Последний фельдмаршал

200 лет назад родился последний генерал-фельдмаршал Российской империи Дмитрий Милютин — крупнейший реформатор русской армии.

Последний фельдмаршал

Дмитрий Алексеевич Милютин (1816–1912)

Именно ему Россия обязана введением всеобщей воинской повинности. Для своего времени это была настоящая революция в принципах комплектования армии. До Милютина русская армия являлась сословной, её основу составляли рекруты — солдаты, набранные из мещан и крестьян по жребию. Теперь же в неё призывались все — вне зависимости от происхождения, знатности и богатства: защита Отечества становилась воистину священным долгом каждого. Впрочем, генерал-фельдмаршал прославился не только этим…


ФРАК ИЛИ МУНДИР?

Дмитрий Милютин родился 28 июня (10 июля) 1816 года в Москве. По отцовской линии он принадлежал к дворянам среднего достатка, фамилия которых вела начало от популярного сербского имени Милутин. Отец будущего фельдмаршала, Алексей Михайлович, унаследовал фабрику и имения, обременённые огромными долгами, с которыми он безуспешно пытался расплатиться всю жизнь. Мать же, Елизавета Дмитриевна, урождённая Киселёва, происходила из старого именитого дворянского рода, дядей Дмитрия Милютина был генерал от инфантерии Павел Дмитриевич Киселёв — член Государственного совета, министр государственных имуществ, а позже посол России во Франции.

Алексей Михайлович Милютин интересовался точными науками, являлся членом Московского общества испытателей природы при университете, был автором ряда книг и статей, а Елизавета Дмитриевна прекрасно знала зарубежную и русскую литературу, любила живопись и музыку. С 1829 года Дмитрий учился в Московском университетском благородном пансионе, мало чем уступавшем Царскосельскому лицею, причём плату за его обучение внёс Павел Дмитриевич Киселёв. К этому времени относятся первые научные работы будущего реформатора русской армии. Он составил «Опыт литературного словаря» и синхронические таблицы по истории, а в возрасте 14–15 лет написал «Руководство к съемке планов с применением математики», которое удостоилось положительных рецензий в двух солидных журналах.

В 1832 году Дмитрий Милютин окончил пансион, получив право на чин десятого класса Табели о рангах и серебряную медаль за успехи в учёбе. Перед ним встал знаковый для молодого дворянина вопрос: фрак или мундир, статская или военная стезя? В 1833 году он отправился в Петербург и по совету дяди поступил унтер-офицером в 1-ю гвардейскую артиллерийскую бригаду. Впереди его ждали 50 лет военной службы. Через полгода Милютин стал прапорщиком, но ежедневная шагистика под присмотром великих князей изнуряла и отупляла настолько, что он даже начал задумываться о смене профессии. К счастью, в 1835 году ему удалось поступить в Императорскую военную академию, которая готовила офицеров Генерального штаба и преподавателей для военно-учебных заведений.

В конце 1836 года Дмитрий Милютин был выпущен из академии с серебряной медалью (на выпускных экзаменах получил 552 балла из 560 возможных), произведён в поручики и определён в Гвардейский генеральный штаб. Но одного жалованья гвардейцу явно недоставало для достойного проживания в столице, даже если он, как это делал Дмитрий Алексеевич, и сторонился развлечений золотой офицерской молодёжи. Так что пришлось постоянно подрабатывать переводами и статьями в различных периодических изданиях.

ПРОФЕССОР ВОЕННОЙ АКАДЕМИИ

В 1839 году Милютина по его просьбе командировали на Кавказ. Служба в Отдельном Кавказском корпусе была в то время не просто необходимой военной практикой, но и значимой ступенью для успешной карьеры. Милютин разработал ряд операций против горцев, сам участвовал в походе на аул Ахульго — тогдашнюю столицу Шамиля. В этой экспедиции он был ранен, однако остался в строю.

На следующий год Милютин получил назначение на должность квартирмейстера 3-й гвардейской пехотной дивизии, а в 1843-м — обер-квартирмейстера войск Кавказской линии и Черноморья. В 1845 году по рекомендации близкого к наследнику престола князя Александра Барятинского его отозвали в распоряжение военного министра, и одновременно Милютин был избран профессором Военной академии. В характеристике, данной ему Барятинским, отмечалось, что он усерден, отличных способностей и ума, примерной нравственности, в хозяйстве бережлив.

Не бросал Милютин и научных занятий. В 1847–1848 годах вышел его двухтомный труд «Первые опыты военной статистики», а в 1852–1853 годах — профессионально выполненная «История войны России с Франциею в царствование императора Павла I в 1799 году» в пяти томах.

Последняя работа была подготовлена двумя содержательными статьями, написанными им ещё в 1840-х: «А.В. Суворов как полководец» и «Русские полководцы XVIII столетия». «История войны России с Франциею», сразу же после выхода в свет переведённая на немецкий и французский языки, принесла автору Демидовскую премию Петербургской академии наук. Вскоре после этого он был избран членом-корреспондентом академии.

В 1854 году Милютин, будучи уже генерал-майором, стал делопроизводителем Особого комитета о мерах защиты берегов Балтийского моря, который был образован под председательством наследника престола великого князя Александра Николаевича. Так служба свела будущего царя-реформатора Александра II и одного из наиболее эффективных его сподвижников по разработке преобразований…

ЗАПИСКА МИЛЮТИНА

В декабре 1855 года, когда шла столь тяжёлая для России Крымская война, военный министр Василий Долгоруков попросил Милютина составить записку о положении дел в армии. Тот выполнил поручение, особо отметив, что численность вооружённых сил Российской империи велика, но основу войск составляют необученные рекруты и ополченцы, что не хватает грамотных офицеров, отчего новые наборы делаются бессмысленными.

Последний фельдмаршал

Проводы новобранца. Худ. И.Е. Репин. 1879

Милютин писал, что дальнейшее увеличение армии невозможно и по экономическим причинам, поскольку промышленность неспособна обеспечить её всем необходимым, а ввоз оружия из-за границы затруднён в силу бойкота, объявленного России европейскими странами. Очевидными были проблемы, связанные с недостатком пороха, продовольствия, винтовок и артиллерийских орудий, не говоря уже о бедственном состоянии транспортных путей. Горькие выводы записки во многом повлияли на решение членов совещания и самого молодого царя Александра II начать переговоры о заключении мира (Парижский мирный договор был подписан в марте 1856 года).

В 1856-м Милютина вновь направили на Кавказ, где он занял должность начальника штаба Отдельного Кавказского корпуса (вскоре переформированного в Кавказскую армию), однако уже в 1860 году император назначил его товарищем (заместителем) военного министра. Новый руководитель военного ведомства Николай Сухозанет, видя в Милютине реального конкурента, пытался отстранить своего заместителя от значимых дел, и тогда у Дмитрия Алексеевича даже появлялись мысли о выходе в отставку для занятий исключительно преподавательской и научной деятельностью. Всё изменилось внезапно. Сухозанета отправили в Польшу, а управление министерством возложили на Милютина.

Последний фельдмаршал

Граф Павел Дмитриевич Киселёв (1788–1872) — генерал от инфантерии, министр государственных имуществ в 1837–1856 годах, дядя Д.А. Милютина

Первые же его шаги на новом посту были встречены всеобщим одобрением: число чиновников министерства сократилось на тысячу человек, а количество исходящих бумаг — на 45%.

НА ПУТИ К НОВОЙ АРМИИ

15 января 1862 года (менее чем через два месяца после вступления в высокую должность) Милютин представил Александру II всеподданнейший доклад, который, по сути, являлся программой широких преобразований в русской армии. Доклад содержал 10 пунктов: численность войск, их комплектование, штаты и управление, строевая подготовка, личный состав войск, военно-судебная часть, провиантское снабжение, военно-врачебная часть, артиллерия, инженерные части.

Подготовка плана военной реформы потребовала от Милютина не просто напряжения сил (над докладом он работал по 16 часов в сутки), но и изрядной смелости. Министр покусился пусть на архаичную и немало скомпрометировавшую себя в Крымской войне, но всё же легендарную, овеянную героическими преданиями сословно-патриархальную армию, помнившую как «времена очаковские», так и Бородино и капитуляцию Парижа. Однако Милютин решился на этот рискованный шаг. А вернее, на целый ряд шагов, поскольку масштабная реформа вооружённых сил России под его руководством продолжалась без малого 14 лет.

Последний фельдмаршал

Обучение рекрутов в николаевское время. Рисунок А. Васильева из книги Н. Шильдера «Император Николай I. Его жизнь и царствование»

Прежде всего он исходил из принципа наибольшего сокращения численности армии в мирное время при возможности максимального её увеличения в случае войны. Милютин прекрасно понимал, что немедленно изменить систему набора ему никто не позволит, а потому предложил довести число ежегодно набираемых рекрутов до 125 тыс. при условии увольнения солдат «в отпуск» на седьмом-восьмом году службы. В результате за семь лет численность армии снизилась на 450–500 тыс. человек, но зато образовался резерв обученного запаса в 750 тыс. человек. Нетрудно заметить, что формально это было не сокращение сроков службы, а всего лишь предоставление солдатам временного «отпуска» — обман, так сказать, для пользы дела.

ЮНКЕРА И ВОЕННЫЕ ОКРУГА

Не менее острым оказался вопрос подготовки офицерских кадров. Ещё в 1840 году Милютин писал:

«Наши офицеры образуются совершенно как попугаи. До производства их они содержатся в клетке, и беспрестанно толкуют им: «Попка, налево кругом!», и попка повторяет: «Налево кругом». Когда попка достигает до того, что твердо заучит все эти слова и притом будет уметь держаться на одной лапке… ему надевают эполеты, отворяют клетку, и он вылетает из нее с радостью, с ненавистью к своей клетке и прежним своим наставникам».

В середине 1860-х военно-учебные заведения по требованию Милютина передали в подчинение Военному министерству. Кадетские корпуса, переименованные в военные гимназии, стали средними специальными учебными заведениями. Их выпускники поступали в военные училища, подготавливавшие ежегодно около 600 офицеров. Этого оказалось явно недостаточно для пополнения командного состава армии, и было принято решение о создании юнкерских училищ, при поступлении в которые требовались знания в объёме примерно четырёх классов обычной гимназии. Такие училища выпускали ещё порядка 1500 офицеров в год. Высшее же военное образование было представлено Артиллерийской, Инженерной и Военно-юридической академиями, а также Академией Генерального штаба (ранее Императорская военная академия).

На основании нового устава о строевой пехотной службе, изданного в середине 1860-х, изменилось и обучение солдат. Милютин возродил суворовский принцип — уделять внимание лишь тому, что действительно необходимо рядовым для несения службы: физической и строевой подготовке, стрельбе и тактическим хитростям. В целях распространения грамотности среди рядового состава организовывались солдатские школы, создавались полковые и ротные библиотеки, появились и специальные периодические издания — «Солдатская беседа» и «Чтение для солдат».

Разговоры о необходимости перевооружения пехоты велись ещё с конца 1850-х. Поначалу речь шла о переделывании старых ружей на новый лад, и только через 10 лет, в конце 1860-х, было принято решение отдать предпочтение винтовке системы Бердана № 2.

Чуть раньше, по «Положению» 1864 года, Россию поделили на 15 военных округов. Управления округов (артиллерийское, инженерное, интендантское и медицинское) подчинялись, с одной стороны, начальнику округа, а с другой — соответствующим главным управлениям Военного министерства. Эта система устраняла излишнюю централизацию управления войсками, обеспечивала оперативное руководство на местах и возможность быстрой мобилизации вооружённых сил.

Следующим насущным шагом в деле реорганизации армии должно было стать введение всеобщей воинской повинности, а также усиленная подготовка офицерских кадров и повышение расходов на материальное обеспечение армии.

Однако после выстрела Дмитрия Каракозова в монарха 4 апреля 1866 года позиции консерваторов заметно укрепились. Впрочем, дело было не только в покушении на царя. Надо иметь в виду, что каждое решение о реорганизации вооружённых сил требовало целого ряда нововведений. Так, создание военных округов повлекло за собой «Положение об учреждении интендантских складов», «Положение об управлении местными войсками», «Положение об организации крепостной артиллерии», «Положение об управлении генерал-инспектора кавалерии», «Положение об организации артиллерийских парков» и т.п. И каждое такое изменение неотвратимо обостряло борьбу министра-реформатора с его противниками.

ВОЕННЫЕ МИНИСТРЫ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ

Последний фельдмаршал

А.А. Аракчеев

Последний фельдмаршал

М.Б. Барклай-де-Толли

С момента создания Военного министерства Российской империи в 1802 году и вплоть до свержения самодержавия в феврале 1917 года этим ведомством руководили 19 человек, в том числе такие заметные деятели, как Алексей Аракчеев, Михаил Барклай-де-Толли и Дмитрий Милютин.

Последний дольше всех занимал пост министра — целых 20 лет, с 1861 по 1881 год. Меньше всех — с 3 января по 1 марта 1917 года — в этой должности пребывал последний военный министр царской России Михаил Беляев.

Последний фельдмаршал

Д.А. Милютин

Последний фельдмаршал

М.А. Беляев

БИТВА ЗА ВСЕОБЩУЮ ВОИНСКУЮ ПОВИННОСТЬ

Неудивительно, что с конца 1866 года самым популярным и обсуждаемым стал слух об отставке Милютина. Его обвиняли в разрушении армии, славной своими победами, в демократизации её порядков, что вело к падению авторитета офицеров и к анархии, и в колоссальных расходах на военное ведомство. Следует отметить, что бюджет министерства действительно только в 1863 году был превышен на 35,5 млн рублей. Однако противники Милютина предлагали урезать суммы, отпускаемые военному ведомству, настолько, что потребовалось бы сократить вооружённые силы наполовину, вообще прекратив рекрутские наборы. В ответ министр представил расчёты, из которых следовало, что Франция тратит на каждого солдата 183 рубля в год, Пруссия — 80, а Россия — 75 рублей. Иными словами, русская армия оказывалась самой дешёвой из всех армий великих держав.

Важнейшие для Милютина баталии развернулись в конце 1872 — начале 1873 года, когда проходило обсуждение проекта Устава о всеобщей воинской повинности. Во главе противников этого венца военных реформ встали фельдмаршалы Александр Барятинский и Фёдор Берг, министр народного просвещения, а с 1882 года министр внутренних дел Дмитрий Толстой, великие князья Михаил Николаевич и Николай Николаевич Старший, генералы Ростислав Фадеев и Михаил Черняев и шеф жандармов Пётр Шувалов. А за спиной у них маячила фигура посла в Петербурге недавно созданной Германской империи Генриха Рейсса, получавшего инструкции лично от канцлера Отто фон Бисмарка. Антагонисты реформ, добившись разрешения знакомиться с бумагами Военного министерства, регулярно составляли записки, полные лжи, которые немедленно появлялись в газетах.

Последний фельдмаршал

Всесословная воинская повинность. Евреи в одном из воинских присутствий на западе России. Гравюра А. Зубчанинова с рисунка Г. Бролинга

Император в этих сражениях занимал выжидательную позицию, не решаясь принять ни одну из сторон. Он то учреждал комиссию для изыскания путей уменьшения военных расходов под председательством Барятинского и поддерживал идею замены военных округов 14 армиями, то склонялся в пользу Милютина, доказывавшего, что надо или отменить всё, что было сделано в армии в 1860-х годах, или твёрдо идти до конца. Морской министр Николай Краббе рассказывал, как проходило обсуждение вопроса о всеобщей воинской повинности в Государственном совете:

«Сегодня Дмитрий Алексеевич был неузнаваем. Он не ожидал нападений, а сам бросался на противника, да так, что вчуже было жутко… Зубами в глотку и через хребет. Совсем лев. Наши старички разъехались перепуганные».

В ХОДЕ ВОЕННЫХ РЕФОРМ УДАЛОСЬ СОЗДАТЬ СТРОЙНУЮ СИСТЕМУ УПРАВЛЕНИЯ АРМИЕЙ И ПОДГОТОВКИ ОФИЦЕРСКОГО КОРПУСА, установить новый принцип её комплектования, перевооружить пехоту и артиллерию

Наконец 1 января 1874 года Устав о всесословной воинской повинности был утверждён, а в высочайшем рескрипте на имя военного министра сказано:

«Тяжелыми трудами вашими в этом деле и просвещенным на него взглядом вы оказали государству услугу, которую я ставлю себе в особое удовольствие засвидетельствовать и за которую выражаю вам мою душевную признательность».

Таким образом, в ходе военных реформ удалось создать стройную систему управления армией и подготовки офицерского корпуса, установить новый принцип её комплектования, во многом возродить суворовские методы тактического обучения солдат и офицеров, повысить их культурный уровень, перевооружить пехоту и артиллерию.
ИСПЫТАНИЕ ВОЙНОЙ

Русско-турецкую войну 1877–1878 годов Милютин и его антагонисты встречали с совершенно противоположными чувствами. Министр волновался, поскольку реформа армии только набирала обороты и ещё многое предстояло сделать. А его оппоненты надеялись, что война вскроет несостоятельность реформы и заставит монарха прислушаться к их словам.

В целом события на Балканах подтвердили правоту Милютина: армия с честью выдержала испытание войной. Для самого же министра подлинной проверкой на прочность стала осада Плевны, а точнее, то, что произошло после третьего неудачного штурма крепости 30 августа 1877 года. Главнокомандующий Дунайской армией великий князь Николай Николаевич Старший, потрясённый неудачей, решил снять осаду с Плевны — ключевого пункта турецкой обороны в Северной Болгарии — и отвести войска за Дунай.

Последний фельдмаршал

Представление пленного Осман-паши Александру II в Плевне. Худ. Н. Дмитриев-Оренбургский. 1887. Среди высших военных чинов России изображён министр Д.А. Милютин (крайний справа)

Милютин возражал против такого шага, объясняя, что к русской армии вскоре должно подойти подкрепление, да и положение турок в Плевне далеко не блестящее. Но на его возражения великий князь раздражённо ответил:

«Если считаете возможным, то и принимайте командование на себя, а я прошу меня уволить».

Трудно сказать, как развивались бы события дальше, если бы на театре военных действий не присутствовал Александр II. Он прислушался к доводам министра, и после осады, организованной героем Севастополя генералом Эдуардом Тотлебеном, 28 ноября 1877 года Плевна пала. Обращаясь к свите, государь тогда объявил:

«Знайте, господа, что сегодняшним днем и тем, что мы здесь, мы обязаны Дмитрию Алексеевичу: он один на военном совете после 30 августа настаивал на том, чтобы не отступать от Плевны».

Военного министра наградили орденом Святого Георгия II степени, что было случаем исключительным, поскольку тот не имел ни III, ни IV степени этого ордена. Милютина возвели в графское достоинство, но самое главное заключалось в том, что после трагического для России Берлинского конгресса он стал не просто одним из самых близких царю министров, но и фактическим главой внешнеполитического ведомства. Товарищ (заместитель) министра иностранных дел Николай Гирс отныне согласовывал с ним все принципиальные вопросы. Давний недруг нашего героя Бисмарк писал императору Германии Вильгельму I:

«Министр, который теперь имеет решающее влияние на Александра II, — это Милютин».

Император Германии даже попросил российского собрата убрать Милютина с поста военного министра. Александр ответил, что с удовольствием выполнит просьбу, но при этом назначит Дмитрия Алексеевича на должность главы МИДа. Берлин поспешил отказаться от своего предложения. В конце 1879 года Милютин принял деятельное участие в переговорах по поводу заключения «Союза трёх императоров» (Россия, Австро-Венгрия, Германия). Военный министр ратовал за активную политику Российской империи в Средней Азии, советовал переключиться с поддержки Александра Баттенберга в Болгарии, отдав предпочтение черногорцу Божидару Петровичу.

ЧТО ПОЧИТАТЬ?
Последний фельдмаршал

ЗАХАРОВА Л.Г. Дмитрий Алексеевич Милютин, его время и его мемуары // Милютин Д.А. Воспоминания. 1816–1843. М., 1997.
***
ПЕТЕЛИН В.В. Жизнь графа Дмитрия Милютина. М., 2011.

ПОСЛЕ РЕФОРМ

При этом в 1879 году Милютин смело утверждал: «Нельзя не признать, что все наше государственное устройство требует коренной реформы снизу доверху». Он решительно поддержал действия Михаила Лорис-Меликова (кстати, кандидатуру генерала на пост всероссийского диктатора предложил именно Милютин), предусматривавшие понижение выкупных платежей крестьян, упразднение Третьего отделения, расширение компетенции земств и городских дум, учреждение общего представительства в высших органах власти. Однако время реформ заканчивалось. 8 марта 1881 года, через неделю после убийства народовольцами императора, Милютин дал последний бой консерваторам, выступавшим против одобренного Александром II «конституционного» проекта Лорис-Меликова. И бой этот проиграл: по мнению Александра III, страна нуждалась не в реформах, а в успокоении…

«НЕЛЬЗЯ НЕ ПРИЗНАТЬ, что всё наше государственное устройство требует коренной реформы снизу доверху»

21 мая того же года Милютин вышел в отставку, отклонив предложение нового монарха стать наместником на Кавказе. В его дневнике появилась тогда такая запись:

«При настоящем ходе дел, при нынешних деятелях в высшем правительстве мое положение в Петербурге даже в качестве простого, безответного свидетеля было бы невыносимо и унизительно».

При выходе в отставку Дмитрий Алексеевич получил в дар портреты Александра II и Александра III, осыпанные бриллиантами, а в 1904 году — такие же портреты Николая I и Николая II. Милютин был награждён всеми российскими орденами, и в том числе бриллиантовыми знаками ордена Андрея Первозванного, а в 1898 году в ходе торжеств в честь открытия в Москве памятника Александру II его произвели в генерал-фельдмаршалы. Проживая в Крыму, в симеизском имении, он оставался верен давнему девизу:

«Вовсе не надо отдыхать, ничего не делая. Нужно только менять работу, и этого довольно».

В Симеизе Дмитрий Алексеевич упорядочил дневниковые записи, которые вёл с 1873 по 1899 год, написал замечательные многотомные воспоминания. Внимательно следил он и за ходом Русско-японской войны, и за событиями Первой русской революции.

Жил он долго. Судьба будто бы вознаграждала его за то, что недодала его братьям, ведь Алексей Алексеевич Милютин ушёл из жизни 10 лет от роду, Владимир — в 29, Николай — в 53 года, Борис — в 55 лет. Дмитрий Алексеевич умер в Крыму на 96-м году жизни, через три дня после смерти своей супруги. Его похоронили на Новодевичьем кладбище в Москве рядом с братом Николаем. В советские годы место погребения последнего фельдмаршала империи было утрачено…

Почти всё своё состояние Дмитрий Милютин оставил армии, богатую библиотеку передал родной Военной академии, а имение в Крыму завещал Российскому Красному Кресту.
Автор: Леонид Ляшенко
Первоисточник: http://историк.рф/special_posts/последний-фельдмаршал/


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 7
  1. parusnik 16 июля 2016 07:40
    Милютину русское общество обязано основанием женских врачебных курсов, которые в Русско-турецкую войну 1877—78 гг. оправдали возлагавшиеся на них надежды, это учреждение закрылось вскоре по выходе Милютина из министерства....Спасибо,автору..
    1. Nehist 17 июля 2016 08:07
      Ну что вы несете!!! Именно после Милютинской реформы курсы не закрылись а наоборот рассширились... Именно от туда идет институт сестер милосердия
  2. anodonta 16 июля 2016 10:36
    Спасибо автору за отличную статью! good Сложно оценивать личность Д.А. Милютина. Вроде бы и человек умный был, а простейших вещей не понимал! Это как такое может быть, чтобы дворянин(!) не понимал того, что главным врагом империи является не Великобритания, Германия, Турция и Франция, русский мужик. Разве можно давать оружие тем, с кого ты "снимаешь шкуру"? Полковник СА, профессор А.А. Строков в своей "Истории военного искусства" писал:
    Цитата: Строков А.А. История военного искусства. М. 1955. Т.I с.199
    Для того чтобы заставить рыцаря "рубить свой народ", не требуется такой идеологической обработки, которая совершенно необходима для армии из крепостных крестьян
    Неужели Д.А. Милютин не понимал столь простой вещи, что в его время никаких рыцарей нет, и что мужика придётся подавлять армией, укомплектованной теми же мужиками? Рекрутская армия, введённая Петром Великим, хотя и было относительно небольшой по численности, была полностью оторвана от общества, рекрут терял все связи со своим миром(общиной). Введя всеобщую воинскую повинность, Д.А. Милютин тем самым сделал Империю фактически беззащитной против главного внутреннего врага, что и привело к её падению в марте(феврале по старому каледарю) 1917 года, когда взбунтовался Петроградский гарнизон. После милютинской военной реформы солдат думал не столько о службе, сколько о том, как там семья и земля? Естественно, с таким солдатом много не на воюешь. Если война со слабой Турцией ещё как то прошла, более-менее успешно, то война с Японией закончилась поражением и попыткой революции. Но в той войне не было всеобщей мобилизации, да проходила она на отдалённой окраине. Зато в ПМВ все недостатки всеобщей воинской повинности дали о себе знать. Недаром первые советы были рабочих и солдатских(!) депутатов(крестьянских позже добавили). Подводя итоги можно сказать: "наломали" в те годы либеральные реформаторы "дров", ох "наломали"! crying Видать, прогнило что-то в Русском государстве в те годы! Остаётся только надеяться, что нынешние хозяева России сделают надлежащие выводы и больше подобных "ошибок" не повторят!
    1. Nehist 17 июля 2016 08:12
      Что за чушь? Иерегулярные войска ко времени Милютина доказали свою бесполезность!!! Требовался обученый резерв. Вы вообще эпичный бред пишите!!! И кстати Османскую Имперю слабой называть не следует
      1. anodonta 17 июля 2016 11:02
        Цитата: Nehist
        Иерегулярные войска ко времени Милютина доказали свою бесполезность!!!

        Иррегулярные войска в России - это казачество. Которое сохранилось вплоть до времён Первой мировой и Гражданской войн. А рекрутская армия - это регулярная армия! Только солдат служил не 2 года, а 25!
        Цитата: Nehist
        Требовался обученый резерв.

        Вот это самый "обученный" резерв и поднял в марте 1917 года мятеж в Петроградском гарнизоне. С этого мятежа и началась кровавая Русская революция, принесшая столько горя стране. И окончившаяся в конечном итоге ничем! Всё вернулось на круги своя, с той лишь разницей, что вместо Государя Императора у нас теперь - всенародно любимый Президент! (если фельдмаршала Пауля фон Гинденбурга немцы называли эрзац-кайзером, то нашего президента можно назвать эрзац-царём)yes И численность сухопутных войск у нас сейчас 300 тыс. чел - прям как во времена рекрутских наборов. Так что кто пишет бред и чушь - это ещё вопрос? what smile
        1. Nehist 17 июля 2016 11:34
          И много казачество навоевало? За всю свою историю это как раз и был основной рассадник всяких выступлений против власти!
    2. python2a 17 июля 2016 13:41
      Историю, батенька, хорошо знать надо!
      За всеми революциями стоят не русские мужики, а американский жидовский капитал! А введение воинской повинности не ослабляло военной мощи Русского государства, а многократно его увеличивало, ибо необученный воин это покойник на поле брани, в бою учится нет времени.
  3. Любопятов 16 июля 2016 15:42
    Анодонта, какая же ты умница! Для тебя советский профессор - высший авторитет! Продолжай, продолжай в том же духе!.. Вовсе не потому была разрушена империя, что солдаты призывались по принципу всеобщей воинской повинности, а потому что культурно-информационная политика была отдана еврейскому капиталу, евреи становились журналистами, преподавателями, врачами и офицерами, а в правящем классе остались неискорененными масоны - в числе коих тот же вел.кн. Николай Николаевич Старший, и те перечисленные противники Милютина, за спинами которых маячил посол Германии. И совсем не Россия потерпела поражение от Японии, а наоборот: Япония была при последнем издыхании, исчерпав свои резервы, поэтому США и Англия бросились ее спасать через своего агента С.Ю.Витте, устроившего мирные переговоры при посредничестве США. Напрасно, милая девушка, ты веришь омраченному классовым сознанием марксизма советскому профессору. Обрати внимание на национально-духовный аспект, так-то лучше будет!
    1. Бифитер 16 июля 2016 16:23
      Цитата: Любопятов
      Анодонта, какая же ты умница! Для тебя советский профессор - высший авторитет! Продолжай, продолжай в том же духе!.. Вовсе не потому была разрушена империя, что солдаты призывались по принципу всеобщей воинской повинности, а потому что культурно-информационная политика была отдана еврейскому капиталу, евреи становились журналистами, преподавателями, врачами и офицерами, а в правящем классе остались неискорененными масоны - в числе коих тот же вел.кн. Николай Николаевич Старший, и те перечисленные противники Милютина, за спинами которых маячил посол Германии. И совсем не Россия потерпела поражение от Японии, а наоборот: Япония была при последнем издыхании, исчерпав свои резервы, поэтому США и Англия бросились ее спасать через своего агента С.Ю.Витте, устроившего мирные переговоры при посредничестве США. Напрасно, милая девушка, ты веришь омраченному классовым сознанием марксизма советскому профессору. Обрати внимание на национально-духовный аспект, так-то лучше будет!

      Россия действительно потерпела поражение от Японии, только маньчжурский театр военных действий был для России не так важен, вот Россия и не стала проявлять упорство.
      Думается что проблема России была не в наличии евреев в журналистских кругах а в появлении интеллигенции жаждущей разрушения всего и вся. Весь образованный слой хотел перемен, причем кардинальных. Пассионарность превысила какой-то критический уровень.
    2. anodonta 16 июля 2016 18:03
      Цитата: Любопятов
      Напрасно, милая девушка, ты веришь омраченному классовым сознанием марксизма советскому профессору

      Я прослезился! Я рыдаю от счастья! crying Никто ещё на "ВО" не говорил мне столь приятных слов! Меня, старого трухлявого пня назвали милой девушкой! fellow Как горько сознавать, что это не так! Что в действительности я - старый беззубый(anodonta переводится с латыни как "беззубка")мужлан! crying Большое спасибо Вам, Георгий Любопятов за Ваши тёплые слова! Лучше быть юной зелёной ёлочкой, чем старым трухлявым пнём! yes В благодарность не буду Вас ни в чём разубеждать! Пусть будет как Вы сказали. Ещё раз спасибо за комплимент! smile
  4. Бифитер 16 июля 2016 17:24
    Кстати а последний фельдмаршал разве не Гурко?
    1. ALEA IACTA EST 16 июля 2016 18:00
      Гурко произвели в фельдмаршалы в 1894, а Милютина - в 1898.
    2. anodonta 16 июля 2016 18:15
      Нет. Иосиф Владимирович Гурко был произведен в генерал-фельдмаршалы 6 декабря 1894 года, а Д.А. Милютин - в 1898 году.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня