Немецкое командование: «Убивай всякого русского». Часть 1

Немецкое командование: «Убивай всякого русского». Часть 1


По окончании первого курса все учащиеся были отправлены в село Золотая Коса — учебное хозяйство, ранее принадлежавшее сельскохозяйственному институту. Немцами учхоз был превращен в государственное имение, управляющим которого стал немецкий офицер. Была введена воинская дисциплина. Учащиеся жили на казарменном положении, получив обмундирование немецких солдат. Каждый день назначался дежурный по учхозу, следивший за порядком, а ночью учащиеся патрулировали конюшни. По утрам, несмотря на дождь, ветер, мороз или снег, учащиеся пробегали несколько километров, «занимались спортом». Отставших в беге или не явившихся на пробежку били. Заведующий учхозом («шеф») часто посещал уроки и опрашивал учащихся. Не знавших материал или отвечавших не так, как надо, наказывали за любые провинности. Заставляли выполнять черную работу: мыть полы, чистить конюшни и лошадей. Свое сочинение Людмила завершает признательностью Красной армии за освобождение города, за то, что дети «вернулись на школьную скамью. Нашей благодарностью Красной армии будет наша отличная учеба, примерное поведение и помощь фронту».




Школьные сочинения периода Великой Отечественной войны — специфический вид источников о военном времени и военном детстве. «Несомненно, сочинения носят субъективный характер и не могут быть абсолютно достоверным источником для воссоздания школьных практик затрагиваемого периода. Многого из описанного дети сами не видели, черпая информацию из рассказов взрослых, из сообщений в средствах массовой информации. Личный опыт переживаний репрезентировался школьниками не непосредственно, а через призму детской памяти со всеми ее особенностями», — считает историк А.Ю. Рожков. Тем не менее, эти материалы — уникальные источники об эпохе, отражающие субъективные опыты детских переживаний, имеющие при этом свидетельскую ценность.

Были проанализированы черновики сочинений для рукописного журнала «Таганрог в оккупации», обнаруженные в Таганрогском филиале Государственного архива Ростовской области (далее — ТФ ГАРО). Журнал был подготовлен учителями и учащимися школ Ленинского района города Таганрога (№ 2, 3, 15) и передан в горисполком в конце 1943 — начале 1944 годов. Всего было проанализировано 29 сочинений — 27 сочинений школьников и два сочинения, написанные для журнала учителями. В основном это сочинения учащихся 5-го (6 сочинений), 6-го (5 сочинений) и 7-го (8 сочинений) классов. Три сочинения написаны десятиклассниками и одно сочинение — учеником 3-го класса. Авторство четырёх сочинений установить не удалось.



Школьники описывали свои переживания уже после того, как режим оккупации завершился. Историк Рожков предполагает, что после освобождения «многие их оценки пережитого и тактики репрезентации эмоциональных реакций были морально сконструированы, исходя из осведомленности подростков о результатах оккупационного периода, оставившего глубокие шрамы в их памяти». А.Ю. Рожков также указывает на необходимость учитывать высокую степень воздействия официальной советской пропаганды, влияние значимых взрослых на конструирование детских сочинений, а также повышенную эмоциональность и активную работу воображения. Однако эти обстоятельства не умаляют ценности детских описаний пережитого, поскольку они позволяют увидеть восприятие детьми окружающей действительности.

Первое, на что стоит обратить внимание, — названия сочинений. Они передают общее настроение каждого сочинения: ненависть к врагу, жажду мести, радость освобождения, скорбь по погибшим. Среди проанализированных сочинений наиболее часто встречаются следующие названия: «Не забыть никогда», «Таганрог в оккупации», «При немцах», «Ужасы оккупации». Другие же названия, хоть и встречаются единично, более оригинальны по своей смысловой нагрузке: «На фашистскую каторгу», «Комсомольцы умеют умирать за Родину», «Бессмертный подвиг», «Как погибла наша школа», «Как погиб наш папа».



Можно предположить, что темы сочинения были заданы учителем. При этом у детей оставалась возможность выбора собственной темы, описания не оккупации Таганрога в целом, а отдельного случая из собственной жизни (или жизни своих родственников и знакомых) в оккупированном Таганроге. Вероятно, дети были проинструктированы учителем относительно основных направлений содержания сочинений. Тем не менее, многие ученики по-своему описывали произошедшие события и связанные с ними индивидуальные переживания, оставаясь при этом в границах, установленных учителем или обществом.



Большая часть работ содержит несколько типовых смысловых блоков: 1) сражение за город и захват Таганрога немецкой армией, начало оккупации; 2) описание преступлений нацистов; 3) жизнь в оккупации, надежда на освобождение; 4) бегство врага и приход частей Красной армии. Часть сочинений посвящена отдельным аспектам жизни в оккупированном Таганроге: 1) преступления фашистов; 2) угон на работы в Германию; 3) подвиги подпольщиков и простых жителей; 4) жизнь и учеба в сельскохозяйственном училище.

Война, ранее казавшаяся далекой и непонятной, приблизилась вплотную к Таганрогу в конце сентября 1941 года. Дети видели причины советских поражений в первые месяцы войны во внезапности нападения, качественном и количественном перевесе войск противника: «Внезапное нападение»; «Неожиданность нападения кадровой армии немцев заставило нашу Красную Армию временно оставить некоторую часть нашей территории. И это дало повод немецким главарям кричать о «молниеносной» войне, и о «непобедимости» немецкой армии». «Они имели в тот момент качественный и количественный перевес в живой силе и технике, так как оккупировали почти все страны Западной Европы. Психологическими атаками, при поддержке СС, гитлеровцы продвигались вперед, оккупируя советские города и селения».

17 октября фашисты вошли в город. Для жителей начались страшные и бесконечные 22 месяца «нового порядка», унесшего жизни десятков тысяч мирных таганрожцев: «С ужасом и содроганием вспоминаешь это время»; «22 месяца тяжелого сна, сплошного кошмара»; «Таганрогская оккупационная газета «Новое слово» надрывалась, призывая население к работе на укрепление германской армии, писала о «великой заботе фюрера» о русских людях, о «невиданных победах» германских войск». Следом в сочинении для создания противоречия приводится цитата из обращения немецкого командования к солдатам: «Убивай всякого русского».


Подавляющему большинству сочинений свойственно эмоциональное освещение оккупации, описание несгибаемости воли местных жителей, ненависть к врагу. Захватив город, «освободители» сразу же стали устанавливать новый режим. Общее впечатление от фашистов и их деятельности было крайне тяжелым: «Немцы разрушили Дом специалистов и ряд школ-новостроек, а в парке устроили свое кладбище»; «Немцы сожгли Дворец пионеров, в учебных зданиях устраивали комендатуры и штабы»; «Оккупанты разорили родной город, вырубили наш красивый парк, разрушили школы и множество жилых домов».

Вскоре после начала оккупации нацисты начали грабить местное население: «Как только немцы вошли в город, в городе начался грабеж. Немцы, как голодные волки, рыскали по домам и забирали все, что попадется под руку. Свои грабежи прикрывали ложью, что это грабили русские, переодевшиеся в немецкую форму»; «Мы со злобой и ненавистью смотрели на немецких грабителей, которые грабили квартиры, гонялись за свиньями, курами, гусями, как голодные волки. Мы не могли эвакуироваться и терпели нужду в неволе».

Таганрожцам пришлось пережить массовый угон трудоспособного населения в Германию. Биржу труда называли «воротами в ад». Словом «биржа» пугали учащихся немногочисленных школ. Чтобы избежать угона на работы, молодые люди переправлялись морем на свободную территорию СССР, где становились партизанами, вступали в Красную армию.

В сочинении Виктора Макарова даётся описание поездки на работу в Германию. Во время перевозки с угнанными обращались терпимо только до границы с Польшей. После выезда из Варшавы кормить стали хуже: раз в три дня давали одну булочку на пять человек. Привезли в город Вупперталь — центр химической промышленности. Там всех поселили в бараках на 40 человек каждый, кормили супом («водой») и хлебом (200 г), били по поводу и без повода. Люди работали с 4 до 22 ч. Угнанным на работы разрешалась писать письма домой. Люди писали, что с ними хорошо обращаются. Делали это либо подневольно (из-за страха наказания), либо по заранее достигнутой договоренности с домашними: если пишет, что все хорошо, значит, все плохо. Врачебную комиссию, проверявшую прибывших перед распределением на работы, Виктору удалось обмануть. Он перетянул ноги веревками так, что они распухли. Четыре дня его продержали в бараке на карантине, а потом отправили обратно домой. На обратном пути была та же ситуация: терпимо стали обращаться только после пересечения границы Польши. Виктор — один из немногих, кому удалось выжить после поездки на работу в Германию. И хоть он пробыл в Германии немного, из текста следует отношение немцев к угнанным на каторгу.

В некоторых сочинениях описаны подвиги местных жителей и подпольщиков. Так, Тамара Романова из 5 «А» класса описывает случай, который произошел 17 октября 1941 года. Когда немцы вошли в город, один из местных жителей бросил две гранаты в немцев. Три солдата были ранены, один офицер был убит. Сразу же этот неизвестный, чье имя в сочинении не указано, пустил себе пулю в лоб.

В другом сочинении описано, как во время подготовки отправки на работы в Германию подпольщики незаметно подсунули каждому листовки с призывом к народу препятствовать угону в Германию. Началась суматоха. Полицейские, в карманах которых тоже оказались эти листовки, начали обыск, но никого так и не смогли поймать.

Лидия Алексеева из 7 класса школы № 15 пишет про подпольщиков, которые учились в сельскохозяйственном училище: «Училище было образцом немецкой «культуры», «порядка» и «воспитания». В нём учились 120 студентов, среди которых 75-80 % составляли комсомольцы, которые сколотили ядро подпольной организации». 17 учащихся были подпольщиками, их вычислили и расстреляли.

В одном из сочинений приводится письмо подпольщика Николая Кузнецова своей матери. Накануне казни его товарищ в тюрьме заучил это письмо наизусть, а затем передал близким Николая. В письме говорилось: «Скоро на берегу Азовского моря зажгутся огни, и Красная армия будет в Таганроге. На той стороне знают про нас и помнят о нас».

Про жизнь и учебу в открытом немцами сельскохозяйственном училище рассказывает в своём сочинении Людмила Чазовая из 10-го класса 2-й школы. Она указывает, что «многие юноши и девушки нашего города, чтобы избежать отправки в Германию, поступили в сельскохозяйственное училище», в котором готовили агрономов. В училище велось преподавание предметов, исключительно касающихся этой специальности. Людмила пишет: «Это преподавание совершенно не походило на преподавание в наших советских школах и учебных заведениях. Здесь нас пытались превратить в послушных и беспрекословных выполнителей воли немецких хозяев».

Самые светлые и радостные воспоминания детей относятся именно к событиям, связанным с освобождением города. 14 февраля 1943 года советские войска освободили областной центр Ростов-на-Дону, но еще полгода шли бои на Миус-фронте, чтобы принести свободу таганрожцам. Леонид Таровский написал сочинение «Освобождение»: «В городе чувствовалась напряжённая обстановка, и с каждым днем напряжение возрастало. Немцы покидали город: над ними нависли свинцовые грозовые тучи народной мести. Над городом блеснул луч скорого освобождения. 29 августа, в воскресенье, началось повальное бегство немцев из города. Бежали и полицейские, «цивилизованные» дикари, убегая, жгли фабрики, школы и лучшие здания города».

Во многих сочинениях встречаются слова благодарности Красной армии за освобождение города: «Все ждали прихода Красной армии, все два года оккупации»; «Радость заполняла сердца».

Один из школьников цитирует слова Сталина: «Красная армия стала злее и беспощаднее. Они поняли, что нельзя победить врага, не научившись ненавидеть его всеми силами души». Дети называют Красную армию «сплоченным кулаком народов СССР». Школьники призывали советских солдат отомстить за них немцам. Дети заявляли, что и сами тоже будут мстить, но по-своему: «Я мщу тем, что отлично учусь в школе». Вместе с этим школьники скорбели по погибшим: «родственникам, друзьям, тем, кто не смог встретить советскую армию».

Продолжение следует…

Использованная литература:
Агеева В.А. Страницы школьной повседневности города N... в 1943-1945 гг. (на материалах личного дневника военного времени М.Е. Галах-Муравьевой) // Коренной перелом в Великой Отечественной войне: к 70-летию освобождения Дона и Северного Кавказа: материалы Международной научной конференции (г. Ростов-на-Дону, 6-7 июня 2013 г.). Ростов-на-Дону, 2013. С. 301.
Рожков А.Ю. Школьные сочинения о переживаниях во время оккупации Краснодара (февраль 1945 г.) // Былые годы. 2010. № 2. С. 88.
Автор:
Дмитрий Никадимов
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

40 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти