Их знали только в лицо

Изложить данную информацию (назвать статьёй язык не поворачивается, не владею литературным талантом) меня побудило отношение некоторых форумчан (в комментариях) к сотрудникам МВД. К статьям-поздравлениям с профессиональными праздниками различных силовых структур, видов и родов войск всегда идут тёплые и хорошие слова. Вот только ко Дню милиции некоторые камрады оставляют язвительные и в целом оскорбительные слова.

Мог бы рассказать о буднях и тяжёлом хлебе. Не буду писать, сколько сотрудников МВД СССР и РФ погибло, исполняя долг. Сколько прибавилось вдов и сирот. И всё в мирное время.


Хочу рассказать об одной странице деятельности сотрудников МВД, об отряде "Кобальт". Хочу сразу оговориться о том, что информации об этом подразделении крайне мало: не «любят» у нас освещать славные страницы «ментовской» службы. Все материалы взяты с 3-4 сайтов Интернета.

Сам впервые услышал об отряде «Кобальт» в 2009 г., уже будучи на пенсии после службы в правоохранительных органах. Рассказал о нём старший товарищ.

Много в России издано материалов об операциях подразделений «Альфа», «Вымпел», «Каскад», «Зенит» и других отрядах и группах КГБ, ФСБ и МО. Выпущены циклы документальных и художественных фильмов и книг. Но до сих пор мы фактически ничего не знаем о том, что вместе с этими бойцами в Афганистане воевали, именно воевали, выполняя интернациональный и служебный долг, сотрудники МВД.

Отряд специального назначения «Кобальт» был сформирован в структуре МВД летом 1980 года в период афганской войны как разведывательный и действовал примерно в один период с «Каскадом». Так же, как и «Каскад», он не был штатным подразделением МВД, а был создан под конкретную войну. В составе отряда изначально насчитывалось 600 человек.

Опыт по созданию подразделения под конкретную задачу в МВД имелся. Достаточно вспомнить деятельность «Олимпийского» управления МВД СССР.

Отряд укомплектовывался людьми, имевшими достаточный, не менее десяти лет, опыт оперативной работы с «негласным аппаратом», а попросту говоря — с агентурой. А кто имеет такой опыт? Сотрудники ОБХСС, уголовного розыска.

Значительная составляющая бойцов «Кобальт» была из числа оперативников системы исполнения наказания. Для справки: система исполнения наказания в разные годы имела разные названия, была передана из МВД в Министерство юстиции в 1998 году с образованием Федеральной службы (ФСИН).

По инициативе заместителя министра внутренних дел отряд был передан в оперативное подчинение командиру «Каскада» А.И. Лазаренко. Поскольку одной из задач, которые возлагало руководство КГБ на Лазаренко, было создание Царандоя (органов МВД Афганистана), эта задача полностью легла на «Кобальт». В период афганской войны 1979-1989 годов МВД СССР отправил советниками в Царандой 3900 своих сотрудников.

Бойцы «Кобальта» занимались формированием полков МВД Афганистана, при этом они осуществляли советническую и инструкторскую деятельность.

Основная функция была советническая, дополнительной нагрузкой на сотрудников «Кобальт» легло получение оперативно-значимой информации.

Сотрудники «Кобальта» создавали на магистралях и рокадных дорогах блокпосты — своеобразные фильтры миграции гражданского населения. При этом была развернута агентурно-оперативная работа по сбору информации от населения. И она приносила свои плоды.

Для большинства «кобальтовцев» работа с бандами была привычной. В СССР им приходилось сталкиваться с вооруженным бандитизмом, и они знали, как надо с бандитами бороться. Этим опытом и соображениями они делились с «каскадерами».

Эти два спецподразделения были очень похожи друг на друга. Кроме того, они дислоцировались вместе, вместе воевали, имели одинаковое вооружение и оснащение. В организованные отряды, бороздившие Афганистан, включались как сотрудники «Каскада», так и сотрудники «Кобальта». Ветераны «Каскада» высоко отзываются об уровне подготовки сотрудников «Кобальта» и их боевом духе, многие из них были награждены орденами и медалями СССР, а некоторые стали Героями Советского Союза.

Что же собой представлял «Кобальт»? Это были небольшие группы разведчиков, разбросанные по всему Афганистану для оказания помощи командованию Царандоя.

Базировались они в брошенных хозяевами жилищах. Непосредственно участвовали в сборе и обработке разведданных. Разрабатывали и помогали проводить многоходовые оперативные комбинации по внедрению агентуры в бандформирования, в лагеря беженцев.

По информации первого командира отряда генерал-майора милиции Бексултана Дзиоева, «Кобальт» состоял из 23 разведгрупп, дислоцированных по афганским провинциям, и одного резервного подразделения в Кабуле; при необходимости его сотрудники отправлялись с заданием в любую точку воюющей страны. В результате нередко удавалось получать информацию, позволявшую предугадать действия того или иного бандформирования, узнать место сбора главарей.

Немало удачных операций было проведено «кобальтовцами» на основании своих разведданных. Много замечательных мастеров сыскного дела прошло через «Кобальт». Это и его первый командир — заместитель начальника ГУУР МВД СССР Бексултан Дзиоев и Виктор Карпов, возглавлявший впоследствии УВД Архангельской области, и Николай Комарь, один из руководителей Московской транспортной милиции. Командиром группы «Кобальта», базировавшейся в Кабуле, был будущий министр внутренних дел Российской Федерации генерал армии Виктор Ерин; ставший заместителем министра внутренних дел Герой России Иван Голубев тоже прошел школу «Кобальта».

Ныне бывшие бойцы «Кобальта» — это элитный сектор 25-тысячной Ассоциации ветеранов боевых действий органов внутренних дел и внутренних войск МВД России. Ее президент — генерал-лейтенант милиции в отставке.

Виталий Турбин заметил, что кобальт как химический элемент используется для получения сверхпрочных сплавов, а люди с характером «кобальта» надежны в любом деле.

Из воспоминаний сотрудника группы «Кобальт» Героя Советского Союза Михаила Исакова:

— В Кабул я прилетел 4 сентября 1980 года. Это был первый набор сотрудников органов внутренних дел в разведывательный отряд «Кобальт». Приоритет отдавался оперативникам, прошедшим школу уголовного розыска, снайперам из числа военнослужащих внутренних войск. Перезнакомились еще во время сборов в Узбекистане. Кроме прибалтов, встретил сослуживцев из Белоруссии, Архангельска и других городов. Девятый отряд, в котором я оказался, дислоцировался на краю аэродрома в Кабуле. Ему предстояло обслуживать территорию вокруг столицы Афганистана. Через несколько дней после прилета в Кабул включились в работу. Она оказалась в чем-то похожей на привычную оперативно-розыскную. Однако здесь было много дополнительных трудностей: чужая страна, незнакомый язык, обычаи, новые климатические условия, горы. А тут еще психологический барьер. После ввода нашего ограниченного воинского контингента советские люди из желанных помощников и союзников народной власти превратились в глазах многих афганцев в оккупантов.

Из воспоминаний бойцов Отдельной 2-я Термезской (Ташкурганской) мотоманевренной группы ПВ КГБ СССР, апрель 1982 г.:

Первая очень крупная операция, Ташкурганская. Задействованы большие силы. Две мангруппы погранвойск, три или четыре пограничных десантно-штурмовых группы и немалое количество подразделений 201-й дивизии 40-й армии. Одновременно окружаем город со всех сторон. В сопках, где не может пройти техника, высаживаются ДШ (десантно-штурмовые группы). По данным разведки в городе скопилось большое количество басмачей (так мы тогда называли душманов). Кольцо окружения замыкается вовремя, уйти они не смогли.

Примерно в километре от нас пытаются прорваться по распадку между сопок басмачи. Наблюдаем со стороны работу ДШ, слушаем рацию, мы на одной волне, и можем слушать их переговоры. Жесткая скоротечная перестрелка, и басмачи сдались, довольно большая группа. На нашем участке по городу активно работает минометная батарея. А с другого конца по городу бьет артиллерия 201-й дивизии. Подразделения афганской армии пытаются войти в город, начать проческу, но не тут-то было. Боевиков действительно много, обороняются жестоко. Подходит БРДМ с громкоговорителем, машина пропаганды. Переводчик-таджик начинает вещать на город, призывая мирных жителей выходить на его окраины. Кто не выйдет, того будем считать басмачами. А в городе население тысяч тридцать.

Повалили дружно, большими толпами. В основном женщины с детьми и старики, мужчин мало.

В срочном порядке организовывается фильтропункт для проверки выходящих из города людей.

С ними начинают работать переводчики и афганская госбезопасность (ХАД).

Появляется какая-то наша группа в форме без погон и без знаков различия, по виду все офицеры, себя называют «Кобальт» (позднее нам скажут, что это спецподразделение МВД СССР, но так это или нет, не знаю до сих пор). Занимаются допросами пленных. Устанавливаем для них отдельную палатку. Они заводят в нее для допроса подозрительных задержанных афганцев, допрашивают жестко. Для нас это неожиданность, несоветский способ допроса пленных, хотя понимаем, что по-другому нельзя, враг есть враг. «Кобальтовцы» быстро вычисляют среди задержанных человек десять активных басмачей. Учат заодно и нас, как осматривать правое плечо, нет ли следов от ремня и приклада, как обнаружить мозоль от спускового крючка на указательном пальце или опаленные волосы на виске.

Троих молодых афганцев опознали местные жители, они прошли обучение в Пакистане, активные боевики. Вечером нам приказали посадить этих троих на землю в стороне от основной массы задержанных. Дать им возможность бежать, а когда побегут, стрелять на поражение. Они непримиримые боевики, и передавать их афганцам нет резона, вскоре снова окажутся в банде. Мы ждали всю ночь как в тире. Они не побежали: или не было сил, или разгадали наши намерения.

У другого пленного, старика совсем, при обыске в доме нашли окровавленную советскую форму. Соседи рассказали, что в его доме держали раненого советского солдата, потом убили зверски. При допросе он признался в этом, а еще сказал с гордостью, что у него сын главарь одной из банд.

Напоследок хочется добавить, что примерно по такой же схеме была организована деятельность командированных оперативных сотрудников МВД в чеченские кампании. Основная цель — получение значимой информации в отношении боевиков. Наряду с борьбой с бандитизмом сотрудники МВД занимались и вполне «мирной» работой: выявляли подпольные цеха по изготовлению фальсификатов (спиртных напитков, бензина, дизтоплива), занимались расследованием других уголовных преступлений.
Автор:
Алексей
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

124 комментария
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти