Три войны Ивана Хижняка

Три войны Ивана Хижняка


Он прошёл три войны, с его лица уже слепила знаменитый скульптор Вера Мухина предсмертную маску, а он остался жив. Удивительная жизнь и судьба Ивана Лукича Хижняка стала достойным примером для советского поколения и незаслуженно забыта сегодня.

Как-то в советское время мне довелось присутствовать в Центральном доме литераторов на заседании исторической секции правления Союза писателей Российской Федерации. На заседании шёл обстоятельный разговор о нашей истории. Выступил на нем и Иван Лукич Хижняк, генерал-лейтенант в отставке. Он рассказал, что много лет собирает фотографии и документы, относящиеся к годам гражданской войны. А когда назвал цифру собранных материалов, многие в зале иронически улыбнулись: да полноте, товарищ генерал, возможно ли такое?


— Думаете, генерал неточен?— сказал Хижняк.— Что же, приходите ко мне домой, и вы сами убедитесь.

И вот на другой день я отправилась к нему на квартиру. Встретил меня генерал улыбкой:

— Решили убедиться? Правильно поступили. Прошу, проходите.

Квартира напоминала скорее архивное помещение. Обе комнаты загромождены стеллажами с альбомами, картонными коробками, папками с письмами. Тут же лежали тысячи фотоснимков, вырезок из газет, журналов. Трудно было поверить, что всё это собрал один человек. И тотчас же встал вопрос: что лежит в основе этого подвижничества?

Родился Иван Лукич на Кубани, в Ейске, в семье рыбака. Отцу не было и сорока лет, когда он простудился в ледяной воде во время бури, заболел и умер. Будучи старшим в семье, Иван Хижняк пошел работать. В августе 1914 году его призвали в армию. В боях на фронтах Первой мировой войны получил четыре Георгиевских креста.

Три войны Ивана Хижняка


Хижняк примыкает к большевикам, вступает в РСДРП. Сердцем и разумом принял Иван Лукич Октябрьскую революцию, с оружием в руках отстаивая её завоевания. Вместе с четырьмя братьями воевал против белогвардейцев. Ходил в атаки, болел тифом, попал в руки белогвардейской контрразведки. Сидел в камере смертников ростовской тюрьмы. Не миновать бы расстрела или виселицы коммунисту Хижняку, если бы части Красной Армии не взяли Ростов и не спасли его от смерти.

Три войны Ивана Хижняка

Закончилась гражданская война. Стране нужны были опытные, проверенные в горниле войны пролетарские военные кадры. Хижняка посылают в академию совершенствовать военные и политические знания. Так Иван Лукич навсегда связывает свою жизнь с армией.

— Нынешняя молодежь недостаточно знает прославленных полководцев, талантливых военачальников, которые создавали полки, бригады, дивизии, армии и вели их в бой против врагов революции,— рассказывал Иван Лукич.— Многие из них пали смертью героев на полях битв. У могил героев мы давали клятву свято беречь память о них. Наши сыновья, внуки должны знать не только фамилии этих людей, но и видеть фотографии солдат революции, героев гражданской, войны, нести эстафету их подвига в будущее.

Нелегко было Ивану Лукичу собрать все эти материалы. Ещё в период гражданской войны в газетах печатали заметки о героических подвигах красноармейцев, командиров, помещали их снимки. Хижняк отбирал и сохранял эти материалы. Много фотографий получил через своих сослуживцев, писал письма семьям погибших. Посылал запросы в военкоматы, выяснял судьбы героев. Просиживал вечера в архивах, в библиотеке.

Листал подшивки газет, журналов, книг. Не обошлось и без поездок в различные города и сёла.

— Теперь работа приблизилась к завершению, — мне как-то стало легче на душе, словно камень свалился с плеч. Что практически сделано? Составлены и проверены списки. Наклеены в альбомы тысячи фотоснимков. Каждый альбом вмещает, триста шестьдесят снимков. Среди них — командующие фронтами и армиями, члены Реввоенсоветов, командиры и комиссары дивизий, бригад, полков, батальонов, рот, эскадронов.

Я перелистываю альбом с фотографиями Главного военного совета при наркоме обороны, члены его часто менялись, но Иван Лукич сумел собрать фотографии всех. Ворошилов, Тухачевский, Гамарник, Орджоникидзе, Уншлихт, Постников, Егоров, Каменев, Шапошников, Тимошенко, Федько, Будённый, Базилевич, Белов, Корк, Блюхер, Уборевич, Якир и многие другие.

Есть материалы и по каждой из восемнадцати армий, сражавшихся на полях гражданской войны. А вот альбом о 28-й Железной дивизии. Ею командовал Владимир Азин, один из талантливых командиров, преданный делу революции. Был он беспощаден к врагам. Это он, Азин, с пятью тысячами красноармейцев разгромил пятидесятитысячную эсеровскую армию ижевских мятежников. Освободил Казань, Сарапул, Чистополь. Ворвался в Екатеринбург, сокрушая лучшие части Колчака, Всюду, где проходила 28-я дивизия, гремела слава об Азине и его доблестных бойцах. Азин погиб в возрасте двадцати пяти лет.

А вот альбом, посвященный 20-й дивизии. Начдивом ее был Михаил Дмитриевич Великанов. С его именем связаны героическая оборона Оренбурга, бои на Дону и Маныче (1919—1921 годы). О начдиве Великанове написал интересную книгу бывший его адъютант, полковник в отставке Иван Лукич Обертас.

— Иван Лукич, а что вы намерены делать с этими альбомами?— спросила я Хижняка.

— Вот закончу всю работу и передам их Центральному музею Вооруженных сил. Ведь через него каждодневно проходят сотни людей. Пусть листают, читают, думают.

[center]Три войны Ивана Хижняка


Великая Отечественная война застала командира 117-й стрелковой дивизии полковника Хижняка на западной границе. Ведя ожесточенные бои в районе Довск — Бахань Драгунск, дивизия попала в окружение. Двенадцать раз поднимались в атаку бойцы этого соединения, но каждый раз пулеметы врага вновь прижимали их к земле. В тринадцатую атаку уже не дивизию, а сводный батальон повел сам Хижняк. На этот раз кольцо было прорвано. Но пулеметная очередь прошила навылет грудь комдива. Он упал. Бойцы вынесли его на носилках, сооруженных из винтовок и ремней.

Комкор генерал Петровский сделал всё возможное, чтобы как можно быстрее доставить раненого в Москву, в центральный госпиталь. Полковник Хижняк умирал. Была потеряна всякая надежда спасти его жизнь. Однако нашелся, наверное, такой же упрямый человек, как и сам Хижняк, решил попытаться спасти «безнадёжного». Им оказался знаменитый хирург, академик Сергей Сергеевич Юдин, сделавший полковнику сложнейшую операцию.
И свершилось чудо: Хижняк выжил! Сам Юдин с удивлением смотрел на воскресшего из мертвых.

— Вот это человечище! Железный организм! Проявить такую неистребимую силу жизни — это невероятно!

В сорок втором году в Третьяковской галерее появился бронзовый бюст полковника Хижняка, выполненный скульптором Верой Мухиной, которая слепила с него предсмертную маску, когда он был в совершенно в безнадежном состоянии.

Воскресший из мертвых полковник Хижняк несколько месяцев не мог вернуться на фронт. Но и сидеть без дела тоже не мог. Упросил послать его в тыловую часть. А как только стало легче и утихли раны, добился перевода на передний край.

Три войны Ивана Хижняка


В начале декабря 1942 года Хижняк принял 11-й стрелковый корпус, который отличился в битве за Кавказ. Войсками корпуса были освобождены Пятигорск, Невинномысск, Армавир, Кропоткин, Железноводск, Славянск и Крымск. Эти места были знакомы Хижняку. Ещё в гражданскую он воевал здесь в составе 11-й армий. А вот теперь командовал 11-м корпусом.

Потерпев ряд поражений, немцы решили удержаться на Таманском полуострове. Для этой цели они создали усиленную полосу укреплений под названием «Голубая линия». Перед линиями их траншей тянулись сплошные минные поля, противотанковый ров и проволочное заграждение. Затем — снова минные поля и колючая проволока. Взять штурмом такую полосу было трудно.

Корпус Хижняка осуществил прорыв не по шаблону. Его полки и дивизии пошли на штурм полосы укреплений ночью, причем без обычной артподготовки. И застали-таки врага врасплох. Гнали его до самого моря, затем участвовали в освобождении Крымского полуострова и Севастополя.

К концу войны генерал Хижняк стал уже заместителем командующего фронтом. Но участие в трех войнах, одиннадцать ранений и восемь контузий не могли не сказаться даже на его богатырском организме. Подорванное здоровье принудило Ивана Лукича уволиться из армии.

На Кубани, на берегу реки Белой, он вместе с женой Ниной Андреевной построил домик, разбил фруктовый сад, посадил цветы.

Но в первые же дни «дачной» жизни Иван Лукич затосковал, не по душе ему пришелся этот покой и тишина, ведь он всю жизнь трудился, не искал в жизни легких дорог. С полным правом относился к той породе людей, о которых поэт сказал: «Покой нам только снится».

Как-то утром жена услышала от мужа:

— Андреевна, мы едем в Москву.

— В Москву?— испуганно спросила жена, — А дом? А сад?

— Отдадим местным ребятам. Тут, знаешь, какие детские ясли можно открыть! Спасибо люди скажут.

И генерал Хижняк безвозмездно передал государству дачу и сад. А совхозу «Ейский» отправил тысячу книг из своей библиотеки.

У генерала такая благородная душевная черта — любовь к детям. И неудивительно, что сто девятнадцать дружин считали его своим почётным пионером. Генерал открыл дверцу шкафа — и красные галстуки вспыхнули пламенем.

Иван Лукич каждый год покидал свою московскую квартиру и отправлялся на Кубань, чтобы встретиться с земляками, проехать по местам боев, побывать на могилах павших бойцов, «Мы просим вас, дорогой Иван Лукич, как одного из организаторов Советской власти и первого председателя Ясенского станичного Совета депутатов трудящихся», — писали ему ясенцы, приглашая в гости. Вот почему каждый год Иван Лукич собирал чемодан и ехал на юг. Не в Кисловодск, не в Цхалтубу, а на Кубань, к молодежи, к пионерам.

Здесь проходила его беспокойная юность. На этих степных просторах Кубани он вместе с отрядами Жлобы, Мироненко, Ковалева и Кочубея водил первых красных бойцов в атаки против белоказаков. В трех войнах отстаивал Хижняк от врагов родную Кубань. Здесь давались прощальные салюты над могилами павших, бойцов, звучали клятвы боевых товарищей.

Станица Копайская встретила Ивана Лукича цветами и горячими объятиями. Потом все пошли в парк. Торжественная тишина. Строгие лица. На сером мраморе памятника золотом высечены имена 426 бойцов, отдавших — жизнь за свободу Родины. К подножию памятника ложатся цветы. Звучат берущие за сердце слова клятвы.

Генерал тепло попрощался со станичниками, и газик снова помчал его по дорогам родной Кубани. Перед взором открывались всё новые страницы тех пламенных лет, вставали образы людей старшего поколения, чьи сердца до последнего удара были отданы революции и защите Родины.

Три войны Ивана Хижняка


Хижняк в своих поездках охватывал не один регион, как-то он побывал ещё в сорока городах и станицах Ставропольского края и Северной Осетии. И везде был желанным гостем. Выступал в воинских частях, на предприятиях, в совхозах и колхозах, институтах и школах, в музеях Славы и пионерских лагерях, призывая молодежь идти по стопам отцов и дедов, горячо любить Родину и Советскую Армию, свято чтить память героев.

Генерал Хижняк — кавалер многих боевых наград. Он был почётным гражданином тридцати семи городов, станиц и аулов. А горисполкомы Краснодара и Абинска вручили ему символические ключи от своих городов.

Иван Лукич Хижняк — человек большого мужества и яркой судьбы. Прожитая жизнь его — живая история. Его не стало в далёком 1980 году. Но его подвижничество достойно самого высокого уважения. Лучшие человеческие качества сплавлены в его характере. По таким людям, как Хижняк, мы смело можем сверять свою совесть. В судьбе этого человека воплощена любовь к Родине, мужество воина и гражданское достоинство.
Автор: Полина Ефимова


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 6
  1. alexej123 1 сентября 2016 10:34
    Спасибо за стать Полина.
  2. qwert 1 сентября 2016 10:35
    Вот такие были генералы, а нам современное российское кино показывает тупых крахоборов и садистов.
    Спасибо, Полина, за статью.
  3. V.ic 1 сентября 2016 10:38
    Георгиевский кавалер да ещё и трижды краснознамёнец до войны! Воин!
  4. parusnik 1 сентября 2016 13:27
    Марку в форме советского генерала постеснялись выпустить..Хотя могли выпустить и двойного формата..Но нет..Благодарю, Полина отличная статья..
  5. Русский ватник 3 сентября 2016 18:43
    Жгут осенние листья, должно быть свое отшумелии.
    Их потомки прямые весною опять зашумят.
    И застыл у костра, в поистлевшей солдатской шинели, мировых и гражданской ,
    Трех войн седоусый солдат...
    Подбородок на грабли, погреться неплохо оно бы.
    И морщины не дрогнут, застыли раздумье храня.
    А поодаль стоит первоклассник, малец большелобый.
    В первый раз может смотрит на праздник огня...

    Вот о людях таких и нужно снимать фильмы. Вечная память солдат.... soldier
  6. Dikson1980 1 октября 2016 16:31
    Ну что тут сказать -ГЛЫБА!

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня