах Люфтваффе. Во всех четырех воздушных флотах агрессора насчитывалось свыше тысячи истребителей Bf-109 («Мессершмитт-109» — советское обозначение). Их было, соответственно, больше, чем находящихся на службе ВВС РККА самолетов МиГ-3. 60% от всех «сто девятых» относились к модификации F, представители которой были вооружены двумя 7,92-мм пулеметами и одной 20-мм автоматической пушкой, стрелявшей через вал пропеллера. «Миги» имели вооружение немногим слабее — четыре пулемета, включая два крупнокалиберных.

Что касается ЛаГГ-3, то эти истребители на момент начала операции «Барбаросса» находились далеко от западных границ, а боевое крещение «лагга» произошло 13 июля 1941 года, когда лейтенант Бондаренко в районе Смоленска сбил немецкий Do 17, выполнявший разведку. ЛаГГ-3 был неплохим истребителем средних высот, но заметно уступал прекрасной во всех отношениях машине авиаконструктора Александра Яковлева — Як-1.

Самым же массовым советским истребителем на момент начала операции «Барбаросса» оставался И-16, прозванный нашими летчиками «ишаком». На вооружении пяти западных военных округов (Ленинградского, Прибалтийского, Западного особого, Киевского особого и Одесского), которым предстояло первыми встретить вероломно напавшего врага, состоял 1771 самолет данного типа. Это больше, чем было истребителей Bf-109 у немцев, но «ишаки», господствовавшие в небе охваченной гражданской войной Испании до появления там первых «сто девятых», определенно не могли «тягаться» на равных с таким «визави». Вооружение И-16 тоже этому не способствовало: три пулемета, включая один крупнокалиберный.

Вторым по массовости истребителем ВВС РККА был И-153 «Чайка». Серийное производство «чаек» стартовало в 1939 году. Это самый совершенный биплан своего времени и первый в мире самолет подобной конструкции с убирающимся шасси. Но, если в плане авиастроения вообще данный образец был шагом вперед, то в военном плане «перезагрузка» бипланной схемы уже не являлась сильно актуальной. Со всеми вытекающими последствиями летом 1941-го... Тем не менее, нужно отметить, что “чайки” очень успешно применялись во время Битвы за Кавказ, когда эти истребители на предельно малых высотах, маневрируя среди гор, внезапно атаковали подразделения Вермахта, пробиравшиеся через кавказские перевалы к нефти Баку. Для этой цели «чайкам» придавались в помощь реактивные снаряды.

Виктор Суворов даже вскользь не упомянул в своем сочинении ни об «ишаках», ни о «чайках». Будто этих крылатых машин и не было вовсе...

Продолжение следует…
Автор:
Владимир Заинчкивский
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

130 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти