Михаил Фёдорович Романов: царь-«петрушка»

Михаил Фёдорович Романов: царь-«петрушка» 420 лет назад, 22 июля 1596 года, родился царь Михаил Федорович, первый русский царь династии Романовых. Молодого, послушного и неопытного Михаила боярские кланы выбрали на царство в 1613 году, чтобы за его спиной легко проводить свои решения. Его приход к власти должен был завершить долгий период Смуты в Русском царстве. Правил Михаил до 1645 года.

Основные вехи


Сын боярина Фёдора Никитича Романова, митрополита (позднее патриарха Филарета), и Ксении Ивановны Шестовой (позднее — инокини Марфы), он первые годы жил в Москве. В 1601 г. вместе с родителями подвергся опале царя Бориса Годунова, будучи племянником царю Федору Ивановичу. Жил в ссылке, с 1608 г. вернулся в Москву, где попал в плен к полякам, захватившим Кремль. В ноябре 1612 г., освобождённый ополчением Д. Пожарского и К. Минина, уехал в Кострому.

21 февраля 1613 г. в Москве после изгнания поляков состоялся Земский собор, который избрал нового царя. Среди претендентов были польский королевич Владислав, шведский принц Карл-Филипп и другие. Кандидатура Михаила возникла из-за его родства по женской линии с династией Рюриковичей, Романовы были одним из знатнейших родов. Она устраивала служилое дворянство, которое стремилось завершить смуту и не желало монархии по польскому образцу и боярскую олигархию, которая собиралась использовать молодость и слабость нового царя. «Миша-де молод, разумом еще не дошел и нам будет поваден», — говорили в Думе, надеясь, что все вопросы будут решаться «по совету» с Думой. Нравственный облик Михаила как сына митрополита и молодого человека, не отмеченного в злодеяниях, отвечал интересам церкви и народным представлениям о царе. Он должен был стать символом возвращения к порядку, покою и старине.

Таким образом, царем выбрали юного и болезненного Романова, чтобы за его спиной сохранить власть и богатства, а не царя-воина, который был необходим для борьбы с внутренними и внешними врагами.

11 июня 1613 г. Михаил Федорович в Москве венчался на царство в Успенском соборе Кремля. Торжества длились три дня. Царь дал, по свидетельству ряда современников, крестоцеловальную запись, что обязуется не править без Земского собора и Боярской думы (подобно Василию Шуйскому). По иным данным, такой записи Михаил не давал.

В первые годы после избрания Михаила царем главной задачей было завершение смуты в самом Русском царстве и окончание войны с Речью Посполитой и Швецией. В 1617 г. был подписан Столбовский мир со Швецией, которая получила крепость Корелу и побережье Финского залива. В 1618 г. заключено Деулинское перемирие с Польшей: Россия уступила ей Смоленск, Чернигов и ряд других городов. Из подчинения Москвы вышла Ногайская Орда. Кроме того, царское правительство ежегодно посылало в Бахчисарай дорогие подарки, однако крымские татары продолжали свои разбойные набеги.

Большой проблемой была нехватка денег. Первой заботой нового правительства был сбор казны. Царь и Земской собор повсюду рассылали грамоты с приказаниями собирать подати и казенные доходы, с просьбами займа для казны денег и всего, что можно собрать вещами. Добывать деньги старались всякими мерами, даже занимали деньги у англичан, дав им право беспошлинной торговли. Служилых людей, живших в посадах, обложили общим посадским тяглом. Таможенные и кабацкие сборы стали давать на откуп, старались, чтобы люди пили больше, увеличивая доход казны. Кроме таможенных сборов, облагались разнообразными поборами (полавочное, мыто и т. д.) всякая торговля, даже повседневные занятия (брали за мытье белья, за водопой скотины и т. п.).

Русское государство в конце 1610-х годов было в политической изоляции. Чтобы выйти из неё, московское правительство сделало безуспешную попытку женить молодого царя сначала на датской принцессе, затем на шведской. Получив в обоих случаях отказы, мать с боярами женили Михаила на Марии Долгоруковой, но брак оказался бездетным. Второй брак с Евдокией Стрешневой принес Михаилу 7 дочерей (Ирину, Пелагею, Анну, Марфу, Софью, Татьяну, Евдокию) и 2 сыновей, старшего Алексея Михайловича (будущего царя) и младшего, умершего во младенчестве Василия.

Важнейшей национальной задачей Москвы была борьба за воссоединение западнорусских и южнорусских (малорусских) земель в едином Русском государстве. Первая попытка решить эту задачу в ходе войны за Смоленск (1632-1634), начавшейся после смерти польского короля Сигизмунда в связи с притязаниями его сына Владислава на русский престол, завершилась неудачно. После неё по приказу Михаила в России развернулось строительство Большой засечной черты, крепостей Белгородской и Симбирской черты. Когда 1637-1637 гг. донские казаки взяли Азов, большинство членов Земского собора решительно высказалось за войну с турками, правительство решило Азова под свою руку не брать и войны не начинать.

Правительство Михаила продолжило политику закрепощения крестьянства (основной части населения). Правительство Михаила ввело в 1637 г. срок поимки беглых крестьян до 9 лет, в 1641 г. увеличил его еще на год, вывезенных же другими владельцами разрешалось искать до 15 лет. Московское правительство, готовясь к войне с Речью Посполитой, провело ряд военных реформ. Началось формирование по западному образцу «полков нового строя», рядовой состав которых составляли «охочие вольные люди» и беспоместные дети боярские, офицерами были иностранные военные специалисты. Под конец царствования Михаила сформировали кавалерийские драгунские полки.

Царь Михаил от рождения не отличался крепким здоровьем. Он сильно «скорбел ножками» и к концу правления не мог ходить, его возили в возке. От «многого сидения» организм царя ослаб, современники отмечали в нем «меланхолию, сиречь кручину». Умер 13 февраля 1645 в Москве.

«Царь-петрушка»

Царь Михаил не был выдающимся государственным деятелем. Молодого и неопытного Михаила выбрали на царство в 1613 году, чтобы за его спиной легко проводить свои решения. Сначала за него правила мать — «великая государыня», великая старица Марфа (в миру Ксения Иоанновна Романова, до брака Шестова) и её родня. Затем бразды правления принял вернувшийся в 1619 году из польского плена отец царя — патриарх Филарет (в миру Фёдор Никитич Романов). Будучи родителем государя, Филарет до конца жизни (1633 г.) официально был его соправителем. Он использовал титул «Великий государь» и фактически руководил московской политикой.


Начало правления первого Романова было крайне тяжёлым временам для русского народа страны. Вопреки распространенному мнению, Смута не завершилась освобождением Москвы от поляков и избранием на царство Михаила. Ещё шесть лет после освобождения Кремля народным ополчением на Руси шла кровавая война. Банды Лисовского, Заруцкого и др. спокойно передвигались из одного края русской земли в другой, грабили и насиловали, в конец разоряя Русское царство. Земли западной, южной и юго-западной части Руси были выжжены буквально до самой Москвы. Сама Москва также была сильно разрушена и разорена. Отряды интервентов и различной воровской сволочи разоряли и восточные города и земли. Так, отряд поляков в 1616 году разорил Муром. Разные бандформирования опустошали земли вплоть до Вологды, Устюга и Каргополя. И это после победы 1612 г., которая была всего лишь одним из этапов продолжающейся Смуты. Фактически московское правительство первоначально контролировало только Москву и несколько городов, отсиживаясь за крепостными стенами. На всей остальной территории страны хозяйничали польские и шведские захватчики, разного рода авантюристы, воровские шайки и бандформирования. Отдельные успешные военные операции московского правительства общей ситуации изменить не могли.

С бандформированием Заруцкого на юго-востоке страны смогли разделаться летом 1614 года, осенью разгромили банду атамана Баловня в верховьях Волги. Наиболее опасный отряд Лисовского смогли разбить только к 1616 г. Наиболее опасными врагами были Швеция и Польша. Шведы захватили Новгород и водскую пятину, планируя присоединить их к Швеции, а также требовали, чтобы Русь признала своим царем королевича Филиппа, которому уже присягнули новгородцы. Боевые действия русских войск под началом князя Д. Трубецкого шли неудачно. Спасало ситуацию только то, что шведы больше интересовались тем, чтобы не пустить русских к Балтике и не развивали наступление. В итоге они согласились на посредничество Англии и Голландии в деле заключения мира.

Только два позорных мира избавили Русь от агрессии Швеции и Речи Посполитой. Столбовский мир 1617 года привёл к тому, что Россия уступила Швеции Ивангород, Ям, Копорье, Орешек, Корелу. Москва отказывалась от претензий на Ливонию и Карельскую землю. В результате Русь утратила выход в Балтийское море, который вернула только при Петре Алексеевиче. А полностью вернуть утраченные земли на Балтике Русь смогла только при Петре I, после длительной и кровопролитной Северной войны. Кроме того, Москва должна была заплатить Швеции контрибуцию в 20 тыс. рублей, большую по тем временам сумму (20 000 серебряных рублей равнялись 980 кг серебра). Тогда же шведы, голландцы и англичане выхлопотали для себя важные торговые привилегии в России.

Не зря шведский король Густав Адольф считал, что Швеция одержала историческую победу над Русским государством: «Одно из величайших благ, дарованных Богом Швеции, заключается в том, что русские, с которыми мы издавна были в сомнительных отношениях, отныне должны отказаться от того захолустья, из которого так часто беспокоили нас. Россия — опасный сосед. Её владения раскинулись до морей Северного и Каспийского, с юга она граничит почти с Чёрным морем. В России сильное дворянство, множество крестьян, народонаселённые города и большие войска. Теперь без нашего позволения русские не могут выслать ни одной лодки в Балтийское море. Большие озёра Ладожское озеро и Пейпус, Нарвская поляна, болота в 30 вёрст ширины и твёрдые крепости отделяют нас от них. Теперь у русских отнят доступ к Балтийскому морю, и, надеюсь, не так-то легко будет им перешагнуть через этот ручеёк».

В декабре 1618 года было подписано Деулинское перемирие. Перемирие подписали в деревне Деулино близ Троице-Сергиевого монастыря, под Москвой. Там располагался лагерь польского королевича Владислава. А во время кампании 1618 года поляки штурмовали Москву, хотя и неудачно. По перемирию на 14 лет Русское государство уступало Речи Посполитой города Смоленск, Рославль, Дорогобуж, Белую, Серпейск, Путивль, Трубчевск, Новгород-Северский, Чернигов, Монастырский с окрестными землями. Это соглашение было большой победой Речи Посполитой. Граница между двумя государствами отодвинулась далеко на восток, почти вернувшись к границам времён Ивана III. При этом король польский и великий князь литовский по-прежнему сохранил формальное право на русский престол.

Стоит также отметить, что Москве в это время крупно повезло — в Европе в 1618 году вспыхнула ожесточенная Тридцатилетняя война, которую некоторые исследователи считают «мировой войной», так как её значение было огромно. Речь Посполитая и Швеция сцепились между собой и отвлеклись от русских дел. Русское царство разом избавилось от двух грозных врагов, которые угрожали её существованию, смогла передохнуть.

Если снять пропаганду времён правления Романовых и нынешнюю о возрождении «духовных скреп», то выяснится, что во главе Русского царства оказались далеко не самые лучшие люди. Сам Михаил Романов не имел государственного опыта, большими способностями не отличался, был больным (уже в 30 лет с трудом ходил), поэтому за него управляли родители и прочие родственники. Очевидно, что нового царя Руси можно было выбрать и получше. К примеру, Дмитрия Пожарского. Очевидно, что боярской олигархии, которая собственно и организовала Смуту, был нужен слабый и недееспособный царь.

Отец царя, патриарх Филарет, если судить по правде, имеет весьма сомнительную репутацию. Боярин, сын влиятельного Никиты Захарьина-Юрьева, племянник царицы Анастасии, первой жены Ивана Грозного, он считался возможным соперником Бориса Годунова в борьбе за власть после смерти Фёдора Ивановича. Боярин Фёдор Никитич Романов при Борисе Годунове по обвинению в измене, видимо (особенно по его будущему поведению и жизненному пути), не без оснований, был сослан и пострижен в монахи. При первом самозванце Лжедмитрии (Григории Отрепьеве) был освобождён и возведён в сан Ростовского митрополита. Фёдор Романов остался в оппозиции свергнувшему Лжедмитрия Василию Шуйскому и с 1608 года играл роль «нареченного патриарха» в Тушинском лагере нового самозванца, Лжедмитрия II. В 1610 году «патриарх» стал одним из главных участников заговора против царя Василия Шуйского и активным сторонником Семибоярщины, боярского правительства, которое предавало национальные интересы. Филарет возглавил посольство в Польшу с целью возведения на русский престол польского королевича Владислава. В отличие от патриарха Гермогена, он в принципе не возражал против избрания русским царём Владислава Сигизмундовича. Однако не сошёлся с поляками в окончательном варианте договора и был арестован. Вернуться из польского плена Филарет смог только после перемирия, в 1619 году.

Стоит также отметить, что главные деятели Семибоярщины, которая «совершила акт государственной измены», когда в ночь на 21 сентября 1610 года тайно впустила в Москву польские войска, почти в полном составе вошли в правительство Михаила и долго играли в Русском государстве ведущие роли. А одним из первых решений Семибоярщины было постановление не избирать царём представителей русских родов. Боярское правительство призвало на трон сына польского короля Сигизмунда III — Владислава и, опасаясь сопротивления простых русских людей и не доверяя русским войскам, впустило в столицу иноземные войска.

Все живые деятели этого «правительства», которое изменило русской цивилизации, не только не были казнены или хотя бы подвергнуты опале, но продолжили занимать высокие посты в Русском царстве. Глава боярского правительства князь Фёдор Иванович Мстиславский был одним из претендентов на престол на Соборе 1613 года, и оставался видным вельможей вплоть до своей смерти в 1622 году. Князь Иван Михайлович Воротынский также претендовал на престол в 1613 году, служил воеводой в Казани, был первым послом на съезде с польскими послами в Смоленске. В 1620 и 1621 гг., в отсутствие Михаила Федоровича, в звании первого воеводы управлял Москвой. Князь Борис Михайлович Лыков-Оболенский, зять патриарха Филарета, при Михаиле Романове возвысился ещё больше. Возглавлял Разбойный приказ, был воеводой в Казани, возглавлял ряд важных приказов (Сыскной, Казанского дворца, Сибирский и др.). Боярин Иван Никитич Романов, младший брат Филарета и дядя первого царя, на Соборе 1613 года (как и значительная часть бояр) поддерживал кандидатуру шведского принца Карла Филиппа. При царе Михаиле Романове ведал внешней политикой. Боярин Фёдор Иванович Шереметев, который вместе с польскими войсками выдержал осаду и вышел из Москвы только по освобождении её Дмитрием Пожарским, самым активным образом способствовал избранию Михаила Фёдоровича на царство. Шереметев участвовал во всех важных событиях царствования Михаила Фёдоровича, до прибытия Филарета в 1619 году, руководил московским правительством, затем был главой правительства после смерти Филарета — 1633-1646 гг., ушел в отставку из-за старости. Только двое — князь А. В. Голицын и А. В. Трубецкой, умерли в 1611 г.

Таким образом, получается весьма печальная история. Изменники-бояре предают русский народ, Русь, впускают в столицу врагов, договариваются избрать на русский престол польского королевича. Честные русские люди не щадя живота своего воюют с врагами, освобождают Москву. А изменники, вместо того, чтобы ответить за чёрное предательство своими головами, почти все входят в новое правительство и избирают выгодного для себя царя, молодого, кроткого, без способностей и больного.

Вот и выходит, что в ходе Великой Смуты власть захватили те, кто эту смуту и затеял, разжигал и поддерживал! По мнению многих исследователей Смутного времени, за Лжедмитрием стояли Романовы и Черкасские (И. Б. Черкасский был женат на сестре Филарета). Романовы, Черкасские, Шуйские и прочие бояре устроили Смуту, в которой погибли десятки тысяч людей и опустела большая часть Русского государства. Так, во многих уездах исторического центра государства размер пашни сократился в 20 раз, а численность крестьян в 4 раза. В ряде районов и к 20—40 годам XVII столетия населённость была всё ещё ниже уровня XVI века. Военно-стратегические, демографические и экономические последствия Смуты, которую устроили боярские кланы в борьбе за власть, сказывались десятки лет. Утраченные земли на западе и северо-западе и севере удалось вернуть через десятки лет и ценой большой крови, мобилизационных усилий всей русской цивилизации. Русскую Прибалтику смогли полностью освободить только при царе Петре.

Практически единственный успех нового правительства Михаила Романова — это конец внутренней Смуты. Москва через несколько лет сумела положить конец анархии и вседозволенности (по принципу — «у кого больше сабель, тот и прав»). Кроме того, стоит учесть, что основные боярские кланы были удовлетворены создавшимся положением, устали от войны и перестали поддерживать смуту. Новая власть через несколько лет смогла подавить воровской разгул, уничтожить бандформирования, которые лишись поддержки «элиты». А народные герои, получив свою порцию славы, были оттеснены в тень.

Во внешней политике правительство Михаила отдало ряд важных территорий Швеции и Речи Посполитой. Борьба за возвращение западнорусских земель к успеху не привела. Ни одной внутренней общенародной проблемы восстановленная в 1613 году государственность не решила. Так, продолжилось закрепощение-закабаление крестьянства, начатое Годуновым ещё при царе Федоре Ивановиче, было продолжила. Жизнь большинства народа ухудшилась. Это привело к тому, что народ ответил на социальную несправедливость массовыми восстаниями и XVII век вошёл в историю как «бунташный век».

Таким образом, в историческом отношении правления Романовых не искоренило главную предпосылку Смуты в русской цивилизации — социальную несправедливость, когда большая часть русского народа была закабалена, а «элита» оторвана от народа и берет курс на вестернизацию (западнизацию). Это в конечном счёте привело ко второй Великой Смуте — 1905-1917 гг., когда империя Романовых рухнула.

Ответ русской цивилизации и русского суперэтноса на социальную несправедливость — это Смута, в ходе которой есть шанс на победу новой, национально ориентированной элиты. Как в 1917-1920 гг., когда власть захватили большевики, которые создали социальное, справедливое по своей сути государство (наиболее ярко это проявилось в сталинский период), поэтому они и получили поддержку большей части народа. После 1991 г. снова произошёл раскол народа, и его усугубление в наши дни, когда мы наблюдаем появление прослойки «нового дворянства» в РФ, снова ставит на повестку дня возможность новой смуты. А это в условиях постоянной внешней угрозы со стороны Запада и Востока и начавшегося глобального передела Четвертой мировой войны грозит гибелью всей русской цивилизации. Единственный выход — это новый русский проект на основе принципа социальной справедливости, этики совести и создания общества служения и созидания, который снова объединит общество и возьмёт на вооружение лучшие элементы Русского царства, Российской империи и Красной империи.
Автор:
Самсонов Александр
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

64 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти