Красные, белые, зелёные

Красные, белые, зелёные


Гражданская война в России стала трагедией для всего населения страны. Противостояние охватило все слои населения, вошло в каждый дом. Не стала исключением и Кубань, где противоборство вовлекло казачье и иногороднее население. Первые бои прошли в начале января 1918 года неподалёку от города Екатеринодара и закончились поражением сторонников большевиков. В январе 2018 года исполнится 100 лет со дня начала этой трагедии.


Не претендую на подробное рассмотрение всех аспектов, связанных с теми далёкими событиями, а попытаюсь рассмотреть подготовленность воинских подразделений противоборствующих сторон на начальном этапе противостояния. Следует отметить, что на данном отрезке времени противостояние охватило солдатские массы, стоявшие преимущественно на стороне большевиков, и казачьи формирования, пытавшиеся противостоять устремлениям руководителей большевиков. Кубанское казачество ещё не понимало тех угроз, которые возникали перед ним как одним из сословий, подлежащих ликвидации, и пыталось отстоять свои традиционные права. К сожалению, это обошлось дорогой ценой.



Черноморье первым оказалось под властью большевиков. В связи с этим Кубанский областной продовольственный комитет отказался посылать в Новороссийск составы с зерном, что послужило усилению антиказачьих настроений, хотя комитет не являлся по своему составу казачьим.

Большевики, руководствуясь решениями, выработанными на первой конференции партийных организаций Кубани и Черноморья, состоявшейся 25-26 ноября 1917 года в Новороссийске, сосредоточили внимание на формировании отрядов красной гвардии и усилении работы в воинских частях, возвращавшихся с фронта. Руководитель большевиков А.А. Яковлев предложил выехать в Трапезунд за войсками, чтобы немедленно двинуться на Кубань. Это решение было единогласно принято.

В конце декабря 1917 года в станицах Крымской и Приморско-Ахтарской прошли совещания военных работников. На них принимаются решения о переходе к активной борьбе с краевым правительством. К концу 1917 года власть кубанского правительства распространялась лишь на Екатеринодар и ближайшие к нему станицы.

События 1917-1918 годов показали неспособность демократических сил региона разрешить экономические и политические вопросы мирным путём. Вокруг вопроса о земле кипели страсти, но разрешён он был только в пользу казачьей части населения, что означало попытки установления диктатуры. Спекуляции с арендой земли углубляли раскол в обществе. Накал политических страстей привёл к тому, что большинство политических партий и движений усмотрели возможность своего существования только в опоре на вооружённой основе. Начался процесс милитаризации партий. От локальных столкновений стороны переходили к широкомасштабной гражданской войне.

12 января 1918 года в станице Крымской большевиками принимается решение о штурме Екатеринодара. Их силы, по оценке атамана Вячеслава Науменко, составляли до 4000 человек. Краевое правительство могло противопоставить им около 600 бойцов при четырёх орудиях.

Противоборствующая сторона не сидела сложа руки. Приведу оценку историка Д.Е. Скобцева: «С Кавказского фронта, наконец, прибыл член правительства по военным делам Н.М. Успенский и принялся за сколачивание частей кубанских добровольцев. В спешном порядке он провёл через Совет правительства положение о службе в кубанских добровольческих отрядах. Было определено добровольцам приличное содержание, проведено приспособление воинского устава, пересмотрено положение о чинопроизводстве, о дисциплине, о революционно-полевых судах и т.п.».

Началась фаза активного формирования первых подразделений. Указанный выше автор отмечал: «К концу Святок было уже несколько кубанских добровольческих отрядов, принимавших название своих начальников: войскового старшины Голаева, полковника Деменика и других. Большое значение имела при этом инициатива и популярность начальников».

В конце января 1918 года под Энемом и Георгие-Афипской борьба приняла широкомасштабный характер. Скобцев отмечал: «…определились три направления большевистского наступления на Екатеринодар: Кавказское, Тихорецкое и Новороссийское — по главным железнодорожным магистралям. Поначалу наиболее бурным оказалось Новороссийское — во главе с «военным министром Новороссийской Республики», прапорщиком Серадзе. Бой завязался у самого подступа к Екатеринодару, у разъезда Энем. Против Серадзе выступили Галаев и Покровский.

В первом же бою под станцией Энем большевики потерпели серьёзное поражение. В ходе боя войсковой старшина П.А. Галаев застрелил командира красной гвардии юнкера Александра Яковлева и тут же был убит сам. Интересен факт, что Яковлев в годы первой мировой войны выполнял функции поставщика форменной одежды для нужд армии и не являлся профессиональным командиром. Во время одной из поездок в районе города Молодечко в окно вагона, где он находился, влетела граната, юнкер был ранен, после чего проходил лечение на Черноморском побережье. После событий 1917 года он был командирован большевиками в Новороссийск.

Второй бой также не имел успеха. Назначенный вместо Яковлева левый эсер прапорщик Серадзе попал в плен и от полученных ран скончался в войсковой больнице.

В Новороссийске было подготовлено для наступления на столицу Кубани несколько бронепоездов. Численность красноармейцев, по оценке советских и эмигрантских специалистов, составляла около 4000 человек. Сторонники краевого правительства бросили против этой группировки не более 600 казаков. Против бронепоездов была брошена казачья конница и несколько орудий.

Результат этой операции впечатляет. Красная гвардия на бронепоездах с артиллерией была разгромлена, и большая часть её участников бежала: «Большевики бежали, оставив на поле брани многочисленные трофеи и смертельно раненого своего главковерха Серидзе. Здесь в бою около разъезда Энем погибла девушка — прапорщик Бархаш. Покровскому был устроен триумф по типу цезаревских».

Таким образом, оказалось, что казаки были более подготовлены к ведению боевых действий, да и мотив для отстаивания своей земли у казаков был значительно выше. Кроме того, уровень командирской подготовки у руководителей со стороны большевиков вызывал большое сомнение.

К выступлению большевиков население Кубани отнеслось негативно. Сход жителей станицы Пашковской осуждал эту акцию. В поддержку краевого правительства высказывались казаки станиц Воронежской, Платнировской, Новотитаровской и других. Станичники Кущёвской отказались подчиняться власти советов.

Первая попытка сторонников большевиков захватить власть в кубанской столице провалилась. Начался новый этап эскалации гражданской войны. Для пополнения запасов оружия новороссийский исполком продолжил разоружение частей кавказского фронта, следовавших через город.

Попытка агитации среди семи тысяч солдат в столице Черноморской губернии по поводу повторного выступления привела в расколу в их рядах. Согласились участвовать в борьбе с краевым правительством солдаты 22-го Варнавинского полка и 41-го артиллерийского дивизиона. Активную роль сыграли моряки Черноморского флота. По просьбе Новороссийского комитета большевиков из Крыма прибыл отряд Ф.М. Карнау-Грушевского.

Кубано-Черноморский военно-революционный комитет получил оружие от военно-революционного комитета Кавказской армии, Центрального исполнительного комитета военного флота из Керчи, Севастополя, Одессы. Установилась связь с Армавиром и Тихорецкой для образования нового фронта против Екатеринодара.

База вооружённых ресурсов для нового штурма кубанской столицы была создана. Причём поддержка осуществлялась во всех сторон. Сторонники казачества не имели такой широкой базы, промышленные районы Росси оказались под контролем большевиков. Отсутствовали боеприпасы, стрелковое оружие, патроны, военный инвентарь и амуниция.

С одной стороны, мы видим прекрасные командные кадры среди противников большевиков, а с другой — отсутствие материального обеспечения боевых действий.

Ситуация среди сторонников большевиков складывалась абсолютно противоположно. И время не заставило себя ждать, начался следующий этап вооружённого противостояния, который завершился весной 1918 года разгромом антибольшевистской коалиции на Кубани. Вновь начался процесс накопления сил, переросший в противостояние летом 1918 года, когда Добровольческая армия совместно с частями кубанских казаков взяла под полный контроль территорию бывшей Кубанской области.



«Бело-зелёные» 20-х годов

Большинство кубанцев, устав от войны, поддержало весной 1920 года большевиков. Крестьяне и рабочие радостно встречали Красную армию, а казачество сохраняло благожелательный нейтралитет. Пилюк и Савицкий, вожаки «зеленоармейцев», восставших против Деникина, надеялись на умеренность большевиков, соглашение социалистических партий, предоставление автономии казачьим областям. Им казалось, что большевики не будут внедрять на Кубани систему военного коммунизма. Своеобразная обстановка возникала в Сочинском и Туапсинском округах, где Комитет освобождения Черноморья во главе с эсером Вороновичем создал Черноморскую крестьянскую республику, сражаясь против и Добровольческой, и Красной армии.

Весной 1920 года продолжали борьбу против большевиков лишь немногие. Но к маю 1920 года введение трудовых повинностей и продразвёрстки, передел казачьих земель и беззаконные расправы, запрет участия кулаков в выборах накалили атмосферу. В конце апреля восстала 14-я кавдивизия 1-й Конной армии, сформированная преимущественно из бывших белых. Знав о направлении против Врангеля, дивизия подняла бунт в станице Уманской с призывом «Долой войну, долой коммуну!» Возле станицы Кущёвской повстанцы, возглавляемые полковником Сухенко, были разбиты и рассеялись.



Антибольшевистское движение представляло собой широкий спектр сил. Действовали агенты иностранных государств и уголовники, затяжная война деморализовала многих и обесценила жизнь. Но неверно пренебрегать разнородностью и сложной расстановкой сил повстанцев. Повод для размышления даёт мнению политработника 1-й Конной армии Стройло: «Чистый бандитизм — свойство очень немногих мелких отрядов, не имеющих ничего общего с крупными политическими организациями».

Социальный состав «бело-зелёных» был сложным. Обычно во главе отрядов стояли офицеры или казаки, было много бывших солдат Добровольческой армии, беженцев из Центральной России. При захвате станиц мобилизации подвергались все казаки призывного возраста. Отношения между группировками «бело-зелёных» противоречивы, их сплачивала ненависть к советской власти.



Точная оценка численности повстанцев, их размещения и оснащённости затруднена. Особый отдел Кавказского фронта считал, что численность крупных отрядов «бело-зелёных» за июнь-6 июля 1920 года выросла на юге с 5400 до 13 100 человек в 36 отрядах с 50 пулемётами и 12 орудиями. Историк Степаненко обобщил данные, по ним в августе 1920 года контрреволюционные силы на Дону, Кубани и Тереке достигли 30 000 человек. Военные действия имели сезонный ритм, затухая на время посевной и жатвы, разгораясь осенью и ранней весной. Следующий пик выступлений приходится на февраль-март 1921 года, период обострения продовольственного кризиса и перелома в политике РКП (б).
Основными очагами повстанческого движения были Закубанье (дислокация Армии возрождения России), Приазовье (врангелевские десанты), Сочинский округ.

В середине апреля 1920 года генерал Фостиков начал создавать под Майкопом пластунский полк и конную бригаду. В июле стихийный бунт, вызванный продразвёрсткой и изъятием ¾ запасов сена, охватил станицы Лабинского отдела. 18 июля полковник Шевцов с отрядом в 600 сабель захватил станицу Прочноокопскую и объявил мобилизацию казаков. Общие силы «бело-зелёных» Лабинского, Баталпашинского и Майкопского отделов достигли в середине июля 11 400 человек с 55 пулемётами и 6 орудиями.

23 июля войсковой старшина Фартуков восстановил в горной полосе Майкопского отдела атаманское правление.

Разраставшиеся мятежи вынуждали просить о военной помощи. 1 августа СНК РСФСР, ЦК РКП(б) и ВЧК получили телеграмму Кавказского бюро ЦК: «Кубань вся охвачена восстаниями. Действуют отряды, руководимые единой рукой — врангелевской агентурой. Зелёные отряды растут и значительно расширяются с окончанием горячей поры полевых работ — около 15 августа. В случае неликвидации Врангеля в течение короткого времени мы рискуем временно лишиться Северного Кавказа».

Органы власти приняли жёсткие меры. 29 июля 1920 года был издан приказ №1247 по войскам Кавказского фронта за подписью Трифонова и Гиттиса. К 15 августа жителей обязали сдать оружие под страхом конфискации имущества и расстрела на месте. Такая же кара была установлена за уход в банды, содействие «зелёным» или их укрывательство. Восставшие станицы подлежали усмирению «самыми решительными и беспощадными мерами, вплоть до полного их разорения и уничтожения».
Автор:
Полина Ефимова
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

112 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти