Почему в Сирии стали чаще сбивать вертолеты ВКС

Военное.РФ попыталось разобраться, почему потери ВС РФ в Сирии значительно увеличились, как боевики смогли сбить уже вторую воздушную единицу за 3 недели и что можно предпринять, чтобы сохранить жизни российских вертолетчиков.

Число наших солдат, погибших в Сирии, уже давно превысило ту цифру, в которой измеряют свои потери армии остальных стран, проводящих в арабской республике воздушную операцию. Военная кампания российских Вооруженных сил началась 10 месяцев назад, за это время армия потеряла 19 человек, 4 вертолета и один самолет. Наибольший единовременный урон российским вооруженным силам был нанесен в понедельник, 1 августа, когда сирийскими боевиками был сбит вертолет Ми-8, на борту которого находилось пять человек. Вряд ли 10 месяцев назад кто-то мог ожидать подобные потери ВС РФ за такой срок проведения операции.


Почему в Сирии стали чаще сбивать вертолеты ВКС

Сбитый в Сирии Ми-8

Тогда, в начале октября 2015 года, военные эксперты, журналисты и официальные лица высказывались в основном оптимистично, указывая, что наносящим удары по ИГ* летчикам мало что угрожает. И действительно, из 19 погибших российских военных пилотом самолета являлся лишь один Олег Пешков, чей бомбардировщик Су-24 был сбит не боевиками с земли, а современным истребителем F-16. Все остальные погибшие военные были пехотинцами, инструкторами или находились на борту сбитых вертолетов.

Тем не менее, такие значительные потери ВС РФ явно указываются на существующую проблему, ведь за эту кампанию Россия потеряла уже почти столько же военных, сколько Великобритания лишались в ходе полномасштабной войны в Персидском заливе 25 лет назад (24 человека), а ведь тогда технологический разрыв между сторонами был гораздо меньше, чем сейчас.

Важно отметить, что по данным из открытых источников, в первые месяцы военной кампании в Сирии вертолеты как таковые не применялись, особенно используемые для перевозки личного состава и грузов Ми-8. Таким образом, три вертолета с экипажами наша армия потеряла только за 3,5 месяца. По вертолету в месяц. Сложившаяся ситуация явно не может считаться приемлемой и требует от командования пересмотреть организацию полетов. Особенно важным это становится именно сейчас, когда Россия с большей интенсивностью начала выполнять в Сирии гуманитарные функции (а, значит, и чаще использовать более уязвимые для атаки вертолеты Ми-8).


Боевик с ПЗРК

Пока доподлинно неизвестно, каким образом боевики смогли сбить российский Ми-8, но террористы обладают достаточным количеством вооружения, которое может быть успешно применено для этих целей. Как ранее писало Военное.РФ, у радикалов на вооружении замечена как старая советская зенитная артиллерия, так и относительно современные китайские ПЗРК. В сложившейся ситуации можно с уверенностью говорить только об одном: два сбитых вертолета за три недели - это явно не случайность и не удача боевиков, а значит, как ни прискорбно, потери российских вертолетчиков в Сирии в ближайшем времени могут увеличиться.

Из чего сбили Ми-8 в Сирии

На современные вертолеты Ми-8 устанавливается бортовой комплекс обороны "Витебск", который должен минимизировать угрозу, исходящую от примитивных ПЗРК. У боевиков же за все время были замечены лишь советские "Стрелы" самых первых, "афганских" версий и китайские FN-6, которые являются далеко не лидером в линейке данного вооружения. До этого в Сирии из ПЗРК сбивалась в основном устаревшая техника (к примеру, самолеты МиГ-21 ВВС Сирии).

О наличии у террористов новейших версий ПЗРК говорить тоже не приходится. Боевики, как правило, всегда хвастаются своими успехами, зачастую преувеличивая их. Это им нужно для поднятия своего имиджа перед сторонниками, повышения боевого духа соратников и для отчета перед спонсорами. Так что если бы им удалось завладеть новейшим вооружением, то они обязательно бы сняли об этом несколько видео. Не говоря уже о том, сколько мегабайт видео ими было бы создано, если бы они сбили вертолет с помощью своего нового трофея. Кроме того, с их стороны было бы довольно странно тратить эффект неожиданности от владения современным ПЗРК на вертолет Ми-8, когда можно попытать счастья с куда более привлекательными целями - бомбардировщиками.

Когда исламистам удавалось захватить у так называемой умеренной сирийской оппозиции новейшие американские противотанковые управляемые ракеты (ПТРК) TOW, то они обязательно снимали ролик об этом. Во всяком случае, пока захваты TOW не стали для них обыденностью. Поэтому будь у них последние версии тех же "Стингеров", мы бы обязательно увидели размахивающих ими бородатых людей на Youtube.


Боевики ИГ* на техничках



Вертолет также мог быть сбит из зенитной артиллерии, которой боевики обладают в большом количестве и используют даже как противопехотное оружие. Из имеющихся в распоряжении радикалов ЗУ-23, "Шилок" и других орудий вполне можно сбить Ми-8 - и никакие современные защитные комплексы на борту не спасут от пуль. Эта версия кажется более убедительной, поскольку ранее исламисты неоднократно успешно использовали данное вооружение для атак по воздушным целям.

Как можно защитить вертолеты

Из той информации, которая присутствует в открытом доступе, можно судить, что сбитый вертолет перемещался в одиночку. Так что первый вопрос, который напрашивается на ум: спасло бы борт наличие у него конвоя из пары Ми-24? Не факт. Если вертолет все-таки был сбит из ПЗРК, то наличие прикрытия не сильно увеличило бы его шансы на выживание, а только дало бы боевикам три потенциальные цели для атаки, а не одну.

Против огня из зенитных орудий прикрытие действительно могло хорошо сработать. Пара Ми-24 могла бы быстро погасить точки ведения огня. Зенитная артиллерия у боевиков устанавливается в основном в кузове пикапов, а эти крупные автомобили гораздо заметнее человека с ПЗРК и выделяют больше тепла, так что и обнаружить угрозу было бы легче. Кроме того, подлетное время ракеты Ми-24 куда меньше того, которое требуется для успешной атаки по вертолету из старой артиллерии. Но не стоит забывать, что даже в данном случае прикрытие увеличивает для боевиков количество возможных целей.


Ил-76МД-90А


Еще одним вариантом будет перейти на способ доставки гуманитарной помощи, который применяет международная коалиция во главе с США. Страны НАТО сбрасывают "гуманитарку" с бортов транспортных самолетов, находящихся на недосягаемой для боевиков высоте. Конечно, эффективность от такого способа доставки гуманитарных грузов значительно ниже, они могут не попасть в нужные руки, повредиться и тому подобное. Но здесь на первый план выступает вопрос стоящих приоритетов: оказание гуманитарной помощи местному населению или жизни собственных солдат.


Пустой блок неуправляемых ракет

Также стоит отметить, что на сбитом вертолете присутствуют два блока неуправляемых ракет, оба - пустые. Ми-8 в Сирии не используются в качестве ударных вертолетов, поэтому блоки, судя по всему, не заряжают. Об этом можно судить исходя из того, что этот же самый Ми-8 с пустыми блоками НУР ранее вывозил раненную сирийскую девочку. Причины, по которым командование предпочитает не оснащать снарядами блоки неуправляемых ракет, остаются загадкой, но возможно, что это будет пересмотрено в связи со сложившейся ситуацией.

Подводя итог следует сказать, что если командованием ВС РФ не будет пересмотрено использование вертолетов в сирийском конфликте, то потери данного вида техники будут только расти. Вертолеты более уязвимая цель, чем бомбардировщики, поэтому широкое их применение только увеличит вероятность их потери. Статистика, в этом случае, не врет.
Первоисточник:
http://военное.рф/2016/Сирия220/
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

199 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти