"Мундиры" в контрах с "пиджаками"

"Мундиры" в контрах с "пиджаками"В годы Второй мировой войны Соединенные Штаты располагали рядом подразделений разведки, действовавших обособленно и выполнявших различные функции. Наибольшую известность из них получило Управление стратегических служб (УСС), в котором работали будущие директора ЦРУ А. Даллес, Р. Хелмс, У. Кейси и другие ответственные сотрудники Центральной разведки (ЦР). Организатором и руководителем УСС был нью-йоркский юрист, бывший помощник министра юстиции, полковник, а позднее генерал-майор Уильям Донован, который в свое время был представителем США при «Верховном правителе Российского государства» адмирале Александре Колчаке.

В ЕВРОПУ – ПОД ВИДОМ БИЗНЕСМЕНА

После захвата гитлеровской Германией ряда стран Европы летом 1940 года по настоянию друга Уильяма Донована – министра ВМС Фрэнка Нокса президент Франклин Рузвельт под видом бизнесмена направил Донована с разведывательной миссией в Западную Европу для оценки положения на континенте в целом и в Великобритании в частности. Результатом этой поездки явился аналитический труд «Уроки пятой колонны для Америки».
Уильям Донован. Фото 1945 года


В конце 1940-го – начале 1941 года Рузвельт попросил Донована совершить еще более продолжительное турне по Западной Европе и Балканам. Британцы, бывшие в курсе целей визита Донована, сочли необходимым в своих интересах познакомить «американского бизнесмена» с принципами и методами деятельности своей разведки как в Лондоне, так и на местах, что позже облегчило задачу Донована при организации УСС.

Концепция центральной, координируемой разведки явилась наилучшим подарком Америке со стороны Великобритании – такое мнение высказал уже в 80-х годах ХХ века бывший заместитель директора ЦРУ Рэй Клайн. Таким образом, первоначально было образовано так называемое Управление по координации информации во главе с генералом Донованом. 13 июня 1942 года оно было разделено на Управление стратегических служб (во главе с Донованом) и Управление военной информации (УВИ), но через несколько лет, при формировании Центральной разведки, функции обоих управлений вновь были объединены в одну организацию. Так был определен характер деятельности централизованной разведывательной структуры США – сочетание специальной операции со сбором информации. Этого принципа ЦРУ придерживается до сих пор.

ВОЕННЫЕ ОТНЕСЛИСЬ НЕГАТИВНО

Создание УСС во главе с Донованом неоднозначно было воспринято в органах военных спецслужб. К этому времени руководство военной разведки во главе с генерал-майором Джорджем Стронгом, набравшись некоторого опыта работы на стратегическом уровне, посчитало необходимым и возможным в данной ситуации создать свой, военный аналог УСС. В октябре 1942 года Стронг приказал подчиненному ему бригадному генералу Хейнесу Кронеру изучить вопрос и принять меры к формированию секретной службы стратегического уровня в рамках военной разведки. Для данной работы был приглашен, а по сути «соблазнен высокой должностью» офицер УСС Джон Громбах, который и сформировал очередную разведывательную структуру, как надеялись военные, конкурента УСС, которая в будущем должна была бы «затмить гражданских коллег». Однако в силу загруженности военной разведки США решением проблем тактического и оперативного уровня на театре войны, а также отсутствия должного внимания со стороны военно-политического руководства страны, новая структура постепенно утратила свое значение, хотя первоначальный опыт ее формирования, организации и постановки задач, как указывают историки спецслужб США, оказался востребованным в дальнейшем при организации взаимодействия в рамках национального Разведывательного сообщества (РС).

Американские исследователи истории УСС указывают, что служба Донована не ограничивалась борьбой против гитлеровской Германии и ее союзников. «Еще после Сталинградской битвы, – пишет исследователь американских спецслужб Т. Пауэрс, – фокус внимания сотрудника управления А. Даллеса (будущего главы ЦРУ), находившегося в Берне, переместился с Германии на Россию». Следует подчеркнуть, что УСС концентрировало свои действия главным образом в Европе. Это вызывалось рядом причин. В частности, главком американских войск в тихоокеанской зоне генерал Дуглас Макартур открыто выражал свои антипатии в отношении УСС и запретил управлению проводить какие-либо операции на Тихоокеанском театре войны якобы «в ущерб работе военных разведчиков». Со своей стороны директор ФБР Эдгар Гувер не допускал разведчиков Донована в Латинскую Америку, которая была выделена президентом США в ведение бюро в качестве оперативной арены действий. В Европе же, по согласованию с руководством КНШ, УСС действовало в тесной координации с военной разведкой. Такая ситуация, с точки зрения Донована, небезосновательно вела к пренебрежению потенциальными возможностями спецслужб.

В ноябре 1944 года он представил президенту меморандум, в котором изложил свои взгляды на разведку в целом. В принципиальном плане они сводились к необходимости создания централизованной разведывательной службы страны, включая в том числе подчинение ей и всех структур военной разведки. Тем не менее после окончания Второй мировой войны УСС было расформировано, а его сотрудники в основном были уволены или перешли на работу в оставшиеся немногочисленные спецслужбы страны. Вместо УСС, в соответствии с директивой президента, в самом начале 1946 года был создан консультативный орган по разведке, в который вошли государственный секретарь Д. Бирнс, министр сухопутных войск Р. Питтерсон, министр ВМС Дж. Форрестол и председатель КНШ адмирал У. Леги. Но указ президента Трумэна относительно упразднения УСС, как показали последующие исследования, не был выполнен полностью. Некоторые региональные руководители управления посчитали рациональным не увольнять опытных сотрудников разведки, а переориентировать их на другие задачи или сформировать новые структуры, которые формально не были «завязаны» на расформированное УСС. Так, например, резидентура управления в Китае была переведена под военное прикрытие и получила наименование «Подразделение внешней безопасности».

ФУНДАМЕНТАЛЬНЫЙ ЗАКОН

Между тем в Вашингтоне продолжались дебаты относительно преемника Управления стратегических служб. Именно взгляды руководителя УСС в годы Второй мировой войны, авторитетного генерала Донована, по мнению целого ряда исследователей американских спецслужб, якобы и легли впоследствии в основу той части фундаментального «Закона о национальной безопасности», подписанного президентом 15 сентября 1947 года, в которой, в соответствии со статьей 108, были сформулированы цели и функции ЦРУ. Другие же специалисты ссылаются на воспоминания президента США Гарри Трумэна, инициировавшего принятие данного закона. Он также не одобрял отсутствие тесных контактов между разведывательными службами сухопутных войск, ВМС и Государственного департамента, зачастую представлявших руководству страны «различные и противоречивые оценки по одним и тем же темам».

Однако Трумэн, по его же словам, не консультировался с Донованом на этот счет, а следовал своей интуиции и советам других специалистов, в частности рекомендациям директора Бюджетного бюро Гарольда Смита. Но и взгляды последнего также сводились к формированию в стране единой разведывательной системы, исключающей ненужное соперничество между различными спецслужбами. Предполагалось, что вновь создаваемая спецслужба должна иметь общенациональный характер и быть по существу гражданским институтом (в противоположность разобщенным органам военной разведки). Вместе с тем многие опасались, что новая централизованная разведструктура будет наделена слишком большими полномочиями и растворится в политике, то есть приобретет чисто конъюнктурный характер и попадет под влияние той или иной политической группы.

"Мундиры" в контрах с "пиджаками"Между тем председатель КНШ адмирал Уильям Леги информировал президента о том, что военные имеют контрпредложение, заключающееся в сохранении за ними большей самостоятельности в представлении развединформации руководству страны. В свою очередь, и Государственный департамент выдвинул предложение о подчинении себе создаваемой централизованной разведывательной службы страны. Но Трумэн, поддержав в целом предложение военных, обязал свой аппарат внести некоторые поправки, инициированные Госдепом и Бюджетным бюро, и уже 26 января 1946 года подписал административное распоряжение о создании Центральной разведывательной группы (ЦРГ) во главе с бывшим заместителем начальника разведки ВМС адмиралом С. Сойерсом. Через некоторое время Сойерс был уволен со службы по возрасту, но на его место вновь был назначен представитель военных генерал ВВС Х. Вандерберг, которого уже в мае 1947 года сменил контр-адмирал Р. Хилленкоттер – ветеран Перл-Харбора, имевший солидный опыт работы в военно-морской разведке.

После преобразования ЦРГ в ЦРУ 18 сентября 1947 года директор новой структуры (он же директор Центральной разведки) практически ежедневно докладывал развединформацию президенту, при этом на совещании в обязательном порядке присутствовал и председатель КНШ Леги. После его отставки Трумэн назначил отставного адмирала Сойерса своим специальным помощником по разведке. Тем самым влияние военных на принимаемые решения президентом продолжало сохраняться.

В целом представители Пентагона и Государственного департамента не были в восторге от реализации идеи с созданием централизованного органа национальной разведки. Более того, несмотря на сопротивление влиятельного директора ФБР Э. Гувера, Белый дом разрешил ЦРУ действовать и в Латинской Америке. До того как была создана мощная разведывательная сеть ЦРУ в Европе, указывает упоминавшийся аналитик Т. Пауэрс, две трети информации из этого региона американцам предоставляли британцы. И лишь к началу 60-х годов, продолжает Пауэрс, американцам якобы удалось покончить с превосходством британцев в области разведки и стать полностью самостоятельными в деле обеспечения своего руководства необходимой информацией. Бывшие руководящие деятели американской разведки откровенно пишут о том, что рост влияния спецслужб США на принимаемые руководством страны решения связан с форсированием администрацией Г. Трумэна политики холодной войны, направленной против СССР и его союзников.

КАДРЫ РЕШАЮТ ВСЕ

Неожиданно остро встал вопрос о кадровом составе ЦРУ. После долгих дебатов было принято решение о наборе сотрудников нового ведомства, прежде всего из числа бывших офицеров УСС. Однако этого оказалось недостаточно для реализации амбициозных планов руководства управления. Поэтому было решено в оперативном порядке укомплектовать подразделения нового ведомства за счет кадровых офицеров вооруженных сил, причем в данном случае была проявлена определенная гибкость за счет оставления некоторой части офицерского состава в кадрах того вида ВС, из которого они откомандировывались в ЦРУ, другая же часть офицерского состава перешла в новое ведомство с «полным отрывом» от вооруженных сил.

В качестве положительного момента рассматривался тот факт, что в «гражданское разведывательное ведомство» были привнесены так называемые воинский порядок и дисциплина. Уже в первый год существования ЦРУ в его кадры было переведено около 200 офицеров американских ВС, имевших опыт работы в специальных структурах – военной разведке, контрразведке, полиции и др. В последующем, исходя из интересов национальной безопасности и оперативной необходимости, руководителями резидентур ЦРУ за рубежом периодически назначались представители военных спецслужб, в том числе в генеральском звании. Первым данную практику внедрил директор Центральной разведки (1950–1953) Уолтер Беделл Смитт, сам в прошлом боевой генерал, рекомендовавший на пост резидента управления в Германии авторитетного в военных кругах генерала Л. Трескотта.

Время от времени возникавшие трения в рамках сообщества спецслужб относительно полномочий нового централизованного органа разведки вызвали необходимость конкретизации задач ЦРУ. Поэтому весной 1949 года после недолгих прений в обеих палатах конгресса был принят специальный закон о ЦРУ, которым данному органу предоставлялись самые широкие полномочия и на реализацию которых выделялись весьма значительные средства. При этом секретный бюджет ведомства проходил обсуждение и соответственно одобрение на заседании небольшой по количественному составу подкомиссии сената по делам вооруженных сил.

Трумэн не стремился монополизировать руководство разведкой. Его вполне удовлетворял факт работы подконтрольного ему аппарата Совета национальной безопасности в тесном контакте с ЦРУ. Более того, в соответствии с принятой в тот период практикой директор ЦРУ докладывал тот или иной документ, в котором «учитывались суждения всех консультативных советов разведки», под которыми имелись в виду разведслужбы СВ, ВМС и ВВС, а также Государственного департамента и Комиссии по атомной энергии.

Несмотря на то что формально Белый дом, Государственный департамент и Министерство обороны устанавливали «информационные приоритеты», то есть главные и первоочередные задачи для ЦРУ, последнее быстро начало овладевать инициативой в наполнении информационного потока, идущего в Белый дом и конгресс. Этот факт в конце концов вызвал открытое недовольство конкурирующих ведомств, что вынудило Трумэна пойти на создание механизма, который мог бы уравновесить поток информации разведки.

Для начала он поручил А. Даллесу возглавить небольшую группу, созданную для обследования деятельности ЦРУ и выработки рекомендаций по ее улучшению. Однако группа в составе бывшего сотрудника УСС У. Джексона и близкого к Даллесу помощника министра обороны М. Корреа подготовила доклад, в котором отстаивалась идея о том, что именно ЦРУ должен принадлежать приоритет в сборе и докладе руководству страны развединформации, а также, к удивлению многих специалистов, выражалось недовольство тем, что среди руководящих сотрудников управления слишком много военных. Несмотря на это вместо ушедшего в отставку в 1950 году прежнего директора ЦРУ адмирала Роскоу Хилленкоттера во главе Центральной разведки вновь был поставлен военный – генерал Уолтер Беделл Смит, который с нескрываемым недоверием относился к старшему брату Аллена Даллеса – Джону Фостеру, назначенному на должность государственного секретаря. Но Трумэн не остался полностью безучастным к критике и назначил одного из авторов доклада У. Джексона заместителем директора. А в январе 1951 года в ЦРУ пришел Аллен Даллес, под которого была создана ключевая в управлении должность – заместитель директора по планированию. В августе того же года А. Даллес сменил Джексона на посту первого заместителя, а с победой республиканцев на президентских выборах 1952 года с февраля следующего года возглавил ЦРУ. Таким образом Аллен Даллес стал первым гражданским лицом, ставшим во главе ЦРУ.

ОПИРАЛИСЬ НА ПОДДЕРЖКУ ГЕНЕРАЛОВ

Следует подчеркнуть, что с первых дней существования ЦРУ и до начала 50-х годов оно в своей деятельности и в первую очередь во взаимоотношениях с президентской администрацией и законодателями формально ориентировалось на поддержку военного руководства страны, практически всегда «обнаруживая» в нем союзников. Не случайно первым заместителем Даллеса был назначен генерал ВВС Чарльз Пирр Кейбелл, ранее возглавлявший разведку ВВС. Эти особенности начали складываться в годы президентства Г. Трумэна и укрепились по мере того, как его преемник Д. Эйзенхауэр усиливал политику вмешательства в суверенные дела государств мира, будь то геополитические противники или союзники. Так, например, в середине 70-х годов достоянием гласности стала информация о том, что за время пребывания Эйзенхауэра на посту президента США ЦРУ осуществило 170 крупных секретных операций в 48 государствах мира. При этом в подавляющем большинстве случаев «гражданские разведчики» воспользовались услугами своих военных коллег. Причем якобы Даллес сам неоднократно обращался к военным за помощью в деле реализации тех или иных замыслов ЦРУ.

Новый президент США Д. Эйзенхауэр назначил предшественника Даллеса на посту главы ЦРУ генерала Б. Смита заместителем государственного секретаря. Такое перемещение объяснялось желанием президента иметь своего человека в Государственном департаменте. Смит, являвшийся в годы Второй мировой войны начальником штаба у Эйзенхауэра, был как никто другой наиболее приемлемой кандидатурой на данный пост, тем более что президент к тому времени был еще плохо знаком с новым государственным секретарем Джоном Фостером Даллесом – старшим братом директора ЦРУ, ставленником руководства победившей на выборах Республиканской партии. В этих условиях Смит постоянно держал в курсе президента о том, что замышляется в Госдепе и одновременно набирался опыта работы в области внешней политики.

СЕКРЕТНЫЙ МЕМОРАНДУМ

"Мундиры" в контрах с "пиджаками"Эйзенхауэр создал в президентской администрации атмосферу крупного военного штаба и первоначально окружил себя в основном военными. Своими ближайшими помощниками он назначил генералов Ш. Адамса и У. Персонса. На гражданские должности в различные ведомства государственного аппарата было принято более 6 тыс. офицеров, в числе которых было около 200 генералов и адмиралов. Например, должность административного секретаря Белого дома занял генерал А. Гудпейстер – будущий Верховный главнокомандующий ОВС НАТО в Европе. Такого рода милитаристская атмосфера, сложившаяся в первый период президентства Эйзенхауэра в высших эшелонах власти Вашингтона, «ободряюще» воздействовала на военный истеблишмент страны, включая военную разведку, обещая крупные дивиденды в соперничестве с гражданскими конкурентами.

Еще накануне очередных президентских выборов президент Трумэн завизировал секретный меморандум (от 24 октября 1952 года) об образовании нового федерального разведывательного ведомства – Управления национальной безопасности (УНБ), в функции которого входило осуществление всеобъемлющей радио- и радиотехнической разведки. Особенностью данного ведомства явилось то, что оно подчинялось министру обороны и аккумулировало в себе по сути все технические средства разведки страны, за исключением относительно небольшого количества средств, остававшихся в ведении ЦРУ и других разведывательных организаций, входивших на тот период в состав Разведывательного сообщества.


Президент Трумэн в ожидании встречи
с адмиралом флота Уильямом Леги.


Данный факт, ставший через короткий промежуток времени достоянием законодателей и соответственно руководства ЦРУ, вызвал нескрываемое раздражение «гражданских разведчиков», поскольку однозначно свидетельствовал об усилении военного сегмента национальной разведки.

Однако постепенно, как свидетельствуют американские военные специалисты в области истории разведслужб, отношения в формате ЦРУ – военная разведка начали меняться в неблагоприятном для последней направлении. Дело обстояло таким образом, что глава Центральной разведки не без успеха добился от президентской администрации привилегий в том плане, что отныне внешнеполитический курс страны и связанные с этим обеспечивающие мероприятия оказались в руках братьев Даллес, которые завоевали беспрецедентный авторитет у президента Эйзенхауэра. Практически все остальные спецслужбы, их руководители и консультанты превратились в статистов, мнение которых по тем или иным вопросам учитывалось лишь при необходимости, хотя вопрос о передаче технических средств разведки в ведение ЦРУ не поднимался. При Трумэне директор ЦРУ лично докладывал «конденсированную разведывательную оценку, но на основе обсуждения с главами всех разведывательных служб». Даллес же избрал иной путь доведения информации до руководства страны, основываясь не на «коллективной мудрости» глав разведывательных ведомств, а на собственной интуиции. Более того, руководство ЦРУ, осознавая факт неизбежности получения руководством страны информации и от других спецслужб, выработало тактику «приглушения и замалчивания информации с мест и выпячивания выгодных ему разведданных». Все это со временем не могло не вызывать недовольство других спецслужб страны, включая в первую очередь военную разведку.

Между тем вопреки первоначально сформулированным главным задачам ЦРУ, а именно «добывание конфиденциальной информации в помощь высшим инстанциям, принимающим политические решения», руководство Центральной разведки все в большей степени стало делать акценты на осуществление специальных, по сути подрывных акций в государствах, внутри- и внешнеполитический курс которых не «вписывался» в общую политику Вашингтона на международной арене. Импульсом для такого рода деятельности явилась директива Совета национальной безопасности №10/2 от 18 июня 1948 года, в соответствии с которой предписывалось создание специальной структуры для осуществления такого рода акций. Несмотря на то что первоначально руководитель данной структуры, получившей название Управление по координации политики (УКП), формально назначался по представлению государственного секретаря, подчинялся ему и министру обороны, финансирование и кадры выделялись от ЦРУ. Естественным образом постепенно данная структура полностью влилась в ЦРУ и стала зависеть от воли и планов директора Центральной разведки.

В начале 50-х годов было принято решение объединить УКП и Директорат специальных операций (ДСО) в рамках ЦРУ, в результате чего в значительной степени повысилась эффективность проводимых управлением диверсионных операций. Специфика «полувоенной работы» этой структуры и высокие должностные оклады явились причиной «перетекания» в него многих в прошлом военнослужащих, в том числе и из органов военной разведки, что также явилось причиной неоднократных трений в отношениях руководства ЦРУ и военных. Однако целый ряд удачных операций ЦРУ, в том числе государственные перевороты в Сирии в 1948 году, в Иране в 1953-м и в Гватемале в 1954 годах, сделали авторитет А. Даллеса в глазах политического истеблишмента Вашингтона незыблемым. Примечательно, что во всех трех случаях резидентуры ЦРУ тесно работали с резидентурами военной разведки, которая, однако, осталась «в тени».

Особо следует выделить операцию, руководимую резидентом ЦРУ Кимом Рузвельтом (близким родственником бывших президентов США – Т. Рузвельта и Ф. Рузвельта) по устранению от власти в Иране «вышедшего из-под контроля премьера Моссадыка». Эта операция, подчеркивают аналитики истории разведки, не была бы успешной без привлечения сотрудника американских военных спецслужб бригадного генерала Роберта А. Макклура, руководителя американской консультативной группы в Тегеране, якобы сумевшего правильно оценить внутриполитическую обстановку и лично завербовать руководство иранских вооруженных сил, сыгравших ключевую роль в успехе государственного переворота в этой стране.

СУЕТА ВОКРУГ БЫВШЕГО НАЦИСТА И НОВЫЕ РАЗНОГЛАСИЯ

Противоречия между гражданской и военной разведками не могли не всплыть наружу. Для содействия нормализации внутриведомственных отношений решением президента Эйзенхауэра «урегулирование конфликтной проблематики» переносилось из повестки заседаний СНБ в ЦРУ. Параллельно в 1955 году скорее для видимости прозрачности принимаемых решений двумя директивами № 5412/1 и № 5412/2 было принято решение о формировании специального комитета при СНБ по разведке (Комитет 5412 или Группа 54/12) с включением в него представителей президента, государственного секретаря, директора ЦРУ и министра обороны, отвечающего за военную разведку. Тем самым Белый дом по рекомендации А. Даллеса пытался задобрить военных, претендовавших на более активное участие в обеспечении принимаемых политических решений.

Однако военные время от времени демонстрировали свое несогласие с теми или иными акциями ЦРУ. Так, например, когда в 1954 году А. Даллес решил поддержать своего ставленника, завербованного еще в годы войны высокопоставленного сотрудника гитлеровской разведки генерала Р. Гелена на пост руководителя западногерманской спецслужбы, начальник разведки сухопутных войск США генерал-лейтенант А. Трюдо выступил резко против, указав на то, что Гелен в прошлом был активным нацистом. Американского генерала поддержали министр обороны США Ч. Уильсон и Комитет начальников штабов. Но авторитет Даллеса был настолько высок, что дело закончилось снятием со своего поста генерала Трюдо и назначением Гелена на искомую должность.

Деятельность ЦРУ наряду с работой других органов исполнительной власти постоянно являлась объектом расследования различных комиссий. В составе так называемой большой комиссии, работавшей в 1955 году и возглавлявшейся бывшим президентом США Гербертом Гувером, во главе оперативной группы по изучению деятельности разведки был поставлен генерал М. Кларк. В качестве одной из рекомендаций комиссии было положение о необходимости усиления контроля над ЦРУ путем создания постоянной объединенной комиссии конгресса по разведке. В ответ президент Д. Эйзенхауэр, формально отвергнувший эту рекомендацию, создал в 1956 году Совет по разведывательной деятельности (СРД), включив в него в том числе и военных. Однако совет, хотя в целом и находился под контролем президентской администрации, время от времени высказывал негативное мнение в отношении того, что ЦРУ «не всегда следует рекомендациям Государственного департамента, затрудняя таким образом внешнеполитическую деятельность руководства страны». С другой стороны, указывает известный американский историк спецслужб А. Шлезингер, ЦРУ в период своего становления почти всегда находило союзника в лице Пентагона и подчиняющейся ему военной разведки. Руководимое Даллесом ЦРУ, подчеркивает другой американский исследователь Г. Розитцке, на протяжении всех 50-х годов брало на себя ответственность за проведение «полувоенных» подрывных акций, тем самым выручая военных, не желавших привлекать к себе лишнего внимания.
Автор: Сергей Печуров
Первоисточник: http://nvo.ng.ru/spforces/2016-07-15/1_mundiry.html


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 3
  1. parusnik 17 июля 2016 07:19
    Спасибо, интересный обзор..
  2. Бифитер 17 июля 2016 11:28
    Статья небезинтересная, но...
    Значительно интересней было бы узнать о некоторых операциях спецслужб.
    Вот например роман Корецкого "Рок н ролл под Кремлём" основан частично на реальных событиях.
  3. Knizhnik 17 июля 2016 15:32
    Соперничество шло за влияние на президента. В итоге ЦРУ его узурпировало. Тем не менее, им пришлось соединить свои усилия. С 2005 года ЦРУ всё же отодвинули от президента на 1 ступеньку.
  4. Нормаль ок 17 июля 2016 20:15
    Ну наконец, статья по профилю ВО. Просто отдушина)) Спасибо автору.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня