Западня ядерной неопределенности


Ошибочные задачи ПРО могут нанести ущерб оборонному планированию

Кандидат исторических наук Владимир Козин убежден в том, что системы морского базирования, планируемые в рамках «Европейского поэтапного адаптивного подхода», будут предназначены «для прикрытия первого ядерного удара со стороны стран – членов НАТО». Автор полагает: чем больше у США будет ракет-перехватчиков по сравнению с российскими МБР, тем больше у американского руководства будет стремления нанести такой удар. Предостерегает от намерений США, связанных с «глобальной ядерной войной» и нанесением безнаказанного «первого ядерного удара» по РФ. Удержать же США от такого шага, по его мнению, способно только наращивание Россией стратегических ядерных сил. На что могли бы рассчитывать США в случае нанесения ими первого ядерного разоружающего удара по России?


ФАНТАСМАГОРИЯ РАЗОРУЖАЮЩЕГО УДАРА

По оценке экспертов, в условиях Договора СНВ-3 (от 2010 года) российский потенциал ядерного сдерживания повысился с учетом высокоэффективных средств преодоления ПРО на межконтинентальных баллистических ракетах (МБР) и баллистических ракетах подводных лодок (БРПЛ). И даже развертывание Соединенными Штатами системы ПРО в одностороннем формате в соответствии с представленными планами администрации президента США Барака Обамы не оказало бы практического влияния на способность СЯС РФ ответным ударом нанести неприемлемый ущерб. В рамках договорного режима СНВ-3 и понижающихся уровней СНВ США и России планирование разоружающего удара приобрело бесперспективный и даже иррациональный характер, поскольку у стороны, подвергшейся нападению, остается достаточное количество ракет и боезарядов для нанесения неприемлемого ответного удара.

Иррациональность такого образа действий обусловлена не только российско-американским стратегическим балансом, но и объективной геополитической ситуацией (сложившейся конфигурацией центров мировой силы, наличием «ядерного треугольника» США – Россия – Китай). Геополитический фактор не только не «уравновешивает» колоссальные риски для инициатора ядерного нападения, но, напротив, усиливает их.

Вообразим фантастический сценарий. Пентагону сопутствует удача: каким-то мистическим образом ему удастся «обмануть» российскую Воздушно-космическую оборону (ВКО), поразить массированными ядерными ударами 650 из 700 оперативно развернутых носителей, положенных России по Договору СНВ-3, а перехватчиками – уничтожить большую часть уцелевших МБР.

При этом для получения указанных результатов Пентагону пришлось бы задействовать как минимум все оперативно развернутые носители, разрешенные США Договором СНВ-3, то есть 700 единиц с 1550 ЯБЗ на них. Это означает, что на территории России взорвутся ядерные взрывные устройства общей мощности свыше 150 мегатонн – более 12 тыс. 300 «Хиросим». («Хиросима» в данном случае – эквивалент американской ядерной бомбы, уничтожившей японский город Хиросима в 1945 году). Как показали расчеты, проведенные еще в середине 1980-х годов и подтвержденные новыми экологическими исследованиями (проведенными уже в 2007–2009 годы), критическая точка, после которой начинаются необратимые катастрофические изменения биосферы и климата («ядерный порог»), имеет величину порядка 100 Мт.

Даже ограниченное применение порядка сотни ЯБЗ вызовет разрушение озонового слоя и задымление верхних слоев атмосферы на протяжении многих лет, которые повлекут гибельные последствия для климата, сельского хозяйства и здоровья людей. Произойдет резкое, исключительно сильное и длительное охлаждение воздуха, вызванное выбросом в атмосферу огромного количества пыли и распространением облаков, состоящих из мелких частиц веществ.

Ядерный удар по России повлечет за собой лавину губительных последствий для других европейских стран, несмотря на то, что на их территории не взорвется ни одна боеголовка. Радиоактивному загрязнению подвергнутся территории на расстоянии, измеряемом тысячами километров. То есть далеко за пределами мест ядерных взрывов. В Восточной, Центральной, Западной и Южной Европе произойдет устойчивое заражение почвы и воды долгоживущими радиоактивными изотопами стронцием-90 и цезием-3. Будут разрушены экологические, в том числе агроэкосистемы, ключевые компоненты среды обитания человека.

Десятки миллионов жителей западной части Европейского континента подвергнутся радиационному поражению. Они получат дозу радиации в 150–200 рад, существенно нарушающую функции иммунной системы и вызывающую значительные и длительные изменения в организме, развитие у людей иммунодефицитного состояния. К тому же люди окажутся без питьевой воды и пищи, в условиях предельного психологического стресса и деградации.

Таким образом, «успешным» ядерным ударом по России США гарантированно «добьются» вывода из строя своих европейских союзников по НАТО. Кроме того, израсходовав все оперативно развернутые стратегические носители, а возможно, утратив и значительную часть хранящихся в арсеналах МБР, США могли бы на какое-время оказаться без достаточных эффективных средств ядерного сдерживания и стать объектом силового воздействия.

ГЕОПОЛИТИЧЕСКИЕ ПОСЛЕДСТВИЯ ВОЙНЫ

Оказавшись в безнадежно тяжелом положении по вине своего союзника, европейские страны – члены НАТО вряд ли будут склонны (и тем более способны) участвовать в отстаивании интересов США на мировой арене, в том числе и в отношении главного конкурента – мощного, набирающего силы Китая. В случае американо-российского ядерного конфликта перед Китаем откроются «соблазнительные» возможности. Он может, например, прибегнуть к ядерному шантажу и на переговорах с позиции силы добиться от США принципиальных уступок по важным геополитическим и экономическим вопросам.

Международная среда для США станет намного враждебней. Резко возрастет уязвимость США для угроз, исходящих от «государств-изгоев» и террористических образований исламистского толка.

Попытка лишить Россию средств ядерного сдерживания неминуемо приведет к катастрофическим для интересов США глобальным геополитическим потрясениям. Она явилась бы не только беспрецедентным в истории международным преступлением, превращающим Вашингтон в мирового изгоя, но и непроходимой глупостью. Во всяком случае, это – верный путь к утрате позиций США в мире. Неужели этого не понимают в Вашингтоне? Для любой американской администрации, руководствующейся принципами здравого смысла и национального эгоизма, такой образ действий – чистое безумие, полный абсурд. И хотя государственные мужи, определяющие американскую военную и внешнюю политику, не лишены слабостей (некоторые – не чужды русофобства), среди них нет одержимых энергией коллективного суицида.

Откуда же мотивация для нанесения первого ядерного удара? Ответа на этот вопрос, принципиальный для конструкции «наихудшего сценария», выстраиваемого ВладимираКозиным, у него нет. Не утруждая себя поиском доказательств, он прибегает к «доводу», не принятому в научной дискуссии и свидетельствующему о слабости его аргументации: объявляет несогласных с ним российских ученых «выразителями интересов НАТО». Следуя этой логике, можно было бы самого господина Козина причислить к «агентам влияния» иранских аятолл на том основании, что он возражает против создания объектов ПРО, предназначенных для перехвата иранских ракет.

УГРОЗА ИЛИ БЛЕФ ЕВРОПРО

В чем состоит вызов проекта ЕвроПРО? Это программа «с открытым продолжением». В рамках бюджетных и технических возможностей ее разработчики и заказчики будут стремиться к максимальной эффективности, и это необходимо учитывать. Но у этого проекта, похоже, есть и попутная функция – повысить степень неопределенности для России в ее военном планировании, побудить Москву пойти на значительные неоправданные оборонные затраты. Страх российской элите призвана внушить мифологема создания потенциала безнаказанного ядерного разоружающего удара по РФ.

В этой связи уместно напомнить историю другого американского амбициозного проекта – программу «Стратегическая оборонная инициатива, СОИ», объявленную президентом Рональдом Рейганом 21 марта 1983 года. В ней также шла речь о непроницаемой противоракетной обороне, эшелонированной системе ПРО, о создании потенциала «первого удара» и т.п.

В Советском Союзе тогда не придали должного значения выступлениям американских политиков и экспертов, свидетельствующим о том, что СОИ – прежде всего «верный путь для истощения и подрыва советской экономики», коварная западня, чтобы вынудить его пойти на непосильные расходы. Действительно, руководство СССР удалось напугать и «развести» на значительные затраты ресурсов. Экономика СССР была обескровлена бессмысленной гонкой вооружений, что и явилось одной из основных причин его развала и исчезновения с мировой арены.

Сами же США работы в рамках СОИ остановили, официально признав эту программу «стратегически нецелесообразной и экономически расточительной». Возможно, история повторяется. Не сталкиваемся ли мы с ремейком блефа СОИ, со своеобразной информационной спецоперацией? Правда, техника действий изменилась, стала более изощренной. Продвижение проекта ЕвроПРО не сопровождается явными угрозами и бряцанием оружием.

Алармистские настроения в российском обществе подпитываются скорее недомолвками, намеками, двусмысленными демаршами. Это, например, нежелание предусмотреть ограничения количественных и качественных параметров ЕвроПРО в соответствии с поставленными задачами (защита от ракет с юга), отказ взять соответствующие обязательства в этом отношении и подтвердить, что ее потенциал будет ориентирован исключительно на защиту от ракетных угроз, исходящих с юга. Это и ссылки на возможность развертывания военных кораблей с ракетами-перехватчиками в Баренцевом и Северном морях (что воспринимается в Москве как действия, идущие вразрез с официально заявленной задачей проекта ЕвроПРО – оборона от ракетных угроз, исходящих с юга) и т.п.

Кстати, если бы США действительно хотели снять российские озабоченности и продвинуться по пути взаимодействия с Россией в деле разработки общеевропейской системы ПРО, то они могли бы дать обещание не развертывать объекты ЕвроПРО в названных выше акваториях. Но, похоже, более важным для Вашингтона на данном этапе является поддержание определенного градуса напряженности в российско-натовских отношениях, и прежде всего сохранение «неопределенности», затрудняющей оборонное планирование в России.

Не покидает ощущение, что в то время как США и, в особенности, натовские страны еврозоны лихорадочно ищут выхода из финансового долгового кризиса и вынуждены урезать собственные военные программы, предпринимается попытка «раскачать» Россию (с ее пока бездефицитным федеральным бюджетом) на огромные бессмысленные затраты. В этих условиях перед российским военно-политическим руководством стоит очевидная задача отделить, что составляет для России в американо-натовском проекте ПРО реальный вызов – от блефа и химер, специально вброшенных в информационное пространство, и не поддаться дезориентирующей риторике алармизма.

Одностороннее развертывание американских объектов ПРО в Европе действительно наносит большой вред. Тем, что ведет к росту напряженности между Россией и США, подрывает стратегическую стабильность и мешает объединению усилий для противодействия общим угрозам, в том числе распространению ракетно-ядерного оружия. Именно это должно вызывать наибольшие опасения, а не страшилка «обнуления» российского потенциала ядерного сдерживания, которая отвлекает от решения реальных проблем безопасности.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В связи с односторонним размещением американских военных объектов вблизи границ РФ Москва в последнее время приняла ряд мер предосторожности, в том числе военно-технического порядка. Одновременно на самом высоком уровне вновь была подтверждена готовность российского руководства к диалогу с США и НАТО при взаимном учете законных интересов всех сторон в целях поиска развязок по фундаментальной проблеме создания общеевропейской системы противоракетной обороны.

Развитие сюжета ЕвроПРО показало, что налаживание партнерства в этой сфере требует высочайшего уровня взаимного доверия, более решительного преодоления стереотипов и фобий, унаследованных от периода холодной войны, а главное – последовательной трансформации состояния взаимного ядерного сдерживания и его роли в политике обеспечения безопасности.

Важная задача на этом пути – адекватное реагирование на лжеугрозы, в том числе на блеф «глобальной ядерной войны» и безнаказанного «первого ядерного удара», провоцирующий разорительную гонку вооружений. Избыточные вооружения России не нужны. Они отвлекут финансовые и материальные ресурсы от насущных нужд обороны и гражданского сектора экономики, ослабят конкурентоспособность нашей страны и ее влияние на мировую политику. Чтобы сохранить перспективу модернизации страны, нужно продвигаться по пути международного контроля над вооружениями. Именно такой подход отвечает национальным российским интересам.
Автор:
Александр Николаевич Калядин - доктор исторических наук, главный научный сотрудник Центра международной безопасности ИМЭМО РАН
Первоисточник:
http://nvo.ng.ru
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

42 комментария
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти