Особенности боевого применения советской авиации в Маньчжурской операции

Особенности боевого применения советской авиации в Маньчжурской операции


Главной составной частью Дальневосточной военной кампании советских ВС в 1945 году явилась Маньчжурская стратегическая операция, проведенная с 9 августа по 2 сентября войсками трех фронтов: Забайкальского, 1-го и 2-го Дальневосточных при поддержке силами Тихоокеанского флота и Амурской флотилии. Участвовали в ней и монгольские войска. В Забайкальский фронт входила 12 воздушная армия (ВА) маршала авиации С.А. Худякова, в 1-й Дальневосточный-9 ВА генерал-полковника авиации И.М. Соколова и во 2-й Дальневосточный -10 ВА генерал-полковника авиации П.Ф. Жигарева. Планирование и координацию действий авиационных сил осуществлял представитель Ставки по авиации, командующий ВВС главный маршал авиации А.А. Новиков. При нем находилась оперативная группа штаба ВВС.

Воздушные армии Забайкальского и 1-го Дальневосточного фронтов, которым отводилась в операции главная роль, были усилены соединениями и частями, имевшими боевой опыт, полученный в боях с фашистской Германией. На Дальний Восток были перебазированы два бомбардировочных корпуса (по две дивизии в каждом), истребительная, гвардейские бомбардировочная и транспортная авиационные дивизии.


Советская авиации имела более чем двукратное превосходство над японской по количеству самолетов. Качество отечественных машин, задействованных в операции, таких, как истребители Як-3, Як-9, Як-7Б, Ла-7 и бомбардировщики Пе-2, Ту-2, Ил-4 так же, как минимум, не уступало японским самолетам. Стоит отметить и тот факт, что в составе японских ВВС не имелось штурмовой авиации. Советская же располагала Ил-2 и Ил-10. Многие наши летчики, командиры полков, дивизий и корпусов обладали большим боевым опытом.

Перед ВВС стояли задачи по завоеванию господства в воздухе и прикрытию группировок войск фронтов; поддержке наземных войск при прорыве укрепрайонов; нанесению ударов по железнодорожным узлам, линиям, эшелонам, срыву маневра оперативными резервами противника в период нашего наступления; нарушению управление войсками; ведению воздушной разведки, обеспечения разведданными штабы наземных войск.

Боевые действия 12 ВА имели сформированные планы на первые пять дней фронтовой операции, 10 ВА — на первые сутки операции, а 9 ВА — на 18 дней (подготовительный этап 5-7 дней, период разрушения оборонительных сооружений — 1 день, период прорыва обороны врага и развития успеха — 9-11 дней). Детальное планирование в 9 воздушной армии определялось наличием укрепленных районов, которые могли затруднить развертывание главных ударных сил фронта на избранных операционных направлениях. Для достижения внезапности накануне операции, директивой командующего фронтом действия авиации этой армии на первых двух этапах были отменены. Части и соединения ВА должны были подняться в воздух на рассвете 9 августа.

Штабы воздушных и сухопутных армий совместно отработали планы взаимодействия, единые кодированные карты, радиосигнальные и переговорные таблицы, сигналы взаимного опознавания. Основа взаимодействия воздушных сил с наземными войсками в период проведения Маньчжурской операции, заключалась в согласовании усилий воздушных армий с основными ударными группировками фронтов с целью достижения наибольших результатов.

Опыт разгрома фашистской Германии свидетельствовал, что взаимодействие ВА с войсками фронтов в первую очередь должно быть организовано по принципу поддержки, который позволял осуществить централизованное управление и массированное применение самолетов. Стоит отметить, что организация взаимодействия авиационных сил с наземными войсками во многом определялась особенностями базирования и боевой работы авиации в специфических условиях Дальневосточного театра. Увеличение состава, перегруппировка и сосредоточение ВВС накануне операции потребовали подготовки и расширения сети аэродромов.

Особенности боевого применения советской авиации в Маньчжурской операции


Материальное и аэродромно-техническое обеспечение действий авиации усложнялось вследствие ограниченности путей сообщения, особенно в ходе наступления. Обширность театра, пустынно-степная и горно-лесистая местность, отсутствие населенных пунктов и источников водоснабжения, тяжелые климатические условия — все это, значительно затрудняло работу авиационного тыла. Сказалась и недоукомплектованность личным составом и необходимой техникой районов аэродромного базирования. Именно поэтому Ставкой ВГК воздушные армии были усилены авиационно-техническими подразделениями. Доставку боеприпасов, продовольствия, воды и ГСМ осуществляли централизованно, по указанию начальников районов аэродромного базирования. Запасы всего необходимого создавались для ведения боевой работы в течение 12-13 дней операции.

Ливневые дожди, туманы, грозы, низкая облачность, пустынная и горно-лесистая местность, ограниченное количество ориентиров затрудняли полеты авиации. Поэтому изучение районов предстоящих боевых действий в навигационном отношении было крайне важным. Для обеспечения самолетовождения и взаимодействия усилиями авиации и наземных войск была создана система контрольно-опознавательных знаков на вершинах сопок, в 3-6 км от границы и в 50-60 км друг от друга. Наиболее важные дороги обозначались специальными знаками. Перед операцией на передовые аэродромы переместились средства наземного обеспечения самолетовождения. Радиопеленгаторы и приводные радиостанции располагались в районах базирования истребителей, радиомаяки — в районах базирования бомбардировщиков и светомаяки в районах базирования ночных бомбардировщиков ИЛ-4, на трассах их полетов, на базовых аэродромах, на контрольно-опознавательных и контрольно-пропускных пунктах. В прибывшие с запада полки выделялись летчики-лидеры из авиаполков, постоянно базировавшихся на Дальнем Востоке. В эскадрильях, частях и соединениях организовывалось изучение районов дислокации и боевых действий по картам, с облетом местности на транспортных самолетах. Подготовительный период для дальневосточных авиасоединений, продолжался свыше 3 месяцев. Для соединений, прибывших с Западного ТВД, от 15 дней до месяца. Указанные мероприятия подготовительного периода обеспечили авиации успех при выполнении поставленных задач.

Воздушную разведку осуществляли не только разведывательные авиаполки и эскадрильи, но и до 25-30% всех сил бомбардировочной, штурмовой и истребительной авиации. Штурмовики и истребители должны были вести тактическую разведку на глубину до 150 км и наблюдение за полем боя, бомбардировщики и разведывательные части — оперативную до 320-450 км, дальние бомбардировщики стратегическую до 700 км.

За месяц до начала операции была сфотографирована, на глубину до 30 км, территория противника. Это помогло вскрыть систему вражеской обороны, наметить окончательно участки прорыва, выбрать места форсирования рек, уточнить расположение оборонительных укреплений и сооружений, огневых средств и резервов. С началом операции самолетами 12 ВА проводилась воздушная разведка, для нужд которой выполнялось ежесуточно более 500 самолето-вылетов. Ее вели на широком фронте, свыше 1500 км. Первоначально разведывательные полеты производились на больших высотах, от 5000 до 6000 м, а позднее — на средних, от 1000 до 1500 м. В среднем на эти задачи всеми воздушными армиями затрачивалось самолето-вылетов в 2-3 раза больше, чем в ходе наступательных операций, на Западном ТВД. Разведка производилась по направлениям и районам (полосам) способом воздушного фотографирования и визуально.

Переброска самолетов на передовые аэродромы выполнялось небольшими группами. Перелет совершался на малых высотах при полном радиомолчании, для повышения скрытности. Это обеспечило внезапность применения крупных сил авиации.

Наиболее поучительно оперативное взаимодействие воздушных сил с войсками осуществлялось в Забайкальском фронте. В связи со значительным отрывом танковых соединений от общевойсковых армий, ведущих наступление на разобщенных параллельных операционных направлениях, только авиация могла обеспечить непрерывную поддержку наступавших соединений на всю глубину, операции. Руководство авиационными дивизиями, поддерживающих танковую армию, осуществляла оперативная группа. Связь обеспечивал подвижной радиоузел. Для дальнего наведения самолетов ему придавалась РЛС. В истребительной авиадивизии имелись радиолокаторы для наведения самолетов на воздушные цели. В каждом полку истребителей, для организации постов ближнего наведения, выделялись авианаводчики с радиостанциями.

Следует отметить и упущения в планировании взаимодействия. Так, для поддержки действий сухопутных войск на вспомогательных направлениях фронта (хайларском и калганском), была выделена одна бомбардировочная дивизия и полк истребителей. Не совсем удачно были намечены аэродромы маневра для авиачастей и соединений, взаимодействовавших с 6-й танковой армией. Не планировалось нанесение контрударов совместными действиями авиации и танков, не предусматривались действия бомбардировщиков в ходе первых дней операции в интересах общевойсковой армии, ведущей наступление на левом фланге танковой армии. Все эти недочеты могли привести к снижению темпов наступления войск фронта, поэтому планы взаимодействия были доработаны и указанные недостатки устранены с началом операции.

Командующий ВВС Дальнего Востока А.А. Новиков со своим полевым штабом находился в полосе действий 12 ВА, на главном направлении. Руководство 9 и 10 ВА и ВВС ТОФ осуществлялось через штаб управления ВВС Дальнего Востока. С выходом наших войск на Маньчжурскую равнину и до окончания военной кампании, управление осуществлялось через полевой штаб ВВС из Хабаровска.

Силы всех трех фронтов начали наступление ночью 9 августа. Артиллерийскую подготовку решено было не проводить для достижения внезапности. Войска сразу же овладели большим количеством опорных пунктов и укреплений врага.

Успеху наступления наземных войск на основных стратегических направлениях способствовала авиация 9 и 12 ВА. 76 ИЛ-4 произвели бомбардировку военных объектов Харбина и Чанчуня. Утром с целью, парализовать работу коммуникаций, воспретить маневр резервами, нарушить управление бомбардировочная авиация этих воздушных армий и ВВС ТОФ нанесла два массированных удара. В первом участвовало 347 бомбардировщиков под прикрытием истребителей, в повторном — 139 бомбардировщиков.

Днем 9 августа соединения 10 ВА поддерживали войска 2-го Дальневосточного фронта, форсировавшие водные преграды. На третьи сутки операции передовые отряды Забайкальского фронта преодолели обширную пустыню, и вышли к отрогам Большого Хингана. Благодаря активным действиям 12 ВА японское командование не сумело своевременно подтянуть резервы и развернуть оборону на перевалах хребта. Танковая армия, преодолев Большой Хинган в сложных условиях распутицы, из-за нехватки горючего уже на 3-4-й день операции вынуждена была остановиться и задержаться почти на два дня, чтобы подтянуть тылы.

Решением командующего фронтом снабжение танковой армии осуществляла транспортная авиация, ее самолеты перебросили более 2450 т ГСМ и до 172 т боеприпасов. Ежедневно выделялось до сотни транспортных Ли-2 и СИ-47, производивших до 160-170 вылетов в день. Протяженность маршрутов составляла от 400-500 км до 1000-1500 км, из которых 200-300 км проходили над хребтом Большой Хинган, закрытым большей частью туманом и низкой облачностью. Аэродромов и удобных площадок в случае вынужденной посадки не было. Полеты совершались в пункты, с которыми еще не была установлена радиосвязь, а аэродромы летному составу не были известны. В этих условиях успешно выполняли свои задачи рекогносцировочные группы, специально созданные и следовавшие с передовыми частями сухопутных войск. Каждая группа имела 1-2 автомашины, радиостанцию, миноискатели и необходимый инструмент. Группы вели разведку местности, изыскивали площадки для создания аэродромов, устанавливали связь с транспортными самолетами и обеспечивали их посадку.

Особенности боевого применения советской авиации в Маньчжурской операции


Господство в воздухе завоевывать не пришлось: 9 августа было установлено, что японцы, решив сохранить авиацию для обороны островов Японии, передислоцировали ее почти полностью на аэродромы Южной Кореи и метрополии. Поэтому все усилия авиации воздушных армий были брошены на поддержку наземных сил фронтов, что, безусловно, способствовало успеху операции.

Штурмовая и истребительная авиация 9 ВА активно поддерживала войска фронта. Его ударные группировки на двух главных направлениях за пять дней операции продвинулись на 40-100 км. Авиационные представители, располагавшие мощными радиостанциями, нередко помогали командирам дивизий наземных войск, которые вырвались вперед и потеряли связь, устанавливать ее с КП своих армий.

Учитывая успешные действия Забайкальского и 1-го Дальневосточного фронтов, Главнокомандующий ВС Дальнего Востока А.М. Василевский отдал приказ, о развертывании наступления 2-го Дальневосточного фронта, при активной авиационной поддержке. В течение недели его войска разгромили несколько соединений врага и успешно продвигались вглубь Маньчжурии. Вследствие большой удаленности от аэродромов штурмовой авиации, в результате стремительного наступления, поддержка танковых соединений Забайкальского фронта по решению главного маршала авиации А.А. Новикова, возлагалась на бомбардировочную авиацию 12 ВА.

Эффективными оказались сосредоточенные удары штурмовиков и бомбардировщиков. Для уничтожения блокированных 25-й армией 1-го Дальневосточного фронта узлов сопротивления Дунинского укрепленного района, двенадцать девяток ИЛ-4 19 бомбардировочного авиакорпуса нанесли сосредоточенный удар. Бомбометание осуществлялось с высот 600-1000 м серийно по ведущему в два захода. Используя результат удара авиации, наши войска овладели Дунинским укрепленным районом. Централизованное управление авиацией позволяло командованию воздушными армиями сосредоточивать усилия на том направлении, где это было наиболее важно. Грамотно использовалось одно из главных свойств авиации — её высокая мобильность.

Взаимодействие 9 ВА и войск 1-го Дальневосточного фронта было на высоком уровне. Были случаи, когда штурмовики и бомбардировщики, поддерживавшие одну армию, перенацеливались для поддержки другой. Концентрация усилий воздушной армии, по задачам наступательной операции и объектам, обеспечивала быстрые темпы наступления соединений фронта. В ходе поддержки войск на направлениях главных ударов осуществлялось непрерывное воздействие на врага. Эта непрерывность достигалась тем, что штурмовики действовали эшелонировано и производили каждым самолетом по пять-семь атак, а бомбардировщики систематически наносили удары на коммуникациях. Авиация была вынуждена вести боевую работу в сложных погодных условиях почти в течение всей операции. Когда исключались групповые полеты, из-за плохих погодных условий, истребители и штурмовики парами вели разведку, попутно атакуя наиболее важные объекты противника.

Сухопутные войска для целеуказания авиации умело применяли цветные дымовые шашки, ракеты, разрывы артиллерийских снарядов, трассирующие пули, полотнища. Самолеты 9 и 10 ВА, в целях поддержки наступающих советских войск и ударов по укрепрайонам, сделали соответственно 76% и 72% боевых вылетов, произведенных ударной авиацией.

Успех операции Забайкальского фронта значительно зависел от того, успеют ли японцы занять перевалы через Большой Хинган своими резервами. Поэтому первые пять суток операции все железнодорожные станции на участке Учагоу-Таонань и Хай-лар-Чжаланьтунь подвергались ударам Ту-2 и Пе-2, которые действовали группами по 27-68 самолетов. Всего бомбардировщики 12 ВА произвели с этой целью 85% всех самолетовылетов. В отличие от 12 ВА, воздушная армия 1-го Дальневосточного фронта для изоляции резервов от поля боя использовала большей частью штурмовики и истребители, которые не разрушали железнодорожные станции, а закупоривали движение, посредством уничтожения эшелонов и паровозов, входных и выходных ж/д стрелок.

Особенности боевого применения советской авиации в Маньчжурской операции


Огромный объем работ по подготовке аэродромов, вслед за ведущими наступление войсками фронтов, проделали органы тыла воздушных армий. К примеру, за четыре дня в 12 ВА было подготовлено 7 аэроузлов. А с 9 по 22 августа построено 27 новых аэродромов и восстановлено 13, а в 9 и 10 ВА восстановлено соответственно 16 и 20.

С выходом войск Забайкальского фронта в центральные районы Маньчжурии создались возможности для окружения всей японской группировки. Во вражеском тылу в районах крупных городов и аэродромных узлов были высажены воздушные десанты, численностью от 50 до 500 бойцов, которые способствовали увеличению темпов наступления и сыграли заметную роль в окончательном окружении и разгроме Квантунской армии.

Вместе с десантными войсками, как правило, высаживались авиационные представители с радиостанциями. Они постоянно держали связь с командованием ВА и со своими авиадивизиями. Обеспечивалась возможность вызвать авиационные части для поддержки десантных войск. На десантирование, прикрытие и поддержку десантов было произведено порядка 5400 боевых вылетов. Самолетами было перевезено почти 16,5 тыс. человек, 2776 т ГСМ, 550 т боеприпасов и 1500 т других грузов. Около 30% боевых вылетов транспортные самолеты произвели, проводя разведки в интересах воздушных десантов. В течение операции транспортная авиация и авиация связи трех ВА произвела 7650 боевых вылетов (9-я ВА — 2329, 10-я-1323 и 12-я -3998).

Понадобилось десять суток, чтобы разгромить Квантунскую армию. За такой небольшой период ВВС совершили около 18 тыс. боевых вылетов (совместно с ВВС ТОФ свыше 22 тыс.). Количественно они распределялись следующим образом: до 44% — на поддержку советских войск и борьбу с вражескими резервами; до 25% — на воздушную разведку; около 30% — в интересах десантов, транспортных перевозок и обеспечения связи и управления.

Особенности боевого применения советской авиации в Маньчжурской операции


Для ударов по японским аэродромам наши ВВС затратили только 94 боевых вылета (около 0,9 %). Причина этого была в том, что части вражеской авиации были отведены на аэродромы, расположенные в недосягаемости для наших фронтовых бомбардировщиков. В целях прикрытия наземных сил и сопровождения самолетов других родов авиации, истребители выполнили более 4200 самолетовылетов. Выделение столь мощных истребительных сил для решения поставленных задач было явно избыточным, так как вражеская авиация почти не действовала.

Во время Маньчжурской операции ВВС осуществили то, что не всегда удавалось сделать в ходе боев на западном ТВД: дезорганизовать железнодорожные перевозки и успешно уничтожать вражеские резервы. В результате, японское командование для маневра только частично могло использовать железнодорожные коммуникации, районы сражения были изолированы от подвода свежих сил, японцы не имели возможности вывозить материальные ценности и выводить свои войска из-под ударов наступавших советских войск.

Опыт Маньчжурской операции показал, что при стремительном наступлении наших войск, когда обстановка менялась особенно быстро, воздушная разведка становилась не только одним из главных, но порой и единственным средством получения в короткие сроки достоверных сведений о вражеских силах и их намерениях. Боевые действия советской авиации в Маньчжурской стратегической операции подтвердили, что принцип поддержки позволял максимально использовать маневренные качества авиации, давал возможность централизованно управлять, и массировано использовать авиасоединения на направлениях главных ударов фронтов. Разобщенность всех трех стратегических направлений ТВД требовала организации и осуществления самого тесного взаимодействия авиации с сухопутными войсками. Несмотря на огромный размах боевых действий, управление воздушными силами в ходе подготовки операции и, частично в период ее проведения, осуществлялось централизованно. Основными средствами связи являлись радио- и проводные линии связи, а также самолеты подразделений авиации связи воздушных армий. В заключении стоит отметить, что боевые действия сухопутных войск и ВВС в Маньчжурской операции, по своему пространственному размаху и стремительности наступления, достижению основных стратегических целей в начале войны, не имеют себе равных в ходе всей Второй мировой войны.

Источники:
Коллектив авторов. Боевые действия авиации при разгроме Квантунской армии Японии // Советские военно-воздушные силы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. М.: Воениздат, 1968. С. 422-447.
Иванов С. Подготовка и нанесение внезапного первого удара с открытием нового стратегического фронта (по опыту кампании советских вооруженных сил на Дальнем Востоке в 1945 г.) // Начальный период войны (по опыту первых кампаний и операций Второй мировой войны). М.: Воениздат, 1974. С.323-326.
Брюховский Г. Применение авиации в Маньчжурской операции // ВИЖ. 1978. №9. С. 17-23.
Кожевников М. На Дальнем Востоке // Командование и штаб ВВС Советской Армии в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов. М.: Наука, 1977. С.142-156.
Харитонов С. Советская авиация в Манчжурской операции // Вестник ПВО. 1989. №3. С.48-52.
Автор: Инженер-технарь


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 16
  1. parusnik 8 июля 2016 08:06
    Спасибо, внятно, доступно, понятно..Впрочем как всегда...
  2. костя андреев 8 июля 2016 09:02
    Хотелось бы добавить. В маньчжурской операции проявился такой недостаток наших истребителей как малая дальность полета. Если на европейском театре с развитой инфраструктурой это не имело решающей роли, то в воине с Японией при отсутствии развитой сети аэродромов эта особенность стала заметна. В этом плане хорошо показали американские кобры.
    Помню читал воспоминания нашего летчика (фамилию не помню), так он по поводу тактики Покрышкина говорил: если бы на моем самолете былобы столько топлива сколько на кобре я бы тоже так летал. (Не дословно).

    А так статья понравилась, побольше таких исторических и технических статей, а то размышления аналитегов по поводу глобальных проблем надоели.
    Эх вот победю матушку лень (как и многие наВО) и тоже статью напишу, нет статьищю.
  3. Таня 8 июля 2016 10:23
    Автору - спасибо!
    Очень конкретная и интересная статья, написанная понятным языком.
    Читается на одном дыхании. Блеск!
  4. Верден 8 июля 2016 10:33
    Спасибо автору. Статья понравилась. Вообще, вся Маньчжурская операция, начиная от быстрой скрытой переброски войск с запада на восток и заканчивая наступательными действиями - вещь уникальная. Быстрый темп наступления помог избежать многих проблем. В том числе и связанных с применением японцами бактериологического оружия. Ведь они получили приказ о его применении, но из-за быстрого наступления наших войск применить не успели.
    1. Alex_59 8 июля 2016 12:09
      Цитата: Верден
      В том числе и связанных с применением японцами бактериологического оружия. Ведь они получили приказ о его применении, но из-за быстрого наступления наших войск применить не успели.

      Есть версия, что успели. Правда раньше - в конце 30-х годов. Клещевой энцефалит называется. Слишком много удивительных совпадений. До середины 30-х про этот энцефалит ничего не слышали, ни в Приморье, ни в Сибири, не на Урале. А появился он именно на Дальнем востоке и оттуда распространяется. По странному стечению обстоятельств именно после прихода Японцев и начала пограничных конфликтов с Монголией и СССР.

      Я ничего не имею против современных японцев, и не желаю с ними конфликтовать по любому поводу, но за эту диверсию против СССР никто из них до сих пор не ответил. Могли бы покаяться.
      1. goose 8 июля 2016 16:12
        Цитата: Alex_59
        Есть версия, что успели. Правда раньше - в конце 30-х годов. Клещевой энцефалит называется.

        Неправда, с ним столкнулись еще в 1918 году и описали. Ранее энцефалит не диагностировался ввиду слабости медицины. Но он действительно не был большой повсеместной проблемой и был локализован в только на ДВ.
        1. Alex_59 8 июля 2016 19:26
          Цитата: goose
          Неправда, с ним столкнулись еще в 1918 году и описали.

          Я же сказал - есть версия. Я не говорю что в этом на 100% виноваты японцы. Там дело темное. Но факт есть факт - енцефалита не было на Урале еще в 60-е годы, и волна идет именно с востока. Это факт не оспоримый. И второй факт - до этого вспышка энцефалита была вне пределов России только в одной стране. Угадайте в какой? В Японии! В 20-е годы. Правда там разносчиком были комары, а эпидемия была быстро ликвидирована. Вот такие факты. А прямых доказательств что это японская диверсия конечно нет. Некоторые считают что энцефалит был всегда, просто заселение диких восточных земель привело к его быстрому распространению на Запад. Где тут правда - фиг поймешь.
  5. Alexey RA 8 июля 2016 12:39
    К сожалению, в ходе Маньчжурской операции не обошлось без friendly fire.
    Тяжелый случай произошел, когда наша авиация допустила грубую ошибку и вместо объектов противника в районе станции Эхо нанесла бомбовые удары по своим войскам в районе Мулина (главным образом по зенитной артиллерии и тылам 5-й армии).
    © Гареев М.А.
    Две девятки "Илов" из 303-го бап и одна девятка 444-го бап, отправленные вместе с другими эскадрильями 19-го БАК бомбить Муданьцзян, из-за грубой ошибки в штурманских расчетах приняли за свою цель город Мулин , расположенный в 60 километрах к северо-востоку от Муданьцзяна и еще 11 августа взятый советскими войсками. Там находилось множество резервных и тыловых частей, а также госпитали, склады и ремонтные мастерские. Бомбардировщики обрушили на город 270 100-килограммовых фугасных бомб.

    В 11-45 наша авиация произвела массированный налет группами Ил-4 по городу Мулин. Убито до 200 военнослужащих, в том числе начальник армейского ДК майор Гольдштейн. Разбито и сожжено до 200 автомашин, 12 орудий и 8 минометов.
    © ОБД штаба 5 армии.
    Наша бомбардировочная авиация ДД [дальнего действия] типа Ил-4 произвела бомбардировочный налет на занятый войсками 5-й Армии г. Мулин. В результате бомбардировки возникло 5 очагов пожаров, имеются жертвы в частях и среди местного населения.
    Согласно устному распоряжению зам. командующего артиллерией ПВО войск 5-й Армии 2011 и 1278 ЗАП [зенитно-артиллерийские полки] вели огонь по своим самолетам. Израсходовано 52 85-мм и 34 37-мм снарядов. Убито двое солдат, ранено 6
    © Доклад о боевых действиях 48-й зенитно-артиллерийской дивизии.
  6. Михаил Матюгин 8 июля 2016 13:48
    Спасибо автору за качественную статью ! По большому счёту именно в августе 1945 г. Красная Армия смогла повторить успехи Вермахта и осуществить свой блицкриг - с минимальными потерями и с высокой эффективностью.

    Цитата: Инженер-технарь
    Советская авиации имела более чем двукратное превосходство над японской по количеству самолетов.
    На самом деле полное. Чуть ниже автор правильно указал :

    Цитата: Инженер-технарь
    Господство в воздухе завоевывать не пришлось: 9 августа было установлено, что японцы, решив сохранить авиацию для обороны островов Японии, передислоцировали ее почти полностью на аэродромы Южной Кореи и метрополии.

    И ещё стоит сказать, что советская разведка всё же сработала не особенно эффективно.
    Советские воздушные разведчики и командиры не определили ни то, что большинство сил ВВС Японии было выведено с азиатского материка на острова, и то, что мизерное количество самолёто-вылетов говорит о том, что запасы топлива императорских ВВС близки к нулевым, а на аэродромах стоят деревянные макеты самолётов.

    Цитата: Инженер-технарь
    боевые действия сухопутных войск и ВВС в Маньчжурской операции, по своему пространственному размаху и стремительности наступления, достижению основных стратегических целей в начале войны, не имеют себе равных в ходе всей Второй мировой войны.
    Не просто так Маньчжурскую операцию называют Манчжурский блицкриг 1945 ! Но честно скажем - Япония не ожидала нападения со стороны Советского Союза и её военно-воздушные силы не только морской но и сухопутной армейской авиации были уже перемолоты на островах Тихого океана и над Китаем, Бирмой и Индонезией.
    1. Alex_59 8 июля 2016 14:33
      Цитата: Михаил Матюгин
      Советские воздушные разведчики и командиры не определили ни то, что большинство сил ВВС Японии было выведено с азиатского материка на острова

      Разве? По-моему цифры как раз говорят об обратном. Всего 94 вылета было сделано на обработку аэродромов. Из 5129 на ударные задачи. А что такое 94 вылета для 3-х воздушных армий? Три полковых вылета полным составом, а одних только ШАД было более 20. Это так, разминка, "предварительные ласки". Если бы советское командование считало что у японцев есть серьезные авиационные силы, то в первый же день операции по аэродромам было не 94 вылета, а 1094 вылета.
      Цитата: Михаил Матюгин
      Но честно скажем - Япония не ожидала нападения со стороны Советского Союза

      Смешно. Зачем так низко думать об интеллектуальных способностях японцев? Прямо не ожидали. По-моему после мая 1945 года нападение СССР было очевидно. Вопрос только стоял - когда, и как быстро и далеко советские войска смогут продвинуться. Думается что японцы не ожидали именно той скорости с которой советской армии удалось вынести японскую армию. Вот это наверняка было для них шоком. Японцы просто не осознавали насколько велика мощь красной армии, закаленной в боях с фашистами.
      1. moskowit 8 июля 2016 18:29
        Сроки вступления в войну с Японией были названы в решениях на Ялтинской конференции, которая проходила 4-11 февраля 1945 года...
        И для японской разведки вряд ли это был большой секрет. Япония знала, когда мы начнём военные действия...
    2. goose 8 июля 2016 16:15
      Цитата: Михаил Матюгин
      Но честно скажем - Япония не ожидала нападения со стороны Советского Союза

      Не согласна, когда несколькими месяцами раньше СССР отказался продлевать договор о ненападении с Японией, это было очень четким сигналом.
    3. Alexey RA 8 июля 2016 17:21
      Цитата: Михаил Матюгин
      Но честно скажем - Япония не ожидала нападения со стороны Советского Союза

      По вопросу осведомлённости стоило бы разделить Метрополию и силы в Северном Китае и Маньчжурии, штабы и "полевых командиров", а также армейцев и прочее население.

      Квантунская армия и японское население в Маньчжурии нападения ждали. Увы, но со времён Гражданской ДВ ТВД был прозрачен для разведок в обе стороны - мы знали всё о них, а они - о нас. И факт переброски крупных сил японцы вскрыли. Вот с направлениями они промахнулись, да...
      Армейцы на местах получали донесения разведки о переброске советских сил.
      Японское население в Маньчжурии тоже чувствовало приближение бури - его начали активно мобилизовывать в спешно формируемые дивизии и бригады.
      Штаб IJA в Метрополии получал те же донесения, но с другой стороны МИДовцы уверяли. что СССР выступит посредником в мирных переговорах между США и Японией. Так что тут готовность была меньше.
      А население Метрополии и дислоцированные в Метрополии армейцы и флотские пребывали в счастливом неведении. Для них СССР был нейтралом и надеждой на переговоры.

      И винить в этом следует МИД Японии:
      МИД Японии всю войну, похоже, жил в каком-то своём мире. Обращение за посредничеством к СССР было всего лишь одним из звеньев этой виртуальной политики. А началось всё с того, что в 1943 МИД Японии предложил своё посредничество в мирных переговорах между рейхом и СССР. Хитрый японский план заключался в том, что если они выступят посредником между нами и немцами, то потом СССР выступит посредником между Союзниками и Японией.
      Всё бы было хорошо и благородно... но вот СССР замиряться с немцами никак не собирался. Тем более в 1943.
      Но японцев это не смутило - и, выкинув первую часть плана, они сразу перешли ко второй - той, где СССР должен был посредничать между ними и Союзниками. Вот только НКИД СССР слабо понимал - зачем ему всё это (ведь первая часть плана у японцев сорвалась)? А японцы вынашивали очередные грандиозные замыслы: в 1944 они, например, хотели поменять один из своих КРТ на 100 бомбардировщиков Пе-2. И продолжали бомбить СССР просьбами о посредничестве.
      Самое интересное, что просьбы МИД Японии о посредничестве шли до последнего. Они не прекратились даже тогда, когда уже даже не армия, а сам МИД получил от дипломатов информацию о концентрации сил 3-х фронтов.
      Глупо было надеяться, что такая масса людей и техники просто так скопилась у границы. Но японцы упорно жили в плену своих иллюзий. Они так долго пытались выполнить свой план, что поверили в его реальность. И до самого дня вступления СССР в войну жили в этой виртуальности.

      Результат столкновения с реальностью был шокирующим.
      На нас обрушилась еще одна ужасная новость, подобная вспышке молнии в ясном небе. Россия объявила войну и вторглась в Манчжурию и Северную Корею. Мы слышали, что в бой брошены огромные сухопутные армии и целые орды бомбардировщиков.
      Это означало последний удар по Японии, которая и так уже замерла в ожидании неминуемого вторжения американцев.
      © Дзиро Хорикоши
      1. Simpsonian 8 июля 2016 19:14
        Неминуемо могли вторгнуться советские войска через пролив Лаперуза, американцам это даже в перспективе не светило. Поэтому американские президенты так настаивали на участии в войне с Японией СССР, а японцы после разгрома в Манчжурии обратно легли под американцев, у которых до этого 90 лет ходили в шестерках как инструмент антирусской и антикитайской политики.
    4. Simpsonian 8 июля 2016 19:08
      Если "перемолото", то почему "отведены" и "недостаток топлива"?
      1. Simpsonian 8 июля 2016 19:18
        Когда что-то отводится на другие аэродромы то оно (самолеты) выводится из под первого удара, в противном случае техника перебрасывается.
        То что война в ближайшее время будет японцы поняли за неделю-две, вопрос был "конкретно когда".
  7. Царь,простоЦарь 8 июля 2016 14:33
    Нашим воинам Слава! Так и надо водяным бурятам.

    Я по статье.
    Ха! Можем когда хотим и надо (это про аэрофотосъёмку 30-км зоны за месяц до войны).
    Н-да! За остановку танковой армии на 3-4 дня, из-за отсутствия горючего, всех тыловиков на Колыму. Самолётами снабжали, как в "котле"...
    1. Alexey RA 8 июля 2016 17:28
      Цитата: Царь,простоЦарь
      Н-да! За остановку танковой армии на 3-4 дня, из-за отсутствия горючего, всех тыловиков на Колыму. Самолётами снабжали, как в "котле"...

      А тыловиков-то за что? Причиной нехватки горючего была нехватка автомобилей для снабжения на огромном плече подвоза + нехватка инженерных и строительных подразделений для обустройства трассы снабжения через Хинган. По меркам войны с Германией уже 600-км отрыв танковой армии от ближайших ж/д станций, назначенных для снабжения, был критическим.

      Кстати, снабжение танкистов топливом с помощью самолётов ВТА и ДБА - это давняя наша традиция, ещё со времён Сталинграда.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня