Балтика, 1945-й. Действия советских подводных лодок

Балтика, 1945-й. Действия советских подводных лодок


Выход наших войск в 1944 году к Балтийскому морю и вывод Финляндии из войны коренным образом улучшили положение Краснознаменного Балтийского флота (КБФ). Он вышел из Финского залива в акваторию Балтийского моря. Германское командование старалось всеми силами обезопасить свои транспортные морские перевозки, объем которых резко возрос, так как от них напрямую зависела боеспособность курляндской группировки, которая оказалась прижатой к морю. Кроме того, оно требовало от кораблей всевозможного содействия сухопутным войскам, поэтому усилило состав флота в Балтийском море с помощью кораблей, переведённых из Северного и Норвежского морей.

К началу 1945 г. на Балтийском море у немцев имелось 2 линкора, 4 тяжелых и 4 легких крейсера, более двух сотен субмарин, свыше 30 эсминцев и миноносцев, порядка семи десятков торпедных катеров, 64 тральщика, почти две сотни десантных судов и значительное количество сторожевых кораблей и катеров.


Исходя из сложившейся обстановки и общего плана наступления Красной Армии в Восточных районов Пруссии и Померании, Ставка ВГК поставила перед КБФ в кампании 1945 года основной задачей нарушение вражеских морских сообщений. К 1945 году из 20 имевшихся в составе бригады подводных лодок (БПЛ) КБФ шесть было развернуто на вражеских коммуникациях в Балтийском море.

Подлодки дислоцировались в Кронштадте, Ханко, Хельсинки и Турку. Боевое управление ими осуществлялось с плавбазы «Иртыш», находившейся в Хельсинки. Для обеспечения взаимодействия подводных сил с авиацией в Паланге был создан выносной пункт управления, способствовавший улучшению обмену информации о местонахождении конвоев противника и управления силами.

13 января 1945 года войска 3-го Белорусского фронта перешли в наступление, дав начало Восточно-Прусской операции, а днем позже в нее включились и войска 2-го Белорусского фронта. В начале февраля силы этих фронтов вышли на побережье Балтийского моря, в результате чего восточно-прусская группировка оказалась расчлененной на 3 части: хейльсбергскую, кенигсбергскую и земландскую. В ликвидации кенигсбергской и земландской группировок вместе с наземными войсками участвовали все рода сил КБФ.

Исходя из складывающейся на балтийском побережье обстановки и в связи с действиями советских сухопутных войск адмирал В.Ф. Трибуц поставил перед бригадой подлодок задачи: нарушать неприятельские коммуникации в южной и юго-западной районах Балтийского моря, вплоть до Померанской бухты, прервать сообщения курляндской группировки и совместно с авиационными силами блокировать порт Либава. В море должны были находиться одновременно 6-8 подводных лодок. Тем из них, которые действовали в районе приморских флангов наших сухопутных войск, надлежало вести борьбу с боевыми кораблями противника с целью недопущения обстрелов ими советских войск. Также им предстояло осуществлять оперативную разведку подходов к германским базам гитлеровцев в южной части Балтийского моря, ставить мины на маршрутах движения вражеских конвоев.

Чтобы выполнить эти задачи, командир бригады контр-адмирал С.Б. Верховский решил для ведения активных боевых действий на неприятельских коммуникациях развернуть лодки в районах, которые располагались на подходах к Виндаве и Либаве, западней Данцигской бухты и от меридиана маяка Брюстерорт.

Предусматривалось взаимодействие подлодок с авиацией, которое должно было выражаться в непрерывной взаимной информации штабов БПЛ и ВВС о данных авиационной разведки и изменении районов действий подлодок, их выходе на позиции и возврате в базы.

Переход ПЛ на позиции из баз производился по шхерным фарватерам под проводкой лоцманов в сопровождении корабля охранения, а с появлением льда — и ледокола. В точку погружения подводная лодка выходила, как правило, после захода солнца, следовала в подводном положении не менее 25 миль, после чего командир, оценив обстановку, сам избирал способ перехода на позицию. Основным методом действия подлодок было крейсерство в выделенных ограниченных районах.

Балтика, 1945-й. Действия советских подводных лодок


Своевременно поступавшие данные авиаразведки о движении конвоев давали возможность командирам субмарин правильно оценивать обстановку в своем районе, производить необходимые расчеты, выходить на курс движения кораблей противника и осуществлять атаки. Так, используя данные авиаразведки, выходили на курсы конвоев врага и атаковали транспорты «Щ-303», «Щ-309», «Щ-310» и др.

Боевой счет в 1945 году открыла подводная лодка «Щ-310» капитана 3 ранга С.Н. Богорада. Ночью 7 января 1945 года, находясь в надводном положении, подлодка обнаружила караван в составе 3 транспортов, охраняемых кораблями и катерами. Лодка перешла в позиционное положение. (Позиционное положение подвойной лодки — надводное положение удифферентованной лодки, способной в любой момент погрузиться. При этом положении заполнены цистерны главного балласта, а средняя цистерна и цистерна быстрого погружения продуты. В позиционном положении подводная лодка обладает наименьшими мореходными качествами, может идти исключительно малым ходом и находиться на поверхности моря при волнении не свыше трех баллов.)

Сократив дистанцию до 3,5 кабельтовых, «Щ-310» произвела залп по головному транспорту тремя торпедами веером. Две торпеды поразили транспорт, который затонул. 62 суток действовала «Щ-310» в сложных зимних условиях. За этот период она прошла 1210 миль в подводном и 3072 в надводном и положении. Лодка хорошо выполнила задачу разведки, выявила систему противолодочной обороны и приемы действий дозорных кораблей противника, что явилось ценной информацией для наших лодок, которые должны были выйти в боевые походы.

В январе успешно действовали и другие наши подводные лодки. Первой, вышедшей в море в новом 1945 году, стала «Щ-307» капитана 3 ранга М.С. Калинина. 4 января она покинула базу и в полночь 7 января заняла назначенную ей на подходе к Либаве позицию. Вечером 9 января «Щ-307» лежала на грунте, когда акустик доложил о появлении шумов винтов кораблей конвоя. Всплыв в позиционное положение, командир обнаружил огни большого транспорта и корабли охранения. Развернув лодку для атаки кормовыми торпедными аппаратами, Калинин с дистанции 6 кабельтовых произвел двухторпедный залп. Обе торпеды поразили транспорт, который быстро затонул. Сторожевые корабли более двух часов настойчиво преследовали «Щ-307», сбросив на нее 226 глубинных бомб; 70 из них разорвались вблизи.

Исправив повреждения, лодка продолжала искать противника. Ночью она осуществляла поиск, находясь в надводном положении, днем — под перископом. Вечером 11 января лодка находилась в крейсерском положении. Крейсерское положение подводной лодки — надводное положение удифферентованной лодки, с заполненной цистерной быстрого погружения и незаполненными цистернами главного балласта и средней цистерной. В крейсерском положении подводная лодка способна к быстрому погружению.

Вскоре с подводной лодки были замечены ходовые огни двух транспортов и двух сторожевых кораблей. «Щ-307» начала маневрирование для выхода в торпедную атаку. В этот момент корабли охранения заметили лодку, осветили ее ракетами и начали обходить с обоих бортов. Ей пришлось развернуться на контркурс и погрузиться. Убедившись, что противник прекратил преследование, командир принял решение всплыть и продолжать атаку. «Щ-307» сблизилась с противником и с дистанции 5 кабельтовых произвела трехторпедный залп по транспорту, который загорелся и затонул.

Успех сопутствовал и другим экипажам. Например, ПЛ «К-51» капитана 3 ранга В.А. Дроздова, 28 января атаковала стоявшее на рейде Рюгенвальдемюнде транспортное судно и потопила его. 4 февраля в районе Либавы, подлодка «Щ-318» капитана 3 ранга Л. А. Лошкарева, несмотря на тяжелые гидрометеоусловия и сильное противодействие кораблей противолодочной обороны, один вражеский транспорт потопила, а второй повредила.

Балтика, 1945-й. Действия советских подводных лодок


10 февраля наземные войска силами двух Белорусских фронтов приступили к осуществлению Восточно-Померанской операции. Наши армии рассекли вражескую группировку н в начале марта вышли к Балтийскому морю. В феврале и марте германское командование занималось интенсивной переброской войск из Курляндии в Данцигскую бухту и Восточную Пруссию. Движение транспортов между Либавой и Данцигской бухтой значительно возросло, в связи с чем наши подводные силы активизировали свою боевую деятельность в этом районе.

Так, 18 февраля вышла из базы гвардейская ПЛ «Щ-309» капитана 3 ранга П.П. Ветчинкина. Утром 23 февраля, когда лодка маневрировала на позиции вблизи Либавы, сигнальщик старшина 1 статьи К. Т. Альшаников и матрос Ф.И. Коробко при лунном свете (видимость была до 15 кабельтовых) обнаружили транспортное судно, идущее в охранении пары сторожевых кораблей. Сократив дистанцию до 9 кабельтовых, «Щ-309» трехторпедным залпом потопила транспорт. Один из кораблей охранения открыл по лодке артиллерийский огонь, а другой начал преследование. Оно продолжалось 5 часов. Бомбы рвались совсем рядом. В результате взрывов 28 бомб были повреждены командирский перископ и некоторые другие приборы. Несмотря на это, лодка произвела еще ряд атак, после чего вернулась на базу. 24 февраля в Данцигской бухте пустила на дно транспортное судно и повредила сторожевой корабль ПЛ «К-52» капитана 3 ранга И.В. Травкина.

Балтика, 1945-й. Действия советских подводных лодок


Для борьбы с советскими подводными лодками и обеспечения безопасности своих морских коммуникаций немцы развернули усиленную дозорную службу надводными кораблями и субмаринами, создали специальные поисково-ударные группы из кораблей, оборудованных гидроакустической аппаратурой. Основной задачей этих групп являлось уничтожение наших лодок или вытеснение их из района движения конвоя. Для этого впереди по курсу следования конвоев враг производил профилактическое бомбометание. Обнаружив подводную лодку, корабли охранения некоторое время преследовали ее с целью загнать на глубину и дать возможность пройти транспортам. Одновременно они вызывали в район обнаружения поисковые группы, для длительного преследования лодки. Оно могло продолжаться до двух суток, при этом сбрасывалось порядка 200 глубинных бомб.

В юго-западной части Балтийской акватории, для поиска наших подводных лодок немцы днем и в светлые лунные ночи использовали самолеты, которые, обнаружив лодку, ракетами или другими способами оповещали о ее местонахождении надводные корабли. В целях ПЛО враг широко применял подводные лодки, маскировку, используя акустические трещотки, которые не давали возможность прослушивать шумы винтов кораблей. Чтобы избежать встреч с нашими лодками, фашисты осуществляли переходы в ночное время или в плохую видимость. А для затруднения действий наших лодок враг производил перевозки на быстроходных транспортах. В состав конвоя включалось 2-3 транспорта, которые охранялись миноносцами, сторожевиками и катерами.

Однако советские подводники продолжали наращивать мощь своих ударов. В результате выхода советских войск к южным берегам Балтийского моря и окружения кенигсбергской и данцигской группировок в марте противник приступил к интенсивной эвакуации войск, техники и вывезенного с оккупированных территорий ценного имущества в западные германские порты. Это вызвало активизацию движения транспортов из портов Данцигской бухты в порты Померании. Поэтому основная часть наших лодок была развернута в этом направлении. Деятельность подводников стала еще более эффективной.

Так, 1 марта, днем, ведя поиск в подводном положении, лодка «К-52» обнаружила шум винтов транспортного судна, но большая волна не позволяла атаковать его на перископной глубине. Тогда И.В. Травкин погрузил лодку на глубину порядка 20 м и решил провести атаку, используя данные гидроакустических приборов. Благодаря высокому мастерству командира и отличной подготовке акустика первая на Балтике бесперископная атака была осуществлена успешно. Пустив на дно еще два судна и израсходовав все торпеды, «К-52» 11 марта вернулась в базу.

В свой очередной боевой поход подводная лодка «К-52» вышла 17-го апреля, а продолжался он до 30 апреля. За это время «К-52» потопила 3 вражеских транспорта, несмотря на мощное противодействие противника. Так, во время преследования 21 апреля сторожевые корабли за 45 минут сбросили на нее 48 глубинных бомб. Весь день 24 апреля район, где находилась лодка, бомбили самолеты, сбросив около 170 бомб. Всего за время похода самолеты и корабли обрушили на «К-52» 452 бомбы, из них 54 разорвались на расстоянии от полусотни до 400 метров. Однако командир искусным маневрированием отрывался от врага. Экипаж умело вел борьбу за живучесть своего корабля. Подлодка благополучно возвратилась на базу.

Балтика, 1945-й. Действия советских подводных лодок


Смело, спокойно, решительно действовал, активно искал вражеские суда в Данцигской бухте командир подводного минзага «Л-2» капитан 2 ранга С. С. Могилевский. Используя гидроакустическую аппаратуру, он 6 раз обнаруживал фашистские конвои, пять раз выводил лодку в атаку. Утром 25 марта, когда лодка шла на глубине около 25 метров, акустик зафиксировал шум винтов кораблей и работу гидролокаторов. Лодка всплыла на перископную глубину, и командир увидел конвой в составе 6 транспортов, миноносцев и сторожевых кораблей. Сократив дистанцию до 6,5 кабельтовых, «Л-21» произвела трехторпедный залп по транспортному судну и потопила его. Это была третья в этом походе победа минного заградителя.

К концу марта советские войска полностью очистили от фашистов Восточную Померанию. Нашими соединениями были заняты порты Гдыни и Данцига. В апреле КБФ была поставлена задача содействовать Красной Армии в ликвидации германских группировок, которые оказались в окружении в районах Кенигсберга, Пиллау (Балтийск), Свинемюнде и Хела. В эти районы перемещались позиции наших подлодок, которые уничтожали вражеские суда и корабли, совершающие переходы морем. Получив боевой приказ, 23 марта вышла из базы в направлении Данцигской бухты гвардейская ПЛ «Л-3» капитана 3 ранта В.К. Коновалова. Большого успеха она добилась 17 апреля. В 00 час. 42 мин. акустик различил шумы винтов транспортных судов и сторожевых кораблей. Лодка начала маневрировать для торпедной атаки. Чтобы догнать конвой, подводной лодке пришлось идти в надводном положении на дизелях. В 23 часа 48 минут с дистанции 8 кабельтовых трехторпедным залпом «Л-3» потопила теплоход «Гойя», который перевозил порядка 7000 человек, среди которых было более тысячи германских подводников, а большую часть составляли солдаты вермахта. В последнее время стало модно преподносить гибель « Гойи» как преступление советских подводников, так как на судне среди военных было и определенное количество беженцев. При этом авторы этих утверждений полностью игнорируют тот факт, что потопленное судно никоим образом нельзя было считать госпитальными или гражданскими. Транспорт шел в составе военного конвоя и имел на борту военнослужащих вермахта и кригсмарине. Судно несло военную камуфляжную окраску, а также имело на борту зенитное вооружение. В то же время отсутствовал знак Красного креста, однозначно исключающий суда из объектов для атаки. Следовательно, «Гойя» был законной целью для подводников любой страны антигитлеровской коалиции.

Балтика, 1945-й. Действия советских подводных лодок


Мартовские и апрельские походы лодок свидетельствовали о том, что немецкое командование значительно усилило силы ПЛО. В некоторых случаях противодействие противника было настолько велико, что советским подводным лодкам приходилось прекращать атаку и покидать район движения вражеского конвоя.

Кроме торпедного оружия, лодки использовали и минное. Так, подводные минзаги «Л-3», «Л-21» и «Лембит» выставили на путях движения немецких конвоев и на подходах к германским базам 72 мины. Примерные районы постановки мин назначались командиром бригады. Командиры лодок ставили мины после производства доразведки и выявления фарватеров врага. Так, подводный минзаг «Лембит» капитана 2 ранга А.М. Матиясевича 30 марта поставил на пути вражеских кораблей 5 банок, по 4 мины в каждой. В апреле на этих минах погибли транспорт, два сторожевых корабля и корабль ПЛО противника.

Помимо нарушения морских коммуникаций, подводные лодки КБФ противодействовали обстрелу вражескими кораблями наших войсковых соединений в прибрежном районе, вели разведку баз противника, мест, подходящих для высадки десантов. Например, подводная лодка «Щ-407» разведала место высадки десанта на о. Борнхольм. Гвардейская ПЛ «Л-3», произведя в конце января минную постановку и ряд торпедных атак на подходах к Виндаве, 2 февраля по приказанию командира БПЛ перешла в район Брюстерорт-Заркау для атак кораблей, обстреливавших наши части на Земландском п-ове. 4 февраля подводная лодка выпустила залпом три торпеды по эсминцу. После атаки «Л-3» противник прекратил обстрел советских войск. Также в это время «Л-3» поставила на пути движения фашистских кораблей мины. 10 марта по распоряжению командующего флотом с целью предотвращения обстрела приморских флангов советских войск, находившихся на померанском побережье, в Данцигской бухте были развернуты ПЛ «Л-21» и гвардейская «Щ-303».

Успех боевых действий ПЛ зависел от боевой выучки личного состава. От подводников требовалось превосходное знание материальной части, тактико-технических данных корабля, поэтому командиры большое внимание уделяли боевой подготовке. Подготовка офицеров в основном складывалась из разбора боевых походов с детальным анализом действий подводников. Так, на сборе командиров минно-торпедных БЧ подводных лодок, проходившем с 1 по 3 марта, был произведен разбор успешных торпедных атак подлодок «Щ-307», «С-13», «К-52» и др. Аналогичный сбор провели со старшинами групп, командирами отделений, штатными торпедистами и минерами, что способствовало повышению их квалификации, умелым действиям в ходе торпедных атак и минных постановок. Только с января по март 1945 года в целях передачи боевого опыта состоялось 14 занятий с офицерами и старшинами электромеханических подразделений. На них выступили с докладами командиры боевых частей подводных лодок «С-13», «Д-2», «Щ-310», «Щ-303» и др.

Балтика, 1945-й. Действия советских подводных лодок


В 1945 году напряженность работы механизмов сравнительно с 1944 г. значительна возросла. Например, подлодка «Л-3» за три месяца 1945 года прошла 3756,8 мили, а за весь предыдущий год — лишь 1738 миль; ПЛ «С-13» за 1944 год прошла 6013,6 мили, а за один поход 1945 года — 5229,5 мили. Кроме того, преимущественно в ночных атаках и поисках врага в надводном положении увеличивалась нагрузка на дизели.

Несмотря на возросшее напряжение в работе механизмов, выходов их из строя по вине личного состава не было, а когда появлялись повреждения, подводники быстро устраняли их своими силами. Так, на «Щ-307» вышла из строя муфта-бамаг. Старшины Н. И. Танин, А. П. Дружинин и В. Н. Сухарев за 12 часов ввели ее в строй. Аналогичную неисправность за 16 часов устранили старшины А. И. Дубков и П. П. Шур на «Щ-310». В заводских условиях по техническим нормам на эту работу отводилось 40 часов.

За четыре месяца 1945 года подводные силы КБФ потопили 26 транспортов. На минах, выставленных под лодками, подорвались 6 германских кораблей и 3 транспорта. Фашисты потеряли 16 субмарин, которые были задействованы в ПЛО. Наши потери в 1945 году составили одну подводную лодку — «С-4», которая погибла в районе Данцигской бухты. Действия подводных сил КБФ способствовали достижению успеха наземным войскам в Прибалтике, Восточной Пруссии и Восточной Померании.

Источники:
Ачкасов В., Басов А., Сумин А. Боевой путь советского Военно-морского флота. М.: Воениздат, 1988. С. 318-324.
Ачкасов В., Павлович Н. Советское военно-морское искусство в Великой Отечественной войне. М.: Воениздат, 1973. С. 302-321.
Емельянов Л. Советские подводные лодки в Великой Отечественной войне. М.: Воениздат, 1981. С 48-67.
Морозов М. Подводные лодки ВМФ СССР в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. Летопись боевых походов. Часть 1. Краснознаменный Балтийский флот. М.: Полигон, 2003. С. 3-94.
Чирва Е. Подводная война на Балтике. 1939-1945 гг. М.: Яуза, Эксмо, 2009. С. 18-34, 127-146.
Воробьев В. Боевые действия подводных лодок КБФ // ВИЖ. 1971. №1. С. 31-39.
Золотарев В. Козлов И. Три столетия российского флота. 1941-1945. СПб.: ООО «Издательство «Полигон», 2005. С.112-119.

Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 29
  1. qwert 27 сентября 2016 07:03
    В последнее время стало модно преподносить гибель « Гойи» как преступление советских подводников, так как на судне среди военных было и определенное количество беженцев.
    Есть такое, они и Маринеско обвиняют, что он потопил мирных жителей. По ходу наши подводники должны были всплывать и требовать документы на груз у каждого транспорта идущего в конвое, а потом решать. Ну да Бог им судья этим современным псевдоисторикам.
    В статье упоминается Травкин. Читал в советских книгах, что о выходе Травкина в море, немцы предупреждали свои корабли и суда об этом. Совсем как про Покрышкина : "В море, Травкин!". Не знаю насколько это достоверно , но читал об этом как минимум у двух авторов.
    1. stalkerwalker 27 сентября 2016 11:06
      [quote По ходу наши подводники должны были всплывать и требовать документы на груз у каждого транспорта идущего в конвое, а потом решать. Ну да Бог им судья этим современным псевдоисторикам.][/quote]
      Это к маю в светлое время суток ещё можно было (?) рассмотреть тип корабля или транспорта. А в осенне-зимний период можно было видеть издалека огни ( а ты подойди поближе - и попадёшь под воздействие кораблей ПЛО), засечь шумы гидроакустикой.
      Что же касается судеб гражданского населения, эвакуировавшегося транспортами из Курляндии, Кенигсберга, Данцига и др. портов морским путём - так это война... Пусть спросят у Алоизыча, каким бомбёжкам подвергались эвакуированные из западных областей СССР в 41--м и 42-м годах. КАк пешим порядком, так и на а/транспорте, по железной дороге.
  2. parusnik 27 сентября 2016 07:57
    В последнее время стало модно преподносить гибель «Гойи» как преступление советских подводников, так как на судне среди военных было и определенное количество беженцев.
    ...как советские так преступления, а немцы топили советские суда даже с Красным крестом, чисто из гуманных побуждений...
  3. Оператор 27 сентября 2016 10:11
    Блин, автор: «Маринеско - нет, не знаю»
    1. stalkerwalker 27 сентября 2016 11:16
      Блин, автор: «Маринеско - нет, не знаю»

      Следует подчеркнуть, что, несмотря на тот факт, что большинство людских потерь «Густлофа» составили беженцы и раненые, сам лайнер являлся вполне законной целью для торпедной атаки. Как и подавляющее большинство других вспомогательных судов кригсмарине, он нес маскировочную окраску и легкое зенитное вооружение, которым наверняка бы воспользовался, обнаружь немецкие сигнальщики «С-13» на небольшой дистанции перед атакой. С другой стороны, командир «эски» имел приказ вести «неограниченную подводную войну» в пределах позиции, так что, упусти он лайнер, ему пришлось бы отвечать за это по всей строгости законов военного времени. Никакого выбора, никаких ограничений не существовало – следовало топить цель, что Маринеско с успехом и выполнил.

      Если оценивать общие заслуги командира ПЛ С-13, то Маринеско по сути ходил в "штрафниках" у командования Балтфлота.
      Свалившаяся внезапно на голову Александра Ивановича Маринеско слава не принесла ему счастья. О том, что именно он потопил «Густлоф», стало известно, по-видимому, в середине – конце февраля из сообщений финского и шведского радио. Лодка вернулась из похода 15-го числа, а уже спустя несколько дней комдив Орел писал в представлении командира «С-13» к званию «Герой Советского Союза»«…Потоплением лайнера «Вильгельм Густлоф» нанесен непоправимый удар по подводному флоту фашистской Германии, так как при потоплении погибло такое количество подводников, которое было бы достаточно для укомплектования 70 подводных лодок среднего тоннажа. Этим ударом ПЛ «С-13» под командованием капитана 3-го ранга Маринеско сорвала планы фашистских захватчиков на море».

      Ответная резолюция выражалась в виде штампа на представлении: «Орден Красного Знамени пр. ККБФ № 30 от 13.3.45 г.». По всей видимости, командование бригады ПЛ и Балтфлота произвело расчет по формуле «Герой Советского Союза минус совершенное преступление равно ордену Красного Знамени». Очевидно, Александр Иванович был несогласен с подобным решением. Может, он хотел, чтобы с ним поступили так же, как маркиз Лантенак с провинившимся матросом в романе В. Гюго «93-й год» – сначала наградил за храбрость, а затем отдал под суд и расстрелял за нерадивость. Если это так, то доблестному командиру «С-13» следовало бы знать, что советский суд не только наказывал провинившихся, но и автоматически лишал их всех государственных наград.
      Так или иначе, но следующий поход, совершенный субмариной в последние недели войны, явил истории уже совершенно другого Маринеско. Вот лишь некоторые выдержки из заключения о результатах боевого похода, сделанного командиром дивизиона и командиром бригады:
      «1. За период нахождения в море, на позиции, в зоне интенсивного движения противника с 23.04.45 г. 7 раз обнаруживал цели для атаки, но атаковать не мог… (далее идет конкретное описание всех случаев).
      Вывод: Боевую задачу подлодка не выполнила. Действия командира неудовлетворительные (капитан 1-го ранга Орел).
      …Находясь на позиции, командир ПЛ имел много случаев обнаружения транспортов и конвоев противника, но в результате неправильного маневрирования и нерешительности сблизиться для атаки не смог…
      Выводы: 1. Действия командира ПЛ на позиции неудовлетворительные. Командир ПЛ не стремился искать и атаковать противника…
      2. В результате неактивных действий командира ПЛ «С-13» поставленную боевую задачу не выполнила. Оценка боевого похода ПЛ «С-13» неудовлетворительная (командир бригады капитан 1-го ранга Курников)».
      То, что низкие боевые показатели были не случайными, подтверждает поведение Маринеско на берегу Утром 23 мая лодка ошвартовалась в Турку, а уже 31-го числа командир дивизиона подал рапорт о том, что «подводник № 1» все это время пьет, служебными обязанностями не занимается и его дальнейшее пребывание в должности командира недопустимо
      1. Оператор 27 сентября 2016 15:19
        Ну и на хрена вы привели субъективные мнения бл..дей (ни разу не выходивших в боевые походы) о "низких боевых показателях" командира подводной лодки С-13?

        Лучше ознакомьтесь с потопленным тоннажем на счету С-13 под командованием капитана 3-го ранга А.Маринеско (46000 тонн) и сравните с потопленным тоннажем на счету всех остальных подводных лодок Балтийского флота.

        Вместо того, чтобы тиражировать пасквили на Героя Советского Союза Александра Маринеско, неплохо было бы ознакомится с характеристикой его непосредственного воинского начальника командира дивизиона подлодок капитана 1-го ранга Орла Александра Ефстафевича, который заставил экипаж С-13 после триумфального, но исключительно тяжелого боевого похода три часа пробираться подо льдом к финскому порту Турку, после чего (а не до того) соизволил встретить С-13 на ледоколе, используя последний как разъездной катер.

        И это при том, что в то время пунктом базирования дивизиона была советская военно-морская база на острове Ханко, откуда и вышла С-13 в свой боевой поход.

        Пасквиль на А.Маринеско был составлен по итогам последнего боевого похода С-13 с 20 апреля по 23 мая 1945 года, когда на борту подводной лодки (впервые за всю войну) находился начальник подводного плавания Балтийского флота контр-адмирал А.М.Стеценко, который за этот поход был награжден орденом Нахимова.
        Наличие на борту кабинетного флотоводца, организовавшего из боевого похода турпоездку за орденом в последние дни войны, и было причиной отказа командира С-13 от атак противника.
        1. stalkerwalker 27 сентября 2016 21:08
          Цитата: Оператор
          Ну и на хрена вы привели субъективные мнения бл..дей (ни разу не выходивших в боевые походы) о "низких боевых показателях" командира подводной лодки С-13?

          Октябрьский поход 1944 г.
          Казалось бы, долгожданный момент – подводники Балтики снова вырвались на оперативный простор, ан нет.
          1 октября лодка покинула Кронштадт, прошла по внутренним фарватерам финских шхер и уже утром 8-го заняла отведенную позицию севернее полуострова Хель, на подходах к Данцигской бухте. Обнаружение цели в районе, где сходились две главные морские коммуникации немцев на Балтике в то время (Готенхафен – Либава и Готенхафен– порты западной Балтики), не заставило себя долго ждать. На исходе первых суток, ранним утром 9 октября был обнаружен одиночный транспорт («Зигфрид», 563 брт). Сблизившись с ним, Маринеско произвел трехторпедный залп. В данном случае дистанция составляла всего 4,5 кабельтовых, и все-таки произошел промах. Промах повторился спустя две минуты, когда последняя торпеда, имевшаяся в носовых аппаратах, также минула цель. По этому поводу в послепоходном заключении командир дивизиона капитан 1 – го ранга А.Е. Орел (которого многие ярые апологеты Маринеско рисуют в качестве завистника и злого гения народного героя) написал: «Заявление командира, что ТР в момент 3-торпедного залпа застопорил ход, а в момент одиночного выстрела дал ход, и этим объясняются промахи, неверно, т. к. торпеда должна была попасть в ТР через 32 сек., а ТР, застопорив ход и сразу же погасив инерцию (чего быть не может), не дошел бы до точки встречи с торпедой только 90 метров, что при стрельбе веером с растворением 2 градуса 20 минут в обе стороны при такой дистанции все равно привело бы к попаданию. Такой же расчет можно сделать и для повторного выпуска по стоящему ТР одной торпеды».
          В данном случае удручает не сам факт промаха, а то, что Маринеско слукавил, не захотел признать свою ошибку. Еще раз он слукавил несколькими минутами позже, когда, выпустив по транспорту 39 100-мм и 15 45-мм снарядов и насчитав в общей сложности 11 попаданий, он объявил судно потопленным. На самом деле транспорт только потерял ход и накренился, что не помешало немцам после ухода «С-13» дать ход и приткнуться к отмели у косы Хель. К весне 45-го судно было введено в строй, участвовало в эвакуации немцев из Данцигской бухты и плавало в составе западногерманского торгового флота до 1954 г., когда его сдали на слом. Еще более досадным и непонятным фактом является попытка Маринеско «повысить» атакованного каботажника до ранга 5000-тонного транспорта. Случайная ошибка в данном случае опять же исключается, поскольку Маринеско не только имел возможность рассматривать судно в течение часа с любых дистанций, но и как бывший моряк торгового флота обязан был знать массогабаритные и архитектурные различия между разными классами судов. Так или иначе, даже это скромное суденышко не удается занести на счет «подводника № 1», что, впрочем, не явилось препятствием для награждения Маринеско орденом Красного Знамени
          И сколько таких "5-тысячников" в 46000 потопленного тоннажа по докладам А.Маринеско?
          В. Доценко в своей книге «Мифы и легенды русской морской истории» написал, что, возвеличивая Маринеско, мы незаслуженно обижаем других подводников. Нам кажется, что правильнее было бы сказать по-другому. Возвеличивая Маринеско и его «подвиг», мы в первую очередь демонстрируем незнание истории, пренебрежение к фактам и вопиющее попирание общечеловеческих ценностей. Мы в очередной раз доказываем «свету», что квасной патриотизм, замешанный на мнимых подвигах, нам милее, чем истинные герои войны, подлинные свершения которых, быть может, менее впечатляют. Нам, чтобы ощущать себя полноценными, почему-то всегда нужны «левши, которые блоху подкуют». Может быть, для того, чтобы за их громкой славой было бы легче спрятать от общества нелицеприятные факты многочисленных поражений или цифры мизерных боевых успехов, обусловленные порочной военной организацией, слабой подготовкой и отсталым техническим оснащением. Ведь давно пора бы понять, что подвиг наших моряков не в том, что они топили судов столько же или больше, чем англичане или немцы, а в том, что, несмотря на массу неблагоприятных факторов и обстоятельств, они честно выполняли свой долг перед Родиной и наносили врагу ущерб настолько, насколько это было для них возможно.
          1. Оператор 27 сентября 2016 23:03
            Да-да, всем известно - Маринеско приписал себе потопление «Густлофа» и «Штойбена» общим тоннажем 40000 тонн am

            Еще раз и без демагогии - сколько потопленного тоннажа на счету у остальных подводников Балтийского флота во ВМВ?
            1. stalkerwalker 27 сентября 2016 23:20
              Цитата: Оператор
              Да-да, всем известно - Маринеско приписал себе потопление «Густлофа» и «Штойбена» общим тоннажем 40000 тонн

              Цитата: stalkerwalker
              Свалившаяся внезапно на голову Александра Ивановича Маринеско слава не принесла ему счастья. О том, что именно он потопил «Густлоф», стало известно, по-видимому, в середине – конце февраля из сообщений финского и шведского радио

              Делайте вывод : выходил в атаку, топил корабли и транспорты. Зафиксировать итог атаки не было возможности - либо плохая видимость, либо противодействие сил ПЛО ( а чаще всего - и то, и другое), вынуждавшее ПЛ срочно покинуть позицию.
              Пример с транспортом «Зигфрид», 563 брт лежит в той же плоскости, что и заявленное кол-во сбитых самолётов противника ВСЕМИ участниками воздушных боёв во Второй Мировой. Проверка архивов воюющих сторон, как правило, заметно уменьшало заявленные победы. Как в воздухе, так и на море.
              Никто не вычёркивает ни "Штойбена" ни "Густлава" из списка потопленных Маринеско. Но не надо делать из него непогрешимого идола. Воевать умел. Но воевал тогда, когда ему хотелось, т.е. через раз. И не стоит забывать, что помимо Маринеско на Балтике отличились и другие подводники - см. статью.
              1. Оператор 27 сентября 2016 23:55
                Не надо передергивать - я обратил внимание, что автор статьи, претендующей на объективность, «забыл» упомянуть самого результативного подводника нашей страны.

                Насчет «идола» - в военное время самое главное какой ущерб ты нанес врагу, а не сколько выпил/выкурил/сыграл в преферанс в перерыве между боями. Смотрите х/ф Boat.
                1. stalkerwalker 28 сентября 2016 00:09
                  Цитата: Оператор
                  Не надо передергивать

                  Кого? yes
                  Цитата: Оператор
                  автор статьи, претендующей на объективность, «забыл» упомянуть самого результативного подводника нашей страны.

                  С именем Маринеско связана, в первую очередь череда мифов как о "личном враге Гитлера" и прочее в подобном духе.
                  Как и подобает воспетому подвигу, история с «С-13» и «Вильгельмом Густлофом» имеет обширную историографию. Ее скрупулезное изучение показало, что все работы условно делятся на две неравные группы. Их общей частью является сам факт потопления судна, который, как правило, сопровождается готовым набором штампов, таких как «крупнейший и комфортабельнейший лайнер Германии», «атака века», «уничтожение 8000 гитлеровцев, в число которых входило 80 укомплектованных экипажей подводных лодок, а остальные эсэсовцы и фашистские бонзы», объявление командира лодки Александра Маринеско «личным врагом фюрера», расстрел командира конвоя и, наконец, объявление в Германии трехдневного траура по поводу гибели «Густлофа».
                  Дальше направления работ разветвляются. В большей их части пишется, что Александр Маринеско – настоящий народный герой, чей подвиг «потряс гитлеровский рейх до основания» и чуть ли не спас Англию от поражения в тотальной подводной войне, которую собирались вести погибшие подводники. «Почему Маринеско не Герой Советского Союза?» – вопрошают авторы (в публикациях до мая 1990 г.), или «Родина воздала герою по заслугам, но очень поздно» (в публикациях после 1990 г.). В меньшей части работ пишется, что Маринеско вовсе и не герой никакой, а так, недисциплинированный офицер, на долю которого выпал случайный успех. Любопытно другое: в своих публикациях авторы обоих направлений не гнушаются грубого передергивания фактов, купирования истории и других недостойных приемов – если Маринеско герой, так герой во всем, а все, кто писал на него критические аттестации, – по меньшей мере, штабные крысы и лизоблюды; если командир «С-13» – аморальный тип и пьяница, то таким он был во всем.

                  Автор статьи, быть может, сознательно ушёл от упоминания Маринеско, чтобы напомнить и о других героях-подводниках на Балтике.
                  1. Оператор 28 сентября 2016 00:32
                    «Кого» - русский язык для вас не родной?

                    Автор по жизни - замполнит, ему только о выпускницах института благородных девиц писать. Типа - я не такая, я хожу по большому исключительно розами.
                    1. stalkerwalker 28 сентября 2016 00:43
                      Цитата: Оператор
                      «Кого» - русский язык для вас не родной?

                      А вы, никак, учитель русского языка?
                      wassat
                      Цитата: Оператор
                      Автор по жизни - замполнит, ему только о выпускницах института благородных девиц писать.

                      Это, пжлста, к автору... fellow
                      Поставлю точку к вопросу о герое-подводнике.
                      ...В октябре 1941 г. Маринеско был исключен из кандидатов в члены ВКП(б) за организацию азартных карточных игр в дивизионе и пьянство. Интересно отметить, что комиссар дивизиона батальонный комиссар А.Г. Дымский получил 10 лет исправительно-трудовых лагерей с отсрочкой наказания до конца войны и отправкой на фронт за то, что допустил на своем дивизионе подобное...

                      ...В районе финского маяка Порккалан-Кал бода был обнаружив конвой в составе транспорта и двух шхун (реально – тяжелые артиллерийские батареи «Хелене» и «Вест», был ли в отряде третий корабль, из немецких документов неясно), охранявшихся тремя сторожевыми катерами, Маринеско, командуя ПЛ М-96 в 11.17 атаковал его. По транспорту с дистанции 12 кабельтовых была выпущена одна торпеда. Уже спустя минуту на лодке услышали треск, который приняли за признак попадания. Через две минуты субмарина, в результате непонятно зачем произведенного продувания средней цистерны, выскочила на 4,8 метра так, что над водой показался перископ, а возможно, и ограждение рубки. Через него командир успел якобы увидеть транспорт, который имел дифферент на нос и тонул. Поскольку на самом деле плавбатарея «Хелена», рядом с которой прошла торпеда, отделалась лишь «легким испугом» (в 1946 г. «потопленную» плавбатарею советский ВМФ получил по репарациям), случай фиктивного потопления 7000-тонного транспорта может вызвать лишь досаду и разочарование у поклонников Александра Ивановича. С нашей же точки зрения, куда более удивительным выглядел бы противоположный результат – лодка с неподготовленным экипажем и несовершенной техникой одиночной торпедой со сравнительно большой дистанции утопила корабль врага. Другое «пятно на китель», легшее уже при возвращении из похода, целиком на совести Маринеско. Не предупредив штаб по радио о досрочном возвращении с позиции, он невольно поставил под удар жизнь всего экипажа. «М-96», не давшую сразу опознавательных сигналов, атаковали свои же катера МО. К счастью, трагедии удалось избежать....

                      Вот вам и 40 с лишком тысяч потопленного тоннажа.
                      Второй кратковременный поход, произошедший спустя 2,5 месяца после первого, имел специальную задачу – высадку разведгруппы на побережье Нарвского залива. Хотя в нем встреч с противником не было, два небольших «глотка» военного воздуха окрылили Маринеско, придали ему новый интерес к службе и восстановили в глазах начальства. За «потопление» транспорта он получил свою самую высокую прижизненную награду – орден Ленина, звание капитана 3-го ранга, его вновь принимают в кандидаты в партию, пишут хорошую аттестацию и даже посылают на учебу в Военно-морскую академию. Пиком служебной лестницы становится апрельское 1943 г. назначение командиром на среднюю подводную лодку «С-13».

                      Тема исчерпана, надеюсь.
                      1. Оператор 28 сентября 2016 01:01
                        Бредом русофоба удовлетворен.
                    2. qwert 28 сентября 2016 07:03
                      Он многим демократам, либералам и прочим поклонникам тана кажется замполитом. А по мне так просто патриот , не любящий обгаживания своей страны.(которое нонче модно)
                      1. Оператор 28 сентября 2016 11:39
                        Поэтому обнаруживает ее сам - типа замалчивания подвига Александра Маринеско.
  4. амурец 27 сентября 2016 10:57
    Автору спасибо за материл. В книге В.Е. Коржа "Запас прочности" хорошо описывается как наши моряки ремонтировали лодки в море. Это не о том что лодки были плохие, а о том что в конце войны техника эксплуатировалась на износ, лишь бы дотянуть до конца войны. И об этом я читал не только в воспоминаниях подводников Балтики, но и СФ, где условия для ремонта были намного хуже,чем на Балтике.
  5. Aleksander 27 сентября 2016 12:06
    Наши подводники сражались прекрасно, но их было слишком мало и гитлеровцам, в основном, удалось провести масштабные эвакуации морем более 2 миллионов гражданских и солдат из Восточной Пруссии (операция "Ганнибал"), а из Курляндского котла 11 дивизий ....
    1. 2-0 27 сентября 2016 14:31
      За "Ганнибала" фюрер должен был, даже обязан, наградить всё командование Балтфлота и советских ВВС ТВД. Ну а тов. Сталин всех вышеупомянутых на морозный воздух с пилами Дружба-2...
      2-0
    2. Оператор 28 сентября 2016 12:11
      Балтийское море слишком мелкое, транспорты противника следовали в окружении многочисленных кораблей охранения, погодные условия в период выполнения операции «Ганнибал» были очень суровы.

      Обьективные обстоятельства боевой работы советских подводников на Балтике резко отличались от таковых у немецких в Атлантике и американских в Тихом океане.

      Это всячески замалчивается доморощенными бл..дями, замполитами и забугорныии русофобами всех мастей.
  6. tiaman.76 27 сентября 2016 21:03
    на счет маринеско вопрос морали...одни считали если немцы изверги значит и с нас спроса нет бей всех подрят другие гибель 3600 детей на том лайнере считают анти человечно..кстати из вмс германии погибла менее половины..основная масса это гражданских..ну если вернуться к доводам первых цитирую.Советские транспорты с беженцами и ранеными в годы войны неоднократно становились целями для германских подлодок и авиации (в частности, теплоход «Армения», потопленный в 1941 году в Чёрном море, вёз на своём борту более 5 тыс. беженцев и раненых. Выжило только 8 человек. Впрочем, «Армения», как и «Вильгельм Густлофф», нарушала статус санитарного судна и являлась законной военной целью)[ зуб за зуб?
    1. Оператор 28 сентября 2016 12:40
      Вместо того, чтобы озаботиться моралью, полезнее разобраться в правилах войны на море — «Армения» была невооруженным санитарным судном с соответствующей раскраски и знаками красного креста, «Густлоф» являлся вооруженным военным транспортом в камуфляже без знаков красного креста.

      Противник не обладал рентгеновским зрением, чтобы разглядеть, кто и что было на борту этих судов, но для принятия решения для атаки/отказа от нее было вполне достаточно одних внешних признаков.

      Именно от этого простого факта до сих пор корежит всех местных и забугорных радетелей «морали» - типа почему вы не какаете розами (для себя они зарезервированы право исходить гoвном).
      1. 2-0 29 сентября 2016 22:49
        Сложно по "Армении". Топил её как-бы торпедоносец, а на боевом курсе у ТН не больно разглядишь красный крест на палубе и на бортах??? если они вообще там были. К тому-же "Армения" вроде-бы??? была вооружена зенитками, но, была ли она действительно вооружена в той неразберихе никто не скажет. К тому-же "Армения" шла в эскорте сторожевых катеров и под истребительным "зонтиком". Сложно всё....

        А вот "Густлофф"... Даже речи быть не может. Камуфляж, эскорт, ночь - на дно его!!!!

        Да, кстати, гражданин "Оператор". По поводу "Ганнибала" и мелкого Балтийского моря. Ладно лодки, а где была наша "Октябрьская революция", "Киров" и эсминцы, при господстве нашей авиации?
        А сколько "Шеер" безнаказанно стрелял у Свинемюнде и прочих местах в 45-м? Так, что не стоит про ФАКТЫ!!!

        И пр Маринеско. Никаких подвигов он не совершал. Он делал свою работу, командира ПЛ на войне. Вот Прин да, совершил подвиг, прошёл в Скапа-Флоу. А потопившие "Арк Ройал", "Бархэм", "Синано" и пр. подвигов не совершали, они делали свою работу.
        2-0
    2. voyaka uh 1 октября 2016 11:40
      Немцы начали тотальную войну на море против гражданских судов первые - еще в 1940 году.
      Поэтому действия Маринеску легитимны.
  7. stalkerwalker 28 сентября 2016 01:28
    Оператор,
    Цитата: Оператор
    Бредом русофоба удовлетворен.

    Для сирых и убогих....
    Командование Вермахта в апреле-мае 45-го отмечало не особо успешное противодействие ВМФ СССР в эвакуации боевых частей из портов Виндавы, Либавы, Кенигсберга и Данцига на Свинемюнде и Штеттин, принимавших затем участие в боях с 2-м и 1-м Белорусскими фронтами на завершающем этапе Великой Отечественной.
    Не спас "ложный кумир" Маринеско тысячи жизней советских солдат и офицеров, т.к. позволил себе отказаться от атак на транспорта, перевозивших части Вермахта, полевых частей Люфтваффе, морскую пехоту на прикрытие берлинского и штеттинского направлений.
    Следи за базаром, школота...
  8. Инженер-технарь 28 сентября 2016 18:09
    Оператор,
    Не замалчиваю, январскому походу С-13 будет посвящена отдельная статья.
    Так, что немножко терпения...
    1. Оператор 28 сентября 2016 19:38
      Спасибо за ответ.
  9. Dikson1980 29 сентября 2016 11:34
    Был в музее на Д-2 в августе 2015г в Питере. Даже сейчас спустя почти 90 лет после постройки ПЛ своей внешним видом вызывает чувство восхищения. Внутренне убранство музея, экспонаты всё также понравилось... Кстати у нас в РФ не так и много музеев ПЛ времен ВОВ, еще одна лодка музей вроде во Владивостоке есть.
  10. voyaka uh 1 октября 2016 11:37
    "К началу 1945 г. на Балтийском море у немцев имелось 2 линкора, 4 тяжелых и 4 легких крейсера, более двух сотен субмарин, свыше 30 эсминцев "/////

    Вы уж упомяните, что все крупные корабли были полузатоплены в результате немецких авиа-рейдов на мели в Кронштадте.
    А то возникнут вопросы, почему они не воевали?

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня