По мюнхенскому счету

Ежегодно в августе наблюдается всплеск интереса исследователей предвоенного периода истории СССР к очередной годовщине подписания Московского договора от 23 августа 1939 года между Германией и СССР, в транскрипции либералов – Пакта Молотова – Риббентропа. Он неизменно волнует любителей «новых прочтений» (ловкий прием информационной войны: поставить на одну доску Третий рейх и советскую Россию, так как мало кто знает, что на дипломатическом языке пакты заключались Германией, а СССР – только договоры). Однако они хранят гробовое молчание насчет Мюнхена, который дал зеленый свет новой мировой войне.
Как развивались события в преддверии Второй мировой? Действительно ли Польша оказалась невинной жертвой двух диктаторов?

Уже в 1933 году, фактически сразу после прихода нацистов к власти, Польша стала первым государством, которое установило с гитлеровским правительством дружественные отношения. Более того, после выхода Германии из Лиги Наций 14 октября 1933-го Варшава добровольно взяла на себя обязательство представлять в этой международной организации интересы Берлина.

26 января 1934 года Польша первой в Европе подписывает Пакт о ненападении с гитлеровской Германией. Составленный сроком на десять лет документ имел секретные приложения, которые скрываются от общественности до сих пор. Судя по дальнейшим событиям, многие исследователи считают, что договоренность о взаимной военной помощи предусматривала линию демаркации при разделе Чехословакии в случае совместного нападения на эту страну. Чешские газеты того периода описывали сцены «боевого братства» двух агрессоров.


Беловежские отношения

Летом 1934-го фактический руководитель польского государства маршал Юзеф Пилсудский (номинальным президентом значился Игнацы Мосьцицкий) принял имперского министра пропаганды Йозефа Геббельса. Гость удостоился королевских почестей. Вслед за Геббельсом приезжал поохотиться в Беловежскую пущу и наци № 3 – рейсхмаршал Герман Геринг, который был в полном восторге от деятельности польских карательных органов, не только преследовавших коммунистов и социалистов, но и подавлявших восстания белорусских и украинских крестьян, боровшихся за свои национальные права.

С тревогой наблюдая за опасным сближением Германии и Польши на своих западных границах, СССР прилагал усилия к созданию системы коллективной безопасности в Европе, чтобы остановить возможную нацистскую агрессию на дальних подступах. С этой целью правительства Франции и Советского Союза в 1935 году заключили военное соглашение о защите Чехословакии от нацистской агрессии. Это был реальный шанс остановить немецкую экспансию в самом начале. Чехословакия обладала мощным военным потенциалом, а получив помощь, была способна уничтожить германский нацизм еще в 1938-м. Для выполнения этого плана от Польши требовалось пропустить советские части через свою территорию, что она категорически отказалась сделать, выполняя союзнические обязательства перед Германией. Более того, Варшава заявила, что начнет боевые действия против СССР, если он попытается перебросить войска по воздуху.

Позицию по отношению к Чехословакии обозначил польский министр иностранных дел Юзеф Бек на переговорах с рейхсканцлером Адольфом Гитлером, состоявшихся 14 января 1938 года. А уже 23 февраля, встречаясь с Германом Герингом, Бек заявил о готовности считаться с немецкими интересами в Австрии и призвал Германию учесть интерес Варшавы к «чешской проблеме». По договору о взаимной военной помощи между СССР и Чехословакией последняя предоставляла советским ВВС аэродромы для базирования. Действуя с них, бомбардировочная авиация Красной армии могла атаковать не только военные группировки вермахта, но и промышленные центры, лишая Германию военного производства. Силы, вложившие средства в привод Гитлера к власти, не могли этого допустить. Захват чешского плацдарма был крайне необходим и нацистам.

В Мюнхенском сговоре Англия и Франция сыграли роль подстрекателей. Их молчаливое одобрение грядущего гитлеровского захвата Чехословакии имело далеко идущие последствия. Получив без боя в свое полное распоряжение ее военно-промышленный комплекс и вооружение, Гитлер смог увеличить численность вермахта вдвое. Улетая из Мюнхена, премьер-министр Великобритании Невилл Чемберлен прямо призвал рейхсканцлера к агрессии: «Для нападения на СССР у вас достаточно самолетов, тем более что уже нет опасности базирования советских машин на чехословацких аэродромах». В тот же день об этом узнал Сталин.

Мюнхенская сделка была бы невозможна без участия Польши, которая отказалась под нажимом Франции и Англии пропустить через свою территорию советские войска. Вопрос начала новой мировой войны стал делом времени.

Получив без боя Чехословакию, Гитлер начал проявлять строптивость по отношению к бывшим покровителям и повел самостоятельную игру. Однако те и в конце 1938-го еще надеялись, что он выполнит обещания, и даже выдвинули его на номинацию «Человек года» по версии англоязычного журнала «Тайм» с пожеланием удивить мир в следующем году.

К концу 1938-го – началу 1939-го англосаксы сообразили, что Гитлер обманул. Хуже того, он решил использовать увеличенный и перевооруженный за счет Чехословакии вермахт против Запада. В Европе возникла новая политическая реальность, с которой нужно было считаться. Как повела себя Польша?

Польша меж двух морей

1 октября 1938-го посол Юзеф Липский сообщал в Варшаву о приеме у министра иностранных дел Германии Иохима фон Риббентропа, который заявил: «В случае польско-советского конфликта правительство Германии займет по отношению к Польше более чем доброжелательную позицию». Затем Липский был приглашен к Герингу, который подчеркнул, что в случае советско-польского конфликта польское правительство могло бы рассчитывать на помощь со стороны германского правительства («Документы и материалы кануна Второй мировой войны. Ноябрь 1937–1938 гг.». Т. 1. М., «Госполитиздат», 1948).

По мюнхенскому счетуСоветник посольства Германии в Польше Рудольф фон Шелин имел беседу с только что назначенным Варшавой посланником в Иране Яном Каршо-Седлевским 28 декабря 1938-го, который заявил: «Политическая перспектива для европейского Востока ясна. Через несколько лет Германия будет воевать с Советским Союзом, а Польша поддержит, добровольно или вынужденно, в этой войне Германию. Для Польши лучше до конфликта совершенно определенно стать на сторону Германии, так как территориальные интересы Польши на западе и политические цели Польши на востоке, прежде всего на Украине, могут быть обеспечены лишь путем заранее достигнутого польско-германского соглашения» («Год кризиса 1938–1939. Документы и материалы». М., 1990).

Свидетельства тесного военного сотрудничества Польши с Германией содержатся в сборнике рассекреченных документов из архива СВР под названием «Секреты польской политики. 1935–1945», представленного российской общественности 1 сентября 2009 года.

Там приводится высказывание Германа Геринга, сделанное в беседе с маршалом Эдвардом Рыдз-Смиглы: «Польша – наш духовный союзник. У нас прекрасно складываются отношения, и мы будем с вами до конца» («Секреты польской политики. 1935–1945». М., 2009). Восторгу Рыдз-Смиглы и других польских лидеров не было предела.

Посол в Вашингтоне Ежи Потоцкий в беседе с госсекретарем США Корделлом Хеллом в ответ на вопрос, действительно ли только Красная армия способна дать отпор агрессору в случае войны в Европе, с раздражением ответил, что с Германией у них дружба, а главный враг – СССР.

Развивая дружеские отношения, 5 января 1939 года на приеме в личной резиденции Берхтесгадене Гитлер предложил Юзефу Беку участвовать в планируемом «крестовом походе» против СССР. Фюрер заявил, что существует единство интересов Германии и Польши в отношении Советского Союза и каждая использованная против СССР польская дивизия означает экономию одной немецкой дивизии.

Однако тогда договориться о будущих союзнических действиях против СССР не удалось. Варшаву не устроили немецкие предложения по Данцигу и «польскому коридору». К тому же она опасалась потерять территории западных областей Украины и Белоруссии, захваченные в 20-м.

Нацистское и предвоенное польское руководство объединяла не столько ненависть к коммунизму, сколько территориальные претензии к СССР. Так, Риббентроп в начале января 1939 года писал о беседе в Берхтесгадене: «Я спросил Бека, не отказались ли они от честолюбивых устремлений Пилсудского в этом направлении, то есть от претензий на Украину. На это он, улыбаясь, ответил, что они уже были в Киеве и что эти устремления, несомненно, все еще живы и сегодня» («Секреты польской политики. 1935–1945».М., 2009).

Гитлер требовал от Польши согласия на строительство экстерриториальной железной дороги и автострады, которые связали бы Германию с Восточной Пруссией. Варшава начала уклончивую игру с Берлином, одновременно пытаясь заручиться гарантиями Англии и Франции на случай, если рейх поведет себя неадекватно.

26 января 1939-го Бек в беседе с Риббентропом, состоявшейся уже в Варшаве, вновь заявил, что Польша претендует на советскую Украину и на выход к Черному морю. Но Германия не спешила гарантировать кому-то территории СССР, на которые претендовала сама.

21 марта 1939-го Риббентроп в беседе с Липским жестко поставил требования в отношении Данцигского коридора. В тот же день Берлин объявил польскому правительству ультиматум. Военно-политическое руководство страны ответило отказом. Маршал Рыдз-Смиглы утвердил оперативный план войны с Германией «Запад». Варшава сделала основную ставку на гарантов безопасности своей территориальной целостности: Францию и Англию.

Интересен тот факт, что даже несмотря на реальную угрозу конфликта с Германией, Польша готовилась к прямым военным действиям против СССР. Рассекреченные документы свидетельствуют: 4 марта 1939 года польское командование после длительных политических, экономических и оперативных проработок утвердило план войны против СССР «Восток» (Centralne Archiwum Ministerstwa Spraw Wewnetrznych, R-16/1).

В апреле 1939-го Гитлер денонсировал Пакт о ненападении с Польшей, заключенный в январе 1934-го. Союзнические отношения закончились. Дальнейшие события были более чем закономерны. Нападение Гитлера на Польшу, объявление нацистам войны при фактическом отказе Франции и Англии вести реальные боевые действия, попытки, бросив поляков на произвол судьбы, заключить с рейхом соглашения о мире и т. д. Итог известен – Польша стала германским генерал-губернаторством. Военно-политическое руководство страны сыграло в таком развитии событий решающую роль. Но об этом в нынешней Польше предпочитают не вспоминать.

Хотят забыть и об отношении СССР к западному соседу. Не секрет, что 10 мая 1939 года по поручению наркома иностранных дел Вячеслава Молотова его первый заместитель Владимир Потемкин встретился в Варшаве с Юзефом Беком и передал тому, что СССР не откажет в помощи Польше, если она того пожелает. На следующий день, 11 мая, польский посол в Москве Вацлав Гжибовский явился к Молотову и завил, что Польша не считает возможным заключение пакта о взаимопомощи с СССР, так как это угрожает ее независимости. Тем не менее 25 мая во время визита к Беку советский посол в Варшаве Николай Шаронов подтвердил готовность оказать военную помощь Польше. Предложение было вновь отвергнуто. Таким образом, позиция польского руководства исключила возможность создания антигитлеровского военного союза Парижа, Лондона и Москвы.

Несостоявшийся полет Геринга

Справедливости ради необходимо напомнить и о подходах «партнеров» к созданию системы коллективной безопасности. 17 апреля 1939 года СССР предложил заключить трехсторонний договор о взаимопомощи между Великобританией, Францией и Советским Союзом, подчеркнув при этом, что к нему могли бы присоединиться также Польша и другие страны Европы. Советская инициатива предусматривала оказание помощи Финляндии, Эстонии, Латвии и т. д. Однако правительство Великобритании открыто отвергло это предложение. Защита Европы от гитлеровской агрессии вменялась в обязанность Советскому Союзу без каких-либо ответных шагов Лондона.

По мюнхенскому счетуПравительства Латвии, Литвы и Эстонии совместно с британской и французской дипломатией постоянно срывали попытки СССР создать единый фронт и не дать развернуть в Прибалтике левое крыло вермахта для похода на восток. На переговорах в Москве английская и французская делегации почти месяц выдвигали руководителю советской группы Ворошилову неприемлемые условия, а когда Совнарком все-таки дал добро, выяснилось, что подписывать документы не с кем – представители Парижа и Лондона не имеют на то полномочий. И Советскому руководству не оставалось ничего другого, как заключить Договор о ненападении с Германией, которая в лице Риббентропа больше месяца пыталась убедить Москву в необходимости такого соглашения.

Положение Страны Советов осложняли три обстоятельства.

Во-первых, Германия вела переговоры по Пакту о ненападении не только с СССР, но и с Великобританией. В Берлине одновременно готовились два полета для подписания договора: Риббентропа в Москву и Геринга в Лондон. В случае соглашения Германии с англосаксами СССР оставался один на один с капиталистическим миром.

Во-вторых, Советский Союз в августе 1939-го был вовлечен в серьезный вооруженный конфликт с Японией, союзницей Германии. Общая численность вооруженных сил, принимавших участие в боевых действиях в районе Халхин-Гола, составляла с двух сторон более 130 тысяч человек, свыше 1200 самолетов, около 700 танков, порядка тысячи орудий и минометов. По сути на востоке шла малая война, грозившая перерасти в большую на западе, и СССР пришлось бы вести боевые действия на два фронта.

В-третьих, у Сталина не было альтернативы, так как в противном случае граница СССР с Третьим рейхом сдвигалась бы на восток на 250–300 километров. Планы Гитлера оккупировать после захвата Польши прибалтийские страны, благо, там правили дружественные профашистские режимы, были известны.

В августе 1939-го Советский Союз стоял перед выбором: пойти на соглашение с Германией или в будущем действовать на два фронта и войну начинать под Минском и под Ленинградом. Сталин выбрал первое.

Последующие события Второй мировой показали, что Договор о ненападении в конечном счете явился большой победой советской дипломатии. Герман Геринг во время Нюрнбергского процесса постоянно твердил о пакте с Советской Россией как о роковой ошибке.
Автор: Анатолий Брычков ,Григорий Никоноров
Первоисточник: http://vpk-news.ru/articles/31974


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 10
  1. Maksud 27 августа 2016 15:30
    Люди добрые! Скажите кто-нибудь Ахеджаковой и прочим, что это Запад должен кричать : "Простите нас, русские!". А если серьёзно, то в очередной раз видна борьба Запада и России ( или Советского Союза, дело не в терминологии). История развивается по спирали, и то, что было актуально в те годы, не перестаёт быть актуальным и поныне. А всякие попытки уравнять фашистскую ( читай, западную) нечисть и Советский Союз, попахивают фрейдистскими расстройствами, я имею ввиду приписывание Западом своих "деяний" нашей стране и нашим предкам.
    1. ava09 19 ноября 2016 22:11
      (с) Запад должен кричать : "Простите нас, русские!"(с)
      Чтобы это произошло, русские должны Запад ЗАСТАВИТЬ после ОКОНЧАТЕЛЬНОЙ и БЕСПОВОРОТНОЙ ПОБЕДЫ над ним. Иначе всё повторится, как и бывало на протяжении всей истории агрессий Запада против русских...
  2. parusnik 27 августа 2016 16:10
    [b
    ]Вацлав Гжибовский явился к Молотову и завил, что Польша не считает возможным заключение пакта о взаимопомощи с СССР, так как это угрожает ее независимости.
    [/b]...Вот она панская тупость,Англия и Франция кинули Польшу, боевые действия не ведутся..Но не будем вместе с СССР воевать против немцев..О польско-немецком пакте о ненападении..Данным договором были предусмотрены дополнительные протоколы и они до сих пор не опубликованы..А советско-германским договором о ненападении ни какие дополнительные соглашения не предусмотрены..а они типа существуют.. - Видишь суслика? - Нет - И я не вижу. А он есть. smile ..Занятно, то что существует не показывают, а то чего нет демонстрируют..
  3. V.ic 27 августа 2016 17:43
    Предвоенные учения (КШУ) за "красных" Павлов, за "синих" Жуков. Жуков при раскладе 160 немецких дивизий и 30 польских "разделал" Павлова. Вот и соответственно правильно просчитали ситуацию на тот момент=160 немецких+30 польских. Панам хоть с чёртом, только бы против "м..к.лей".
    1. yehat 30 августа 2016 11:43
      только реальность была еще хуже.
      вместе с сателлитами на восточном фронте было сосредоточено около 260 дивизий,
      из них 181-185 (точно не скажу) немецкие
      при этом, немецкая дивизия обычно была в полтора-2 раза больше по численности, чем русская.
      Разгром Павлова на учениях был еще сделан в оптимистичных условиях.
  4. tiaman.76 27 августа 2016 20:02
    даа польша в 30-х годах обосралась здорово.мало того..она как кость в горле была в формируемой анти-германской коалиции.так еще в результате ее просто глупых выпадов пала чехословакия да потом и сама стала жертвой своего политического эгоизма .готовы были на союз со всеми кто против россии хоть с чертом лысым лишь бы не с нами..в результате и умылись собственной кровью..паны херовы..жаль людей простых из за них сколько безвинно погибло
  5. Сергей Лоскутов 27 августа 2016 22:54
    Добрый вечер.
    В дополнение к статье хочу подчеркнуть, что по сути, СССР вел войну не только против Германии. Это некорректно сравнивать потенциал, потери и пр. показатели СССР и Германии. Фактически до разгрома фашистов под Сталинградом СССР вел войну со всей Европой за исключением Англии.
    И, как следствие, нельзя даже сопоставлять Германия и СССР. А остальные страны где в это время были?
    Легко сослаться на то, что Францией Польшей и пр. управляли марионетки. Но до 1 сентября 1939 года о чем думали и что делали не марионеточные правительства?
  6. Trouble 28 августа 2016 01:09
    Политическая проституция до добра не доводила. Как Германии не дала, так и была нагнута.
    Сначала Польша, с подачи Англии и Франции, помогла Германии захватить Чехословакию, откусив при этом себе кусочек. А потом эта "Польска от можа до можа" так обнаглела, что мало того что отказала в Данцингском коридоре , так ещё потребовала Украину (шкуру неубитого медведя решила делить). Понадеялась на Англию с Францией, а те ею попользовались и бросили. laughing
  7. JääKorppi 28 августа 2016 15:42
    А что возмущаться? Пора понять, что в Европе никто не скажет спасибо за победу над Гитлером. Советский Союз одним ударом растоптал Европейские мечты о едином государстве. Россия была, есть и будет геополитическим врагом англосаксонского мира! А всё остальное пропаганда.
  8. mealnik2005 28 августа 2016 19:42
    Защита Европы от гитлеровской агрессии вменялась в обязанность Советскому Союзу без каких-либо ответных шагов Лондона.


    А теперь все дружно вспомним о Brexit. Напрямую Лондон уже давно ни с кем не воюет, только через сателлитов. Даже для партнёров по НАТО отмаз найдут

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня