Еще раз о Вяземской воздушно-десантной операции

Еще раз о Вяземской воздушно-десантной операции


Во время учений воздушных сил Московского военного округа впервые в мире 2 августа 1930 года успешно была проведена выброска в тыл «неприятеля» небольшого парашютного десанта и материальных средств для него. Эту дату принято считать днем рождения советских воздушно-десантных войск. В последующие годы происходил бурный рост воздушно-десантных войск (ВДВ). Создавались автомотодесантные отряды, авиадесантные батальоны, полки и бригады особого назначения. Одновременно организовывалось опытное, а затем и массовое отечественное производство парашютов, парашютно-десантной тары, платформ для тяжелой техники, подвесных кабин для десантников и материальных средств, планеров. В 1938 году ВДВ выводятся из ВВС и передаются в состав Сухопутных войск.


Накануне войны, в мае 1941 года, на базе воздушно-десантных бригад (вдбр) началось развертывание пяти воздушно-десантных корпусов, численностью более 8 тыс. человек каждый. Укомплектование их личным составом было завершено к 1 июня, однако получить полностью штатное вооружение, технику, десантное имущество корпуса не успели. Так как военно-транспортной авиации не было, в качестве транспортных самолетов использовались бомбардировщики ТБ-1, ТБ-3, Р-5 и самолеты ГВФ АНТ-9, АНТ-14, ПС-84, П-5.

Вопросы ведения десантных операций нашли отражение во временном Полевом уставе 1936 года и в проекте Наставления по ведению операций. О тыловом обеспечении десантов в этих документах говорилось лишь в самом общем виде. В проекте Полевого устава 1941 года и в первом Руководстве по боевому применению ВДВ более широко рассматривались вопросы планирования воздушно-десантных операций и их тылового обеспечения.

По довоенным взглядам, подготовка тыла десанта включала доукомплектование подразделений, частей и соединений личным составом, вооружением, техникой, парашютно-десантным имуществом и тарой, боеприпасами, горючим, продовольствием, другими материальными средствами, а также тренировки в загрузке материальных средств в парашютно-десантную тару (ПДТ), погрузке их в самолеты и разгрузке, всестороннее изучение района предстоящих действий и соответствующую подготовку личного состава военно-транспортной авиации (ВТА).

Не все мероприятия по подготовке ВДВ и ВТА удалось завершить к началу Отечественной войны, которая застала воздушно-десантные корпуса (вдк) в момент формирования и слаживания. Тяжелая обстановка на фронте вынудила высшее командование ввести их в бой как стрелковые соединения. Вместе с тем, в первом периоде войны применялись небольшие тактические десанты в боях под Киевом, Одессой, на Керченском полуострове. 4 сентября 1941 года ВДВ были выделены в самостоятельный род войск. Все их части и соединения передавались из состава фронтов в непосредственное подчинение Управления командующего воздушно-десантными войсками. Объявленное приказом положение о ВДВ определяло, что все парашютные, посадочные и авиационно-планерные части находятся в распоряжении наркома обороны и используются только по его указанию и по прямому назначению.

Более 50 тактических и два оперативных воздушных десанта были выброшены и высажены в годы войны. Наибольший интерес представляет Вяземская воздушно-десантная операция. Боевые действия ВДВ в ней достаточно подробно описаны в статьях и книгах. Однако вопросы тылового обеспечения, как правило, в них освещались крайне мало. Между тем тыловое обеспечение оказало большое значение на ход и итоги этой операции.

Вяземская воздушно-десантная операция (27 января - 24 июня 1942 г.) началась на завершающем этапе наступления войск Западного и Калининского фронтов, проведенного после контрнаступления под Москвой, когда сопротивление противника нарастало, а темпы наступления наших войск затухали. В целях содействия войскам фронтов в разгроме германской вяземско-ржевско-юхновской группировки Ставка ВГК решила высадить в немецком тылу воздушный десант. Штаб ВДВ с участием штаба ВВС к 16 января 1942 года разработал план воздушно-десантной операции 4 воздушно-десантного корпуса генерал-майора А.Ф. Левашова. Вопросы тылового обеспечения десанта в нем практически отражены не были. Десантирование 4 вдк (8, 9, 214 вдбр и другие части) было решено осуществить с Калужского аэродромного узла в район Вязьмы. Так как планировалось, что самостоятельные боевые действия соединений корпуса во вражеском тылу продлятся не более 2-3 суток, после чего произойдет их соединение с наступающими соединениями Западного фронта, плана тылового обеспечения операции ни штаб ВДВ, ни штаб Западного фронта до начала десантирования не разрабатывали.

Однако операция затянулась почти на пять месяцев. Элемент внезапности высадки не был достигнут. Сосредоточение 4 вдк и военно-транспортных самолетов вблизи линии фронта шло недопустимо долго, под повседневным наблюдением и ударами авиации противника.



Много раз уточнялись и изменялись сроки высадки, состав, задачи и районы действий десанта. Это осложнило планирование, организацию и осуществление тылового обеспечения войск. Органом управления тылом 4 вдк являлся отдел тыла штаба корпуса, в составе начальника и его помощников по видам снабжения (артиллерийскому, продовольственному, вещевому). Никаких тыловых подразделений и учреждений корпус не имел. Отдел тыла планировал и контролировал материальное обеспечение соединений и частей с соответствующих складов округа. Авиационно-техническое, инженерно-аэродромное и парашютное имущество бригады получали со складов ВВС округа и центра. Санитарная служба в состав отдела тыла не входила, но начальник санитарной службы корпуса подчинялся его начальнику.

В вдб имелась административно-хозяйственная часть, в состав которой входили начальник технического снабжения с помощником по ГСМ, военно-техническому и автотракторному имуществу, бригадный интендант с начальниками служб снабжения (продовольственной и вещевой), начальник артиллерийского снабжения и финансового довольствия. Каждая бригада имела небольшие склады (боепитания, продовольственный и вещевой), мастерские артиллерийских и автомобильных частей. В подчинении бригадного врача находился медицинский пункт (14 человек, санитарная машина). Помощникам командиров вдб и артиллерийских дивизионов по снабжению подчинялись начальники артиллерийского и интендантского снабжения, а также хозотделения (9 человек). Врач батальона (дивизиона) возглавлял медпункт (5 человек).

Малочисленные по составу тыловые подразделения бригад и батальонов (дивизионов) обладали ограниченными возможностями. Тыловое обеспечение 4 вдк должен был организовать тыл Западного фронта (начальник тыла генерал-майор В.П. Виноградов). Однако командир корпуса не имел от фронта никаких распоряжений по вопросам тылового обеспечения. Командование фронта считало, что в условиях кратковременных самостоятельных действий в тылу неприятеля корпус будет обеспечен теми материальными средствами, с которыми он десантируется.

Доставка посадочным способом транспортных средств для подвоза и эвакуации не планировалась. Предполагалось, что они будут захвачены десантом у немцев в районе высадки. Но ни ремонтников, ни резерва водителей на эти машины предусмотрено не было. Восполнение расхода и потерь материальных средств по воздуху после высадки десанта также не планировалось. Резервными запасами продовольствия аэродромы не располагали. Из-за задержки начала десантирования части начали расходовать запасы, предназначавшиеся для выброски в тыл.


Планом десантирования предусматривалось, что все 65 выделяемых корпусу самолетов за 15 часов темного времени суток должны сделать по 2-3 рейса на расстояние 180 км. Десантирование частей 4 вдк намечалось произвести за двое суток. При расчете исходили из благоприятных метеоусловий, максимального напряжения экипажей, не учитывались ни боевые потери, ни выход самолетов из строя по техническим причинам. Необходимых запасов горючего для авиации на исходных аэродромах накоплено не было. Резерв самолетов не предусматривался. План был явно нереальным: даже при отлично организованной работе аэродромов и опытных экипажах самолетов на один вылет требовалось до 4-6 часов. Причиной этих и некоторых других просчетов явилось отсутствие у генералов и офицеров управления командующего ВДВ, ВВС, штабов фронта и 4 вдк необходимого опыта планирования использования транспортной авиации в воздушно-десантной операции.



Десантирование началось 27 января в 14 ч 30 мин с аэродрома Жашково выброской на парашютах двумя рейсами самолетов ПС-84 2-го парашютно-десантного батальона - передового отряда 8 вдбр. В первом рейсе участвовало 29 самолетов, во втором - лишь 17. Из-за ошибки, допущенной экипажами, батальон был выброшен на 15-18 км южнее Озеречни с высоты 1500-2000 м (вместо 400-600 м). Десантники и материальные средства оказались разбросанными на расстоянии 20-25 км вокруг Таборы. Из 648 десантировавшихся к утру 28 января было собрано 476 человек. В назначенном месте удалось сконцентрировать также около 30% парашютно-десантных мягких мешков (ПДММ) с продовольствием, вооружением, боеприпасами и лыжами.

Ночью 29 января в район Озеречни были сброшены на парашютах 500 пар лыж, снаряды, мины, гранаты, винтовочные патроны и 400 волокуш. После этого рейса в исправном состоянии оказалось всего 10-11 транспортных самолетов. Часть машин была сбита или повреждена противником в воздухе, иные уничтожены на аэродромах, а некоторые оказались неисправными, во многом сказался неудачный выбор для посадки десанта калужского аэродромного узла (расположенный в 40 км от фронта, в зоне активной воздушной и агентурной разведки противника), и слабое соблюдение в частях мер скрытности и маскировки. Все три аэродрома: в районе Калуги, Ржавца и Жашкова - непрерывно подвергались ударам противника, а поднимавшиеся машины встречали вражеские истребители.

В сложившейся обстановке транспортная авиация с 28 января стала совершать только ночные полеты. 1 февраля дальнейшее десантирование частей корпуса с Калужского аэродромного узла вообще решено было прекратить. За шесть суток работы транспортная авиация сумела десантировать в район Вязьмы 2497 человек (85% 8 вдбр), а также 34400 кг грузов (вооружения, боеприпасов, продовольствия, лыж, медикаментов).



Управление 4 вдк, части 9 и 214 вдбр и оставшийся батальон 8 вдбр командованием были возвращены по ж/д на подмосковные аэродромы. Началась подготовка к дальнейшему десантированию частей корпуса. С этого момента штаб тыла Западного фронта (начальник штаба полковник Д.С. Доллада), совместно с представителями управлений командующих ВДВ и ВТА, приступил к подготовке плана тылового обеспечения десанта. Новый план также неоднократно изменялся и уточнялся.

Планируя 4 вдк новые задачи, штаб Западного фронта и командование ВДВ приняли меры, чтобы не допустить повторения допущенных ранее ошибок: командир корпуса получил разведданные о фашистах в районе выброски; авиагруппа для десантирования 4 вдк была переподчинена командующему ВДВ (41 самолет ПС-84 и 23 - ТБ-3); подмосковные аэродромы стали надежно прикрываться силами Московской зоны ПВО; был предусмотрен резерв самолетов, перед началом десантирования в район высадки направлялась группа обеспечения, с тремя радиостанциями и световой сигнализацией. Задача встретить группу была поставлена командиру партизанского отряда.

Однако ошибок избежать не удалось. Десантирование началось с опозданием и длилось 7 суток (вместо трех). Последовательность его была нарушена. Многие экипажи теряли ориентировку и выбрасывали десант с больших высот, со значительным отклонением от назначенных районов. Радиостанции в район десантирования не были отправлены. Многочисленные костры, зажженные десантниками, партизанами, нашими войсками, действовавшими в германскому тылу, а также противником, дезориентировали экипажи. Опасаясь ошибки, некоторые экипажи (около 25%), не выполнив задания, возвращались на аэродром.



Материальное обеспечение организовывалось так. Каждый десантник имел при себе три суточных дачи сухого пайка, 1-1,5 боекомплекта стрелковых боеприпасов, две ручные гранаты, толовую шашку, лопату или топор. Станковые пулеметы, минометы, ПТР-ы, боеприпасы, запасы медикаментов, медимущество и лыжи упаковывались в ПДММ и выбрасывались одновременно с десантниками. Резерв вооружения, а также материальных средств на случай их потерь не создавался.

Выброска вооружения, боеприпасов и других грузов была проведена неудачно: вдали от высадки десантников и с разбросом до 15-25 км. Часть вооружения, лыж и другого имущества была разбита при ударе о землю, лед, деревья - сказалась неопытность десантников в затаривании грузов в парашютно-десантную тару. Сбор грузов затруднялся в условиях лесистой местности и бездорожья, глубокого снежного покрова и плохой видимости (ночь, метель), а также противодействия наземного противника и его авиации. В первые двое-трое суток после выброски собрать удалось лишь от 30 до 55% сброшенных грузов. Обстановка потребовала организовать подачу материальных средств транспортной авиацией с исходных аэродромов.

В марте-апреле 1942 года для 4 вдк в сутки подавалось в среднем 15-18 т материальных средств (боеприпасов - 80%., продовольствия - 12%, остальных грузов - 8%), при минимальной потребности 85-100 т. Основную часть поставок составляли боеприпасы, что позволило батальонам и бригадам 4 вдк сохранять боеспособность. Всего в период с 9 февраля по 19 июня 1942 года в интересах 4 вдк авиатранспортные группы сделали 1868 самолетовылетов, из них 1376 (73%) успешных. Десантникам было доставлено значительное количество всех видов материальных средств. Вместе с тем часть самолетов вернулась на исходные аэродромы, не выполнив задания.

Затрудняли доставку по воздуху многостепенность и сложность управления силами и средствами разно подчинённых инстанций (ВТА и аэродромы находились в подчинении ВВС и ГВФ; транспортные планеры и укладчики ПДТ - ВДВ; самолеты-буксировщики - АДД; грузами и тарой распоряжались соответствующие довольствующие службы). Боевое обеспечение ВТА организовывали НКО, штабы фронта, ВВС, ПВО. Перевозками занимались штабы тыла Советской Армии и фронта. Затаренные грузы подвозили на аэродромы центральные и окружные склады. Грузили их в самолеты нештатные команды из частей обслуживания складов. Площадки для сброса (выгрузки) грузов готовили войска, которым они предназначались. Они же осуществляли сбор сброшенных материальных средств. Не хватало парашютно-десантной тары, упаковочных материалов, парашютных систем и команд по укладке парашютов и погрузке грузов. Организовать слаженную работу всех звеньев этого сложного механизма было непросто, тем более, что противник стремился нарушить ее на всех этапах.



То, что не удавалось доставлять по воздуху, заготавливалось из местных средств, добывалось с боем в гарнизонах противника. Части 8 вдбр только в боях 8 и 9 февраля захватили около 200 автомобилей, 64 мотоцикла и даже несколько танков и бронетранспортеров. Так как ремонтников и водителей, подготовленных к восстановлению и эксплуатации автомобилей, не было, трофеи уничтожались, а в качестве основного транспортного средства использовались конные повозки и сани. Применялись также волокуши, лыжи. Часто грузы доставлялись подносчиками.

В ходе боевых действий у противника захватывалось значительное количество продовольствия, оружия и боеприпасов (например, склад на станции Угра). С помощью местного населения десантники отыскивали в лесах запасы вооружения и боеприпасов, оставленные нашими отходившими войсками в 1941 году. Заготовка продовольствия из местных средств осложнялась, так как его запасы опустошил противник. Кроме того, во многих населенных пунктах размещалось большое количество беженцев из Смоленска и других мест. Для частей 4 вдк и Первого гвардейского кавалерийского корпуса обкомы и райкомы партии выделили продовольственные ресурсы из колхозов (вплоть до семенных фондов). Мясопродукты пополнялись за счет личного скота, который изымался партизанами у лиц, работавших на врага (в управах, старостами, полицейскими). Райисполкомы реквизировали также скот у малосемейных граждан. При этом им выдавали письменные обязательства о его возврате после освобождения района от оккупантов.



Недостаток материальных средств потребовал централизации их распределения. В штабе 4 вдк были созданы нештатный орган управления тылом корпуса и два склада - боеприпасов и продовольственный. Корпусные склады скрытно развертывались в глухих малообжитых местах и лесах, в центре района действий десанта, на удалении от 4-6 до 10-12 км от линии боевого соприкосновения. Неподалеку от них готовились площадки для приема запасов, доставляемых авиацией, развертывался корпусный эвакоприемник для раненых, ждущих эвакуации самолетами в госпитали фронта. В распоряжении начальника тыла корпуса находилась стартовая команда, обеспечивавшая подготовку площадок для сброса грузов и посадки самолетов, а также команда по сбору и охране грузов, формировавшаяся за счет выздоравливающих больных и раненых. Обе команды нередко участвовали в боях.

Заявки на материальные средства с указанием площадок и сроков доставки грузов шифррадиограммами подавались в штаб фронта. Подвоз осуществлялся самолетами ПС-84, а в апреле-мае также легкими (У-2) и тяжелыми (ТБ-3) бомбардировщиками. Обратными рейсами эвакуировались раненые. Штаб тыла Западного фронта сообщал 4 вдк по радио, сколько и каких грузов, когда и на какие площадки будет доставлено, и в какой упаковке; количество и тип самолетов, производящих доставку; сигналы для обозначения посадочных площадок. В случае выброски грузов на парашютах, сообщались высота выброски, количество, тип и маркировка упаковки. Иногда самолеты сбрасывали грузы с бреющего полета без парашютов.

Хотя из-за серьезных недостатков в работе тыла, неблагоприятной погоды и ограниченности транспортных самолетов, доставка материальных средств по воздуху осуществлялась с перебоями, она сыграла важную роль в обеспечении частей 4 вдк. Так, только 20 марта корпусу было доставлено парашютным способом 5 станковых пулеметов, 10 82-мм минометов, 1500 снарядов к 45-мм пушкам, 900 82- и 50-мм мин, 200 кг санитарного имущества, около 7-8 сутодач продовольствия. В апреле началась весенняя распутица. Ни саней, ни повозок для доставки материальных средств использовать было нельзя. Пришлось подвозить все необходимое вьюками на лошадях, а иногда и носить на себе.



Материальные средства с корпусных складов подавались на бригадные, а с них на батальонные. Батальоны нередко получали запасы и непосредственно с корпусных складов. Иногда грузы сбрасывались в районы размещения батальонных складов самолетами У-2 с малых высот, на ближайшие к складу просеки и дороги. Бригадные склады размещались в центре района боевых действий, невдалеке от боевых порядков батальонов: в наступлении - в 1-2 км, в обороне - в 3-4 км. Склады располагались в лесу и в оврагах, укрытых от наблюдения, удобных для обороны. Охранялись они командами выздоравливающих. Вокруг складов организовывалась круговая оборона, выставлялись посты наблюдения, дозоры, патрули. Личный состав тыловых подразделений был вооружен, кроме пистолетов-пулеметов и винтовок, гранатами и пулеметами.

В период рейдовых действий и при выходе из окружения серьезно осложнялась воздушная доставка грузов. Корпус подавал заявки, находясь в движении. Штаб тыла фронта медленно реагировал на поступавшие заявки, часто опаздывал с информацией о подаче грузов самолетами. Части корпуса уходили в новые районы, а прилетавшие самолеты искали их в прежних. Иногда собрать сброшенные грузы подразделения корпуса уже не могли. Экипажи же, не обнаружив стартовых команд в назначенных пунктах, нередко возвращались на аэродромы.

В целях повышения ответственности экипажей за доставку материальных средств десантникам приказ обязывал маркировать все грузы присвоенным самолету номером. Начальник тыла фронта должен был ежедневно сообщать получателям, какие грузы, куда, как и когда будут доставляться. Получатели же обязывались немедленно докладывать, когда, какие грузы и под какими номерами получены, какие не доставлены, разбиты или были сброшены не в указанное место. Экипажи ТБ-3 обязывались делать один, а ПС-84 не менее двух вылетов за ночь. Экипажи, которые хорошо доставляют грузы воздушным десантом, приказывалось представлять к государственным наградам, а все факты невыполнения заданий расследовать. Принятые меры заметно улучшили снабжение десанта. Однако начавшиеся в конце мая напряженные бои практически полностью исключили возможность планового авиационного снабжения воздушно-десантных частей.



Медицинское обеспечение операции имело свои характерные особенности. По штатам в каждой роте вдбр полагалось иметь санинструктора; в медпункте батальона - врача, фельдшера, санинструктора, двух санитаров, в бригадных медпунктах - трех врачей, а также фельдшера, начальников аптеки и лаборатории, санинструктора, санитара и шофера. Укомплектованность медперсоналом была неполной. Большая часть медпунктов (60%) оказалась сброшенной вдали от своих частей и соединений, и долго не могла обслуживать раненых. Сбор медпунктов продолжался вплоть до марта. Перед десантированием медикаменты и медимущество были разделены на носимые запасы и запасы, выбрасываемые на парашютах в ПДММ. Носимые запасы включали три вида медицинских сумок: врачебно-фельдшерскую (амбулаторную, перевязочную) сумку, сумку санинструкторов и санитаров, сумку дополнительных запасов перевязочного материала. Каждому батальонному медпункту (бмп) выделялось по комплекту Б-1 (бинты), Б-2 (шины), противохимической сумке (ПХС), а также дополнительные запасы йода, спирта. Все запасы сбрасывались в 4- 5 ПДММ. Часть комплектов Б-1 сбрасывалась в обычных мешках без парашютов. Носилки привязывались к ПДММ сверху. Каждый десантник обеспечивался двумя индивидуальными пакетами. Врачи бригад получили хирургические инструменты. После десантирования часть медимущества, сброшенного в ПДММ, найти не удалось, что сильно затруднило оказание помощи и эвакуацию.

Вскоре после выброски решением командира корпуса из военных и гражданских медиков была создана медслужба корпуса во главе с военврачом 2 ранга И.И. Молчановым. Фронт прислал на усиление корпуса нескольких врачей, а в марте начал доставлять консервированную кровь, спирт, эфир. Часть медицинского имущества санитарная служба получала из местных лечебных учреждений, а также в качестве трофеев, захваченных у противника. Перевязочный материал часто заменяла парашютная ткань.

С помощью партизан и местных органов власти в общественных зданиях и частных домах в укрытых и мало доступных противнику местах развертывались импровизированные госпитали. Весной госпитали развернули в лесу, в палатках. Охраняли их команды легкораненых и выздоравливающих. У всех раненых оставлялось личное оружие, и они включались в боевой расчет круговой обороны на случай нападения противника.

Раненых с поля боя выносили нештатные санитары-носильщики подразделений, партизаны, местные жители. Из рот раненых эвакуировали на бмп, развернутые в полутора километрах от передовой, а затем на брмп и далее в госпитали, учитывая их специализацию. В медицинских подразделениях не хватало медикаментов, белья, мыла, не было носилок и транспорта. Легкораненые обычно добирались самостоятельно, тяжелораненых везли на подводах. Иногда раненых приходилось эвакуировать вручную на самодельных носилках. Даже при недостатке продовольствия каждый раненый получал ежедневно 300 грамм ржаного хлеба, 200 грамм мяса, картофель и другие продукты. В медпунктах и госпиталях выдавалась горячая пища. При выходе из окружения часть нетранспортабельных раненых десантники передали партизанским отрядам. Позже их эвакуировали самолетами в госпитали фронта. Всего через корпусные госпитали прошло около 3600 раненых и больных. Из них 2136 (60%) вернулось из корпусных госпиталей в строй, 819 человек эвакуировано авиацией. Часть раненых вышла из вражеского тыла вместе с прорвавшимися войсками.

Опыт Вяземской воздушно-десантной операции показал, что органы тыла воздушно-десантных соединений и частей были малочисленны, слабо подготовлены и в сложных условиях не могли успешно решить возложенные на них задачи. На повестку дня встал вопрос об усилении тыловых частей и укреплении управленческого звена. В связи с этим, в штабы бригад вдк в августе 1942 года вводится должность заместителя командира бригады по тылу. Ему подчинялись начальники артиллерийского, военно-технического, продовольственного и вещевого снабжения бригады, начальник финансового довольствия, бригадный врач. В бригаде содержалось четыре склада: продовольственный, артиллерийского вооружения, парашютно-десантного и вещевого имущества. По новому штату в бригаде имелась артиллерийская мастерская и транспортный взвод.

Многое из опыта тылового обеспечения в Вяземской операции позднее было учтено при проведении Днепровской воздушно-десантной операции, прошедшей с 24 сентября по 13 ноября 1943 года. Так, к обеспечению десантирования 1, 3 и 5 гв. вдбр планировалось привлечь значительные силы транспортной авиации - 180 самолетов Ли-2 и 35 планеров. Для подачи десанту материальных средств после его выброски на аэродромах были затарены в ПДММ один боекомплект боеприпасов и две сутодачи продовольствия. Заранее определялись нормы запасов, находящихся у личного состава, на складах воздушно-десантных батальонов и бригад. Специально для эвакуации раненых выделялся авиационный отряд из 10 самолетов У-2, а для доставки грузов десанту - отряд из 25 самолетов Ли-2. Каждый десантник имел продовольствия на двое суток и 2-3 боекомплекта боеприпасов.

Вместе с тем в ходе проведения и этой операции имели место ошибки и просчеты, характерные для Вяземской операции. Так, разведка не вскрыла достоверно германскую группировку в районе выброски. Подготовка экипажей и подразделений военно-транспортной авиации продолжала оставаться слабой. Десантирование шло одиночными самолетами, с больших высот, со значительным отклонением мест выброски от намеченных районов. Это привело к значительному разбросу десантируемых войск и материальных средств. Опыт тылового обеспечения Вяземской воздушно-десантной операции показал, что для руководства частями и учреждениями тыла, участвующими в воздушно-десантных операциях, необходим единый централизованный орган управления, наделенный соответствующими правами, силами и средствами, что вопросы тылового обеспечения воздушных десантов необходимо заранее согласовывать с командованием и начальником тыла объединения, в интересах которого проводится десантная операция.



Воздушно-десантные корпуса нуждались не только в войсковом, но и в аэромобильном корпусном тыле. При этом тыл воздушно-десантных соединений должен быть готов к длительным автономным действиям, а тыловые части к ведению боя, как с наземным, так и с воздушным противником. Регулярная доставка десанту материальных средств по воздуху возможна лишь при условии надежного подавления системы ПВО противника, в полосе пролета военно-транспортной авиации. Все эти выводы сказались на дальнейшем развитии наших ВДВ.

Источники:
Гончаров В. Вяземская воздушно-десантная операция // Десанты Великой Отечественной войны. М.: Яуза, Эксмо, 2008. С.269-338
Софронов Г. Воздушные десанты во Второй Мировой войне. М.: Воениздат, 1962. С.48-62.
Сороченко Л. Просчеты планирования. // ВИЖ. 1987. №1. С. 78-86
Белов П. За нами Москва. М.: Воениздат, 1963. С. 198-220
Лисов И. Десантники М.: Воениздат, 1968. С.34-49.
Автор:
Инженер-технарь
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

26 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти