Китай притягивает мигрантов. Кто, откуда и зачем едет в Поднебесную?

Лидирующий по численности населения Китай становится все более привлекательной целью для иностранных мигрантов. Если прежде китайцы ехали в поисках лучшей жизни в США и Россию, в страны Юго-Восточной Азии и Латинскую Америку, то теперь выходцы из других стран едут в Китай. И это вполне понятно: китайская экономика является одной из сильнейших в мире, большим потенциалом обладает Китай и в сфере образования, науки и культуры. При всей неравномерности распределения населения в самом Китае, крупные города КНР, расположенные на востоке страны, сталкиваются не только с притоком переселенцев из отсталых внутренних районов страны, но и с ростом численности иностранцев.

Стать гражданином Китая очень сложно — для этого надо внести большой вклад в развитие экономики, науки или культуры Китая. Да и нет смысла получать китайский паспорт тем, кто хочет сохранять максимальную свободу передвижения. Китайскому гражданину из Китая выехать куда сложнее, чем иностранцу въехать в Китай. В то же время, в Китае созданы достаточно хорошие условия для привлечения иностранцев, будь то студенты и научные работники или бизнесмены и квалифицированные рабочие. Впрочем, теперь на улицах китайских городов хватает и привычных европейскому взору маргинальных мигрантов, которые заняты неквалифицированным трудом или вообще не работают, а перебиваются за счет каких-то сомнительных заработков.


В первой половине ХХ века одной из наиболее крупных групп иностранных мигрантов, переместившихся на территорию Китая, были наши соотечественники. Об истории русской эмиграции в Китае существует большое количество литературы — и научной, и художественной, и публицистической. Центрами русской эмиграции были Харбин и Шанхай. В Китае действовали всевозможные русские культурно-просветительские общества, политические организации и даже казачьи организации с воинской иерархией. К 1930 году в Китае насчитывалось 125 тыс. русских, 110 тысяч из которых проживали в Маньчжурии. Но к 1953 году численность русского населения в Китае сократилась до 23 тысяч человек. Большинство русских эмигрантов уехали в США, Австралию, Канаду, страны Латинской Америки. В 1954-1961 гг. была организована централизованная репатриация русского населения Маньчжурии в Советский Союз. На родину только из Харбина и ближайших районов вернулись около 20 тыс. русских. Проведенная в 1982 г. перепись показала, что в КНР осталось на тот момент 2933 русских.

Китай притягивает мигрантов. Кто, откуда и зачем едет в Поднебесную?


В последние годы наблюдается новый всплеск русской эмиграции в Китай. Прежде всего, в Китай едут студенты, бизнесмены и квалифицированные специалисты. Несмотря на то, что в Китае практически невозможно получить китайское гражданство, в стране очень дешевое по российским меркам жилье. Тоже самое можно сказать и о продуктах питания, о многих бытовых услугах населению. Это притягивает россиян, особенно жителей Дальнего Востока. Среди них много пенсионеров, для которых жить в Китае, как ни странно, дешевле, чем на родине. Пенсионеров привлекает и возможность получения в Китае квалифицированной медицинской помощи, которая также обходится дешевле, чем в коммерческих клиниках в России. Ее одна категория — русские супруги китайских граждан. Как правило, это женщины, вышедшие замуж за граждан КНР.

Кроме того, развивающаяся китайская экономика испытывает нужду в квалифицированных специалистах самого разного профиля, а платить им готовы хорошо — нередко значительно больше, чем они могли бы получать на родине. Разумеется, речь идет о реальных специалистах — программистах, инженерах, преподавателях. Главное, что требуется — знание английского языка и, желательно, основ китайского языка для бытовой коммуникации. Не случайно во многих городах России открываются курсы китайского языка, а специалисты с его знанием широко востребованы во многих фирмах.
Интересно, что поглощая квалифицированные кадры, Китай не прекращает поставлять в Россию собственных мигрантов — как правило, это люди без образования и квалификации, работающие в сфере торговли, сельского хозяйства или тяжелого физического труда. Интересно, что в Китае они оказываются невостребованными по причине отсутствия квалификации, но в России вполне могут прилично устроиться, а если говорить о торговцах — то и разбогатеть.

Еще одной крупной группой мигрантов из бывшего Советского Союза являются выходцы из республик Средней Азии. Начнем с того, что в Китае проживают свои узбеки, киргизы, казахи и таджики, поэтому выходцам из республик Средней Азии в некоторой степени даже проще адаптироваться к жизни в Китае. Другое дело, что речь идет, в первую очередь, о представителях образованной части населения среднеазиатских республик, «детях элиты» и бизнесменах. Неквалифицированных рабочих в Китае хватает и своих, поэтому в приезжих дворниках и строительных чернорабочих нет необходимости. Но это не означает, что среднеазиаты самого разного пола и возраста не едут в КНР. Многие из них давно приноровились работать «челноками», перевозя из Китая на рынки среднеазиатских республик дешевые товары. В Китай прибывает также большое количество приезжих из соседней Монголии, а также из Северной Кореи.



Развитие экономических и политических связей Китая со странами Африки, которое началось еще в 1960-е — 1970-е годы, привело к появлению в КНР диаспор выходцев из африканских государств. Сегодня уже никого не удивят африканцы на улицах Шанхая или Гуанчжоу, как и китайцы — инженеры или рабочие на промышленных объектах в странах Африканского континента. Китай получил доступ к ценнейшим природным ресурсам во многих странах Африки, а взамен выделил африканским правительствам и компаниям внушительные кредиты и списал долги беднейшим африканским странам. Сегодня в Африку едут работать китайские строители и специалисты в различных отраслях промышленности, а в Китай в массовом порядке въезжают граждане африканских государств.

Первоначально выходцы из африканских стран были представлены в Китае, в первую очередь, студентами, получавшими образование в китайских вузах. Затем потянулись предприниматели, а потом и люди без определенных занятий. Большинство африканцев находятся в Китае временно — среди них много «челноков», которые приезжают за товаром и уезжают обратно в Африку. Для африканских предпринимателей Китай — неимоверный кладезь дешевых товаров, которые можно увезти на родину и там продать втридорога.

Наиболее «африканский» город Китая — Гуанчжоу, благо он расположен на юге страны, где климат значительно мягче, чем на севере. Африканская диаспора в Гуанчжоу насчитывает не менее 300 тысяч человек, причем каждый год численность диаспоры увеличивается еще на 30 % — за счет вновь прибывающих мигрантов. Районы компактного проживания африканцев в Гуанчжоу называют «Шоколадным городом», а сами африканцы чувствуют себя в этом южнокитайском торговом городе весьма вольготно. Иногда они даже теряют чувство реальности и начинают вести себя в Китае совсем не как в гостях. Так, в июне 2012 г. в Гуанчжоу африканцы организовали массовые беспорядки. Поводом к ним стала смерть в полицейском участке задержанного выходца из Нигерии. Естественно, что столь дерзкое поведение мигрантской молодежи отнюдь не способствовало укреплению доверия китайцев к приезжим из Африки. Многие коренные жители относятся к африканским мигрантам с определенной опаской, и такое отношение подкрепляется многочисленными слухами о повышенной криминализованности африканских диаспор.

Хотя среди приезжих африканцев много и студентов, и предпринимателей, занимающихся честным бизнесом, впечатление о нравах диаспоры складывается при взгляде на ее наиболее заметную часть — а это, как правило, уличные торговцы и бездельники, бросающиеся в глаза своим шумным поведением. Среди африканцев в Гуанчжоу много и нелегальных мигрантов, у которых давно просрочены документы, но из страха перед полицией они предпочитают не менять их. Нелегальные мигранты пополняют ряды маргинальных и полукриминальных слоев, среди них много проституток и наркоторговцев, что также не может приветствоваться местным населением. В то же время, многие гости из Африки подчеркивают, что никогда не сталкивались с негативным отношением со стороны китайцев. Жители Китая вообще очень приветливы по отношению к иностранцам — но до тех пор, пока иностранцы не переходят неких границ и не начинают напрягать китайцев своим поведением.



Африканцы воспринимаются китайцами по аналогии с собственными китайскими мигрантами из деревень — как несовременные и плохо образованные люди, к тому же не стремящиеся учить китайский язык. Будем справедливы — большинство «китайских африканцев» сами виноваты в своем положении. Добиться относительного успеха, прежде всего в качестве предпринимателей, удалось лишь не более, чем 10-15% африканской диаспоры. Остальные африканцы заняты неквалифицированным трудом, работая, как правило, на своих же земляков. Они живут замкнуто, образуя африканские анклавы. Приезжие не любят вне деловых контактов общаться с китайцами, хотя есть и афро-китайские браки. Нежелание интегрироваться в принимающее общество приводит к многочисленным конфликтным ситуациям между приезжими и местными жителями, к несчастным случаям во время бегства от полицейских.


Достаточно многочисленны в Китае группы мигрантов из стран Южной и Юго-Восточной Азии — индийцы, бангладешцы, вьетнамцы, тайцы, камбоджийцы. Но если выходцы из стран Юго-Восточной Азии близки по менталитету и не сильно бросаются в глаза, то индийцы и бангладешцы привлекают внимание, как и африканские мигранты. Выходцы из Индии и Бангладеш приезжают в Китай работать на фабриках и в сельском хозяйстве. Если раньше дешевой рабочей силой считались сами китайцы — рабочие и крестьяне, то оказалось, что индийцы и бангладешцы вообще готовы работать практически бесплатно — только бы кормили. Сейчас даже малообеспеченные китайские крестьянские семьи в южных провинциях нанимают работников из числа индийских и бангладешских мигрантов, что говорить о предприятиях, которые также весьма рады даровой рабочей силе из Южной Азии.

Не рады в Китае выходцам из стран Арабского Востока — с началом дестабилизации политической обстановки в странах Северной Африки и Месопотамии, даже в Поднебесную добрались египетские, ливийские, сирийские и иракские мигранты, которые предпочитают называть себя «беженцами». В отличие от выходцев из стран Южной Азии, арабские мигранты не собираются работать за копейки на фабриках или в сельском хозяйстве, а предпочитают заниматься торговлей. Некоторые из них, особенно молодежь, ищут заработки в полукриминальной сфере, которая примерно такая же, как и в Европе — наркоторговля, организация притонов для занятий проституцией. Хотя, конечно, есть среди приезжих из ближневосточных стран и специалисты, которые просто были вынуждены покинуть свои страны, спасаясь от войн и массовых беспорядков.

Китай относится к мигрантам из арабских стран особенно серьезно. Дело в том, что в Китае очень остро стоит проблема уйгурского сепаратизма. Уйгуры — крупный тюркоязычный народ, исповедующий ислам суннитского толка, — населяют Восточный Туркестан, который ныне называется Синьцзян-Уйгурским автономным районом Китая. Сторонники национальной независимости Восточного Туркестана апеллируют к многовековым традициям уйгурской государственности, культурным и религиозным отличиям уйгур и других мусульман СУАР от остального населения Китая. В свою очередь, религиозно-фундаменталистские фонды и организации из Турции и арабских стран рассматривают уйгурское население Китая как плодородную почву для пропаганды своих идей. Поэтому китайские власти и обеспокоены, что под видом студентов или торговцев в страну могут проникать эмиссары радикальных организаций из стран Ближнего Востока.



Как и в странах Европы, в Китае периодически полиция совершает рейды по местам работы и проживания нелегальных мигрантов. Только китайские полицейские действуют куда более жестко, чем их европейские коллеги. В среднем в год китайские правоохранительные органы депортируют из страны до 200 тысяч человек. Существует практика материального вознаграждения китайцев, которые сообщают полиции о местонахождении нелегальных мигрантов. Кроме того, власти КНР укрепляют пограничный контроль на границах с Северной Кореей и Вьетнамом, откуда также проникает большое количество нелегальных мигрантов. Но жесткие меры не становятся существенным препятствием на пути нелегальных иммигрантов — их количество также увеличивается с каждым годом.

В то же время, не стоит забывать и о том, что, борясь с нелегальной иммиграцией, китайские власти приветствуют иностранцев — инвесторов и квалифицированных специалистов, которые вносят весомый вклад в развитие китайской экономики. Политика ограничения рождаемости, на протяжении многих последних десятилетий реализуемая в Китае, в сочетании с ростом уровня жизни населения и продолжительности жизни, привела к старению населения страны. Особенно эта проблема затрагивает образованные слои населения, которые и являются основным поставщиком трудовых ресурсов для наукоемких отраслей промышленности. Поэтому привлечение высококвалифицированных иностранных специалистов становится для Китая вполне оправданным.
Автор:
Илья Полонский
Использованы фотографии:
http://www.wbur.org/, experience.tripster.ru, http://www.chinasmack.com/,
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

30 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти