Военно-воздушные силы Ирана: без самолётов ДРЛО теперь не обойтись


На фото запечатлён совместный пролёт иранских стратегического воздушного танкера-транспортника на базе Boeing 747, истребителя-перехватчика F-14A «Tomcat», истребителя-бомбардировщика F-4E и учебно-боевого истребителя МиГ-29УБ над Тегераном 18 апреля 2015 года, на воздушной части военного парада в честь Дня Вооружённых сил Ирана


На сегодняшний день 102 израильских многоцелевых истребителя F-16I «Sufa» и 25 дальних тактических истребителей F-15I «Ra’am» остаются главным ударным «костяком» ВВС Израиля на Ближнем Востоке. К тому же «Раамы» благодаря высокой форсажной скорости в 2655 км/ч и потолку в 18300 м могут выполнять функции дальних перехватчиков, способных вести дальний воздушный бой ракетами AIM-120D на расстоянии до 150—160 км, а также применять громадную номенклатуру тактических ракет и управляемых авиабомб (УАБ) против различных наземных целей (от бункеров и штабов до узлов ретрансляции и радиолокационных средств ЗРК). За эти качества F-15I считаются в Хель Хаавир «стратегическим» активом Тель-Авива во всей Передней Азии. И не удивительно, ведь на протяжении веков главным противником этого ближневосточного государства остаётся действующая региональная сверхдержава — Исламская Республика Иран.


Начиная с весны 2016 года, ВВС Ирана уже получили часть дивизионов зенитно-ракетных комплексов С-300ПМУ-2 для повышения обороноспособности военных и промышленных стратегических объектов страны на побережье Персидского залива и в районе столицы государства, что вызвало много критики и опасений со стороны израильского руководства: безнаказанность нарушения воздушных границ ИРИ стала вчерашним днём для Хель Хаавир, которые десятками лет разрабатывают и вынашивают концепции уничтожения ядерной программы Ирана. В Израиле обеспокоены не только поступлением в ВВС Ирана 5 дивизионов лучшей версии «Трёхсотки», но и активно развивающейся концепции сетецентрической ПВО, где на первый план выходит системная увязка между большинством элементов ПВО-ПРО на уровне оперативно-стратегического командования. В центре государства (близ Тегерана) находится Центральный командный пункт ВВС и ПВО, где систематизируется вся информация о воздушной обстановке как в пределах воздушного пространства ИРИ, так и за его пределами. Единственные, кто может быть не подключён к этому звену в ВС ИРИ, — это расчёты ПЗРК и войсковой ПВО.

Всё это учитывается командованием ВВС Израиля при разработке стратегии воздушно-космической наступательной операции против Ирана. Радиотехнические подразделения, входящие в структуру ПВО ИРИ располагают огромным количеством средств радиоэлектронной и радиотехнической разведки российского, китайского и собственного производств. К примеру, на вооружении ПВО ИРИ появились РЛС системы предупреждения о ракетном нападении «Гадир». Станция работает в метровом диапазоне волн и способна обнаруживать израильские баллистические ракеты средней дальности типа «Иерихон» на удалении 1100 км и высоте — до 300 км. Имеются также такие РЛС-ДРЛО 1Л119 «Небо-СВУ». Часть этих РЛС развёрнута на горном рельефе северо-западной части государства, а поэтому заходить незамеченными в иранское воздушное пространство у израильских F-15I просто не получится, особенно учитывая, что ЭПР этих машин с полными подвесками достигает 12 м2.


На вооружении ПВО Ирана состоит огромное количество различных по мощности, частоте работы и назначению радиолокационных комплексов. Одним из них является РЛК 1Л119 «Небо-СВУ». Вычислительные средства комплекса способны сопровождать на проходе более 100 воздушных целей на дальности до 380 км и высоте до 140 км. Наличие подобных средств позволяет лишь оповещать командование и приданные ЗРК о приближении средневысотного противника, но без самолётов ДРЛОиУ дальнейшее наблюдение за самолётами в режиме следования рельефу местности, а тем более координация воздушного боя, становятся невозможными


Поэтому сейчас «Раамы» либо плавно отойдут на второй план и будут предназначаться лишь для ведения ДВБ с иранскими МиГ-29А и F-14A, а также для нанесения ударов по территориям с ослабленной ПВО (т.е. там, где отсутствуют С-300ПМУ-2), либо будут составлять второй эшелон подавления ПВО и РЭБ, следуя «в хвосте» F-35I, и неся по 4 ПРЛР HARM на точках подвески. С «Лайтнингами» («Адирами») у ВВС Израиля всё куда интересней. Сейчас именно на F-35I израильское руководство делает самые большие ставки, поскольку его небольшая радиолокационная сигнатура, по мнению специалистов, должна способствовать «ускользанию» от радиолокационных средств ЗРК С-300ПМУ-2. Об этом заявлял неназванный израильский источник. Но столь ли простая задача — «ускользнуть» от «Трёхсотки» в 1000 км от авиабаз собственного развёртывания? Не совсем.

Во-первых, если взглянуть на карту, расстояние от ближайшей авиабазы ВВС Израиля «Рамат Давид» до воздушного пространства Ирана составляет 960 км, а боевой радиус действия израильского F-35I «Adir» — всего 1080 км без ПТБ, и около 1500 км с ПТБ. Этого недостаточно, чтобы вести длительную операцию по завоеванию превосходства в воздухе ИРИ, но вполне достаточно, чтобы «отстреляться» тактическими крылатыми ракетами большой дальности AGM-158B JASSM-ER по удалённым вглубь государства стратегическим объектам. Но и здесь есть очень интересный момент, затрудняющий самостоятельные действия Хель Хаавир. Ближайшая траектория полёта к Ирану простирается над Ираком. Сегодня нельзя считать, что Багдад является Тель-Авиву дружественной стороной, а вот по отношению к Москве — вполне. Поэтому какие-либо манёвры израильских F-35I с самолётами-заправщиками в иракском небе, направленные против Тегерана, исключены. ВВС Израиля могут конечно сделать запрос на использование воздушного пространства стран «аравийской коалиции», но это уже раскроет все карты Тель-Авива, которые иногда не должны быть известны даже Вашингтону. В этом случае, воздушному пространству Ирана массированный прорыв израильских «Адиров» не угрожает. Но модель запланированной против Ирана агрессии может включать не только одностороннее нападение силами израильских ВВС, но и всестороннюю агрессию с участием стран «аравийской коалиции», где на вооружении находится более 450 многоцелевых истребителей поколения «4+/++» (вместе с израильскими машинами это более 900 истребителей).

В этом случае положение ВВС Ирана действительно осложняется. Здесь и всех поставленных «Фаворитов» может не хватить. На территорию Ирана, учитывая его «весёлое и дружественное» окружение, необходимо не менее 25 подобных дивизионов С-300ПМУ-2, либо большее количество С-300ПС.

Не может не напрягать и отсутствие у ВВС Ирана самолётов дальнего радиолокационного обнаружения и управления типа А-50У, либо китайских аналогов KJ-2000. О какой полноценной обороне горного государства от ВТО противника можно говорить без наличия данных бортов ДРЛОиУ?! Мы знаем, что воздушная компонента ВВС Ирана сегодня в непростом положении: кроме «Фалкрумов» и модернизированных «Томкэтов», здесь больше ничего нет. Но самолёты РЛДН и в таких условиях могли бы улучшить ситуацию для Ирана, давая своевременное целеуказание расчётам дивизионов С-300ПМУ-2 по «протискивающимся» через горные хребты малозаметным F-35I «Adir» и различным крылатым ракетам «аравийской коалиции», выполненным по технологии «стелс».


На фото министр обороны Израиля А. Либерман в кабине пилота 1-го, собранного для Хель Хаавир многоцелевого истребителя 5-го поколения F-35I «Adir» (борт «901»). Всего, согласно первому контракту, ВВС еврейского государства должны получить на вооружение 50 F-35I, которые значительно расширят возможности дальнего воздушного боя для израильского боевого авиапарка


С авиапарком ВВС Ирана ситуация также поправима. Ещё 15 августа 2015 года, на иранских интернет-форумах начались активные рассуждения относительного возможного заключения контракта на приобретение, а затем и лицензионную сборку российских сверхманевренных многоцелевых истребителей поколения «4++» МиГ-35. Относительно недорогие двухместные боевые машины переходного поколения оснащаются целым набором оптико-электронных оборонительно-прицельных комплексов: двухсторонней станцией обнаружения атакующих ракет СОАР (сканирование нижней и верхней полусфер на наличие подлетающих зенитных ракет-перехватчиков и других СВН), оптико-электронным прицельным комплексом ОЛС-К для работы по наземным и морским целям, и стандартным оптико-электронным прицельно-навигационным комплексом ОЛС-УЭМ, способную в пассивном режиме атаковать авиацию и ракеты противника. Бортовая РЛС с АФАР типа «Жук-АЭ» постоянно модернизируется. Так версия станции с 1016 приёмо-передающими модулями будет иметь дальность обнаружения цели с ЭПР 0,2 м2 (F-35A/I) от 120 до 150 км, что не позволит добиться господства израильским «Адирам». И будет счастьем израильских F-35I не ввязаться в ближний бой с МиГ-35, здесь первые будут просто обречены.

Ходили сообщения и о заключении контракта между Минобороны Ирана и китайской компанией «Ченгду» на закупку 150 J-10A/B, но о результатах пока ничего неизвестно.

Способность ВВС Ирана противостоять Израилю без включения в «игру» «аравийской коалиции» и США даже сегодня остаётся на высоком уровне. Но после задействования Дохи, Абу-Даби и Эр-Рияда без обновления истребительной авиации и принятия на вооружение «воздушных радаров» иранским ВВС определённо не обойтись.


Источники информации:
http://bmpd.livejournal.com/1976311.html?thread=200407287
http://voprosik.net/radiolokacionnye-stancii-irana/
http://forum.militaryparitet.com/viewtopic.php?pid=159693#p159693
Автор:
Евгений Даманцев
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

112 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти