Боевое траление в первые послевоенные годы - суровое продолжение войны

Боевое траление в первые послевоенные годы - суровое продолжение войны


В годы Второй мировой войны флоты воевавших сторон выставили обширные минные заграждения в акваториях морей и океанов. Это позволяло решать флотам широкий круг боевых задач путем нанесения противнику, как прямых потерь, так и косвенных. Закончилась война, однако морские минные заграждения продолжали нести свою "боевую вахту". За первые три года после окончания войны (1945-1948 гг.) на минах подорвались в европейских водах 406 судов и 29 кораблей. На наших морских и речных театрах в послевоенные годы сложилась исключительно тяжелая минная обстановка. Во время Второй мировой войны было выставлено более 145 тысяч мин и минных защитников на площади 22815 квадратных миль. Наиболее сложная минная обстановка была на Балтийском море. Силами КБФ, а также ВМС Англии, Германии и Финляндии здесь было поставлено свыше 79 тысяч мин и минных защитников, из них свыше 4000 составляли немецкие неконтактные мины (донные и якорные). Последние представляли наибольшую опасность на Балтике. Кроме того, особенностью минной обстановки на Балтийском море являлось наличие Гогландской и Нарген-Порккала-Уддской противолодочных минных позиций, созданных германским флотом в 1941-1944 гг. Здесь для вытраливания мин требовались специальные глубоководные тралы и мощные тральщики.

На Северном морском театре наш флот в годы войны поставил 2069 мин, а противник только в Белом и Баренцевом морях - 51883. В послевоенные годы минная обстановка в этом районе также была опасной. Минные заграждения имелись на подходах к важным базам и портам (Мурманск, Иоканка, Архангельск), куда заходило множество судов.


Общее количество мин и минных защитников, поставленных в ходе Великой Отечественной войны на Черном и Азовском морях, равнялось 20000. Из них 10845 мин были выставлены Черноморским флотом, остальные - немцами и их союзниками. Из указанного количества мин 2500 являлись неконтактными; имелось здесь около 7000 минных защитников, траление которых не менее сложно, чем траление мин. Количество мин, поставленных в зоне контроля Тихоокеанского флота, достигало почти 42 тысячи (советских, американских, японских). Кроме того, в Японском море, начиная с осени 1941 года, находилось очень большое число плавающих, сорванных с якорей контактных мин, представлявших серьезную угрозу для мореплавания.

Не менее сложная минная обстановка была в первые послевоенные годы и в нижнем течении Волги, на Днепре и других реках. Однако этот вопрос требует особого рассмотрения, и выходит за рамки данной статьи. Чтобы обеспечить бесперебойное и свободное судоходство на морских театрах СССР, Наркомат ВМФ, оценив создавшуюся минную обстановку, счел необходимым провести специальные мероприятия. В них, прежде всего, предусматривалось протралить и открыть для плавания размагниченных судов:
а) по Балтийскому морю - большой корабельный фарватер без ограничения осадки к 1 июня 1946 года;
судовой фарватер через Ирбенский пролив, с осадкой 10 м к 1 августа 1946 года;
б) по Черному и Азовскому морям - судовой фарватер через Керченский пролив для прохода судов с осадкой 6 м к 1 июля 1946 года; порты Азовского моря - в сроки, согласованные с наркомморфлотом;
в) по Тихому океану обеспечить плавание судов по фарватеру военных кораблей (ФВК) без проводки лоцманами во Владивостоке - с 15 апреля 1946 года; через пролив Лаперуза - с 1 мая, и в Петропавловск-Камчатский - с 15 мая 1946 года.
Расширить во всех морях СССР до 2 миль открытые для плавания фарватеры.

Для обеспечения траления Советское правительство предусматривало проведение наркоматами СССР мероприятий по материально-техническому обеспечению ВМФ тралами, агрегатами, кабелями, а также по оборудованию станций безобмоточного размагничивания (СВР) и контрольно-измерительных магнитных станций (КИМС). Кроме того, в соответствии с постановлением СНК в течение 1946 года восстанавливалась триангуляционная сеть в районах послевоенного траления, осуществлялось навигационное ограждение морских путей в Балтийском, Черном и Белом морях, в районах советского торгового мореплавания и рыболовства.

Следуя решениям Советского правительства, Нарком ВМФ в декабре 1945 года издал директиву, в которой поставил перед флотом и флотилиями следующие задачи по тралению на 1946 год: обеспечить безопасность плавания боевых кораблей по действующим фарватерам и на полигонах, предназначенных для проведения боевой подготовки надводными кораблями и подводными лодками.

В соответствии с этой директивой, и исходя из наличия тральных сил и средств, флоты разработали планы траления на 1946 год. Например, на Балтийском море предусматривалось:
- к 1 июня 1946 года открытие Большого Корабельного фарватера для плавания судов с любой осадкой от Кронштадта до ФВК Хельсинки-Таллин и от Таллина до выхода в Балтийское море, по действующему фарватеру Таллин-Ристна; к 1 сентября 1946 года траление и открытие для плавания судов с любой осадкой Большого Корабельного фарватера от ФВК Хельсинки-Таллин через Нарген-Порккала-Уд-дскую минную позицию до выхода в море;
- к 1 августа 1946 года открытие фарватера через Ирбенский пролив для прохода судов с любой осадкой;
- к 1 апреля 1946 года открытие для плавания южного входа в порт Либава;
- траление и открытие для плавания фарватера от подходной точки ФВК Свинемюнде до английского фарватера Треллеборг-Датские проливы;
- расширение подходных фарватеров к базам и портам Кронштадт, Таллин, Рига, Либава, Пиллау, Виндава, Мемель и Свинемюнде;
- траление и открытие фарватера для плавания судов в порт Висмар;
- уничтожение всех минных заграждений на Ладожском озере. Аналогичные планы траления на 1946 год были составлены на Черноморском, Северном и Тихоокеанском флотах.

Выполнение поставленных флотам задач по обеспечению безопасного плавания на морских театрах СССР потребовало от командиров, штабов и личного состава кораблей и соединений большого труда. Работы по тралению развернулись с началом кампании 1946 года. В них использовалось значительное количество тральных сил и средств.

Боевое траление в первые послевоенные годы - суровое продолжение войны


Надо сказать, что траление на Балтийском море являлось наиболее сложным, так как здесь были выставлены комбинированные германские минные заграждения. При их создании использовались, как правило, разнотипные мины, выставленные с разным углублением и защищенные минными защитниками. Особенно насыщены минами были Гогландская и Нарген-Порккала-Уддская позиции. На этих сравнительно небольших акваториях на выходе из Финского залива стояло несколько тысяч германских мин, немецкие сетевые заграждения, значительное число минных защитников. Тральщикам Кронштадтского и Таллинского морских оборонительных районов приходилось с великим трудом пробиваться сквозь эти заграждения. И только к концу тральной кампании, в сентябре 1949 года, минное заграждение на рубеже Нарген, Порккала-Удд было ликвидировано полностью.

Траление по уничтожению минных заграждений на Балтийском море проводилось в тральном ордере, который строился, как правило, по следующей схеме. Первыми шли катерные тральщики (имеющие малую осадку) с облегченным тралом КТ, за ними, в протраленной полосе, следовали рейдовые тральщики с тралами, имеющими большую ширину захвата - МТШ, затем - морские мощные тральщики с тралами, составленными из тралящих частей нескольких тралов МТ-3, МТ-2. Замыкающими были 1-2 тральщика-вехостава, которые ограждали протраленный район специальными тральными вехами. Они же расстреливали из своей артустановки (калибра 37-45 мм) вытраленные и всплывшие на поверхность мины.

Для вытравливания мин с цепными минрепами применялись тралы с подрывными патронами. Траление контактных мин на Балтийском, да и на других морях, проводилось только в светлое время суток, поскольку существовала большая опасность подрыва на уже вытраленных минах. Если уничтожение минных заграждений, состоящих из контактных мин, при соответствующей подготовке тральных сил не требовало очень большого напряжения, то траление неконтактных мин представляло более сложную и трудоемкую задачу.

Неконтактные мины с взрывателем, срабатывающим от магнитного поля корабля, появились в первые годы Великой Отечественной войны. Они постоянно совершенствовались. Причем улучшались не только мины (они были донными, якорными и плавающими), но и неконтактные взрыватели, которые были вначале магнитными, затем индукционными, акустическими, а в конце войны - комбинированными. Взрыватели приходили в боевое положение через установленное время (прибор срочности) и через определенное количество его срабатываний (прибор кратности). Борьба с неконтактными минами была очень серьезной. Решением этой задачи, в частности, вопросом размагничивания кораблей и судов, занимались наши именитые ученые, в том числе И.В. Курчатов и А.П. Александров. По результатам работы ученых, по их рекомендациям на флотах были оборудованы станции безобмоточного размагничивания (СБР) и контрольно-измерительные магнитные станции (КИМС) для замера остаточного, после прохождения СБР, магнитного поля корабля (судна). Корабли и суда, магнитное поле которых было больше допустимых норм, в море не выпускались.

Боевое траление в первые послевоенные годы - суровое продолжение войны


Однако чтобы ликвидировать опасность от неконтактных мин, их надо было вытралить. Первые тралы представляли собой небольшие баржи, загруженные металлоломом, которые буксировались деревянными (немагнитными) катерами-тральщиками типа КМ-4 или рыбацкими сейнерами. Магнитное поле таких тралов было настолько велико, что мины взрывались далеко от трала, в том числе и около тральщика. Тогда стали буксировать баржу на коротком буксире или у борта, лагом. В дальнейшем были сконструированы петлевые кабельные тралы ПЭМТ-3, ПЭМТ-4, которые создавали магнитное поле, подобное полю корабля от корабельного генератора, и разомкнутые тралы типа ТЭМ-5, ТЭМ-6. В разомкнутых тралах магнитное поле, идентичное полю корабля, создавалось при пропускании тока по проводнику, опущенному в морскую воду. Причем траление было эффективным только парой тральщиков. На Балтийском море для траления неконтактных мин использовались катерные тралы КЭМТ-2, соленоидные тралы СЭМТ-12, СЭМТ-24 и петлевые тралы ПЭМТ-3, ПЭМТ-4. Разомкнутые тралы в связи со слабой соленостью воды в море на Балтике применялись с дополнительным усовершенствованием электродов. Надо отметить, что буксировка неконтактных тралов проходила на малой скорости, несколькими (до 16 крат) покрытиями тральной полосы. Все это требовало огромного количества времени, затрат моторесурсов тральщиков, напряженной работы моряков. На Балтийском море боевое траление вели 100 тральщиков и 178 катеров-тральщиков.

Боевое траление в первые послевоенные годы - суровое продолжение войны


На период проведения боевого траления (с мая по сентябрь), бригады траления и дивизионы тральщиков перебазировались в пункты маневренного базирования, находившиеся вблизи от районов траления. Так, при тралении Нарвского залива базовые тральщики базировались на Усть-Лугу, катерные тральщики - на Гакково. Пункты маневренного базирования развертывались и в Приморске, Усть-Нарве, Вирте и в других гаванях и бухтах Финского, Рижского заливов и Балтийского моря. Сюда доставлялись топливо, продовольствие, тралы и запасные части. Здесь тральщики укрывались от непогоды, проводили планово-предупредительный ремонт.

Если на Балтийском и Черном морях при проведении послевоенного траления проблема маневренного базирования тральщиков была решена вполне удовлетворительно, то на Северном флоте и на Тихом океане на этом пути встретились огромные трудности. Главная задача послевоенного траления на Северном флоте, например, состояла в ликвидации минной опасности на Северном морском пути. Однако там, в большинстве районов, не было ни портов, ни пунктов, ни причалов, куда могли бы зайти тральщики. В связи с этим пополнение запасов, ремонт производились на якорных стоянках, на необорудованных рейдах, в условиях частых штормов. Все это крайне усложняло траление на Севере.

В результате произведенных в 1946 году работ было закончено траление первой очереди Большого Корабельного фарватера от Кронштадта до ФВК Хельсинки-Таллин. 17 июня он был открыт для плавания. Гидрографическое управление ВМС 25 июня 1946 года сообщило: «Большой Корабельный фарватер открыт для плавания в светлое время суток от Кронштадта до фарватера Таллин - Хельсинки для всех размагниченных кораблей и судов торгового флота с любой осадкой, строго придерживаясь его оси. Плавание подводных лодок в подводном положении и покладка на грунт запрещается».

В том же году были протралены от неконтактных мин участки в Кронштадтском морском оборонительном районе (КМОР), в Таллинском морском оборонительном районе (ТМОР), гавань Петродворца, Таллинский рейд, бухта Палдиски и др. От контактных якорных мин были протралены в КМОР районы Финского залива, Ладожского озера; в ТМОР - фарватер Таллин-Ристна на ширину 3 мили и глубину 25-60 м; в Островном морском оборонительном районе (ОМОР) - подходной фарватер по Виндавским створам на ширину 2 мили и глубоководный фарватер в Ирбенском проливе. Моряки открыли для плавания порты Варнемюнде и Росток с подходными ФВК, Висмар с подходным ФВК, Заснитц и ФВК Свинемюнде-Заснитц, Южный вход в Либаву и внешний рейд, Штралъзунд и восточный фарватер к порту. Уничтожены были минные поля в Путцигском заливе.

Боевое траление в первые послевоенные годы - суровое продолжение войны


Вместе с тральщиками Северо-Балтийского флота траление в 1946 году в Финском заливе (главным образом в Финских шхерах) производили тральщики ВМС Финляндии, как от неконтактных, так и контактных мин (около 200 тральщиков протралили в 1946 году в северной части Финского залива около 4000 кв. миль). Общее количество затраленных и уничтоженных мин и минных защитников на Балтийском море с 1 ноября 1946 года составило: неконтактных донных мин - 58 шт.; неконтактных якорных мин - 243 шт.; контактных якорных мин - 4837 шт.; противодесантных мин -94 шт.; минных защитников - 870 шт.

В целом, несмотря на большую работу, проделанную штабами тральных соединений и личным составом тральщиков, план траления на 1946 год на Балтийском море был выполнен не полностью. Сказались неблагоприятные погодные условия, особенно для катерных тральщиков, и трудности уничтожения минных заграждений на Нарген-Порккала-Уддской позиции, а также на линии Нарген-Аэгна в связи с наличием в их составе сетевых заграждений. Кроме того, тральщики Северо-Балтийского и Юго-Балтийского флотов нередко использовались не по прямому назначению (буксировали баржи с народнохозяйственными грузами, применялись как вспомогательные суда и т.д.). Слаба была и техническая база обеспечения своевременного ремонта тральщиков.

Такие же недостатки в первый год послевоенного траления были и на других флотах нашей страны. Гораздо лучше обстояло дело с тралением в 1947 году. Флоты подготовились к нему заблаговременно, приняли необходимые меры по ремонту тральщиков, укомплектованию их личным составом и т. д. В соответствии с задачами, поставленными Генеральным штабом Вооруженных Сил СССР на этот год по обеспечению безопасности плавания боевых кораблей и транспортов, главнокомандующий ВМС в декабре 1946 года дал указание военным советам флотов по планированию тральных работ. По контактному тралению: Тихоокеанскому, Черноморскому, Юго-Балтийскому и Северо-Балтийскому флотам уничтожить все без исключения контактные минные заграждения; Северному флоту - уничтожить все контактные минные заграждения, за исключением 2, стоявших в стороне от морских путей. По неконтактному тралению всем флотам, кроме Тихоокеанского, расширить протраленные фарватеры во все основные порты, проложить фарватеры во все малые порты и пункты, еще не открытые для плавания, уничтожить неконтактные минные заграждения, расположенные вблизи фарватеров.

Боевое траление в первые послевоенные годы - суровое продолжение войны


В начале марта 1947 года в Главном штабе ВМФ был проведен сбор командиров соединений траления, флагманских минеров и начальников отделений траления штабов флотов и других специалистов. На нем были проанализированы причины, мешающие выполнению планов траления, намечены способы их устранения и методы контроля проводимых работ, рациональное использование тральщиков и т. д. Все это способствовало успешному решению поставленных задач. Планы траления на 1947 год флоты выполнили полностью. На Балтийском море контактным тралением было протралено 3391 кв. миля, на Черном - 1959 кв. миль, на Северном - 482 кв. мили.

Правда, площади, протраленные от неконтактных мин, продолжали оставаться незначительными - 84 кв. мили на Балтике, 110 кв. миль на Черном море, 51 кв. миля на Северном флоте. Это объяснялось тем, что, когда разрабатывалось «Наставление по тралению» (НТ-45), не были еще известны все элементы мин противника. Поэтому оно было составлено в расчете на максимальную гарантию вытраливания мин всех типов. В действительности оказалось не так. Потребовались совершенно новые приемы и методы работ. В дальнейшем, с получением более полных и точных сведений о неконтактных минах и типах их взрывателей, кратность неконтактного траления (число галсов, выполненных тральщиками с включенным тралом) стала выбираться с учетом этих данных. В целом за 1947 год флотами было уничтожено: Балтийским - 351 мина и 196 минных защитников, Черноморским - 331 мина и 10 минных защитников, Северным - 2, Тихоокеанским - 4 мины.

Боевое траление в первые послевоенные годы - суровое продолжение войны


Анализ минной опасности на наших театрах показывал, что если на Тихом океане она практически уже к началу 1948 года перестала существовать, то на Балтийском, Черном морях и на Севере еще оставалась, и главным образом от неконтактных донных мин, контактных мин, поставленных или ставших по неисправности на большое углубление, а также от плавающих мин. Наличие минной опасности на этих морях и в связи с этим ограничение мореплавания вызывали большие непроизводительные простои и пробеги судов торгового флота (общая ориентировочная сумма убытков пароходств за 3 послевоенных года составила 150 млн. руб. и около 2 млн. руб. валюты).

Директивными указаниями главнокомандующего ВМФ по разработке планов траления на 1948 год предлагалось предусмотреть окончание всех основных работ с расчетом обеспечения к концу года, нормальных условий мореплавания. Эти флоты должны были завершить контактное глубоководное траление и приступить к тралению придонным контактным тралом для окончательного уничтожения якорных минных заграждений и ликвидации тем самым источников плавающих мин. После окончания глубоководного контактного траления предусматривалась отмена обязательного плавания кораблей и судов по фарватерам во всех районах, где не ставились неконтактные мины. В районах, где останутся невытраленные неконтактные минные заграждения, существующие ограничения условий мореплавания (т. е. обязательное использование протраленных фарватеров) сохранялись впредь до истечения срока, который будет определяться продолжительностью боевой службы неконтактных мин данного образца. Командующим флотами было предложено использовать в 1948 году корабли-минопрорыватели для траления оставшихся неконтактных мин на основных фарватерах с целью обеспечения плавания по ним не размагниченных судов.

Планы траления на флотах в 1948 году, несмотря на большой объем работы, были в основном выполнены. Контактными тралами была протралена площадь в 3469 кв. миль, неконтактными - 436 кв. миль. В результате было разрешено плавание без повторного размагничивания судам торгового флота во всех районах Белого и Баренцева морей (Северный Морской путь был открыт только для размагниченных судов), вход без повторного размагничивания во все основные порты Балтийского и Черного морей. Постепенно начался, правда, с известной долей риска переход на плавание судов без размагничивания, но по протраленным фарватерам, по которым прошло уже большое число кораблей.

В 1949 году траление на морях СССР проводилось главным образом неконтактными и придонными тралами у портов и военно-морских баз, таких, как Балтийск, Клайпеда, Либава, Виндава, Рига, Таллин, Усть-Нарва, а также отдельных районов в Финском заливе, горле Белого моря, в Азовском и Черном морях. Исследования, проведенные научными учреждениями ВМС в 1946-1948 гг., показали, что все неконтактные мины выходят из строя через 7-8 лет после их постановки. Исходя из этого, командование ВМС приняло решение: минные заграждения из неконтактных мин, сроки живучести которых уже вышли, проверять контрольным тралением, и при отсутствии подрыва мин тралом открывать районы без траления. Это позволило своевременно разрешать плавание всех судов по морям СССР и сэкономить значительные материальные и технические средства.

В результате большой и напряженной работы личного состава тральных соединений флотов и флотилий в первые послевоенные годы (1946-1949 гг.) были очищены от мин значительные морские площади СССР. Позже было организовано повторное придонное траление в целях полного уничтожения минной угрозы.

Помимо проведения боевого траления, борьба с минной опасностью в первые послевоенные годы включала в себя водолазное обследование причалов и гаваней, глубинное бомбометание, поиск и уничтожение плавающих мин. Так, для уничтожения мин в портах и гаванях Таллина, Риги, Лиепайи, Севастополя, Одессы и других проводилось водолазное обследование грунта и причальной линии. Эта очень опасная работа была возложена на специально подготовленные отряды водолазов, которые в специальном немагнитном снаряжении детально осматривали каждый причал и каждый метр гавани. Только на Балтике было обследовано 8,5 млн. кв. м, обнаружено и уничтожено 43 шт. мин, 415 авиабомб, 24 глубинные бомбы.

На рейдах и в узкостях, где из-за стесненности акватории нельзя было применить тралы, для уничтожения мин проводилось глубинное бомбометание. В гавани Гданьска, например, было уничтожено 8 мин, в порту Гдыня - 9 мин. Кроме того, глубинное бомбометание было применено при уничтожении противолодочных сетей на Нарген-Порккала-Уддской позиции. Здесь было подорвано 76,6 кабельтова немецких противолодочных сетей.

В послевоенные годы большую опасность для мореплавания представляли плавающие контактные мины. Они появлялись на поверхности моря из-за обрыва минрепа по причине коррозии, брака при изготовлении, естественной непрочности металла при длительном пребывании под водой. Особенно много появлялось их после штормовой погоды в районах, где были выставлены минные заграждения. В целях борьбы с плавающими минами на Балтийском и других морях штабами флотов были разработаны специальные мероприятия по борьбе с ними. Эти мероприятия предусматривали постоянное наблюдение за морем, береговыми постами, специальный поиск мин кораблями и самолетами по разработанным маршрутам, по графику, но не реже 2-3 раз - в неделю. Всем кораблям и судам в море предписывалось давать оповещение по флоту об обнаруженных плавающих минах и уничтожать их. Всего на Балтийском море в течение 1946-1949 гг. было уничтожено 545 плавающих мин.

Боевое траление в первые послевоенные годы - суровое продолжение войны


Траление всегда было трудоемкой, сложной и чрезвычайно опасной работой, которую, как правило, приходилось проводить при отсутствии точных данных о границах и составе минных полей. Работать тральщикам приходилось порой в условиях штормовой погоды, что наряду с различием систем мин (якорные, антенные, донные неконтактные и другие) в одном и том же минном заграждении еще более осложняло задачу. Минные поля, как правило, были окружены небольшими минами - "минными защитниками", в большом количестве немцы использовали мины-ловушки и иные уловки, которые затрудняли траление и делали его чрезвычайно опасным. Поэтому, несмотря на мастерство наших моряков, в операциях боевого траления в период после 9 мая 1945 года подорвались 74 наших тральщика.

Сами мины, как правило, были оснащены противотральными устройствами и разнообразными ловушками. К примеру, донные неконтактные мины имели высокочувствительные магнитные, акустические или комбинированные неконтактные взрыватели, а также приборы кратности и срочности, которые приводили мину в боевое состояние только после многократного прохождения над ней корабля или через установленное заранее время после её постановки (от часа до нескольких месяцев).

Так, в Финском заливе, где фашисты старались создать непреодолимый минный барьер, линии минных заграждений состояли из нескольких рядов: в первом из них, как правило, стояли мины с ловушками, в последующих - мины различных образцов, предназначавшиеся против малых надводных кораблей. Все мины имели разные углубления - от 20-30 сантиметров до 1,5-2,0 метра, а интервал между минами составлял 20, 30 и 40 метров. Чтобы затруднить траление, немцы прикрыли линии мин большим количеством минных защитников. Также на минах вместо стандартного минрепа из стального троса нередко ставили шестиметровую цепь, устойчивую к воздействиям резаков подсекающих тралов. В поздних постановках на эту цепь стали еще прикреплять два-три резака против тралящих частей. Были даже мины, снабженные специальными приспособлениями, позволяющими пропускать тралы, что резко снижало эффективность траления.

Несмотря на все сложности, в ходе траления советские моряки показали блестящее знание своего дела, а порой и настоящий героизм, что помогло им с честью выполнять самые сложные, трудные задания и открыть безопасное судоходство на всех морях нашей страны. Многие командиры кораблей и дивизионов стали подлинными мастерами по уничтожению минных заграждений. Среди них - североморцы А. Иванннков и В. Голицын, балтийцы А. Дудин, Г. Оводовский, Ф. Пахольчук и Н. Гуров, черноморцы Л. Волков, Ф. Савельев, А. Ратнер, тихоокеанцы В. Пивень, М. Синякоа н многие другие. Вот что, например, говорится в наградном листе о действиях командира отделения минеров тральщика Т-435, старшины 2-й статьи Богачева Юрия Степановича: «...в сентябре 1946 года при взрыве антенной мины в трале часть матросов из состава трального расчета была выброшена взрывной волной за борт корабля. Был выброшен за борт и командир корабля. Богачев принял на себя руководство по спасению личного состава. По его команде была быстро спущена на воду шлюпка, а сам он бросился в воду и спас от гибели контуженого матроса...». Только в 1948 году Указом Президиума Верховного Совета СССР за заслуги по очищению наших морей, озер и рек от мин были награждены орденами и медалями более 1000 офицеров, старшин и матросов. После 1949 года советский флот продолжал уничтожать опасное оружие вплоть до 1957 года, когда была ликвидирована минная опасность на основных фарватерах и морских акваториях.

Источники:
Ачкасов В., Басов А., Сумин А. и др. Послевоенное боевое траление. // Боевой путь Советского Военно-Морского Флота. М.: Воениздат, 1988. С. 471-478.
Соколов Е. Послевоенное боевое траление - неотъемлемая часть Великой Отечественной войны. // Морской сборник 2014. № 5. С. 66–71
Амелько Н. Организация борьбы с минной опасностью в первые послевоенные годы (1946 - 1949 гг.). // Военная мысль 1977. №8. С. 37-43.
Бойко Г. За тралами - чистая вода // Морская газета. 29 января 2016.
Царьков А. Черноморские «Фугасы» // Оружие. 2011. №2. С.52-62.
Автор: Инженер-технарь


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 16
  1. Владимирец 5 сентября 2016 06:54
    Вспомнился советский фильм "Аллегро с огнем".
    1. PPD 5 сентября 2016 11:20
      Спасибо! Всё пытался название фильма вспомнить!! Хотел пересмотреть-пацаном вместо уроков смотрел.
      Автору Спасибо за статью-про тральщики часто незаслуженно забывают.
      PPD
  2. svp67 5 сентября 2016 06:55
    Мне то же этот фильм про смертельно-опасную работу наших флотских минеров вспомнился. Героическая работа тружеников моря...рутинная и нужная.
    А так же, да простят меня моряки, вот этот мультик
  3. казак волгский 5 сентября 2016 08:46
    Пахари Моря- тяжелая и опасная работа........и после Войны Воевали..... Низкий Вам поклон!!!
  4. Monster_Fat 5 сентября 2016 09:00
    Боевое траление продолжается до сих пор. Может показаться странным, но минная угроза времен Второй Мировой войны продолжает сохраняться. Особенно на Балтике и Черном Море. Опасность представляют вполне боеспособные контактные мины, заграждения из которых продолжают находится на своих местах еще с тех времен-в них до сих пор протралены только судоходные фарватеры, которые постепенно расширялись, но сами заграждения все еще стоят. Например, в районе некоторых островов возле Финляндии и территории России. Возле Финляндии каждый год разминированием занимается сводная группа НАТО, которая одновременно испытывает при этом новейшие средства поиска и уничтожения мин. Донные мины тех времен тоже представляют опасность. Мины и затопленные суда с химическими и обычными боеприпасами Времен Первой и Второй мировых войн были основными угрозами при прокладке веток газопровода "Северный поток". Также, например совсем недавно в 2010-2014 годах проводилось уничтожение донных мин выставленных немецкими подводными лодками в Карском море которые мешали вести разведку и добычу нефти и газа в этом районе. Это были специальные виды донных мин разработанные с учетом напряженности магнитного поля в этом районе-со специальными видами взрывателей и корпусов. Разминирование продолжается и в Керченском проливе в районе строительства Крымского моста. Как не покажется странным, но минная опасность сохраняется и на Волге, которая усиленно минировалась немецкой авиацией во время Второй Мировой войны. Минное оружие-грозное оружие, к сожалению в России его развитию и защите от него, в последние 20 лет вообще не уделялось внимания. Морские мины которые есть на складах произведены еще в советское время и хранились без соответствующего внимания из-за чего большинство их непригодно для применения. Средства же борьбы с минной угрозой у нас вообще находятся в "зачаточном" состоянии несмотря на постройку пары тральщиков и закладки малой серии их более современных видов. Это происходит из-за того, что борьба с минным оружием требует огромных денег, которых у нас, как всегда, не хватает. На мой взгляд, чтобы уменьшить траты нужно строить не специальные, пусть даже и очень хорошие, маломагнитные корабли, а идти по пути "контейнеризации" минно-поискового оборудования. То есть разработать такие его образцы, которые могли бы быть смонтированы в контейнерах разного типа для установки на гражданские суда. Причем, разрабатывать надо оборудование с учетом его установки на суда разного водоизмещения для работы в разных районах. Ну и готовить гражданских специалистов "околоморской" сферы пользоваться этим оборудованием на обязательных, специальных курсах повышения квалификации.
    1. Leto 5 сентября 2016 12:53
      То есть разработать такие его образцы, которые могли бы быть смонтированы в контейнерах разного типа для установки на гражданские суда.

      Так то это мировая тенденция. Зачем строить спец. корабль тральщик, если можно контейнер поставить на фрегат/корвет с более мощной ГАС чем на тральщике.
      Средства же борьбы с минной угрозой у нас вообще находятся в "зачаточном" состоянии

      Вместо того чтобы тратить деньги на разработку автономных аппаратов искателей мин у нас строят неимеющиеаналоговвмире пластиковые тральщики бесполезные против современных неконтактных мин.
      1. RomanN 5 сентября 2016 16:36
        Вполне себе такие аппараты разработаны,пока что доводятся до ума ибо процесс затратный по времени
        1. Monster_Fat 6 сентября 2016 09:19
          Не нужны сейчас корабли с мощной ГАС для поиска и уничтожения мин. Сейчас в этом деле произошла "революция" на основе "локаторов бокового обзора". То есть буксируемых или самоходных локаторов с меняющейся сигнатурой и компьютерной обработкой сигнала, позволяющих "рисовать" 3D картину морского дна и толщи воды. Последний "писк" в этой области, который во всю, сейчас используют шведы, помогая финам уничтожать мины времен войны в водах Балтики -это роботизированные, подводные, автономные комплексы с локаторами бокового обзора.
  5. qwert 5 сентября 2016 09:03
    С интересом прочитал. Об этом редко вспоминают. А ведь для них война в 1945 году не закончилась. Опасная и тяжелая боевая работа продолжалась
    Светлая память павшим матросам!
  6. амурец 5 сентября 2016 09:16
    Автору +! О борьбе с минами на Балтике хорошо описал Ф.Б.Мудрак в своей книге " На тральных галсах". В годы войны он командовал дивизионом катеров-тральщиков.
  7. Андрей НМ 5 сентября 2016 10:48
    Можно и нужно вспомнить такого выдающегося человека, как Гейро Абрам Борисович. Он очень много сделал как в вопросах борьбы с минной опасностью, так и в разработке новых видов минного вооружения. В годы войны он участвовал в разминировании фарватеров, обезвреживании бесконтактных и других мин. Был главным инженером в нескольких ЦКБ и НИИ, затем был начальником минно-торпедной кафедры в училище инженеров оружия, а потом во ВВМУППе. После выхода на пенсию остался там преподавателем. Спросите любого выпускника ВВМУППа тех лет (до 1988 года), вам ответят, что это был один из самых уважаемых преподавателей 2-го факультета.
    Капитан 1 ранга, профессор... Сталинская премия, Орден Ленина, Боевого Красного Знамени, Отечественной Войны 2-х степеней, 2 ордена Красной Звезды... И большое количество совсем не юбилейных медалей. Думаю, что это о многом говорит. Являлся прототипом главного героя фильма "Аллегро с огнем".
  8. m262 5 сентября 2016 12:29
    Статья просто класс!!!
    Именно из-за таких статей я на ВО и регистрировался!
    Да простит меня администрация сайта, задолбали краткие выдержки из информационных лент, для них хватает яндекса и прочих. Где аналитика? Где развернутые обзоры? Куда делось Военное Обозрение?
    И, ну крайне неудобный вид сайта, я понимаю, реклама, деньги, но допилите пожалуста до вида хоть напоминающего старый формат. Верните минусы, а то в коментариях остались одни лозунги, а раньше это был диалог, зачастую интереснее самой статьи.
    Хао, я все сказал!
    1. Святослав 5 сентября 2016 14:24
      "Лучшее" - враг хорошего. Особенно, когда нас считают "пользователями" и подводят к единому знаменателю, т.е. к ЕГЭ-ным сущностям. А они как известно не способны на умственно-аналитические и аргументированно-доказательные размышления.
    2. Ретвизан 7 сентября 2016 17:28
      соглашусь тоже. Однако начинаешь ценить такие статьи намного сильнее в ворохе абсолютного информационного шума.
      По статье--тяжелая, смертельная работа с минами. Для мин-война никогда не закончена!
  9. Рюрик 5 сентября 2016 15:00
    Цитата: qwert
    С интересом прочитал. Об этом редко вспоминают. А ведь для них война в 1945 году не закончилась. Опасная и тяжелая боевая работа продолжалась
    Светлая память павшим матросам!
  10. евген 6 сентября 2016 08:59
    Статья офигительная!!!У нас,в Керчи,памятник поставили.Тем ребятам,кто пролив разминировал.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня