Демонтаж цивилизации по имени ЮАР... от имени Нельсона Манделы

Меньше двух недель осталось до дня рожденья гиганта мысли, отца африканской демократии и особы, приближенной к императору, — Нельсона Манделы. Но кто празднику рад, тот заранее пьян. Поэтому на просторах сети уже появились бесчисленные посты о Манделе, а также перепосты западных материалов. В стремени конъюнктуры оказались также и особо проворные на своевременность фотографы, сварганившие к знаменательной дате целые циклы фото на заданную тему. И, конечно, не обошлось без «наследия апартеида», которое является слишком удачной куклой для битья. Правда, иногда фото и зачаровывающего текста недостаточно, посему кабельные каналы ощетинились «манделовскими» фильмами, начиная со слезоточивых байопиков и заканчивая кривыми боевиками с непременными теориями заговора.

Нет, это не сговор, тем паче не заговор. Это просто инерция мышления. Потребность в пестовании иконы, того уютного мифического мирка, в котором факты только мешают.


Апартеидим по-маленькому

Апартеид отнюдь не изобретение белого населения ЮАР — африканеров. Апартеид, независимо от терминологии, по факту начал применяться нашим любимым локомотивом западной демократии — Британией. Негры были лишены права свободного передвижения, селения в белых колониях (Наталь и Капская колония). Даже по спецпропуску им запрещалось выходить на улицу ночью. Кроме того, без пропуска негры не имели права передвигаться из округа в округ, пусть он и населён такими же чернокожими африканцами. Кстати, последнее доказало свою основательность, когда при демонтаже апартеида партия Манделы АНК (Африканский национальный конгресс, в основном народ коса) и Инката (народ зулу) принялись вдохновенно резать друг дружку.

Получив такое «знатное» наследство от британского колониализма (впрочем, кончился ли сам колониализм или мутировал, — вопрос), политика которого воспевалась в своё время с тем же поросячьим визгом, с которым сейчас воспеваются пресловутые «европейские ценности», африканеры просто модернизировали его, создав бантустаны — государства в государстве с автохтонным населением. Плохо это или хорошо, я не знаю. Но, видит бог, иного выхода и я бы предложить не смог, так как мгновенная интеграция технологически отсталого чёрного населения с чуждой африканерам культурой (в том числе культурой этики и юридических норм и табу) в белое общество привело бы к развалу ещё не оформившейся на тот момент страны. А если учесть, что африканеры в рамках ЮАР являются меньшинством, то и к повальной резне.

Но, увы, постепенная интеграция и доведение уровня жизни чёрного населения до уровня жизни белого никак не укладывались в интересы крупных экономических игроков Запада, и уж тем более мешали стряпанью легенды по имени Мандела. Ведь эта легенда до сих пор способна скрасить все коллапсирующие процессы ЮАР, запущенные более 20 лет назад и угробившие уже сотни тысяч жизней, чёрных и белых.

Апартеидим по-большому

По сути, африканские государства были созданы не принципом автохтонности народов, а политическими, экономическими и военными интересами стран Запада. Именно эти интересы и стали катализатором безостановочных центробежных сил, раздирающих Африку. Даже не надо копаться в засыпанной сахарским песком историей, чтобы привести пример. Всего каких-то пять лет назад Южный (негритянский) Судан показал всем кукиш и отделился от Северного (арабского) Судана. Это знаменательное событие, правда, омрачал такой пустячок, как 2 млн. убитых в гражданской войне.

Поэтому, пока сохранялся неприемлемый атрибут апартеида (бантустаны), свободомыслящим народам было более чем проблематично заниматься «демократизацией» друг друга. Но на небосводе демократических мифов появился Нельсон Мандела, который не только за считанные годы «забил» на ненасильственное сопротивление, но и привлёк в карман АНК финансовые потоки из-за рубежа. Но и этого новоиспечённому Ганди, как его пытались и пытаются представить в рамках мифа, оказалось мало, и он возглавил вооружённое крыло АНК… Если последнее предложение не вызвало у вас зубовного скрежета, то вы легко сможете поверить, что сам Ганди лопал говяжьи стейки.

Террор АНК стал привычным делом. Нарушение прав человека также стали привычным делом с обеих сторон. При этом Нельсон Мандела всегда «оправдывал» насильственный подход жёсткой политикой силовых структур, которые не собирались предвосхитить подвиг «Беркута», получая булыжником по голове. И резиновыми дубинками они не ограничивались. В Шарпевиле, к примеру, при разгоне многотысячной демонстрации погибли более 50 человек. АНК не оставалась в долгу. С конца 1961 года теракты прошли по всей территории ЮАР: бомбы рвались в Дурбане, Порт-Элизабет, Йоханнесбурге, даже в столице. Поначалу АНК ограничивался диверсиями или же вовсе бескровным саботажем, но быстро вошел во вкус. Под прицелом оказались гостиницы, бары и прочие людные места. Несмотря на арест лидера военного крыла АНК Манделы в 1964 году, террор лишь усилился, греясь в тени «мученика». Мощные взрывы сотрясали сердце ЮАР Преторию, только во время одного из них в 1981 году погибло 18 человек.

Но все эти данные не принято афишировать в «приличном демократическом» обществе, зашоренном стереотипами до состояния инфантильной малолетки. Настолько не принято, что назначение в 2003 году Роберта Макбрайда на должность шефа полиции Йоханнесбурга никого не удивило, несмотря на то, что мальчик Робби в 1986 очень ловко метнул бомбу в придорожный бар, убив трёх человек и искалечив 69. Хотя это ещё цветочки, политический бомонд куда ярче.

Чёрным по чёрному

Ко времени заката эпохи апартеида социальные тенденции уже явственно давали понять, какой монстр идёт ему на смену. Террор обрёл такие масштабы, что мутировал в полноценную гражданскую войну. Мандела и менеджеры низшего звена из АНК настолько расширили свою маркетинговую сеть по демонизации ЮАР, что умудрились оттолкнуть некогда союзников Инката и спустить войну на всепроникающий улично-бытовой уровень. Это когда старая добрая свара соседей по дому или кварталу заканчивается поножовщиной.

Инката, так же как и АНК, выступали против системы апартеида, но отвергали вооружённые антиправительственные выступления. А так как партия в основном состояла из народа зулу, то естественно отстаивала автономию компактного проживания зулу, их традиции и право на самоуправление. Лояльность Инкаты определила их поддержку правительством как структуры, противостоящей раскалывающей страну АНК. Однако далеко не это рассорило союзников.


К концу 80-х торговая сеть «Мандела и Ко» по экспорту борьбы с апартеидом разве что футболками в Интернете не торговала, по известным причинам. Видит бог, в ином случае худосочные хипстеры от Парижа до Москвы баловали бы свои бунтарские фантазии манделовским трикотажем.

Инката видела, что в своём стремлении к власти АНК сотрудничал с коммунистами, капиталистами, с кем угодно для достижения цели. А учитывая, что Мандела был из народа коса, как и многие его приверженцы, зулу решили, что не получат ничего, кроме диктата, да ещё и национально окрашенного. История показала, что они были не так уж и не правы.

Пока так называемая мировая общественность клеймила позором правительственные силы ЮАР и их «приспешников», АНК смекнул, что террор приемлем и против бывших союзников. На эти факты первым раскрыл глаза обществу фотожурналист Грег Маринович. В 1991 году в его объектив попала одна из многих расправ активистов АНК над человеком, которого они посчитали шпионом зулу. Несчастного просто спалили заживо и забили догорающее тело дубинами.

Демонтаж цивилизации по имени ЮАР... от имени Нельсона Манделы

Сожжение активистами АНК прохожего, заподозренного в симпатии к Инката

Ещё одним из любимых способов наведения «справедливости» в отношении зулу или участников Инката стал так называемый «ошейник». На бедолагу напяливали автомобильную шину и опять-таки поджигали.

Случайно забредших не в тот район зулусов, которые продолжали настойчиво ходить на работу у белых и кормить семью, в лучшем случае могли избить или обобрать. АНК требовал от Инката подчинения, саботажа на работе и т.д. Это стало войной на новом уровне.



Инката отвечали жёстко, в духе зулу. Рейдовые мероприятия и открытые столкновения во время митингов теперь ощетинились стрелковым оружием, которое противоборствующие стороны получали по разным каналам, в том числе, и правительственным. Но не стоит думать, что кровавая круговерть убийств была свойственная только среднестатистическим бойцам, которых принято называть быками. Физическая ликвидация политических противников и инакомыслящих стало политикой руководства АНК.

Для этих целей спутница жизни светоча демократии Винни Мандела в 1980-х под предлогом заботы о чёрной молодёжи организовала в пригороде Йоханнесбурга футбольный клуб. Как они играли в футбол, мне не известно, а вот как они исполняли обязанности телохранителей, знает весь мир. Ведь именно эти ребята 29 декабря 1988 года похитили 14-летнего активиста Стомпи Моекетси, обвинили его в доносительстве и разрезали ему горло. Джерри Ричардсон, которого при расследовании сделали «паровозом» всего дела, не хотел мученического венка на свою пятую точку, а потому с чистым сердцем «слил» Винни, что уже сладенько теребила своё звание «матери нации». Тот же Джерри утверждал, что гибель Стомпи далеко не единственная смерть, которую Винни использовала в политических играх. Трупы обычно представлялись жертвами правительства или Инката. Однако, Винни вышла сухой из воды. В 1997 году дело снова завертелось, так как всплыли факты, что «мать нации» лично орудовала ножом. Я покажусь провинциальным, но на месте этой самой нации я бы предпочёл остаться сиротой. В 2003 году Винни наконец была осуждена, правда, за финансовое мошенничество и кражу. И опять таки выпущена на свободу, так как (держимся за стулья, друзья) преступления не были совершены в корыстных целях…

Как же главе женского крыла АНК и неотъемлемой части мифа по имени Мандела удавалось утилизировать любой приговор суда? Большую роль в этом сыграла прелюбопытнейшая структура под названием Комиссия правды и примирения. Я, конечно, в сортах дерьма не разбираюсь, а вот Комиссия правды и примирения в этом просто асы. В ЮАР сложно найти хотя бы нескольких членов АНК рангом выше пушечного уличного мяса, которого эта публичная химчистка не отбелила до глянцевого блеска.

Ещё одним циничным фактором с пробитым дном стала медиакампания с упоением штампующая тренд «жертв режима». Чрезвычайно универсальные эти самые «жертвы режима», не находите? Не нужно вести следствие, «жертвы» обычно безымянны, у них нет родственников, которые почему-то хотят непременно увидеть убийц, можно в разобранном виде. Зато «жертвы режима» необычайно прибыльные ребята — тут тебе и политические дивиденды, да и Пулитцеровские премии с лавровыми вениками «борца с апартеидом» (последнее, кстати, получил упомянутый выше Грег Маринович).

Кто же виновник торжества? Кто заплатит за банкет?

Причинами падения апартеида традиционно называют систематический террор АНК, беспрецедентные экономические санкции и третирование представителей ЮАР во всех областях (гонениям подвергались даже аполитичные спортсмены). Однако протесты ООН и стран в неё входящих донимали ЮАР с момента создания.

Малый пустячок никак не даёт мне принять на веру данные причины. Последнего белого президента ЮАР Фредерика Де Клерка называли «южноафриканским Горбачёвым». Мило, не правда ли? Это он отменил законы апартеида, это он с широченной улыбкой начал гастролировать по всей планете как лидер «свободной страны», это его принимали с удивительным теперь радушием в Европе. Кстати, на данный момент этот господин является участником Агентства по модернизации Украины (держитесь за стулья, мальчики и девочки).

Надеюсь, не надо объяснять, что за Горбачёвыми всегда следуют Ельцины? Транснациональные компании (ТНК), лишённые доступа в ЮАР по политическим мотивам, столь же нуждались в богатствах этой страны, как и компании самой ЮАР в доступе на мировой рынок. Проще говоря, падение занавеса апартеида на этом уровне было вполне решено. Тем паче, что бояться СССР уже не было необходимости, а марионеточная компартия ЮАР контролировалась АНК. Порой складывается впечатление, что именно могущество СССР с его перспективой создания идеологического форпоста на базе мощной ЮАР не давала открыть двери для «демократизаторов» Запада.

Видите ли, африканеры как умелые хозяйственники прекрасно за 300 лет обустроили свою землю. И к середине 80-х годов в ЮАР добывали 680 т золота, 3 млн. т хромовой руды, алмазов на 10 млн. каратов, уран, железо, никель, асбест, цинк, медь и т.д. Сельское хозяйство тяжёлых африканских земель благодаря африканерам-фермерам оказалось на уровне благодатных угодий Италии или Франции. Чёрт, да даже в таком деле, как сыроварение и виноделие, африканеры готовы были потягаться с европейцами. Но вишенкой на этом торте были металлы платиновой группы, месторождения которых находятся в пяти странах: Россия, США, Китай, Зимбабве и, конечно, ЮАР.

Большой капитал, естественно, искал выход. И нашёл!

В данный момент месторождения платины в Марикане и Лимпопо контролируются горнодобывающей компанией Lonmin PLC со штаб-квартирой в Лондоне. Тоже самое ждало металлургию ЮАР, львиная доля которой ныне находится под контролем ArcelorMittal со штабом в Люксембурге. Кстати, эти ребятки и в России обосновались. Но приватизация не остановилась на этом. Приватизированными оказались даже такие стратегические для африканского климата отрасли, как водоснабжение, что в итоге привело к безумному скачку цен и падению качества воды. Финансовая верхушка обогатилась, чего не скажешь о народе, как белом, так и чёрном.

Но это было только начало. Так, в Марикане вышеупомянутая компания Lonmin после долгих увещеваний чернокожих работников, объявивших забастовку, решила дать поработать силовым структурам. Тем самым силовым структурам, которые окончательно отреклись от своего «кровавого прошлого» и возродились как птица феникс в руках негритянских демократов. Дело в том, что растущий в разы травматизм на шахтах и отказ повышать зарплату значительно перевесили в глазах шахтёров все сладенькие песни про счастливое постапартеидное будущее, которое вот-вот придёт, буквально завтра, может через годик. В итоге около 40 шахтёров были попросту расстреляны.


Расстрел шахтёров Мариканы новой чернокожей полицией ЮАР

Джинн из бутылки, или Племенная психология в действии

История имеет свойство повторяться, сначала как трагедия, а потом как фарс. ТНК после долгого и тернистого пути к ресурсам ЮАР вдруг заметили, что коровка-то приносит с каждым годом всё меньше молока. Ведь ранее, несмотря на потерю независимого государственного курса, промышленность и финансы всё ещё поддавались контролю прежних воротил из образованного белого меньшинства. Но вскоре АНК ввёл black economic empowerment (BEE), т.е. расовую селективную программу «для устранения неравенства между белыми и чёрными», она предусматривает доведение суммы активов промышленных предприятий, принадлежащих неграм, до 40%. Более того, чернокожая «буржуазия», всплывшая на волне политических катастроф, и этим недовольна.

Вдогонку BEE негритянская элита ввела в практику affirmative action, что в переводе на русский означает «позитивная дискриминация» (да, на подобные убого лицемерные эвфемизмы наша эпоха богата). В реальности это означает, что, несмотря на опыт и профессионализм, предпочтения при приёме на работу отдаётся чернокожим. По сути, это механизм по вымыванию белых и, в соответствии с реалиями ЮАР, профессиональных кадров.

Удивляться нечему, так как политическая система, созданная Манделой и его командой, не предусматривает никаких альтернатив, никаких фильтров (в том числе в плане образования), кроме членства в АНК, никаких норм. АНК более 20 лет держит ЮАР за горло, и новый политический истэблишмент год от года всё более похож на вождей племени, нежели на лидеров страны.

Нынешний президент ЮАР Джейкоб Зума обвинялся в мошенничестве, присвоении государственных средств, вымогательстве и подозревался в изнасиловании. Последний скандал вокруг персоны этого неприкосновенного президента заключался в том, что у любвеобильного Джейкоба появился на свет незаконнорожденный ребёнок от дочери главы комитета по подготовке к Чемпионату мира по футболу. После этого, как и подобает политику мирового уровня, он попросил прощения у всех своих… восьми жён! Традиции племени, знаете ли.

Его предшественник и прямой преемник Нельсона Манделы Табо Мбеки отличился на своём посту отрицанием СПИДа. Но этого наследнику светоча показалось мало. Поэтому ставленница Мбеки на посту министра здравоохранения, некая Манто Чабалала-Мсиманг, противодействовала «медицине белых» и активно продвигала «традиционную медицину африканских племён». Чем это обернулось для стремительно африканизирующейся (или агонизирующей, неважно) ЮАР, догадаться нетрудно.

Орания — контрастное зеркало действительности ЮАР

По словам одного из лидеров белого населения ЮАР, писателя и публициста Дана Роодта, к 2010 году за 16 лет правления АНК были убиты 174 тысячи человек. По его же данным за весь период «кровавого апартеида» в столкновениях с силовыми структурами погибли 520 негров. При этом количество погибших буров-фермеров приближается к 4 тысячам.

Цифры эти будут неумолимо расти. И этому не стоит удивляться. Совсем недавно лидер молодёжного крыла АНК Джулиус Малема вдохновлено орал в толпу своих соратников популярную у них песню с такими словами: «Убей бура, убей фермера». Более того, когда суд Йоханнесбурга постановил запретить песню за расизм, АНК и вовсе заявила, что песня является частью истории партии, и они будут подавать апелляцию. Представить только песня «убей бура» является частью истории правящей партии ЮАР! Вот эта бесноватая толпа молодчиков идут и убивают. На этом фоне новость о том, что наша нелицензионная версия Ганди также рвала глотку с призывом убивать белых фермеров, не будет шокирующей.

Посему ожидать хоть каких-то перемен, хоть какого-то порядка при ныне сложившейся в лоне АНК политической элите невозможно. И уж тем более нет смысла ждать действий со стороны «мировой общественности» или ТНК, пусть и теряющих часть прибылей. В самом деле, неужели нельзя поставить отношения с новой верхушкой ЮАР на иные кланово-африканские рельсы, которые в своё время проложили тропы для алмазов в Европу?

Созданная АНК кривая чистокровно африканская система с диким количеством социального динамита в фундаменте изменила ЮАР даже визуально. Каждая визуальная мелочь, исказившая цветущий ЮАР, имеет глубокие общественные корни. Например, жилищный комплекс Ponte City в Йоханнесбурге, некогда являвшийся гордостью города и самым высоким зданием на всём «чёрном континенте», ныне служит памятником былого расцвета.

Сначала оттуда бежали белые после краха апартеида, потом здание почти на 10 лет захватили местные чернокожие шайки и проститутки, отметившись тем, что во внутреннем дворике устроили помойку высотой в пять этажей. Ныне бандитов удалось разогнать, а здание населяют не преуспевающие южноафриканцы, а низкооплачиваемая рабсила и мигранты.


Руины небоскрёба Йоханнесбурга, сброшенные во внутренний двор


Частично отреставрированный комплекс Ponte City в окружении новой реальности

Вдохновляющие либералов всех мастей ветры перемен смогли нанести даже на внешне благополучные частные одноэтажные пригороды налёт тюремной безнадёги. Хозяева с доходом поменьше украшают аккуратные заборчики не изящной лепниной, а колючей проволокой. Хозяева более зажиточные предпочитают обносить заборы колючкой под током. Возможно, кто-то может по незнанию принять это за сушилку, но развешивать бельё на ней я не рекомендую. Кстати, у автора не было необходимости специально выискивать трущобы или специально поставленные фото, нет. Хватило минутной прогулки в www.google.ru/maps по несчастному Йоханнесбургу.




Уютные дома ЮАР, окружённые колючей проволокой под электрическим током



На этом фоне контрастной ностальгией выглядит один из немногих спокойных уголков ЮАР — городок Орания с чисто африканерским населением более 1500 человек. Ещё в далёком 1990 году африканеры видели, к чему ведут популистские речи политиков и их новый курс на демонтаж системы без перспективы создания чего-либо взамен. Поэтому сообщество африканеров-фермеров выкупило у ЮАР ветшающий посёлок Орания и построило здесь охраняемую, а потому безопасную общину.


Типичная улица в Орании (даже заборов что-то незаметно)

Орания — не просто какой-то сельскохозяйственный кооператив, это прообраз культурной автономии, нацеленной на сохранение культуры африканеров и их родного языка африкаанс, который намеренно изживается со всей территории ЮАР. В Орании африканеры основали свои компании, администрацию, даже смогли выпустить свою валюту под названием «ора».


Африканеры на работе

По сути, Орания является спасательной шлюпкой для африканеров, против которых идёт настоящий культурный и физический геноцид. И другого выхода, нежели автономия, сами африканеры не видят. Так, адвокат из Претории Пол Крюгер, подавший иск в гаагский суд против правительства ЮАР, утверждает, что они приехали в Гаагу с доказательствами преступлений, совершаемых против африканеров, но вместо того, чтобы обсуждать факты, европейцы посчитали, что расизм могут совершать только белые, обратный сценарий просто не укладывается в их головах.





Так что, учитывая тенденцию, предлагаю читателям полюбоваться на Оранию, пока она ещё существует. Ведь африканерам, в отличие от англоязычных южноафриканцев, уезжать некуда, они рассматривают Африку как свою родину.
Автор:
Восточный ветер
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

56 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти