Поражение «Пантер» 12-й танковой дивизии СС у Бретвиль-л’Оргейёз

6 июня 1944 года союзники наконец-то открыли второй фронт в Западной Европе. В этот день американские, английские и канадские части успешно высадились на пяти участках побережья Нормандии во Франции, операция «Оверлорд» началась. Для успешного развития наступления в глубь континента войскам союзников необходимо было захватить французский город Кан. Этот город считался ключом, который открыл бы войскам союзников дорогу на юго-восток Франции.

Кан, этот старинный город Нормандии, играл исключительную роль в системе транспортных коммуникаций на нормандском побережье Франции. По сути, он был основным связующим звеном между полуостровом Котантен и остальной Францией. Это прекрасно понимали и немцы, и союзники. Основной задачей 3-й пехотной дивизии британской армии был захват этого города уже в первый день вторжения — 6 июня. Помимо этого, основными задачами войск союзников на этом направлении были захват и удержание аэродрома Карпике, расположенного в окрестностях Кана на удалении 18 километров от побережья; выход к зонам высадки парашютистов 6-й английской воздушно-десантной дивизии, которая смогла захватить ряд мостов через реку Орн; захват господствующих высот возле Кана.


Попытка союзников взять Кан с ходу не удалась. Войска союзников смогли захватить город только 20 июля 1944 года, а само сражение за Кан продлилось до 6 августа. Во многом планы союзников были сорваны немецкими танковыми дивизиями. Уже в 16 часов 6 июня 1944 года на этом направлении немцы ввели в бой силы 21-й танковой дивизии. Это была единственная танковая дивизия, которая начала действовать против сил десанта непосредственно в день высадки. Сбросить англичан и канадцев в море дивизия не смогла, однако серьезно спутала их планы, не дав взять Кан в первый же день операции и дав возможность подойти к городу другим танковым и механизированным частям вермахта и войск СС.

Сумев остановить продвижение английских и канадских войск на Кан 6 июня 1944 года, немецкое командование начало вынашивать план мощного наступления на этом участке. 7-9 июня, стараясь улучшить свои позиции перед предстоящим наступлением, немецкие войска осуществили несколько локальных контрударов по войскам союзников. Наиболее упорные бои в итоге пришлось вести канадцам, сражавшимся в районе населенных пунктов Ро, Бретвиль-л’Оргейёз и Норрей-ан-Бессин.



Здесь союзники впервые столкнулись с немецкими «Пантерами», которые в ходе боев в Нормандии оказались для них «твердым орешком». Всего к моменту высадки войск союзников во Франции 6 июня 1944 года в танковых соединениях войск СС и вермахта на Западе насчитывалось в общей сложности 663 танка «Пантера». Этот танк отличался хорошей лобовой броней и грозным длинноствольным 75-мм орудием, которое позволяло эффективно поражать все типы танков союзников. Единственным по-настоящему грозным соперником для немецких «Пантер» был лишь британский танк Sherman Firefly (Шерман-светлячок), перевооруженный английской 17-фунтовой противотанковой пушкой (76,2-мм орудие, длина ствола 55 калибров).

Британские и канадские части могли столкнуться под Каном с еще большим количеством «Пантер», но немецкая промышленность не могла производить этот танк в тех объемах, который требовался военным. Первоначально танками «Пантера» в боевых частях планировалось заменить все танки Pz III и Pz IV, но темпы серийного производства не могли удовлетворить потребности войск в бронетехнике. В конце концов, генеральный инспектор танковых войск вермахта генерал-полковник Гейнц Гудериан, проконсультировавшись с министром вооружения Альбертом Шпеером, решил, что перевооружению новыми танками подлежит всего один батальон в танковом полку.

В состав батальона должно было входить 4 роты по 17 танков «Пантера» в каждой. При этом при штабе батальона находилось еще 8 танков, взвод ПВО, вооруженный ЗСУ Mobelwagen или Wirbelwind, и саперный взвод. Также в батальоне должна была иметься техническая рота, укомплектованная различным автотранспортом и эвакуационными тягачами. На практике же численность частей в немецкой армии никогда не соответствовала штатному расписанию. Так в частях панцерваффе имелось в среднем 51-54 танка «Пантера» в батальоне, а в войсках СС — 61-64 танка.

Первое появление «Пантер»

Первое появление танков «Пантера» не произвело на союзников особого впечатления. Дебют грозной кошки на западном фронте вышел скомканным и привел к большим потерям танков. Первые три роты «Пантер» (приблизительно 40 танков) прибыли на фронт под Кан вечером 8 июня 1944 года. Это были боевые машины из состава 12-й танковой дивизии СС «Гитлерюгенд». Дивизия была сформирована более чем из 16 тысяч членов Гитлерюгенда. В нее призывались 17-летние члены данной нацистской организации, которые затем прошли 6-месячное обучение. Помимо этого в дивизию была переведена примерно тысяча солдат и офицеров ветеранов войск СС и опытные командиры из вермахта. Дивизия была переброшена в Нормандию весной 1944 года, на тот момент в ее составе имелось более 20 тысяч человек и примерно 150 танков. Это было одно из самых фанатично сражающихся немецких подразделений. К 9 июля 1944 года дивизия потеряла в боях 60% своего первоначального состава.

Поражение «Пантер» 12-й танковой дивизии СС у Бретвиль-л’Оргейёз
Командир танка PzKpfw V «Пантера» 12-й танковой дивизии СС «Гитлерюгенд», в командирском башенном люке, во время марша в составе колонны. Машины из состава 3-й роты. фото: waralbum.ru


Прибыв на фронт вечером 8 июня 1944 года, «Пантеры» 12-й танковой дивизии «Гитлерюгенд» уже ночью атаковали союзников, пытаясь захватить населенный пункт Ро. Канадская пехота, которая была в деревне, не стала долго сопротивляться, отступив к Бретвилю, где немцев ждала хорошо подготовленная оборона. Когда немецкие танки приблизились к Бретвилю, они были встречены шквалом огня противотанковой артиллерии, танков и ручных гранатометов. В результате несколько «Пантер» были подбиты и сожжены. Особенно отличился в этом бою канадец Джо Лапойнт, который вступив в дуэль с «Пантерой», подбил танк тремя выстрелами из гранатомета PIAT. Пехота немцев также не добилась успеха и вынуждена была отступить, оставив свои танки без поддержки. В итоге «Пантеры» отошли вслед за ней.

Не сумев сходу захватить Бретвилль и Норрей в ночной атаке с 8 на 9 июня 1944 года, немцы решили повторить наступление днем. Однако подготовить по настоящему мощный удар по союзникам они не сумели, так как 12-я танковая дивизия СС вступала в бой по частям. Такое развитие событий не только ослабляло наступательные возможности дивизии, но и мешало организовать полноценное взаимодействие между танками, пехотой и артиллерией.

В полдень 9 июня 1-я и 3-я роты «Пантер» (приблизительно 25 танков) приняли участие в наступлении на Норрей. Еще одна танковая рота прикрывала их действия, ведя огонь с места. В то же время немецкая пехота атаку почти не поддержала, скорее всего, по той причине, что была прижата к своим окопам сильным артиллерийским огнем союзников. В итоге немецкие танки вынуждены были действовать практически без поддержки, в сопровождении всего двух-трех десятков солдат.


Пантера, подбитая Джо Лапойнтом


«Пантеры» неслись к Норрею на максимальной скорости. При этом танки 1-й роты сделали небольшую остановку и обстреляли шпиль церкви, полагая, что там могли укрыться канадские наблюдатели. После этого «Пантеры» вновь рванулись вперед. Танки еще не добрались до деревни, когда по ним открыли огонь канадские противотанковые пушки. Состоялся скоротечный бой. Хотя в этом бою немецкие танкисты уничтожили пару орудий, не потеряв при этом ни одного своего танка, командир роты решил не искушать судьбу, приказав танкам отступить. На этом участие 1-й роты «Пантер» из состава 12-й танковой дивизии СС в боях 9 июня завершилось.

Избиение «Пантер» у Бретвиль-л’Оргейёз

3-ю роту «Пантер» той же танковой дивизии ожидала куда более печальная участь. Данной ротой командовал капитан Людерман, который был срочно найден на замену основному командиру подразделения, получившему ранение накануне. О его личности известно очень мало, в источниках даже не сохранилось его имени. Известно, что 12 танков его роты наступали вдоль железной дороги. В какой-то момент он отдал приказ сбавить скорость и повернуть влево, в сторону Норрея. По мнению Людермана, таким образом, его «Пантеры» поворачивались к канадским противотанковым орудиям своей самой защищенной частью — лбом. Однако на практике данный приказ оказался роковым, прошло всего несколько секунд и в «Пантеры» полетели снаряды союзников, но не спереди, а с правой стороны. Всего за несколько минут боя немцы потеряла 7 танков — пять уничтоженными и два подбитыми.

Все случилось настолько быстро, что экипажи немецких танков даже не поняли, кто именно по ним стрелял. «Пантеры» просто загорались, а их экипажи старались как можно скорее покинуть горящие машины. Те, кто участвовал в этом бою и выжил, в дальнейшем вспоминали о нем с ужасом. «Пантера», которой командовал Германи (имя и звание не сохранились), получила попадание в правый борт башни. Снаряд попал под сиденье наводчика, вызвав возгорание. Германи был опытным танкистом, перед боем он не стал запирать крышку командирского люка. Благодаря этому он сумел первым покинуть горящий танк. Наводчику пришлось выбираться через пламя, он получил серьезные ожоги.



Командир другого танка «Пантера» высунулся из башни, для того чтобы осмотреться, и был убит прямым попаданием снаряда. Еще одна «Пантера» получила множество попаданий в гусеницы и катки, но сумела сохранить ход и кое-как отступила на исходные позиции. У некоторых из 7 уничтоженных в этой атаке «Пантер» взрывом боекомплекта оторвало башни.

В результате остатки 3-й танковой роты 12-й танковой дивизии СС «Гитлерюгенд» отступили, так и не увидев своего противника. Многие танкисты после боя пребывали в шоке от того, что увидели и пережили. У командира роты Людермана даже произошел нервный срыв. Капитан был отправлен в госпиталь, где ему понадобилось несколько дней, чтобы прийти в себя. Один из немецких офицеров, который стал свидетелем избиения «Пантер» в том бою, уже после завершения Второй мировой войны отметил: «Я мог тогда заплакать от ярости и горя».

Канадские «светлячки»

Кто же в итоге подбил «Пантеры»? Их убийцами стали танки «Шерман» из резервного подразделения, прибывшего для пополнения 1-го канадского гусарского танкового полка. В числе 9 прибывших танков были несколько в модификации «Файрфлай» («Светлячок»), вооруженных длинноствольными 76,2-мм орудиями, прекрасно пробивавшими любой из немецких танков. Именно этот танк союзников мог на равных сражаться с немецкими «Пантерами» и «Тиграми». Бронебойный снаряд английской 17-фунтовой пушки разгонялся до 884 м/с, подкалиберный снаряд — до 1204 м/с. При этом на дистанции 900 метров обычный бронебойный снаряд данного орудия пробивал броню толщиной 110 мм, расположенную под углом 30 градусов. Бронебойный с баллистическим наконечником в тех же условиях — 131 мм брони, а подкалиберный снаряд — 192 мм. Этого было более чем достаточно, для борьбы с танком «Пантера».

Когда немецкие танкисты пошли в атаку на Норрей, «Шерманы» располагались по соседству, недалеко от Бретвилля. «Пантеры» 3-й роты, совершив свой поворот, подставили борта канадским танкам. Борта пантер имели бронирование всего 50-40 мм (верх и низ корпуса соответственно), бронирование борта башни — 45 мм. Дистанция стрельбы составляла те самые 900 метров. На такой дистанции боя первые же выпущенные канадцами снаряды смогли найти цели.

Танк Sherman Firefly


В этом бою особенно отличился экипаж канадского танка, которым командовал лейтенант Генри. Его наводчик сумел подбить 5 атакующих «Пантер» пятью выстрелами. Еще два «Файрфлая» смогли записать на свой счет по одной из семи «Пантер», которые остались гореть на поле боя. При этом огонь по немецким танкам вели все имеющиеся «Шерманы», поэтому некоторые «Пантеры» получили сразу по несколько попаданий. Пока «Файрфлаи» довольно легко прошивали их борта бронебойными снарядами, обычные танки «Шерман» вели огонь осколочно-фугасными снарядами. Они не могли серьезно навредить немецким танкам, но сбивали их экипажи с толку, а также не давали вести наблюдение за окрестностями, находить цели. Именно поэтому для немецких танкистов так и осталось загадкой, кто именно по ним стрелял.

Канадские танки «Шерман» днем 9 июня 1944 года оказались в нужное время в нужном месте. И хотя немецкие войска провели контрудар внезапно, канадцы сумели достаточно быстро сориентироваться и отлично выполнить свою работу, не понеся потерь в танках со своей стороны. В то же время немецкое командование снова убедилось в том, что поспешность в организации и проведении танковых атак неизбежно приводит к провалу наступления. При этом данный бой стал первой победой канадских танкистов и их «Шерманов» над немецкими «Пантерами».

Источники информации:
http://worldoftanks.ru/ru/news/pc-browser/12/panthers_defeat_near_bretteville
http://armor.kiev.ua/Tanks/WWII/PzV/txt/PzV2.php
http://narkompoisk.ru/arhivy-dokumenty-analitika/2015/10/28/diviziya-ss-gitleryugend.html
Материалы из открытых источников
Автор:
Юферев Сергей
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

61 комментарий
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти