Военный трибунал приговорил...

Военный трибунал приговорил...


В июле 1942 года немцы заняли город Азов. Иосиф Чернов получил от немцев пропуск и 8 августа пешком ушёл в Таганрог, где, по его словам, уже были открыты четыре церкви. Через несколько дней после прибытия епископ был вызван в бургомистерство, где ему было предложено как священнослужителю получить регистрацию. Получив её, 27 августа 1942 года он приступил к службе в Крестовоздвиженской домовой архиерейской церкви. 28 августа владыка Иосиф освятил Никольский собор. «Ныне, с помощью группы верующих и бургомистрества, он вновь становится местом вознесения молитв», — говорилось по этому поводу в местной коллаборационистской прессе (статья «Освящение храмов в Таганроге» опубликована в газете «Новое слово». 1942 год. 1 сентября, №73 (76).

Военный трибунал приговорил...



При освящении присутствовало ряд почётных гостей во главе с бургомистром Дитером и его заместителем Акимцевым. Перед освящением собора епископ Иосиф был вызван в отдел пропаганды, где ему предложили почитать перед согражданами речь. Но позже Чернов говорил о том, что он отказался читать написанную немецким офицером речь, как и собственную проповедь. «В этом документе излагалась клевета на Православную церковь и на митрополита Сергия», — позже на допросе в 1945 году скажет Чернов.

В протоколе допроса, содержащемся в следственном деле, дано следующее объяснение мотивов отказа:

«Вопрос: Вы давали своё согласие начальнику пропаганды выступить с профашистской и клеветнической речью?

Ответ: Я дал своё согласие начальнику пропаганды выступить перед гражданами Таганрога с профашистской и клеветнической речью.

Вопрос: Что помешало вам выполнить это задание начальника отдела фашистской пропаганды?

Ответ: Ничего мне не помешало, я просто не выполнил задания начальника пропаганды.

Вопрос: А за невыполнение данного вам вражеского задания Вы не опасались быть подвергнутым репрессии со стороны гестапо?

Ответ: Опасался, но, оказавшись перед народом, я не решился выступить с гнусной ложью на советскую власть, советскую действительность и на Русскую Православную Церковь».

Сразу после освящения храма с Черновым встретился ростовский комендант и предложил при одобрении немецких властей выехать в город Ростов-на-Дону якобы для проведения в церквах богослужений. По приезде епископ был вызван в комендатуру, где комендант совместно с ростовским благочинным Вячеславом Сериковым предложил Чернову принять участие в духовной поддержке военнопленных. Речь шла, как понял владыка, о тех военнопленных, которые сдались добровольно и из которых формировались коллаборационистские части: «Я дал отрицательный ответ. Тогда комендант заявил мне, что он располагает данными, изобличающими меня в работе на Советский Союз, но свои слова ничем не подкреплял. Я доводы коменданта опровергал. В ходе дальнейшей беседы комендант спросил у меня, чем я могу помочь немецкой армии. На что я дал уклончивый ответ. Выслушав меня, комендант потребовал, чтобы я занялся фашистской пропагандой. Пропаганда, по его мнению, дороже золота и сильнее оружия. В проповеди фашистской пропаганды я отказался. После этого комендант объявил мне, что распоряжению генерала Клейста мне запрещено бывать в Ростове и Новочеркасске и управлять церковью. И под конвоем из Ростова отправил меня обратно в Таганрог».

По словам вышеупомянутого Серикова, также арестованного в 1944 году, епископу Иосифу немцы предлагали «возвести Гитлера в ранг святого», на что был дан отказ.

По приказу заместителя бургомистра Акимцова, принимавшего активное участие в церковной жизни города Таганрога, Чернов написал три статьи антисоветского характера в местную коллаборационистскую газету «Новое слово».

17 октября 1942 года была опубликована статья под названием «Крест снова венчает храмы», написанная к годовщине оккупации Таганрога. 16 декабря 1942 года опубликовано «Рождественское поздравление» за подписью епископа, лишённое какой-либо политической окраски. Ещё одна статья была подготовлена к празднованию Нового года.

Военный трибунал приговорил...


По утверждению местного краеведа М.С. Киричек, «оккупация Таганрога началась значительно раньше, чем других районов Ростовской области, — 17 октября 1941 года и продолжалась почти два года — до 30 августа 1943 года. В период немецкой оккупации ростовской области на местах массово открывались храмы. Первое по времени открытие храма в области произошло именно в Таганроге. В декабре 1941 года здесь была открыта кладбищенская церковь все Святых, староста храма первой обратилась к новым властям с просьбой об открытии этой церкви» (Киричек М.С. Святые купола Таганрога. История храмов, утраченных и существующих. Таганрог, 2008 год. С. 122).

По другим данным, первой в Таганроге возобновила богослужения Крестовоздвиженская домовая архиерейская церковь («Свет радости в мире печали: Митрополит Алма-Атинский и Казахстанский Иосиф. С. 145). В ней и начал служить епископ Иосиф.

Поскольку Иосиф Чернов оказался до приезда в Ростов архиепископа Николая Амассийского единственным епископом, он утвердил В.А. Серикова, в прошлом настоятеля Ростовского кафедрального собора, в качестве благочинного Ростова. Сериковым по приказу немцев впоследствии было организовано в Ростове епархиальное управление для руководства церквями оккупированных немецко-фашистскими войсками областей Кавказа, Кубани и Дона.

В конце сентября 1942 года Чернов был вынужден дать письменное объяснение в отношении прибывшего архиепископа Николая Амассийского: «Гестапо требовало от меня объяснений о том, что Амассийский, якобы, проводил агитацию, направленную против немецко-фашистских войск. Я написал об этом так, что от Амассийского я подобной агитации не слышал».

Примерно в это же время на страницах газеты «Новое слово» активно критиковалось религиозное возрождение в Советской России со ссылкой на берлинскую газету «Новое слово»: «Религиозная свобода в СССР, которая если и проводится в настоящее время, то исключительно по политическим соображениям». В статье «НКВД в епископском одеянии» заявлялось: «предполагаемое открытие церквей в Советском Союзе не нашло, по-видимому, особенного отклика за границей. Теперь советская агитация, с помощью НКВД, прибегла к новому трюку, который должен рассеять последние сомнения ещё не окончательно уверовавших иностранцев. В советской прессе за последнее время нередко попадаются обращённые к Сталину послания лиц различных вероисповеданий».

В Таганроге Иосиф Чернов пробыл с августа 1942 по февраль 1943 года, когда он неожиданно получил распоряжение выехать из Таганрога на Украину, в город Мелитополь. Но он уехал в Каховку, где и находился с марта по июнь 1943 года, а потом вернулся обратно в Таганрог. По возвращении епископ освятил Георгиевский храм, выступив, как обычно, с религиозной проповедью, а также служил панихиду Петру I во время открытия памятника у городского сада. 19 июля 1943 года немецкими властями был перенесён памятник Петру I работы скульптора Антокольского с берега моря на его историческое место — в центр города на Ленинскую улицу, откуда был убран памятник Ленину.

Военный трибунал приговорил...


На площади у памятника Иосиф Чернов после панихиды выступил с речью, в которой благодарил немцев за перенос памятника на старое место и провозгласил многолетие немецкой армии. «На открытии памятника присутствовали работники бургомистерства, полиции и представители немецкого командования, всё происходило в торжественной обстановке, выступал, кроме меня, Акимцов, и какой-то немец, ожидался приезд какого-то генерала. После всей церемонии в театре был устроен торжественный ужин».

Другие свидетели несколько иначе описывали происходящее: «К 12 часам собрали народ. На трибуну, украшенную цветами и фашистской свастикой, поднялся заместитель командующего. Он произнёс поздравительную речь в адрес города и его жителей по случаю восстановления исторической справедливости, возвращения памятника основателю Таганрога на историческое место. Далее выступили другие докладчики, включая бургомистра города. Но вот слово взял епископ Таганрогский Иосиф. При абсолютной тишине он начал говорить о царе Петре I и той роли, которую сыграл он в деле становления Великой Российской империи. Затем оркестр грянул молитву «Боже, Царя Храни». Закончилась тема песней Ивана Молчанова в исполнении хора «Было дело под Полтавой».

В августе 1943 года войска Южного фронта под командованием генерала Ф.И. Толбухина готовились взять Таганрог. Епископ Иосиф срочно выехал из Таганрога в Мариуполь.

30 августа Таганрог был освобожден.

Военный трибунал приговорил...
Военный трибунал приговорил...


Советские органы НКВД арестовали епископа Иосифа в июне 1944 года, после отступления немцев в территории Украины. Его обвинили в принадлежности к немецкой разведке и предложили объяснить, каким образом он остался жить, тогда как числился расстрелянным в списке, оставленном гестаповцами: в городе Умани осенью 1943 года епископ был арестован гестапо и приговорён к расстрелу как английский и советский шпион. И снова туманные ответы.

Судили епископа в 1945 году как агента гестапо и тайного «иоаннита» (последователя секты почитателей Иоанна Кронштадского), организатора тайного монастыря в городе Азове. По делу вместе с ним проходило 43 человека, преимущественно «иоаннитов».

Чернов признавал из многочисленных пунктов обвинения (среди них фигурировало даже осуждение им Патриаршей церкви) только три, а именно: антисоветские публикации в газете «Новое слово», выступление с речью при переносе памятника Петру I с берега моря в центр города и сбор биографий духовенства для передачи немцам по их требованию.

«Согласно приговору военного трибунала Северо-Кавказского военного округа от 11-19 февраля 1946 года Иосиф Чернов был приговорён к 10 годам исправительно-трудовых лагерей. Как «особо опасный государственный преступник», был направлен в особый лагерь МВД близ Челябинска» (источник: журнал «Духовенство», 1995 год).
Автор: Полина Ефимова


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 14
  1. V.ic 8 июля 2016 07:02
    Между молотом и наковальней... Бог ему судья, а не трибунал.
  2. parusnik 8 июля 2016 08:01
    Спасибо, Полина..интересный материал..
  3. Авиатор_ 8 июля 2016 08:14
    Легко отделался
  4. igordok 8 июля 2016 08:15
    Спасибо.
    Заинтересовала заглавная фотография. В газете фото оккупированного Пскова, а статьи радом об Орле, Брянске и Симферополе.
    Очень хотелось-бы узнать данные по этой газете, дату выпуска.
  5. зокняй82 8 июля 2016 08:18
    Богу Богово, слесарю слесарево. Не повесили за шею а дали гуманную десятку, как и бандерам, полицаям и прочим власовцам, советская власть добрая была.
  6. Reptiloid 8 июля 2016 09:47
    Большое спасибо за рассказ,Полина.По разному люди себя проявляли.
  7. Александр12 8 июля 2016 09:59
    «Согласно приговору военного трибунала Северо-Кавказского военного округа от 11-19 февраля 1946 года Иосиф Чернов был приговорён к 10 годам исправительно-трудовых лагерей. Как «особо опасный государственный преступник», был направлен в особый лагерь МВД близ Челябинска»
    По моему, он легко отделался. До конца я думал, что его расстреляют.
    1. Иван Тартугай 8 июля 2016 19:43
      Цитата: Александр12
      По моему, он легко отделался.


      В челябинском, а затем с 1948 года в Карагандинском лагерях был поваром при пищеблоке и иногда в санитарах при больнице. Согласно воспоминаниям сидельцев, Иосиф Чернов в лагерях был на престижных должностях либо поваром, либо санитаром, каптенармусом и т.п., вел обширную переписку, часто получал посылки.
  8. Glaaki 8 июля 2016 10:57
    С фоточками надо бы что-то сделать, а то Роскомнадзор не дремлет.
    1. Котяра Жирный 8 июля 2016 21:45
      Немного не тот случай. Наверное...
  9. домохозяйка 8 июля 2016 11:38
    Церковь и священнослужителей какие только власти не использовали в своих целях. А пастырь должен быть с паствой при любых обстоятельствах. И при Нероне, и при Петре, и при Сталине, и при Ленине, и при Гитлере. Можно сказать - времена тяжёлые, я могу пострадать, брошу это дело. Это будет тоже дезертирство. Пётр тоже виновен, раз его памятник фашисты использовали. Значит он для них тоже "свой"? И раз епископа не расстреляли, значит и наши власти всё это понимали.
  10. Борец 8 июля 2016 18:11
    “Не судите, да не судимы будете....

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня