Мертвые и забытые

Кровопролитные сражения за Смоленск в июле-августе 1941-го помнят все – город прикрывал главное направление на Москву. А на то, что и Смоленск, и Москву прикрывал Могилев, ныне мало кто обращает внимание. Может, потому, что это уже вроде и не российский город?

В «Истории Второй мировой войны» значение обороны Могилева определено одним абзацем: «Немецкие дивизии оказались скованными на всех участках фронта. Одни из них сдерживали натиск окруженных 16 и 20-й армий, другие отражали удары с фронта, третьи противодействовали советским войскам за Днепром (на Бобруйском направлении) и были связаны боями за Могилев. Поэтому в тот период немецко-фашистское командование не имело сколько-нибудь компактной группировки для наступления на Москву».

В энциклопедиях и мемуарной литературе есть сведения о Могилевской операции 23–28 июня 1944 года, составной части стратегической Белорусской операции. Но почти ни слова в официальных источниках не находится о Могилевской оборонительной эпопее в июле 1941-го. Она лишь упоминается в Советской военной энциклопедии, в разделе «Смоленское сражение»: «Часть сил 13-й армии прорвалась за реку Сож, а остальные, отбив танковые атаки немецко-фашистских войск, удерживали Могилев».


Москва сочла предателями

29 июня начальник гитлеровского Генштаба Гальдер записал в дневнике: «Русские сопротивляются отчаянно, но действия их носят разрозненный характер и поэтому малоэффективны». Вывод: есть возможность овладеть Могилевом с ходу.

А в это время в самом городе спешно эвакуируются заводы, отправляются на восток эшелоны. Десятки тысяч жителей под бомбежками и обстрелом дальнобойных орудий сооружают оборонительный обвод радиусом 25 километров. Формируются отряды народного ополчения.

4 июля три немецкие танковые дивизии вышли к Днепру южнее Могилева. С севера город охватили два немецких танковых корпуса. С запада на город наступали войска 7-го армейского корпуса. До 12 июля непрерывные тяжелые бои шли по всей линии фронта 61-го стрелкового корпуса под командованием генерала Федора Бакунина. Силы были неравными, но все попытки взять Могилев лобовым ударом разбивались о стойкую оборону. Непосредственно город защищала 172-я стрелковая дивизия генерала Михаила Романова. Умело маневрируя силами, комдив даже организовал несколько контратак, хотя не было у него ни танков, ни авиации.

Немцы, обойдя Могилев с севера и юга, замкнули кольцо в Чаусах. Продолжая наступление, они продвинулись далеко на восток и уже 16 июля захватили Смоленск. А Могилев, изрытый траншеями, перегороженный баррикадами и противотанковыми надолбами, превратился в неприступную крепость. Оказавшись в тылу врага, город сковывает крупную группировку наступавших войск. Это приводит в бешенство немецкое командование, и оно бросает сюда еще две дивизии.

В окрестностях города отчаянно сражались разрозненные остатки наших частей. Красноармейцы цеплялись за каждую пядь, мечтая лишь о том, чтобы им подбросили боеприпасов. В архиве Министерства обороны сохранилось донесение комкора Бакунина: «Вторые сутки веду упорные бои с превосходящими силами противника. Снаряды кончаются. Прошу сообщить, когда будут доставлены снаряды». Об этом просил и генерал Романов. Тем временем в город стягивались уцелевшие подразделения, оказавшиеся отрезанными от своих.

В это время Государственный Комитет Обороны специальным приказом № 066 войскам западного направления отмечает, что командный состав частей Западного фронта проникнут эвакуационными настроениями и легко относится к вопросу об отходе войск от Смоленска и сдаче его врагу. Подобные настроения среди командного состава ГКО считает преступлением, граничащим с прямой изменой Родине.

Этот документ, до последнего времени не афишировавшийся, – свидетельство полного неведения Верховного командования о положении на фронте, о настроении советских воинов. Можно только догадываться, что пережили, ознакомившись с этим приказом, командиры – фактически их называли изменниками Родины. А они в это время дрались насмерть, совершали подвиги такие же, как герои Бреста, с той лишь разницей, что в Могилеве все происходило в гораздо больших масштабах. Но даже в энциклопедии «Великая Отечественная война 1941–1945 годов», изданной в 1985 году, об этой эпопее сказано скупо: «Советские войска и отряды народного ополчения героически обороняли Могилев в ходе начавшегося Смоленского сражения, но вынуждены были оставить город 26 июля». И только.

Адский котел

С каждым днем, с каждым часом положение окруженного города становилось все более отчаянным. Ряды защитников редели. В дивизионный госпиталь прибывали раненые, эвакуировать которых было уже невозможно. Врачам и сестрам, как могли, помогали местные жители. На исходе были все медикаменты, а главное – не хватало боеприпасов. Кольцо вокруг Могилева сжималось. 22 и 23 июля немцам удалось ворваться в пригород. 24 июля рукопашные бои все еще шли на окраинах, но в ночь на 25 июля один из фашистских танков пробился в город.

Мертвые и забытыеО героизме защитников города сохранились лишь разрозненные свидетельства. Сводки Информбюро передают о положении на фронте, но они десятидневной давности. «Известия» публикуют снимок: поле, загроможденное разбитыми и обгорелыми немецкими танками (14 июля в 388-м полку Семена Кутепова было подбито 39 вражеских танков). Под снимком статья Константина Симонова, которому вместе с Алексеем Сурковым довелось побывать в Могилеве за считаные дни до окружения города. Генерал Романов понимал, что все возможности обороны исчерпаны. Судьба поставила его командиром над окруженными войсками, когда не оставалось никакой надежды на помощь, надвигалась неминуемая развязка. Не было боеприпасов, а в госпитале скопились до четырех тысяч раненых. За их судьбу он тоже был в ответе. Не перед Верховным командованием – перед самим собой.

Романов собрал командиров и комиссаров, чтобы выслушать их мнение: «В трудный час хочу выслушать вас. Положение наших войск трагическое. Остается одно – с боем выходить из окружения».

Все понимали, что это значит: с голыми руками идти на врага, многократно превосходящего и численностью, и вооружением. Даже если кому-то чудом удастся прорваться – что дальше? Пробиваться к своим более двухсот километров по тылам врага? Решение комдива поддержали единогласно.

Выдержки из боевого приказа командира 172-й дивизии от 26 июля 1941 года: «1. Противник окружает нас с запада, севера и юга пехотными частями 7-го армейского корпуса, с востока действует дивизия СС «Райх». 2. 27 июля с наступлением темноты всем частям и штабам оставить Могилев и начать пробиваться из окружения». Далее следуют тактические указания командирам подразделений. И еще один пункт приказа, на котором нужно остановиться: «Раненых, неспособных следовать самостоятельно с войсками, оставить в городе». Да, так было. Четыре тысячи воинов, теперь беспомощных, комдив отдавал врагу. Но как поступить иначе? Всем, кто был еще способен держать оружие, предстояло идти в последний бой. И каждый, будь он рядовым или генералом, должен был действовать в нем как пехотинец – винтовкой, гранатой, штыком. Романов понимал, как воспримут его приказ раненые. Их никакими доводами не убедить, что иного выхода нет. Они все воспримут однозначно: их предали. Единственное, чем комдив мог им помочь, – оставить в госпитале несколько медиков, конечно, добровольцев. И такие нашлись. Три врача – В. П. Кузнецов, А. И. Паршин и Ф. И. Пашанин согласились разделить участь раненых.

При выходе войск из города нужно было оставить прикрытие, чтобы хоть на короткое время задержать фашистов. Были в арьергарде и раненые, кое-как добравшиеся из госпиталя, пожелавшие умереть не в плену, а в бою. Подразделение смертников. Но разве не были смертниками и те, кто пошел на прорыв почти с голыми руками, имея по три патрона на бойца?

В дождливую ночь на 27 июля оставшиеся подразделения 172-й дивизии двинулись колоннами по параллельным улицам. Впереди шел комдив Романов. Бой начался внезапно на юго-западной окраине Могилева. При первом же столкновении с противником наши бойцы бросились в рукопашную. Вскоре вступила в бой и группа прикрытия, занимавшая позиции за баррикадами в центре города. Руководил ею майор Катюшин – начальник оперативного отдела штаба 172-й дивизии. Несколько раз немецкие автоматчики бросались на баррикады. Бойцы Катюшина уничтожали их из винтовок. Были и штыковые схватки, но исход дела решили подошедшие немецкие танки. Немногие вышли живыми из того боя, который так и не вошел в историю Великой Отечественной.

Погиб полковник Кутепов. Тяжело раненному Романову удалось с группой бойцов прорваться в Тишовский лес. 28 июля крестьянин Асмоловский обнаружил в бане генерала. Тот лежал, прикрытый простреленным мундиром с большими звездами в петлицах, сорочка изорвана на бинты. Раненого перенесли в хату, переодели в гражданскую одежду. Пуля пробила левую лопатку и застряла в груди. Нашлись предатели, и вскоре в село прибыли немцы, которые увезли беспомощного генерала, семью Асмоловских расстреляли, а хату сожгли. Поправившись, Романов сумел бежать из Могилевского лагеря военнопленных, но его снова схватили, после чего повесили в Борисове, как стало известно позже из захваченных у фашистов документов. Прошли через муки и врачи Кузнецов, Паршин, Пашанин – их казнили на городской площади Могилева, согнав к виселице жителей города.

Серпилиных не щадили

Эти события официально нигде не отражены, правда, стали канвой романа Константина Симонова «Живые и мертвые». Прообраз Серпилина – командир 388-го стрелкового полка Семен Федорович Кутепов. Но как известно, в художественном произведении допустимы отступления от фактов, к тому же существовал прессинг цензуры…

Стоит вспомнить любопытную заметку Константина Симонова, написанную в послевоенные годы: «Читая личные дела полковника Кутепова, командира 172-й дивизии генерала Романова да и некоторых других военачальников, превосходным образом проявивших себя в самые тяжелые дни 1941 года, я иногда испытывал чувство недоумения: почему многие из этих людей так медленно по сравнению с другими продвигались перед войной по служебной лестнице? Задним числом, с точки зрения всего совершенного ими на войне, мне даже начинало казаться, что в их медленном предвоенном продвижении было что-то неправильное. Но потом, поразмыслив, я пришел к обратному выводу: это медленное продвижение с полным и всесторонним освоением или, как говорят военные, отработкой каждой ступеньки как раз и было правильным. И такой нормой и закономерностью оно было до 1936 года, когда в 1936–1937-м было изъято из армии большинство высшего и половина старшего командного состава. За этим неизбежно последовало характерное для тех лет массовое перепрыгивание через одну, две, а то и три важнейшие ступени военной лестницы.

Надо ли еще раз повторять, что не будь у нас 1937–1938 годов, в армии с первых дней войны на своих местах оказались бы куда больше таких людей, как командир полка Кутепов или командир дивизии Романов».

Но им не повезло и после смерти. Выполнив свой долг до конца, заложив основы будущей Победы, они и сегодня лишены справедливой памяти. Конечно, мало сохранилось документов, позволяющих в деталях восстановить события обороны Могилева, почти не осталось живых свидетелей, но эти факты должны быть внимательно исследованы, голоса услышаны. Победа в 1945-м состоялась лишь благодаря подвигу солдат 41-го года. Тогда, как вспоминают ветераны, награды давались скупо. Медаль «За отвагу» или «За боевые заслуги» в первое военное лето равносильна «Золотой Звезде» в последние месяцы сражений. Но героев надо помнить вне зависимости от того, признаны их подвиги официально или обойдены вниманием власти.

По последним данным, из всех «котлов» 1941 года, созданных немецко-фашистской армией, наименьшее число пленных было взято у Могилева (15 тысяч), в то время как в остальных – от 100 до 600 тысяч. Это еще одно из подтверждений героизма воинов Красной армии в ходе описанных событий.
Автор: Вадим Кулинченко
Первоисточник: http://vpk-news.ru/articles/31861


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 26
  1. тундряк 20 августа 2016 07:16
    За отвагу» или «За боевые заслуги» в первое военное лето равносильна «Золотой Звезде» в последние месяцы сражений. ...
    Дед за бои под Смоленском , получил ; За отвагу;
    Рука , левая из за ранения, до конца жизни так и не разгибалась,
    одного ребра не было.
    Ну вот про войну из него клещами было не вытянуть, ни про гражданскую, ни про ВОВ, ТАК ТОЛЬКО КОГДА ВЫПЬЕТ, по праздникам, пару фраз.
    Читаешь такие статьи и понимаешь, хлебнули они тогда по полной чаше.
  2. parafoiler 20 августа 2016 07:41
    Вечная память воинам, с честью выполнившим свой долг...
  3. Лекс. 20 августа 2016 08:01
    http://specnaz.sb.by/70-letiyu-osvobozhdeniya-belorussii-posvyashchaetsya/articl
    e/eto-nuzhno-zhivym-specnaz.html
  4. parusnik 20 августа 2016 08:24
    Но героев надо помнить вне зависимости от того, признаны их подвиги официально или обойдены вниманием власти...Верно сказано..Благодарствую за статью..
  5. кеп 20 августа 2016 08:30
    "По последним данным, из всех «котлов» 1941 года, созданных немецко-фашистской армией, наименьшее число пленных было взято у Могилева (15 тысяч), в то время как в остальных – от 100 до 600 тысяч. Это еще одно из подтверждений героизма воинов Красной армии в ходе описанных событий."

    Вечная память героям отстоявшим свою Родину!
  6. казак волгский 20 августа 2016 09:01
    Вечная Память Героям!Поклон от потомков! Мы Помним!
  7. Иван Тартугай 20 августа 2016 09:54
    Цитата из статьи:
    Этот документ, до последнего времени не афишировавшийся, – свидетельство полного неведения Верховного командования о положении на фронте, о настроении советских воинов.


    По воспоминаниям Микояна в Москве Генштаб РККА во главе с Героем Советского Союза генералом армии Жуковым даже на седьмой день войны не мог наладить связь с войсками и не знал обстановки, например с командующим Западного фронта Павловым, а ведь уже пал Минск. Ведь эта прямая обязанность начгенштаба Жукова связь, сбор и анализ информации по войскам, подготовка решения для Главкома Ставки Тимошенко, передача войскам распоряжений Главкома Ставки Тимошенко. Это отметил в своих мемуарах и Штеменко.
    В свою очередь и командующий Западным фронтом Герой Советского Союза генерал армии Павлов и начфронта Климовский сидя в Минске не могли наладить связь со своими армиями.
    По воспоминаниям генерала армии СП Иванова, командующий 13-ой армией генерал-лейтенант Филатов, на 3-ий день войны, находясь в Могилеве не имел связи со своими частями и соединениями, и о продвижение немцев узнавал от беженцев.
    Управление войсками отсутствовало, т.е. центрального управления из Москвы, а также фронтового управления из Минска и армейского управления от 13-ой армии не было. Маршалы-генералы были сами по себе, а красноармейцы, командиры, младшего и среднего звена сами как могут, так воюют. Армия, войска, части и подразделения, были предоставлены сами себе, отсюда и трагический результат приграничного сражения - окружение, котлы, огромные потери убитыми, сотнями тысяч пленными.
    1. ranger 20 августа 2016 12:28
      По моему, обстановку в конце июня- начале июля 1941 г. достаточно красноречиво характеризует ответ НГШ Жукова на запрос генерал-лейтенанта Хрулева относительно того, что Главное интендантское управление не знает что и куда завозить:
      "Я Вам ничего не могу сказать, так как никаких связей с войсками у нас не имеется и мы не знаем, что войскам требуется..." Архив ГШ. Ф.10. оп.295., д.001.л.127.
      А вот рядовые бойцы и командиры тем не менее, в отличие от командования, знали что им делать и старались конца исполнять свой воинский долг...
    2. Svidetel 45 20 августа 2016 16:03
      Да, наш генералитет в основной своей массе оказался не на высоте, это если мягко сказать, политическое руководство и народ сделали много перед войной, чтобы обеспечить армию всем необходимым ,однако генералы не использовали все имеющиеся возможности, зато потом дружно после смерти Сталина валить свои промахи на него, мол не давал проявлять инициативу, но те из них, кто думал в первую очередь о своем долге, как командир дивизии Романов, и обязанностях, главная из которых быть готовым к войне в любой ситуации, а не о карьере, воевали достойно и сделали все возможное и, порой, невозможное. Очень жаль, что, имена многих героев того трагического начала войны мало известны широкому кругу граждан нашей страны, ведь именно их самопожертвование и спасло страну
    3. uwzek 23 августа 2016 20:13
      В те годы радиосвязь в армии имела по уставам лишь тактический уровень в виду отсуствия режимов аппаратного засекречивания. Достоверными принимались только проводные сообщения. В этой связи неудивительно, что Генштаб в 41-м не имел информации о реальном положении дел на фронте. В этом не был виноват ни один из тогдашних военачальников, только уровень развития техники.
  8. avia12005 20 августа 2016 09:56
    Вечная слава великим героям!
  9. Бригадир 20 августа 2016 10:17
    Да уж... Много тогда полегло наших солдат, чтобы хоть на какое-то время задержать фашистов и дать нашим войскам закрепиться в тылу. Почти все полегли, но свой долг перед страной и народом выполнили и это страшное лето 41-го дало нам возможность прийти к маю 45-го.
    А сейчас добрая половина тех тварей и их потомков, которых наши погибшие ребята спасли от уничтожения, втаптывают в грязь их память и снова делают всё, чтобы всё снова повторилось...
    Обломаются! Враг будет разбит, победа будет за нами! No pasaran!
  10. Иван Тартугай 20 августа 2016 11:40
    Цитата из статьи:
    Тяжело раненному Романову удалось с группой бойцов прорваться в Тишовский лес. 28 июля крестьянин Асмоловский обнаружил в бане генерала. Тот лежал, прикрытый простреленным мундиром с большими звездами в петлицах, сорочка изорвана на бинты. Раненого перенесли в хату, переодели в гражданскую одежду. Пуля пробила левую лопатку и застряла в груди. Нашлись предатели, и вскоре в село прибыли немцы, которые увезли беспомощного генерала, семью Асмоловских расстреляли, а хату сожгли. Поправившись, Романов сумел бежать из Могилевского лагеря военнопленных, но его снова схватили, после чего повесили в Борисове, как стало известно позже из захваченных у фашистов документов.


    Видать это все про другого генерала.
    Генерал-майор Романов Михаил Тимофеевич с остатками 172-ой стрелковой дивизии вышел к своим.
    9 августа 1941 года был награжден орденом Красного Знамени. Позже назначен исполняющим обязанности начштаба 34-ой армии. При выполнение контрудара под Старой Руссой 11 сентября 1941 года снова оказался в окружение с частями 34-ой армии, на этот раз ему не удалось ни людей вывести, ни самому выйти и был пленён немцами.
    Согласно личной учетной карте военнопленного, генерал-майор Романов Михаил Тимофеевич был пленён 22 сентября 1941 года.
    Умер 3 декабря 1941 года в концлагерь Хаммельбург от последствий пулевого ранения, полученного на фронте.
    Погребен на лагерном кладбище.
  11. ranger 20 августа 2016 11:53
    Нужная статья и достойная манера изложения, без неуместного пафоса и лозунгов. К сожалению, об истинных героях мы узнаем слишком поздно, но уж лучше поздно чем никогда....
  12. алпамыс 20 августа 2016 12:23
    В Германии похоронили советских солдат (фото)

    http://www.dw.com/ru/%D0%BB%D0%B5%D0%B1%D1%83%D1%81/a-19486912









  13. мордвин 3 20 августа 2016 17:49
    Цитата: ranger
    Нужная статья и достойная манера изложения, без неуместного пафоса ...

    Согласен. Про Могилёв вообще ничего не знал.
  14. nnz226 20 августа 2016 23:11
    Подвиг защитников Могилёва кратко (в виде 1 эпизода) показан в фильме Озерова "Битва за Москву". И достаточно хорошо (не будь там эпизода с допросом Романова в НКВД) в белорусском фильме "Днепровский рубеж". Причём, съёмки поразили тем, что в военных фильмах Озерова и иных Мосфильма немецкие танки изображают замаскированные "тридцатьчетвёрки", а в этом фильме - реальные немецкие Т-3 и Т-4 (не хочу переключать клавиатуру, чтоб их правильно обозначить, как "панцеркамфваген")
    1. Rudi 34 21 августа 2016 11:48
      Вы путаете с Кутеповым. К тому же и Симонов описывает "стальные зубы" Серпилина (а он списан с Кутепова) которые ему выбили на допросе. Но у нас ведь теперь стыдятся это вспоминать? Не били, мол, а только душеспасительные разговоры вели...
  15. kumaxa 21 августа 2016 05:00
    честь и слава !! дедам защитникам!!!
  16. Svetoch 21 августа 2016 23:33
    Не знаю где забыто но под Могилёвом есть деревня Буйничи. Справа от Буйнич находится величественный мемориал «Буйничское поле» - поле солдатской славы. http://museums.by/fotoreportazhi/buynichskoe-pole.html

    Я там был несколько раз с семьёй. Там всё описано, много фамилий защитников.
  17. нивасандер 22 августа 2016 06:36
    слабенько пафосно--я бы минус воткнул да нельзя .Ген. Бакунин когда отдавал приказ о выходе из окружения встретил яростное сопротивления со стороны многих командиров .Ведь оставить Могилев это высвободить два немецких корпуса ,кроме того группа ген. Качалова уже собирала силы для деблокирующего удара.Кстати на совещании высшего комсостава Вермахта в Борисове (3-5августа) ген Бласковиц произвел тщательный анализ --и в его резюме впервые прозвучало слово "ФЕСТУНГ"
  18. Микадо 22 августа 2016 09:16
    Цитата: Svetoch
    Не знаю где забыто но под Могилёвом есть деревня Буйничи. Справа от Буйнич находится величественный мемориал «Буйничское поле» - поле солдатской славы. Я там был несколько раз с семьёй. Там всё описано, много фамилий защитников.

    хорошее место. А напротив - зоопарк. Среди техники, представленной около часовни на дальнем плане, слева, есть примечательный экспонат - командирский Pz-3 какой-то редкой модификации. Его даже в 2001-м году украсть пытались с помощью прицепа и крана. Нет, я серьезно, лично в Могилевской газете читал! Да и вообще, город замечательный, и люди хорошие.
    1. Svetoch 22 августа 2016 12:30
      Там не только зоопарк, кстати в пример многим довольно приятный и просторный, там ещё есть этническая деревня с мастерскими и мастерами. А танк наверняка на метал хотели сдать.
  19. Fitter 26 августа 2016 13:37
    "они и сегодня лишены справедливой памяти..."
    Нет! Приезжайте в Могилев! Сходите в музей, посетите мемориал на Буйническом поле, прочитайте названия улиц! Вы увидите, что память об этих героях жива!
    Вот :
    http://www.planetadorog.ru/r/belorussija_trenirovochnyy_probeg_po_bratskoy_resp
    ublike_chast_2/
    http://probelarus.by/belarus/sight/museums/buynichskoe_pole.html

    Так что статье "-" !
  20. AGVЯзычник 27 августа 2016 21:38
    Даже как то не знаю что и сказать... Вечная Память Героям !!!
    И спасибо за статью!
  21. Suhow 27 августа 2016 22:50
    ,спасибо автору за статью,Сколько их таких бойцов было,воевавщих до конца и зная что большинство ждет смерть ,но воевали несмотря ни на что....Вечная им память и уважение к поступку.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня