Фрегаты новой волны

Направление развития фрегатов в Юго-Восточной Азии мало отличается от европейского тренда. Как и среди натовских кораблей, приоритет имеют наиболее универсальные и современные, что вполне объяснимо быстрой сменой военно-политической ситуации в мире.

Кораблестроительные школы Юго-Восточная Азии весьма интересны. Выбор типов сопоставляемых кораблей естественно пал на разработанные в странах региона, а не закупленные в других государствах. Второй важный критерий – новизна, современность образцов. Необходимо учесть и роль стран-разработчиц в региональной политике, а их флотов – в формировании тенденций.

Из этих соображений для анализа отобраны наиболее современные фрегаты Японии, Китая, Республики Корея и Австралии. Это соответственно корабли типов «Абукума», проекта 054А, «Ульсан-1» и «Анзак».


Опираться будем на ту же методику, что и при сопоставлении российского и натовских фрегатов. Начнем с анализа тактико-технических характеристик кораблей.

Найдите десять отличий

Японский фрегат «Абукума» отличается весьма скромными размерами. Его полное водоизмещение всего около 2500 тонн – более чем вдвое меньше аналогичного показателя европейских кораблей такого же класса, а быстроходность нельзя назвать выдающейся – максимум 27 узлов. Это гарантирует проблемы при действиях в составе крупных ударных соединений. Очевидно, что «Абукума» создавался преимущественно для борьбы с подводными лодками (конечно же, советскими/российскими).

Его ударное вооружение представлено 8 ПКР «Гарпун». Напомним: дальность стрельбы новейшей модификации до 280 километров, но наиболее распространенных – в пределах 150–180 километров. Наличие на борту КР «Гарпун» AGM-84E позволяет фрегату наносить удары по наземным целям на расстоянии до 150 километров. Средства ПВО корабля представлены только артиллерийскими системами – одноствольной 76-мм АУ «ОТО Мелара» и шестиствольной 20-мм АУ «Вулкан-Фаланкс».

Для уничтожения подводных лодок фрегат располагает противолодочным ракетным комплексом ASROC (одна ПУ Mk112 на 8 ПЛУР) и двумя трехтрубными торпедными аппаратами калибра 324 миллиметра. Авиационного вооружения нет. Гидроакустическое оснащение представлено ГАС OQS-8 (Reytheon DE-1167) с подкильной антенной. Контроль воздушного пространства и применение средств ПВО обеспечивается обзорной РЛС Melco OPS-14C и стрельбовыми станциями артиллерийских комплексов. Имеется БИУС OYQ-6.

В целом неплохие для такого водоизмещения ударные и противолодочные возможности. Однако средства ПВО фрегата способны действовать исключительно в интересах самообороны. 76-мм АУ может участвовать в системе коллективной ПВО, однако по сравнению с ЗРК ее вклад будет незначительным. При достаточно мощном противолодочном вооружении поисковые возможности посредственны. Таким образом, фрегат следует рассматривать как преимущественно противолодочный и отчасти ударный корабль, ориентированный на действия у своего побережья в зоне прикрытия силами истребительной авиации. Этому соответствует его относительно малая дальность хода.

Китайский фрегат проекта 054А существенно превосходит японского оппонента по всем показателям. Его полное водоизмещение превышает 4000 тонн. Дальность хода – 3800 миль. Достаточно мощная энергетическая установка позволяет иметь приличную скорость полного хода – 29 узлов и действовать в океанской зоне на значительных удалениях от своего побережья. Ударное вооружение корабля представлено 8 ПКР YJ-83. Эти ракеты имеют дальность стрельбы около 160 километров и оснащены сравнительно маломощной боевой частью весом в 165 килограммов. ПВО корабля обеспечивается ЗРК HQ-16 с 32-ячеечной ВПУ (на 32 ракеты среднего радиуса действия с дальностью стрельбы около 38 км). Это российско-китайская разработка на основе ЗРК «Штиль». Артиллерия корабля представлена одной 100-мм АУ и четырьмя шестиствольными 30-мм АУ АК-630 российского производства. Для уничтожения подводных лодок фрегат имеет два трехтрубных ТА калибра 324 миллиметра для торпед Yu-8 (созданных на базе американской Mk46). Корабль также располагает двумя шестиствольными противолодочными реактивными бомбометами Тип 87 с максимальной дальностью стрельбы 1200 метров. В боекомплекте 36 реактивных глубинных бомб.

Контроль воздушного пространства, целеуказание средствам ПВО и наведение ЗУР осуществляется развитым радиоэлектронным вооружением, включающим российскую обзорную РЛС в экспортном исполнении «Фрегат-МАЭ-5» и двумя стрельбовыми РЛС комплекса HQ-16 – MR90 (каждая обеспечивает одновременное наведение двух ракет на одну цель). Стрельба ПКР обеспечивается нашей же РЛС «Минерал-МЭ». Для поиска подводных лодок корабль имеет ГАС российского производства МГК-335 с подкильной гидроакустической антенной. Имеются две 18-ствольные ПУ для постановки пассивных помех и станции активной РЭБ. Авиационное вооружение представлено вертолетом Z-9 в противолодочном исполнении, близким по ТТХ к российскому Ка-25ПЛ.

Состав вооружения фрегата свидетельствует, что он обладает весьма серьезными возможностями для решения задач ПВО, в том числе и в качестве корабля охранения в интересах всего ордера. Однако боекомплект не позволяет отражать многократные удары СВН. Противолодочное вооружение и средства поиска субмарин нельзя признать достаточными. Ограниченны и возможности в борьбе с кораблями. Дозвуковая ракета имеет приличную дальность стрельбы, сверхзвуковой режим полета вблизи цели на малой высоте повышает ее возможности преодолеть ПВО противника, однако ее боевая часть недостаточна для вывода из строя одним попаданием крупных надводных кораблей или даже «одноклассников». Отсутствие в боекомплекте ракет, способных поражать наземные цели, существенно снижает ударные возможности «китайца».

Фрегаты новой волны


Проект 054А может рассматриваться как многоцелевой корабль, способный самостоятельно решать задачи преимущественно в зоне прикрытия силами истребительной авиации, хотя и не все с достаточной эффективностью.

Корейский «Ульсан-1» – бесспорный прорыв ВМС и кораблестроителей страны в развитии класса фрегат. Он значительно превосходит по своим характеристикам другие образцы, производившиеся ранее в Корее да и во многих странах, включая европейские. Корейским корабелам удалось встроить полноценное вооружение в весьма малое водоизмещение – всего 3100 тонн. Мощная энергетическая установка обеспечивает беспрецедентную для этого класса максимальную скорость – 35 узлов, при достойной дальности экономическим ходом (18 узлов) – 4500 миль.

Ударное вооружение представлено 8 ПКР собственной разработки – SSM-700K Hae Sung, в двух четырехконтейнерных ПУ. Дальность стрельбы этой дозвуковой ракеты около 180 километров. Точных данных по весу боевой части нет, однако его можно оценить в 180–200 килограммов. ПВО корабля обеспечено ЗРК c ВПУ Mk49 GMLS на 24 ЗУР RIM-116 с ИК ГСН, обеспечивающей поражение СВН в зоне самообороны корабля на дальности до 10 километров. Кроме этого, в состав средств ПВО входит ЗАК «Вулкан-Фаланкс» с 20-мм шестиствольной АУ. Универсальная артиллерия представлена 127-мм АУ Mk-45 mod 4. Для борьбы с подводными лодками фрегат располагает двумя трехтрубными ТА калибра 324 миллиметра для торпед собственного производства K745. Корабль располагает достаточно эффективной БИУС, данные для которой поступают в единый контур управления, в частности от РЛС обзора воздушного пространства средней дальности LIG Next и ГАС с подкильной антенной. Авиационное вооружение корабля представлено вертолетом SH-60.

Анализ вооружения корабля свидетельствует – это достаточно многоцелевой корабль, ориентированный преимущественно для самостоятельных действий в решении противолодочных и ударных задач. Ограниченный боекомплект ЗУР определяет целесообразность ограничения зоны его боевого применения районами, прикрываемыми истребительной авиацией. Выгодным отличием корейского корабля является 127-мм АУ, что позволяет использовать его для поддержки действий войск в прибрежной зоне, а также наносить артиллерийские удары по надводным целям.

Австралийский фрегат водоизмещением несколько больше корейского – 3600 тонн. Но энергетическая установка корабля слабее, что ограничивает скорость 27 узлами. Зато дальность хода на экономической скорости существенно больше – 6000 миль. Это обусловлено, очевидно, стремлением обеспечить возможность применения фрегата на всю глубину Тихоокеанского ТВД (в чем заинтересованы США, рассматривающие Австралию как одного из основных своих союзников в этом регионе).

Ударное вооружение стандартное – 8 ПУ для ПКР «Гарпун». Это позволяет наносить удары по наземным целям при наличии соответствующей модификации ракет и оснащении корабля РЭС для их применения. ПВО обеспечивается ЗРК с ВПУ на 32 ЗУР RIM-162 с дальностью стрельбы до 50 километров. Зенитная артиллерия, представленная четырьмя 12,7-мм пулеметами, существенно повысить боевую устойчивость корабля от ударов СВН очевидно не может. Для ЗАК «Вулкан-Фаланкс» зарезервировано место, но пока его установка не планируется. Противолодочное вооружение стандартное – два трехтрубных ТА калибра 324 миллиметра и вертолет S-70 «Си Хоук». Универсальная артиллерия, как и у корейского фрегата, представлена 127-мм АУ Mk-45. Обзор воздушного пространства осуществляется с использованием РЛС средней дальности американского производства SPS 49(V) ANZ. Для обнаружения подводных лодок имеется ГАС Thomson Sintra Spherion B Mod 5 с подкильной гидроакустической антенной.

Вооружение «австралийца» и его ходовые качества свидетельствуют, что он ориентирован на действия в составе охранения кораблей ядра ордера. Его ударные, противолодочные и противовоздушные возможности позволяют с приемлемым уровнем решать соответствующие задачи в составе сил охранения крупных соединений. Недостатком фрегата является отсутствие эффективных средств самообороны в системе ПВО, что может негативно сказаться на его боевой устойчивости при отражении массированных или внезапных ограниченных ударов СВН. 127-мм универсальная АУ позволяет работать по наземным объектам в прибрежной зоне.

Истина рождается в бою

Простого сравнения характеристик недостаточно для корректного сопоставления типов кораблей. Необходимо оценить их возможности в вероятных условиях боевого применения с учетом предназначения. Рассмотрим два варианта: действия сопоставляемых кораблей в вооруженном конфликте против слабого в военно-морском отношении противника и в войне с высокотехнологичными и мощными ВМС.

Фрегаты новой волны


В общем случае фрегатам придется решать следующие основные задачи, по которым и будем их сопоставлять: уничтожение групп надводных кораблей и подводных лодок, отражение ударов СВН, работа по наземным объектам.

В локальной войне весовые коэффициенты значимости задач (с учетом вероятности их возникновения) для всех рассматриваемых кораблей исходя из близости характера вооруженной борьбы на морских и океанских ТВД в подобных конфликтах можно оценить аналогично тому, как это делалось применительно к фрегатам НАТО: уничтожение групп надводных кораблей и катеров – 0,3, подводных лодок – 0,15, отражение СВН – 0,4, нанесение ударов по береговой инфраструктуре противника в оперативной глубине – 0,1, а по объектам противодесантной обороны – 0,05.

В войне против высокотехнологичных и мощных ВМС кораблям предстоит решать существенно различающиеся задачи и соответственно весовые коэффициенты значимости будут разниться. Так, для японских фрегатов основной противник – китайский и российский флоты. При этом в боевых действиях против нашего ВМФ «Абукумы» будут задействованы главным образом в зонах ответственности баз и в составе сил охранения десантных отрядов, возможно, в составе кораблей охранения японских легких авианосцев – как классифицируют в Японии эсминцы-вертолетоносцы.

Для китайских фрегатов основной противник – японский и американский флоты. В действиях против первого вероятно использование проекта 054А главным образом для ударов по «одноклассникам» и ведения противолодочной борьбы. В столкновениях с американским флотом наиболее значимы для китайских фрегатов противолодочная борьба и участие в охранении более крупных кораблей.

Главным противником для «Ульсан-1» является флот КНДР, а также, предположительно, и китайский, если последний выступит на стороне своего союзника при эскалации военного конфликта на Корейском полуострове. Соответственно основными задачами для фрегатов могут быть борьба с подводными лодками и легкими силами противостоящего флота.

Что касается австралийских фрегатов, то их участие в крупномасштабной войне вероятно в составе коалиционной группировки ВМС, где они будут решать задачи преимущественно эскорта и борьбы с подводными лодками.

Весовые коэффициенты, представленные в таблице, выведены с учетом особенностей боевого предназначения фрегатов.

Фрегаты новой волны


Теперь оценим возможности сравниваемых образцов в решении типовых задач. Для корректного сопоставления с уже рассмотренными фрегатами России и НАТО («ВПК», № 25, 27, 2016) условия и объекты поражения принимаем такие же, как и ранее.

Первая из типовых боевых задач – уничтожение групп надводных кораблей и катеров. В качестве объекта удара рассматривается типовая корабельная поисково-ударная группа (КПУГ) противолодочных кораблей или ударная группа (КУГ) МРК (корветов) и ракетных катеров в составе трех-четырех единиц.

Австралийский и японский фрегаты, располагающие комплексом ПКР «Гарпун», в случае оснащения наиболее дальнобойными модификациями могут при прочих равных условиях выйти в позицию залпа, не попадая в площадь стрельбы противников (например, КПУГ китайских фрегатов или КУГ северокорейсих катеров).

Китайский и корейский фрегаты, располагающие ПКР собственной разработки с дальностью стрельбы равной или даже уступающей противнику, для выполнения задачи должны войти в зону досягаемости его оружия. В этом случае необходимо учесть, что тот может упредить в залпе.

Ракетные удары по наземным объектам способны наносить «австралиец» и «японец» в случае их оснащения соответствующими модификациями ракет «Гарпун». Естественно, что для фрегата будут ставиться задачи тактического масштаба, то есть вывод из строя одного важного объекта или группы из трех-четырех небольших. КР «Гарпун» позволяют поразить наземные цели в пределах дальности эффективной стрельбы – до 120–130 километров от уреза воды, где может располагаться относительно малая часть оперативно важных объектов. Как уже упоминалось, при боевой части «Гарпуна» в 227 килограммов потребуется увеличение наряда оружия для решения задач в сравнении с российским «Калибром» или американским «Томагавком».

При действиях против системы противодесантной обороны, как и ранее, рассматриваем возможности фрегатов по подавлению одного ротного опорного пункта.

Австралийский и корейский фрегаты, имея 127-мм АУ, могут нанести серьезный урон объекту ПДО на удалении до 12–15 километров от уреза воды. Немного отстает от них китайский «одноклассник» с его 100-мм АУ. Возможности японского корабля с его 76-мм АУ существенно ниже и ограничены зоной непосредственно у уреза воды. Но для «Абукумы» такая задача будет нехарактерной.

Оценка возможностей фрегатов по борьбе с подводными лодками дается по критерию вероятности их обнаружения и уничтожения в заданном районе в составе типовой КПУГ из трех фрегатов. Этот показатель зависит от многих факторов, в частности от гидрологии. Для сравнимости оценок поставим фрегаты в одинаковые условия, когда поисковая производительность КПУГ определяется энергетической дальностью обнаружения подлодки ГАК корабля.

Если говорить о соответствующем вооружении, оно практически идентично. Превосходство японского фрегата за счет противолодочного ракетного комплекса ASROC компенсируется отсутствием у него авиационных средств.

Оценка возможностей кораблей по поражению воздушных целей для сравнимости результатов дается по способности ордера из трех фрегатов охранения и корабля ядра (например крейсера с поражающим потенциалом ПВО пять единиц) отразить удар типового наряда СВН в 24 ПКР с размахом залпа в три минуты. В качестве показателя эффективности принимается вероятность сохранения боеспособности корабля ядра.

Результаты оценочного расчета боевых возможностей приведены в таблице.

Фрегаты новой волны


Проведенный анализ позволяет вывести интегральный показатель соответствия кораблей. У японского фрегата «Абукума» он применительно и к локальным, и к крупномасштабным войнам одинаков – 0,27. Уровень соответствия задачам в локальной войне китайского проекта 054А составляет 0,34, а в крупномасштабной – 0,4. Показатели корейского «Ульсан-1»: 0,28 и 0,38 соответственно. Степень соответствия задачам австралийского «Анзака» оценивается в 0,49 и 0,52.

Из этого следует, что последний в наибольшей мере соответствует вероятным задачам в локальных конфликтах и крупномасштабных войнах. Он значительно превосходит остальные рассматриваемые корабли. Следующим идет китайский проект 054А. Снижение его показателей соответствия предназначению в значительной мере обусловлено тем, что он располагает менее эффективным противокорабельным комплексом и менее совершенными РЭС.Корейский «Ульсан-1» незначительно отстает от китайского конкурента. Одним из основных факторов, определивших более низкие показатели соответствия боевому предназначению, является наличие в его системе вооружения только средств ПВО самообороны. Между тем в реальной боевой обстановке придется достаточно часто решать задачи корабля охранения, для которых необходимы комплексы коллективной ПВО. Японский фрегат в наименьшей мере соответствует боевому предназначению, хотя отставание от корейского «одноклассника» применительно к условиям локального конфликта невелико. В значительной степени это обусловлено крайне слабой ПВО «японца», который не имеет даже ЗУР самообороны. Можно предполагать, что это определяется общей стратегией развития японского флота, которая ориентируется подобно американскому ВМФ на эсминцы УРО.
Автор: Константин Сивков
Первоисточник: http://vpk-news.ru/articles/31680


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 12
  1. Dimon19661 7 августа 2016 06:25
    Опять непонятные коэффициенты...,сравнение кораблей созданных под разные задачи,под разные требования заказчика,под разное видение проведения морских операций...Зачем??? Просто расскажите про эти корабли,ТТХ,как применяют -будет интересней.
    1. venik 7 августа 2016 22:50
      Цитата: Dimon19661
      Опять непонятные коэффициенты...,


      Совершенно с Вами согласен! Уже писал это в комментариях к предыдущей статье уважаемого мною автора. Понимаю, что в "недрах" Штаба ВФ наверняка существую методики и критерии КОЛИЧЕСТВЕННОЙ оценки эффективности боевых кораблей. Но уж если нет возможности обосновать эти критерии (возможно из соображений секретности или чего-либо еще), то лучше их НЕ ПРИВОДИТЬ ВООБЩЕ!!! Лучше уж просто привести сравнительные таблицы вооружений (ПВО, ПЛО, Ударного оружия) с комментариями (вероятность поражения конкретных видов целей, боезапас и тд., и т.п.)
  2. Охотолюб 7 августа 2016 07:19
    С интересом прочитал! Пересмотрел состав Тихоокеанского флота, как то грустно! ТОФ нужно срочно усиливать!!! Пол мира практически, занимает Тихий океан, а " партнеров " вообще Тьма!!!
  3. svp67 7 августа 2016 08:00
    Очевидно, что «Абукума» создавался преимущественно для борьбы с подводными лодками (конечно же, советскими/российскими).
    А китайские он принципиально замечать не будет? Думаю, что эти корабликам ставится основная задача борьба в межостровном пространстве, где они со своим относительно малым водоизмещением будут чувствовать более органично. А это и Курилы и спорные с Китаем острова...
  4. Котище 7 августа 2016 12:14
    А где Индийские фрегаты. Корабли Индонезии и Малазии, др стран региона. Ждем продолжения.
  5. Paul Zewike 7 августа 2016 15:37
    Всегда с интересом читаю подобные статьи. Вне зависимости от того, согласен с авторами или нет. Для мея это "вкусное" чтиво.
  6. venik 7 августа 2016 22:55
    Свое мнение, к непонятным коэффициентам уже высказал выше. Теперь о другом. В тексте помещена фотография корейского фрегата "Ульсан-1".
    При первом же рассмотрении, совершенно ясно (по крайней мере для тех, кто хоть чуть чуть разбирается в кораблях), что "Федот - не тот". На фото машина явно постройки 60-х гг прошлого века.
    Если мне память не изменяет, то это действительно "Ульсан", только не нынешний, а предыдущий, постройки начала 80-х (по-моему в 1981 г.). Современный "Ульсан" выглядит совершенно иначе!!!! (Подборка, вкл. фото есть у Карпенко в Бастионе и др. местах)
    Очень неприятно, что автор, квалифицированный специалист, каперранг, доктор наук, допускает такие банальные "ляпсусы", что подрывает доверие и к другой информации, в опубликованной статье
    P.S. Будем надеятьсяя, что ошибка не автора, а в редакции что-то напутали...
  7. Удав КАА 7 августа 2016 23:41
    Фрегат, безусловно, универсальный корабль.
    Хотел бы остановиться на возможностях по поиску и уничтожению ПЛ. Т.к. прорыва в надводном кораблестроении у нас пока не ожидается, уповать приходится на подводные силы. Планы оснащения ТОФ подводными лодками говорят о том, что нашим противникам придется иметь дело с ними.
    Так вот, без буксируемой протяженной ГАС и вертолета ПЛО говорить об эффективном решении этой важнейшей задачи фрегатом (любым ПЛК!) не приходится. Без них не заглянуть под слой скачка, не услышать ПЛ в начале маневра уклонения (выхода из полосы поиска). Да и атакующую торпеду подкильной ГАС услышать можно когда уже будет слишком поздно что либо предпринимать.
    Поэтому, слабоваты эти номинанты в вопросах ПЛО.
    ИМХО.
  8. Ols76 8 августа 2016 04:50
    Статья интересная, но хотелось бы увидеть фрегаты других стран региона, так сказать конкурентов.
  9. FalconMG 8 августа 2016 05:10
    Кто-то что-то слышал о том, что намерены продать индусам свои корабли, которые предназначались для ЧФ? https://lenta.ru/news/2016/08/05/noships/
    1. venik 9 августа 2016 19:08
      Цитата: FalconMG
      Кто-то что-то слышал о том, что намерены продать индусам свои корабли, которые предназначались для ЧФ?


      Не понимаю, кто Вас "миносовал" и за что? За нормальный, вполне естественный вопрос???

      Ответ: Похоже, что да! Такая информация проскочила не только на lenta.ru, но и в других источниках. Пока правда непонятно, все ли 3 продадут, или возможно 1 или 2?
      К сожалению не имею информации о степени готовности турбин для этой серии... Если были уже готовы. то это - одно, если нет - то не факт, что их когда-нибудь смогут построить! Николаевское НПО "Заря-Машпроект" буквально разваливается на глазах: заказов нет, зарплаты - нет... Специалисты разбегаются кто-куда (кто-то на Запад, большинство - на Северо-Восток...). Кроме того - Предприятие не замкнутого цикла - куча поставщиков из РФ (которые естественно уже ничего не поставят), куча украинских (которые уже вряд ли смогут производить качественную продукцию). Так что проблем с силовой установкой для этих (по моему скромному разумению - очень хороших кораблей) - будет много (по крайней мере, пока в РФ не наладят производство аналогичных ГТУ)!
    2. Every 23 сентября 2016 00:59
      Велись переговоры с индийцами о продаже недостроенных кораблей из-за отсутствия ЭУ к ним.
      Однако, учитывая, что они недостроены, индийской стороной были затребованы заведомо неприемлемые условия - продать их предлагалось по цене едва ли не металлолома, и фактически речь шла о том, что бы просто "подарить" их Индии.
      Министерство Обороны пересмотрело своё отношение к вопросу, что же делать с недостроенной "тройкой" фрегатов и решено, что они будут достраиваться после 2018-го года, когда будет налажено производство газотурбинных силовых установок в России.

      Информация от июня 2016 г.
      http://dfnc.ru/bez-rubriki/nedostroennye-fregaty-
      proekta-11356-budut-dostraivatsya/

      Более авторитетный источник:
      http://tass.ru/armiya-i-opk/3346330

      НО, по другим источникам:
      http://bmpd.livejournal.com/2053500.html
      Будут продавать.

      В общем не понятно ничего.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня