Миграционная политика «азиатских тигров». Как в Восточной и Юго-Восточной Азии регулируют присутствие иностранных рабочих

Со второй половины ХХ века наблюдается бурное социально-экономическое и культурное развитие ряда государств Юго-Восточной и Восточной Азии. Республика Корея, Тайвань, Сингапур, Малайзия еще полвека назад были отсталыми аграрными странами, но теперь их называют «азиатскими тиграми», а темпам их экономического развития могут позавидовать многие «старые» локомотивы мировой экономики. Естественно, что бурный рост экономики и укрепление материального благополучия перечисленных государств сделали их крайне интересными для трудовых мигрантов из менее успешных стран Азии. В настоящей статье мы более подробно остановимся на специфике миграционной ситуации в странах Юго-Восточной и Восточной Азии.

Республика Корея в настоящее время является одной из наиболее развитых в экономическом отношении азиатских стран. Секрет ее экономического развития во многом связан с той поддержкой, которую США, Западная Европа и Япония оказывали стране во второй половине ХХ века в контексте ее противостояния Северной Корее и в целом «коммунистическому блоку». Отметим, что в 1960-е — 1980-е годы, Республика Корея еще сама оставалась донором трудовых ресурсов. Тысячи южнокорейских рабочих трудились на нефтяных промыслах стран Персидского залива, в Германии. Многие выходцы из республики уезжали в США, где вливались в ряды многочисленной корейской диаспоры. Однако затем, по мере дальнейшего укрепления южнокорейской экономики, безработица в стране стала заметно снижаться, что в конечном итоге привело к значительному снижению эмиграции из Республики Корея в другие страны.

В настоящее время экономическое развитие Республики Корея достигло такого уровня, на котором возникла острая потребность в привлечении дополнительных трудовых ресурсов. При этом Южная Корея испытывает нужду и в специалистах экстра-класса в сфере инновационных технологий, высокоточных технологий, медицины, других отраслей, так и в неквалифицированной и низкоквалифицированной рабочей силе. Повышение уровня жизни корейского населения способствовало тому, что большинство корейцев уже не желает трудиться в низкооплачиваемом секторе экономики, на тяжелых и малоинтересных работах, не требующих квалификации. К тому же, Республика Корея, как и Япония, столкнулась со снижением рождаемости и, как следствие, постепенным старением населения. Кроме того, в Южной Корее оказался исчерпан внутренний миграционный ресурс, так как большинство тех корейцев, которые желали переехать из деревни в город, это сделали, вследствие чего в корейских селениях исчезло избыточное население. Свою роль сыграл и строительный бум, который привел к массовому переходу низкоквалифицированных рабочих в сферу строительства. В то же время, такие области деятельности как жилищно-коммунальное хозяйство, сфера общественного питания, стали испытывать потребность в рабочей силе без специальной подготовки, готовой трудиться за небольшие зарплаты.




В настоящее время политика привлечения трудовых ресурсов из других государств стала приоритетной для южнокорейского государства. Если обратиться к данным статистики, то видно, что каждый год увеличивается число иностранных граждан, которые проживают и работают на территории Южной Кореи. Только за десять лет с 1997 по 2007 гг. количество иностранцев в Республике Корея увеличилось в 2,75 раза. В настоящее время в стране проживает более 1,5 млн. иностранных граждан. Помимо туристов и студентов, которые в массовом порядке прибывают в Республику Корея, можно выделить следующие основные группы мигрантов: 1) переселенцы из Северной Кореи; 2) иностранные жены и мужья граждан Республики Корея; 3) неквалифицированные рабочие корейского происхождения, в том числе из стран СНГ; 4) низкоквалифицированные и неквалифицированные иностранные рабочие из других стран.

Группа выходцев из КНДР в Республике Корея очень многочисленна. Это — те граждане Северной Кореи, которые бежали на юг из-за стремления к лучшей жизни или несогласия с политикой коммунистического правительства. Следует отметить, что фактически граждане КНДР не могут рассматриваться как иностранные мигранты, поскольку им, при въезде в страну и соответствующем обращении, автоматически предоставляется статус граждан Республики Корея. То есть, формально они получают те же стартовые возможности, что и другие граждане страны. Другое дело, что выходцам из Северной Кореи требуется существенная психологическая адаптация к жизни в совершенно иных экономических и культурных условиях. Однако, адаптация северокорейцев к жизни в южнокорейском обществе также находится под контролем правительства Республики Корея. Существуют специальные правительственные программы, направленные на адаптацию приезжих с севера, действуют реабилитационные центры и иные подобные учреждения.

Иностранные жены и мужья корейских граждан — это отдельная категория, которая также может рассматриваться в качестве особой группы мигрантов. Примечательно, что иностранные граждане, которые женятся на гражданках Республики Корея, не имеют права работать на территории страны. То есть, их жены подписывают обязательства взять мужей на полное содержание.

Корейское общество очень щепетильно относится к вопросу о сохранении моноэтничности своей страны. Поэтому если оно и готово терпеть на территории Республики Корея иностранных трудовых мигрантов, то только по причине крайней необходимости. Специалисты высокого уровня едут в Корею по персональным контрактам со всего мира — это и американцы, и европейцы, и выходцы из России. Гораздо сложнее обстоит дело с низкоквалифицированной рабочей силой. Республика Корея предпочитает приглашать корейцев из других стран — Китая, России, Казахстана, которые могут работать на территории страны. В то же время, в последние годы увеличивается и численность некорейских мигрантов. Прежде всего, это китайцы. В Республику Корею приезжают, в основном, не столько китайцы из КНР, сколько выходцы из Гонконга, Макао и стран Юго-Восточной Азии.

Многочисленны в Корее и выходцы из Вьетнама. Вьетнамские трудовые мигранты известны своей дисциплинированностью, они не сильно выделяются на фоне основной массы корейского населения, поэтому к их присутствию общество относится более-менее лояльно. Вьетнамские женщины часто выходят замуж за корейских мужчин, пользуясь спросом по причине большей «традиционности» по сравнению с южнокорейскими женщинами.

Еще одна традиционно многочисленная иностранная диаспора в Республике Корея — выходцы из Монголии. В последние годы темпы монгольской трудовой миграции в Южную Корею очень высоки. По данным корейского правительства, в Южной Корее работает хотя бы один представитель каждой второй монгольской семьи. Получается, что работа в Корее — один из главных источников дохода для монгольских семей, учитывая, что в самой Монголии социально-экономическая ситуация остается весьма нерадостной. Поэтому монголы едут в Корею с целью заработать и многие из них остаются там настолько долго, насколько это возможно в соответствии с корейским миграционным законодательством. Основная масса монголов, работающих в Южной Корее, трудится в сфере тяжелой промышленности. Вместе с тем, много монголов и в сфере общественного питания, туристической индустрии. Распространены и браки корейцев с монгольскими женщинами, причем такие браки, как правило, заключаются исключительно по расчету и в них мужчина — кореец старше женщины — монголки лет на 20-25.

В целом, корейское общество относится к мигрантам весьма настороженно. Существуют достаточно четкие границы, не позволяющие мигрантам оседать в Корее и формировать собственные анклавы и диаспоры, которые могли бы затем вмешиваться в жизнь корейского общества. Учитывая современную глобальную ситуацию с миграцией, это весьма правильная и заслуживающая понимания позиция.

Миграционная политика «азиатских тигров». Как в Восточной и Юго-Восточной Азии регулируют присутствие иностранных рабочих


Тайвань — еще один «азиатский тигр», добившийся к концу ХХ века высокого уровня экономического развития. Собственно говоря, официально Тайвань называется Китайской Республикой. Это государственное образование до сих пор не признано КНР и большинством других стран мира, включая Россию и США. Тем не менее, поддержка Запада позволила Тайваню превратиться в высокоразвитое в экономическом отношении государство. Китайская Республика — 19-я по величине экономика мира, уровень жизни тайваньского населения в несколько раз превосходит уровень жизни населения КНР. Поэтому нет ничего удивительного в том, что Тайвань является одним из региональных центров привлечения миграционных потоков. Справедливости ради, необходимо отметить, что большинство граждан современной Китайской Республики — это потомки переселенцев из материкового Китая, прежде всего — из провинции Фуцзянь. В настоящее время именно они составляют основную массу населения острова и являются его полновластными хозяевами. Аборигены Тайваня — представители австронезийских народов, родственных индонезийцам и малайцам, — сегодня составляют лишь 2% населения Китайской Республики.

На остров едут работать выходцы из других государств Юго-Восточной Азии. Прежде всего, это трудовые мигранты из соседнего Вьетнама. Примечательно, что долгое время Тайвань был одним из главных региональных союзников Южного Вьетнама, а после ликвидации последнего и создания Социалистической Республики Вьетнам полностью перестал поддерживать любые связи, включая даже почтовое сообщение, с коммунистическим Вьетнамом. Лишь к концу 1980-х гг. экономические контакты между Тайванем и СРВ стали возобновляться. В настоящее время Тайвань является одним из основных источников прямых иностранных инвестиций во вьетнамскую экономику. В свою очередь, вьетнамские граждане направляются в Тайвань с целью трудоустройства, прежде всего — в сферы, где есть спрос на низкоквалифицированную рабочую силу, готовую трудиться на небольшие деньги на непрестижной и тяжелой работе.

Миграционная политика «азиатских тигров». Как в Восточной и Юго-Восточной Азии регулируют присутствие иностранных рабочих


Одним из лидеров по привлечению иностранных трудовых мигрантов в Юго-Восточной Азии является Сингапур. Это тоже «государство мигрантов» — хуацяо, этнических китайцев. Теперь «старые» мигранты привлекают для низкоквалифицированных и непрестижных работ «новых» мигрантов. Сингапурская миграционная политика ориентирована на активное привлечение иностранной рабочей силы, но при этом долгосрочные разрешения на жительство и работу иностранцам не выдаются. Тем не менее, иностранные мигранты составляют 29% всех трудовых ресурсов Сингапура.
Большинство мигрантов приезжает в Сингапур из других стран Юго-Восточной и Южной Азии. Прежде всего, это выходцы из Малайзии. 73% всех малазийских эмигрантов уезжают в Сингапур — несмотря на то, что Малайзия также является достаточно развитой страной, Сингапур более привлекателен в плане трудоустройства. Строительная сфера в Сингапуре укомплектована рабочими, приезжающими из Таиланда, Бангладеш и Индии. Огромная часть всех трудовых мигрантов, находящихся на территории Сингапура — женщины, приезжающие работать по найму в домашние хозяйства, сферу общественного питания. Подавляющее большинство сингапурских «кухарок» и «нянечек» приезжает из Филиппин — оттуда родом до 75% иностранных женщин, трудящихся в Сингапуре. Остальные 25% приходятся на женщин из Шри-Ланки и Индонезии.

Миграционная политика «азиатских тигров». Как в Восточной и Юго-Восточной Азии регулируют присутствие иностранных рабочих


От иностранной рабочей силы во многом зависит сегодня и рынок труда Малайзии. Здесь исторически очень значимую роль в экономике играла община китайских мигрантов — хуацяо. Фактически, именно китайцы создали современную малазийскую экономику, поскольку на протяжении почти двух веков хуацяо доминировали в малазийской торговле, промышленности, деловой сфере. Сегодня китайцы по-прежнему являются «ядром» малазийской экономики и пользуются в стране очень большим влиянием, хотя на официальном уровне государство закрепляет приоритет коренных народов — собственно малайцев и некоторых других австронезийских этносов, населяющих Малайю, Саравак и Сабах. Кроме китайцев, в Малайзии очень высок процент индийского населения — преимущественно, тамилов, выходцев из Южной Индии. Среди мигрантов «новой волны» преобладают выходцы из соседних Индонезии и Филиппин. Языковая и культурная близость, схожий внешний облик — все эти факторы облегчают индонезийцам и филиппинцам миграцию в Малайзию, в том числе и нелегальную. Индонезийские и филиппинские рабочие трудятся во многих сферах малазийской экономики. В середине 2000-х гг. в Малайзии был официально разрешен въезд на работу гражданам лишь 12 стран мира — Камбоджи, Лаоса, Индонезии, Мьянмы, Филиппин, Таиланда, Вьетнама, Индии, Непала, Казахстана, Туркменистана и Узбекистана.

Таиланд также весьма привлекателен для иностранных мигрантов, в первую очередь — для выходцев из соседних, менее благополучных в социальном и экономическом отношении государств Индокитая. Добившись весьма высокого уровня экономического благополучия, по крайней мере, по региональным меркам, страна стала привлекательной для иностранных мигрантов из Вьетнама, Лаоса, Камбоджи, Мьянмы. Здесь следует учитывать, что население соседних с Таиландом стран живет в настоящей нищете. Особенно это касается жителей Мьянмы и Лаоса.

Таким образом, мы видим, что миграционная политика в странах Юго-Восточной и Восточной Азии имеет очевидные общие черты. Во-первых, правительства этих стран выставляют достаточно жесткие рамки для приезжающих трудовых мигрантов, которые направлены на недопущение их постоянного проживания в стране, формирования анклавов и диаспор. Во-вторых, основная масса иностранных трудовых мигрантов прибывает, как правило, из соседних стран, где проживает близкое в культурном отношении население. В-третьих, контролируется профессиональный и половой состав мигрантов. То есть, миграционная политика «азиатских тигров» предстает более убедительной, чем миграционная политика Евросоюза и, возможно, может быть взята за основу при формировании эффективной модели управления миграционными процессами.
Автор: Илья Полонский

Использованы фотографии: http://www.channelnewsasia.com/, http://www.channelnewsasia.com/

Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 6
  1. 123_123 11 августа 2016 06:31
    России вероятно, следует прежде всего заботиться о предотвращении миграционных потерь собственной рабочей силы, особенно высококвалифицированных кадров, которые нужны стране и на образование которых потрачено немало государственных денег. Наши инженеры и врачи - совсем не редкость в странах запада и не только. Причем заградительные меры скорее всего будут неэффективны - необходимо создавать привлекательные условия для работы внутри страны, прежде всего для молодых специалистов. Это могли бы быть, например, достаточные по размеру адресные государственные субвенции выпускникам ВУЗов при устройстве по профильной дефицитной специальности (если не считать юристов - бухгалтеров, это практически все специальности). Для этого можно сократить чиновников, ввести конфискацию имущества преступников... да резервов достаточно.
    1. Consul-t 11 августа 2016 09:03
      Согласен с вами, только не надо забывать и о тех, кто сюда приезжает.
      Некоторые из них кучкуются и начинают устанавливать свои порядки, да и ведут себя нагло.
      Тоже нужна государственная политика и понимание важности этого вопроса и связанных с этим проблем
  2. Sharky 11 августа 2016 06:38
    Да, что правда, то правда. Рабочую визу в Южную Корею получить не просто (походу, даже, не возможно). Зато с Россией действует безвизовый режим, т.е. можно заехать на 60 (или 90, не помню) дней без визы. Я как квалифицированный специалист приехал сюда на работу впервые. Контракт 5 недель - виза не нужна. В Сингапуре тоже бывал раньше. Конечно развитие поражает. Очень хорошо они в плане технологий выстреливают. В Сеуле огромная стройка. Да и "умный унитаз" в отеле порадовал. Он и сидушку подогреет и помоет все вам там струёй воды и смоет сам:). Аж домой такой захотелось.
  3. rotmistr60 11 августа 2016 07:40
    миграционная политика «азиатских тигров» предстает более убедительной, чем миграционная политика Евросоюза

    А иначе и быть не может. У "азиатских тигров" понятие толерантность (если это понятие употребляется) трактуется так, как нужно без всяких европейских "демократических" заморочек. К тому же у них нет желания портить свою расовую генетику в угоду надуманного западного "человеколюбия" и терпимости.
  4. Monster_Fat 11 августа 2016 09:35
    На самом деле на азиатские рынки люди едут только от очень большой безнадеги так, как условия труда там близки к "рабским". Например, в так горячо рекламируемой во многих местах Корее, официально установлен 10 часов рабочий день с одним выходным. Отпуски там не положены, под отпусками в Корее подразумеваются праздничные дни. То же самое и в Гонконге. В Малазии вообще не существует трудового права-все "права" рабочих оговариваются при приемке на работу и потому там вообще распространен повсеместно 12-16 часовой рабочий день. Как ни странно, даже в Японии наблюдается такая же картина,но более "цивилизованная": там "трудовое право" заменено "корпоративным правом", но суть от этого не меняется-работать придется 10-12 часов минимум. Причем отпуск тебе дает сам начальник(в меру своей "порядочности")-он просто подходит к тебе и говорит:"Ты устал, отдохни дней 5 на горячих источниках или съездий в Киото проведи эти дни среди национальных "ценностей"..." wink
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня