Абхазский лабиринт

В Республике Абхазия подведены официальные итоги референдума, на основании которого народ должен был дать ответ на вопрос о том, нуждается ли страна в досрочных выборах президента или нет. Официальные результаты показали, что такие понятия как «лето» и «референдум» для Абхазии выглядят попросту несовместимыми. Российские туристы - на пляжах, урожай – в садах, порошок для «вина» и «коньяка» - в кладовках, а тут, понимаешь, какое-то волеизъявление...

Республиканский Центризбирком отчитался об антирекорде явки: 1,23% (1628 человек пришли на участки для голосования из более чем 130 тысяч) при необходимом минимуме для признания референдума состоявшимся в 50% имеющих право голоса. В итоге получилось то, что получилось: нет явки – нет и досрочных выборов президента Абхазии, на что так рассчитывали представители сил, называющих себя оппозиционными.


Судя по всему, результаты плебисцита настолько ошеломили противников действующего президента республики Рауля Хаджимбы, что называющие себя оппозицией после оглашения итогов как воды в рот набрали: ни шествий, ни заявлений. Оно и понятно, ведь итоги таковы, что к урнам для голосования пришли в 2 меньше жителей Абхазии, нежели число вышедших на митинги протеста против действий (или бездействий...) нынешней абхазской политической верхушки. Против чего тогда, спрашивается, выступали? Это раз. И два, что ещё более интересно: а все ли митингующие были жителями Абхазии? Ведь, по заявлениям так называемой оппозиции, на улицы и площади Сухума с требованием о досрочных выборах президента, отставке главы МВД и реальных политических переменах выходили около 3 тыс. человек. Но если на референдум явились чуть более 1,6 тыс. человек, то где хотя бы оставшиеся 1,4 тысячи митинговавших в Сухуме? Митинговать – митинговали, но сами на референдум не пошли... Какие-то чудеса абхазской политической жизни. Ну даже если оппозицию не устроил тот факт, что референдум власти решили проводить в разгар купально-туристического сезона, то хотя бы для приличия могли посетить участки? – Могли... но не посетили.

Тут, как говорится, одно из двух: либо какая-то из сторон мутит воду с цифрами (по явке на референдуме или по явке на митингах), либо на акциях протеста в столице Абхазии действительно было больше тысячи тех, кто к Абхазии реально не имел никакого отношения, зато использовался именно с той целью, чтобы накалить обстановку в стране для решения задач определённых кругов, возможно, находящихся за пределами Абхазии.

Абхазский лабиринт


Если отталкиваться от второй (пусть и достаточно конспирологической) точки зрения, то можно предположить, какая из стран с особым желанием и на самом деле без особого труда могла использовать свои «человеческие ресурсы» на абхазской территории. Один из вероятных вариантов – Грузия, с которой граница хотя и на замке, но учитывая наличие определённого числа грузинских граждан, проживающих на территории Абхазии, такой вариант вовсе не выглядит нереалистичным. Это вовсе не к тому, что каждый человек с грузинским паспортов в Абхазии, выражаясь «новомодным» языком, клятый зрадник. Вовсе нет... Просто – как факт: именно у граждан Грузии, проживающих на территории Абхазии нет права голоса на выборах и референдумах.

А если идти дальше и учитывать тот факт, что говорим «грузинские спецслужбы», подразумеваем «спецслужбы американские и турецкие», то тем паче.
И пусть такие заявления внешне выглядят «антигрузинской паранойей», но при учёте современной моды всегда и во всём ссылаться на «гибридную войну» - назову это вариантом...

В конечном итоге, как уже было отмечено, референдум признан несостоявшимся, а президент Абхазии Рауль Хаджимба имеет все шансы остаться в истории республики президентом (как и первый её руководитель Владислав Ардзинба), который хотя бы один президентский срок доработает до конца – без традиционных для Абхазии переворотов и отстранений от должности. Правда, не стоит забегать так далеко вперёд, ведь срок полномочий у Рауля Хаджимбы истекает только в 2019 году, а до этого времени утечёт немало воды, и какие политические события могут за эти три года произойти – одному Богу известно.

Насколько Абхазия нуждалась в такого рода плебисците – отдельный вопрос. Ведь одно дело, когда с помощью понимания о настроениях народа собираются решать важнейшие задачи, связанные с государственностью как таковой, интеграционных (как Крым) или дезинтеграционных (как Британия), и совсем другое дело, когда на первые позиции выпячивается политическая конъюнктура. Конъюнктура в том, что одни силы Абхазии на основании, ну хоть это радует, демократических принципов, решили предпринять попытку сменить власть. При этом другие силы в полукомедийном жанре этой попытке хитро противостояли, организовав плебисцит так, чтобы показать реальную численность «непримиримой оппозиции».

Другое дело, что население Абхазии – оппозиция или не оппозиция – уже который год вынуждено находиться в «полуподвешенном состоянии». Республиканские власти вне зависимости от фамилии руководителя республики, по сути, озабочены решением только одной задачи: как добиться большего дотирования со стороны России, и как эти средства умело через определённые конторы пропустить, не особо «светясь» с отчётностью. При таком подходе к управлению страной и «развитию» экономики можно хоть по триста раз на год устраивать референдумы, менять президентов, ходить кругами по площадям с речёвками и транспарантами, а процесс будет походить на эффективность движения белки в колесе.

Понятно, что вроде как «у самих кризис», и вроде как «сейчас не до Абхазии», но отмахиваться, как от надоедливой мухи, от республики, у которой есть всё для реально бурного экономического роста – как минимум, недальновидно. Недальновидно, особенно если учесть, что подавляющее большинство жителей Абхазии - граждане России, да ещё и граница у нас общая.
Автор:
Володин Алексей
Использованы фотографии:
//www.apsnypress.info
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

25 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти