Наци любили варьете на Украине

Наци любили варьете на Украине


Кадр из кинофильма: Люба Шевцова лихо отплясывает перед развалившимися, чванливо жующими, нетрезвыми офицерами вермахта свой неистовый танец, а в это время ребята-молодогвардейцы наносят вред немецким оккупантам. Именно на Украине больше всего было театров и самодеятельных групп, выступающих перед оккупантами.


Нацистская агрессия против Советского Союза сопровождалась разработкой целого комплекса не только военных, экономических, административных, но и культурно-пропагандистских мероприятий на захваченной территории, направленных как на реализацию целей оккупационной политики по отношению к местному населению, так и на обеспечение надлежащего морального состояния военнослужащих вермахта. Определённое место в арсенале используемых средств занимало и театральное искусство.

Условия военного времени, особенности режима в разных зонах оккупации, этническая специфика обусловили некоторые особенности культурной и, в частности, театральной политики на оккупированной территории.



Широко известна фотография, где актриса Ольга Чехова осматривает немецкий самолёт.

Согласно планам министра пропаганды Третьего рейха Йозефа Геббельса, вопросами обеспечения частей вермахта на фронте и в тылу должны были заниматься немецкие театральные коллективы, действующие от организации «Сила через радость» («Kraft durh Freude», далее КдФ). Кстати, этой же организации принадлежал лайнер «Вильгельм Густлофф», ставший для нацистов воплощением идеального корабля. Этот «идеал» в 1945 году разрушила торпедная атака Александра Маринеску.



Как же! Отдыхать они любили после многотрудных боёв и многочасовых расстрелов мирного населения. Они должны были обязательно отдохнуть в компании друзей и артистов.



Для этого — какая предусмотрительность! — было создано КдФ, которая изначально имело вполне хорошие цели: обеспечить организованный досуг для немецкой рабочей силы. Правда, в центре эмблемы организации уже чернела свастика, от которой расходились вокруг кроваво-красные следы. Заманивали фашисты рабочих в свою организацию, обещая им путешествия на лайнерах к берегам Норвегии, Испании и Италии, организовывали экскурсии, концерты, театральные и оперные спектакли, художественные выставки. Фашисты свои обещания тогда сдержали. Правда, потом, уже на восточном фронте.

В КдФ появляются новые отделы.

На реализацию театральной политики на оккупированной территории, в том числе и находившейся под военным управлением, влияло также рейхминистерство оккупированных восточных областей во главе с Альфредом Розенбергом через созданный в отделе прессы и пропаганды министерства в 1942 году особый штаб «Театр».

Однако ключевым фактором, который определял параметры и возможности использования средств театрального искусства в регионе в течение всего периода оккупации, был вермахта его пропагандистские структуры. Как отмечалось в проекте «Указаний о деятельности отделов и команд пропаганды в оккупированных районах Советского Союза», «театральная и музыкальная жизнь, так же как и другие области искусства (балет, варьете и т.д.), должны постоянно находиться под наблюдением, на них нужно влиять и управлять ими в наших интересах». Это предполагало и использование театральных коллективов оккупированной территории с целью культурного обеспечения местного населения и вермахта.


Работа театров была бы невозможной без запроса на эту форму культурной жизни со стороны местного населения и инициативы с мест. Организация профессиональных театральных коллективов была результатом деятельности инициативных групп или местных органов самоуправления (городских, районных управ), которые в решении таких вопросов находились в прямом контакте с военными властями и требовали одобрения с их стороны.

Театральные учреждения на территории Украины начали свою работу вскоре после начала оккупации. Этот процесс значительно быстрее шёл в тех местах, гдё ещё до войны существовали профессиональные театральные коллективы. Первым осенью 1941 года возобновил свою работу Юзовский (до и после оккупации — Сталино, а с середины 1961 года — Донецк) украинский музыкально-драматический театр. С середины 1942 года он был переименован в Городской театр оперы и балета, а с июля 1943 года получил новый статус и название — «Фронтовая опера Сталино».

Примерно в это же время начали работу театры в Харькове и Мариуполе. Театральные коллективы, профессиональные или любительские, во время оккупации действовали и в других городах и посёлках.

Как же! Немецкие солдаты должны были отдохнуть после многотрудной работу по расстрелу мирного населения. Отдыхать они любили. Система управления театрами должна была отвечать целям обеспечения культурного отдыха военнослужащих вермахта и гарантировать невозможность использования сцены в политических целях. В «Отчёте отдела пропаганды «У» («Украина») от 1 сентября 1942 года прямо указывалось на необходимость осуществления надзора за деятельностью театров «с целью недопущения использования их в реакционно-царистских, великорусских, украинско-националистических и большевистских целях».

Все ключевые вопросы деятельности театров решались только по согласованию с оккупационной администрацией. Обеспечение надлежащего контроля над работой театральных учреждений возлагалось на шефов театров, которые назначались из числа офицеров комендатур. В отдельных случаях немецкие военнослужащие, имевшие определённые профессиональные знания, параллельно выполняли функции режиссёров или художественных руководителей. Например, в Юзовском музыкально-драматическом театре художественным руководителем был назначен бывший актёр и режиссёр Мюнхенской оперы Тони Грашбергер.

Театры, действующие в хоне военной администрации, как правило, подчинялись городским управам. Над ними, в свою очередь, осуществляли надзор местные комендатуры или органы пропаганды. По крайней мере, один из театров — Юзовский музыкально-драматический — впоследствии был полностью непосредственно подчинён гарнизонной комендатуре Юзовке, при которой было даже создано отделение городского театра. Это было сделано потому, что театр в Юзовке приобрёл ключевое значение в выступлениях перед военнослужащими вермахта на всём южном крыле советско-германского фронта.

Работа с солдатами вермахта стала главной целью театральных учреждений. Это подтверждается не только программными установками нацистов в вопросах культурной политики на оккупированной территории, но и сведениями о текущей работе театров: количестве посетителей — немецких солдат, выездах театральных групп.

Значительную роль в организации постановок для военнослужащих вермахта на Украине сыграл в конце 1941 года по инициативе штаба 17-й армии (в её тыловую зону в то время входили часть Сталинской, Харьковской, Днепропетровской областей) театр, созданный преимущественно из жителей Горловки, Джержинска и Ставянска. Учитывая то, что одной труппы для выступления перед рассредоточенными на широком фронте войсками фашисткой армии не хватало, немецкий отдел пропаганды приказал организовать ещё три театральных коллектива — в Лозовой, Краматорске и Константиновке. Правда, в связи с наступлением советских войск труппа, созданная в Лозовой, в январе 1942 года была распущена, успев за месяц совей деятельности дать 26 выступлений для 13 400 немецких зрителей в самой Лозовой, Краматорске, лазаретах, пунктах сбора раненых.

Широко практиковались выезды на фронт театрально-концертных бригад, специально сформированных из состава трупп стационарных театральных учреждений для выступлений перед немецкими и итальянскими военными частями. Так, в апреле 1942 года уже четвёртая бригада актёров Юзовского музыкально-драматического театра и Театра эстрады и миниатюр в составе 30 человек посетила немецкие фронтовые части с концертами. По состоянию на октябрь 1942 года концертная бригада Мариупольского театра имени Т.Г. Шевченко под руководством И. Ягупова дала 122 концерта непосредственно на фронте.

Работа театральных коллективов немецкому командованию нравилась. Помимо бригад, формировавшихся из состава стационарных театров, подразделения вермахта обслуживали также и небольшие самодеятельные коллективы, которые, как правило, в отчётах назывались группами по имени их руководителей. Весной 1943 года активную работу в полосе 1-й танковой армии вермахта проводили группы Королёва и Ткаченко. Помимо них две созданные в Чистяково (ныне Торез) и Красном Луче театральные группы варьете выступали в частях 17-го армейского корпуса.

В течение 25 марта — 7 апреля 1943 года группой Королёва в тыловой зоне 40-го танкового корпуса было осуществлено 16 выступлений с общим количеством зрителей в 2270 человек. В период с 1 по 16 июня 1943 года в зоне 17-го армейского корпуса, который дислоцировался в Донбассе, концертная группа Шевелева дала 19 выступлений с 4785 зрителями.

Кроме выступлений непосредственно в воинских частях актёры театров, члены самодеятельных театральных трупп выступали в госпиталях, домах отдыха, казино. В программу, как правило, входили небольшие драматические инсценировки, музыкальные номера, выступления жонглёров, фокусников, танцоров.

Весь репертуар заранее просматривали ответственные лица комендатур.
Выезды в театры стали своеобразной формой поощрения немецких солдат, которых возили на спектакли и концерты прямо с линии фронта организованными группами. Именно так было налажено посещение театров в Юзовке и Таганроге военнослужащими частей, занимавших оборону на Миус-фронте. Особенно интенсивно поездки осуществлялись весной-летом 1943 года, для чего был даже разработан постоянный маршрут. А потом немцев на спектакли возить перестали — советские войска устроили им настоящий театр боевых действий и показали, кто на фронте главный герой.
Репертуар, который ставился на сценах театров, зависел от уровня квалификации и численности труппы, наличия соответствующего помещения и реквизита, тех задач, которые ставила перед театральными учреждениями оккупационная власть.

В то же время были и случаи, когда выступления местных коллективов рассматривались как нежелательные. Показательной в этом плане является ситуация, сложившаяся летом 1943 года в тыловой зоне 6-й армии вермахта. Так, предложение командира роты пропаганды № 695 выступить перед войсками на фронте при условии тщательной проверки программы и разделения по принципу: «пригодно только для немцев», «пригодно только для русских», «пригодно для обоих» командование 294-й пехотной дивизии отклонило с резолюцией, что это приведёт «только к русификации, против чего мы должны будем бороться всеми возможными средствами».

Доступные на сегодня источники, характеризующие степень влияния украинской культуры и, в частности, театрального искусства на военнослужащих вермахта, достаточно противоречивы. Это обусловлено, очевидно, не только различиями в эстетическом восприятии, но и степенью политической ангажированности источников и их создателей. Показательной в этом плане является характеристика театральных постановок в Харькове. По мнению некоторых фашистов, посещавших театры Харькова, «как ни странно, харьковские театральные постановки были совсем неплохие», «Сегодня местный балет танцует в оперном театре, переполненном солдатами. Когда люди этой страны начинают петь и танцевать, то это словно пробуждение от глубокого оцепенения. Им полностью удаётся осуществить перевоплощение во что-то танцевальное, чего часто не могут сделать западные танцоры». Достаточно позитивная оценка выступлений харьковских актёров содержалась и в одном из отчётов отдела пропаганды «У» за март 1942 года.

Интерес представляет программа досуговых мероприятий по случаю посещения командующими оккупационными войсками Венгрии на Восточном фронте генералом Витезом Бакаем командующего тыловым районом группы армии «Б» генерала Эриха Фридеричи в Харькове в октябре 1942 года. Так, Бакай должен был побывать в Свято-Николевском кафедральном соборе, а также на опере «Аида». А во время инспекционной поездки командующего тыловым районом группы армии «Б» в течение 6-15 сентября 1942 года было предусмотрено посещение театров в Сталино и Мариуполе. В июле 1943 года начальник штаба 6-й армии вермахта, характеризуя работу местного театра в Юзовке, хвастливо заявлял, что «путём совместного взаимодействия немецких и украинских сил фронтовая опера, несмотря на военное время, находится на замечательном, многообещающем подъёме».

За свою работу актёры, музыканты, вспомогательный персонал получали заработную плату и паёк.

Известная украинская балерина Елена Горчакова, отплясывающая перед немецкими солдатами и офицерами, потом долго обижалась на советскую власть, которая не давала ей звание народной артистки Украины. Елена Петровна в оправдание своих действий говорила о том, что, работая на оккупантов, она обеспечивала себя и своих близких продуктами. Такое же оправдание придумали для себя руководители театров, лиц, которые влияли на кадровую и репертуарную политику в театрах. Но они были осуждены по законам советского государства.

Источники: Газета «Донецкий вестник». 1942 год. 12 апреля.
Мариупольская газета. 1942. 8 жовтня.
Вюстер В. В аду Сталинграда. Кровавый кошмар вермахта. М., 2010.
Подевильск К. Бои на Дону и Волге. Офицер вермахта на Восточном фронте. М., 2010 год.
Нидермайер Г. Эсэсовская «гвардия» в бою: фронтовые мемуары ветеранов 1-й танковой дивизии СС «Лейбштандарт Адольф Гитлер». М., 2011 год.
Горчакова Е.П. Размышления в затянувшемся антракте. Донецк, 1998 год.
Автор:
Полина Ефимова
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

72 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти