«Ледовое побоище» как инструмент PR-воздействия на общество

Этим материалом цикл статей про «Ледовое побоище» заканчивается. И те, кому понравились опубликованные в нем материалы, и те, кому они «встали поперек горла», не могут не отметить, что материалы были подобраны исчерпывающим образом: летописные тексты для самостоятельного изучения, взгляды на данное событие, основанные на мнении таких известных отечественных историков, как Кирпичников, Данилевский, Квятковский, Жуков, наконец, то, как это событие рассматривается современными англоязычными историками, и вот теперь настало время посмотреть, а как оно отразилось в пропаганде прошлых лет.

Любое действие – если о нем написано, порождает соответствующую реакцию в обществе. Позитивное известие – позитивную. Негативное – негативную. Это аксиома пропагандистской работы с населением. И, кстати говоря, именно за это – превалирования позитива над негативом - журналисты «не любят» пиарщиков. Ведь журналистам доступнее негативная информация. Она, можно сказать, сама идет к ним в руки, а позитивную нужно искать. А платят и за то, и за другое одинаково, и так как напрягаться никому не охота… журналисты выбирают первое. А вот пиарщики по определению негатива должны избегать, и они же и выдают позитив журналистам. Обидно это, конечно, журналистам, но ничего не сделаешь.


Как известно из теории Джеймса Грунига, существует четыре модели PR-практик, и первой из них как раз и являются пропаганда и агитация. И было бы странно, если бы такое событие, как «Ледовое побоище», не задействовали в технологиях управления обществом. Так что информацию о нем следует рассматривать не только с исторической точки зрения, но также и с точки зрения PR-технологий, то есть того, как оно этому обществу было преподнесено. А преподнесено это событие было так, что в итоге битва на Чудском озере в глазах большинства наших современников стала едва ли не «главным сражением средневековья» во многом благодаря именно умелому PR-продвижению. Но таковым оно сделалось лишь только в XX веке. Для наших предков, живших в XIII веке, оно было, конечно, значимым, но совсем не исключительным событием. Давайте хотя бы посчитаем это… по словам. Так, Новгородская летопись уделяет ему 125 слов, а битве на Неве (1240 г.) 232 слова, тогда как сообщение о Раковорской битве (1268 г.) передано уже 780 словами, т.е. практически о нем сказано в шесть раз больше, чем о битве на Чудском озере. Кроме большего объема, об отношении к Раковорской битве говорит и сообщение о нем новгородского летописца, что «бысть страшно побоище, яко не видали ни отци, ни дѣди». То есть сравниваются масштаб этой битвы и тех, что были ранее.

Ну, а популярность именно «Ледового побоища» связана с умелой советской пропагандой во время Великой Отечественной войны, в ходе которой образ Александра Невского, как победителя рыцарей Тевтонского ордена, оказался слитым воедино с победой над фашистской Германией. Так что любое покушение на него воспринимается людьми, далекими от истории, как покушение и на победу в Великой Отечественной войне, и вызывает серьезный психологический дискомфорт. Причем образ князя Александра был не слишком-то популярен в 20-30 годы советского времени и только со временем начал активно пропагандироваться.

Однако, прежде всего, был снят фильм. Сначала у него был и другой сюжет, и другой конец, но товарищ Сталин, прочитав сценарий, написал на нем: «Такой хороший князь не может умереть» и… князю в итоге умереть Эйзенштейн не позволил!

«Ледовое побоище» как инструмент PR-воздействия на общество

Николай Черкасов в роли князя Александра Невского – одна из его лучших ролей (1938 г.).

Фильм вышел на экраны, начал демонстрироваться, но… сразу же после 23 августа 1939 года его сняли с проката. Тогда нам так хотелось подружиться с немцами, что советским искусством решили их не обижать!

Зато с самых первых дней войны фильм вернули на экраны, причем вместе с просмотром стали практиковать еще и короткие сообщения, и комментарии к нему, а вслед за показом проводить его обсуждение. Если мы посмотрим на рекламные афиши, то сразу заметим, как они изменились с началом войны. На афишах 1938 года мы видим князя Александра, ведущего войска в бой. Враг не показан! Эпический образ, но и не более!


Афиша кинофильма «Александр Невский» 1938 г.

На афишах 41-ого – тема врага представлена уже вполне конкретно, а не абстрактно, как до войны. И сразу же появилось множество публикаций и в газетах, и в журналах, на сценах театров пошли постановки, художники начали писать живописные полотна, а типографии печатать открытки и брошюры, посвященные этому событию. В 1941-45 годах было издано, по меньшей мере, 22 книги о князе Александре и «Ледовом побоище» – в виде брошюр небольшого формата, предназначенных для солдат. Многочисленные лекторы ОК и РК ВКП(б) активно включились в чтение лекций по военно-патриотической тематике. Ну и конечно Ледовому побоищу придал популярности его 700-летний юбилей, который пришелся на 1942 год, и… соответствующая статья на первой странице газеты «Правда»!

Образ князя Александра Невского появился на плакатах – и как самостоятельная фигура защитника земли русской, и вместе с другими великими русскими полководцами нашей истории. Тогда никто не писал, что Кутузов был масон и варил кофе фавориту Екатерины, что Суворов воевал против какой-то там Тартарии, а все знали, что воевали они против врагов Руси, России, а в итоге – Советского Союза, и… один взгляд на такие плакаты вливал людям в кровь определенную порцию адреналина. При этом врагами Александра Невского выступали исключительно рыцари-тевтоны. Все прочие противники князя, в частности, шведы, которые хранили нейтралитет, на плакатах не выделялись. «Это для специалистов!» Интересно, что доспехи рыцарей на них почти никогда не соответствовали реальному вооружению рыцарей середины XIII в., а относились к XVI-ому, как к более «солидному» и «впечатляющему» типу доспехов. И не удивительно, что люди это запомнили, тем более что это еще и просто льстило их самолюбию – «вон каких завалили!»


«Славна богатырями земля наша». Виктор Говорков. Довоенный плакат 1941 г. Как видите, образы древнего русского воина, схожего с Ильей Муромцем с известной картины «Три богатыря» и современного советского танкиста, обыграны очень удачно. Однако в целом они статичны и к действию не побуждают!

Образ Александра Невского обыгрывался даже в юмористических журналах, например, таком как «Фронтовой юмор». В 1942 году в нем были напечатаны следующие анекдоты в форме почтовых телеграмм:
Берлин, Гитлеру.
Желаю тебе, немчин проклятый, погибели скорой.
Скорблю, что… не могу лично приложить руку к немецкому загривку.
А. Невский.

Германия, Гитляряке.
Припомни, гад, сколько наковырял я оглоблей твоих предков на Чудском озере. По случаю юбилея могу повторить.
Василий Буслаев.

Забавно, не правда ли? И это действительно работало, и поднимало у людей настроение! Вот только оглобля Буслая стала со временем восприниматься как исторический факт! Но с другой стороны все вместе это закрепило образ Александра в качестве зримого и впечатляющего антигерманского символа, идеально подходившего для антифашистской пропаганды.

Следует отметить, что до войны отношение к военным победам эпохи царизма было весьма неоднозначным. Так, в книге В.Е. Маркевича «Ручное огнестрельное оружие», изданной в 1937 году, о тех же суворовских «чудо-богатырях» было написано буквально следующее (стр. 157): «Чрезвычайно выносливые и необычайно вымуштрованные солдаты, совершавшие походы в тысячи километров пешком и работавшие в боях преимущественно штыком. Они редко выслуживали отставку и пенсию, погибая в боях, от болезней или от телесных наказаний палками, которыми бить разрешалось до смерти. Служба была почти вечная: 25 лет. Набирались эти несчастные люди почти исключительно из бедняцкого крестьянства. Зажиточные призывники по законам того времени могли откупиться от службы деньгами. Полководец Суворов давал такие названия, как: раб-солдат – «чудо-богатырь», 15-кг ранец – «ветер», дисциплинарные палки – «палочки» и т.» Однако речь Молотова (22 июня 1941 года, в которой война была им названа Отечественной), и Сталина (3 июля 1941 года, в которой прозвучало его знаменитое «братья и сестры»), разом направили звучание советской пропаганды в иную тональность. Тем более что в них были также затронуты и темы Отечественной войны 1812 года и борьбы молодой Советской России с немецкими интервентами в 1918 году. Поэтому суворовских солдат «раб-солдат» называть перестали.

Еще больше значение для канонизации Александра Невского имело выступление Сталина 7 ноября 1941 года. Тогда по поводу 24-й годовщины Октябрьской революции он сказал: «Пусть вдохновляет вас в этой войне мужественный образа наших великих предков – Александра Невского, Дмитрия Пожарского, Александра Суворова, Михаила Кутузова!» Причем, кроме военачальников, Сталин сказал и о других великих деятелях русской культуры: Пушкине, Толстом, Чехове и Чайковском.


«Били, бьем и будем бить». Владимир Серов. Плакат 1941 г. Обращают на себя следующие подробности: расширяющийся к концу меч русского воина (придающий образу эпическую значимость), коровьи рога на шлеме немецкого рыцаря (демонстрирующие его злокозненность – «черт рогатый» и одновременно обреченность на заклание), и фашистская эмблема на рукаве германского солдата. Да не носили солдаты вермахта таких эмблем, но так четко обозначался противник и его идеологическая принадлежность.

И сразу же в газетах и журналах появились статьи, авторы которых обратились к истории Отечества, к победе Кутузова над Наполеоном, и историческим битвам: Ледовому побоищу, Грюнвальдской битве, сражениям Семилетней войны, а также победам над немцами на Украине, под Нарвой и Псковом в 1918 году, борьбе с иностранными интервентами в 1918-20 годах. Теперь материалы, посвященные пропаганде боевых традиций наших предков в газете «Правда» стали занимать в среднем 60%, в «Красной звезде» – 57%, в «Труде» – 54%, то есть больше половины всех публикаций, направленных на пропаганду идей патриотизма среди народов СССР.

Дополнялись статьи в газетах массовым выпуском брошюр соответствующих серий (например, «Писатели – патриоты Родины», «Великие борцы за русскую землю» и т.д.). «Детская литература» и та выпускала для детей книги по истории оружия, например, в 1942 году была издана популярная книга о танках О. Дрожжина «Сухопутные крейсера».

Однако особое значение речь Сталина 7 ноября 1941 года приобрела для плакатного искусства. Плакаты в СССР были популярным видом искусства и до этого. Теперь же они стали появляться и в газетах, и на стенах домов, одним словом, всюду, где они могли попасть на глаза. Причем, образ Александра Невского занял на советском патриотическом плакате Великой Отечественной войны если и не доминирующее, то, во всяком случае, очень заметное место, хотя использовались образы Минина и Пожарского, Дмитрия Донского, ну и, разумеется, полководцев Суворова и Кутузова.


Вот она, та самая статья в газете «Правда», посвященная 700-летию битвы на Чудском озере, и определившая, так сказать, тренд советской исторической науки в этом вопросе. Но интересно, что даже в ней об утоплении рыцарей в озере речи не идет. Даже сталинские пропагандисты понимали, что того, чего нет в летописях, в «Правде» писать не надо.

Но в целом процесс «возведения мостов» между дореволюционной Россией и Советским Союзом шел уже с начала 30-х годов, когда СССР решил признать себя историческим наследником Российской империи. От многих революционных фраз и лозунгов, включая и саму мировую революцию в среднесрочной перспективе, тогда также отказались и решили «строить социализм в отдельно взятой стране». Но власти для себя требовалась еще и легитимизирующая основа. И этой основой должен был стать «советский патриотизм», причем для его построения идеологи взяли за образец… патриотизм имперский, что было легко объяснимо. «Выбросить Пушкина с парохода современности», как это предлагалось вначале, и начать строить свою пролетарскую культуру с «чистого листа» оказалось не только невозможно, но и невыгодно. Поэтому уже с 1931 года историю опять стали преподавать в школах в качестве отдельной дисциплины. В 1934 году исторические факультеты были восстановлены в Московском и Ленинградском университетах, а затем открыты и в других высших учебных заведениях. Но история советскому правительству требовалась не ради самой истории, ему нужна была патриотическая история, наполненная именами, фактами и событиями, которые работали бы на новую идеологию и повышали любовь народа к своей стране и к ее политическому руководству. Были учтены и ошибки прошлого, когда в дореволюционное время народные массы в своей основе не были охвачены подобной работой со всеми своими трагическими последствиями для государства.


А вот отрывок из этой же статьи, который целиком в верхнее фото не поместился. Здесь речь идет о рыцарях в кованых латах и это тоже стало трендом, как если бы не было ни книг Бехайма и Ле Дюка и даже банальных школьных учебников с копиями с исторических миниатюр… Почему так понятно, если мы вспомним, что это было за время. Сталин печатно заявлял, что немцы превосходят нас в танках и только благодаря этому их пехота идет вперед, а так бы мы их давно разбили. Поэтому тяжесть вооружения и превосходство в нем противника были перенесены в прошлое! И отсюда вывод: побили их, закованных с ног до головы тогда, побьем и сейчас, несмотря на все их танки! Так следовало писать в 1942 году и так написали! Но сегодня время другое, другой у нас уровень знаний и «закованные» рыцари - это уже моветон. Лат ведь тогда просто не было. Даже до битвы при Висби (где зафиксировано массовое появление пластинчатых доспехов) было еще больше ста лет!


Именем легендарного князя в годы войны называли танки, как наши советские, так и танки ленд-лиза.


Танк «Черчилль» №61 «Александр Невский». Фото военных лет.


Танк «Черчилль» №61 «Александр Невский». Современный рисунок.


Его имя носили самолеты. Например, вот эта «Эркобра».

Поэтому старая имперская доктрина в области истории была подвергнута соответствующей ревизии. Например, Александр Невский из одного из православных святых, а еще и покровителя царской семьи, каковым его считали в России в XIX веке, превратился в военного и, разумеется, политического… вождя, который самым тесным образом связан с народом, учится у него (сцена в кинофильме с рассказом о лисе!), и одновременно стоит над своими подданными. Сходство такой фигуры с образом Сталина совершенно очевидно. Да и общество Руси XIII века стали рисовать также очень и очень узнаваемым для тех лет. В нем, естественно, были многочисленные предатели и тайные, и явные «враги народа», а угроза от врагов-немцев висела над страной постоянно. Поэтому единственным выходом из такой ситуации была, во-первых, жесткая централизованная власть, а во-вторых, ожесточенная борьба со всеми внутренними врагами и коллективное подчинение великому вождю. А базировалось все это на свойственной российскому обществу ментальности патернализма, так что все было связано очень даже логичным образом. В результате в сознании значительной части общества Александр Невский ассоциируется именно с «Ледовым побоищем». Ну а те, кто прочитал немного больше, видят в нем авторитарного правителя, который в интересах народа был вынужден идти на жесткие, а нередко даже и жестокие меры. Но «отцу народа», разумеется, все можно, ведь он же «отец» и вождь!


Газета «Московский большевик» от 05.04.1942 г. Обратите внимание на разительный контраст текста помещенной в ней статьи с материалом передовицы в газете «Правда». Человек пишет явный вымысел, не основанный ни на чем, цифры берет просто с потолка, но… никто его не одергивает. Причина? «Правда» «не может ошибаться», а всем остальным газетам это можно, и… вот так постепенно одну информацию в общественном сознании и подменили другой, пусть «сказочной», но более «полезной» для власти и для народа. Особенно интересно написано про двухпудовые доспехи...

В качестве вывода следует сказать, что в качестве инструмента PR образ Александра Невского сработал в годы войны на все 100%, то есть работа его создателей соответствовала задачам времени, малообразованности тогдашнего населения, и была сделана на совесть. А вот потом… потом надо было «образ героя» понемногу снижать (о чем также говорит теория массовых коммуникаций!) на основе обращения к научным данным, причем на уровне государственной политики. Зачем? А затем, чтобы не ставить под удар всю отечественную историю в целом и не плодить впоследствии тех, кто со временем стал бы спекулировать на всех этих и других аналогичных преувеличениях, отрицая уже всю нашу историю как достоверную. Если бы так было сделано, гиперболизированный образ Александра Невского остался бы в памяти народной, как один из символов Великой Отечественной войны, и памятник искусству советской эпохи, и никто бы копий из-за него, например, здесь на ВО, не ломал. «Так было!» Ну и что с того?!

Зато потом соответственно своему времени нужно было искать новых героев и средствами коммуникативных технологий поднимать на щит их. То есть нужно было снять целую серию новых, цветных и красочных кинофильмов о… Дмитрии Донском, политруке Клочкове, капитане Маринеско, о героях-летчиках, бомбивших Берлин уже в 41-ом, причем не хуже, а лучше американского кинофильма «Красавица Мемфиса». У нас есть более 400 (!) героев, совершивших подвиг, аналогичный подвигу Александра Матросова, причем многие совершили его намного раньше, чем он. Из древних героев об одном только Святославе можно было бы снять не один эпический фильм, так что проблем с «натурой» тут особых бы не возникло. Или, скажем, вот это, пушкинское: «Твой щит на вратах Цареграда!» Кстати, хорошее название для фильма, и почему бы нам его не сделать?! Ведь сняли же мы замечательный сериал о Ермаке или того же «Адмирала»… Так что и тут вполне можно было бы «разогнать» эту тему не на одну серию. Главные проблемы тут деньги, профессионализм и такой пережиток прошлого, как примат пропаганды над исторической наукой. Но тут уж ничего не поделать. Что есть – то есть. Но рано или поздно придется осознать, что надо уходить от старого отношения к истории, как прислужницы политики, к современным коммуникативным технологиям, и понимать, что есть другие технологии управления массовым сознанием и что они ничуть не хуже, чем порядком всем надоевшие пропаганда и агитация. Ну, а о самом князе Александре вполне можно сказать, что, выстояв против шведов и немцев, он превратился в итоге одновременно и в символ, и в жертву пропаганды, могущества которой, кстати, при определенных условиях никто и не отрицает!

П.С.: Желающим углубить свои знания по этой теме и получить дополнительную информацию можно порекомендовать следующие работы:
Горяева Т. «Если завтра война…» Образ противника в советской пропаганде 1941-1945 // Россия и Германия в ХХ веке. Том. 1. Обольщение властью. Русские и немцы в Первой и Второй мировых войнах. М., 2010. С. 343 – 372.
Сенявский А.С. Советская идеология в годы ВОВ: стабильность, элементы трансформации, влияние на историческую память // История и культура страны-победительницы: к 65-летию Победы в Великой Отечественной войне. Самара, 2010. – С.10-19.
Шенк Ф.Б. Александр Невский в русской культурной памяти: Святой, правитель, национальный герой (1263 – 2000). М., 2007.
Автор:
Вячеслав Шпаковский
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

96 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти