Блистательная победа русского оружия при Гросс-Егерсдорфе

Расположение войск. Силы сторон

14 (25) — 16 (27) августа 1757 года армия Апраксина переправилась на левый берег реки Прегель юго-западнее Норкитена и расположилась лагерем между реками Прегель и Ауксина. Позиция была удобной, надёжно защищённая естественными препятствиями: с севера — Прегелем, с востока — Ауксиной, с юга и запада — лесом. Из лагеря было лишь три выхода по небольшим прогалинам и полянам. Пехота располагалась в лагере вытянутой линией, правый фланг — у селения Вейнотен, центр — у села Даупелькен, а левый фланг примыкал к Ауксине близ замка Шлосберг. Конница находилась перед флангами, на правом — перед селом Вейнотен, на левом — на другом берегу Ауксины, у села Зитенфельде (Ворпилен). Наиболее открытым был левый фланг, в то время, как центр был закрыт труднопроходимым густым лесом, а доступ к правому флангу затруднялся прудами и болотами, между которыми находились лишь узкие проходы. Места были лесистые и болотистые, в целом обычные для русских.

На этой позиции Апраксин простоял до 29 августа. При этом он умудрился за это время не произвести ни разведки местности, и не знал ни местонахождения, ни действий противника. Хотя располагал многотысячной массой иррегулярной кавалерии (казаки, калмыки), которая, по сути, и должна была решать задачу дальней разведки и передового охранения. Опытный прусский полководец Левальд не был таким расслабленным и выслал несколько небольших отрядов, которые столкнулись с передовыми русскими частями. Прусский главнокомандующий выслал и один крупный отряд — кавалерию во главе с генералом Шорлемером. Правда, прусская разведка не смогла выявить все русские силы. Так, Шорлемеру не удалось рассмотреть левый фланг русской армии у Зитенфельде. А Апраксин 29 августа выдвинул к Зитенфельде авангард под началом генерал-поручика Ливена и 2-ю дивизию генерал-аншефа Лопухина. Таким образом, получилось так, что обе армии вступили 19 (30) августа 1757 года в сражение, не имея полных сведений о расположении и силах противника.


Накануне сражения в составе прусской армии Левальда находились 22 батальона пехоты и 50 эскадронов кавалерии, всего 25-28 тыс. человек. Прусская артиллерия состояла из 35 полевых и 20 тяжёлых орудий. Под началом Апраксина были 89 батальонов, 40 гренадерских рот, 46 эскадронов регулярной и 119 сотен нерегулярной конницы, всего приблизительно 55 тыс. человек. Русская артиллерия включала в себя 154 полковых и 79 полевых орудий, а также 30 «секретных» шуваловских гаубиц («единороги»). «Единорог» был изобретён в 1757 году русским артиллеристом М. В. Даниловым совместно с С. А. Мартыновым и поставлен на вооружение графом П. И. Шуваловым. Своим названием орудие обязано фамильному шуваловскому гербу — изображению фантастического зверя-единорога. «Единорог» был универсальным оружием: он был короче обычных пушек и длиннее мортир. При этом шуваловские «единороги» стреляли бомбами, как мортиры, превосходя последних по дальности в два раза, и ядрами и картечью, как пушки. В отличие от обычной пушки, «единороги» имели меньшую массу, большую скорострельность, большую мощность заряда и могли стрелять по навесной траектории.

Правда, превосходство русской в живой силе и артиллерии не удалось использовать из-за условий местности, характера самого сражения и ошибок русского главнокомандующего. Поэтому в бою участвовала только часть русской армии.



Сражение

Из-за того, что главнокомандующий не организовал разведку, сражение для русских войск началось неожиданно. Апраксин, не подозревая о близости главных сил врага, приказал утром 30 августа выступить, по одной версии — на Алленбург, по другой — чтобы дать пруссакам сражение на открытой местности за Гросс-Егерсдорфом. Внезапно для себя русские войска, пробиравшиеся через поляны и прогалины защищавшего их до этого лесного массива, оказались при выходе из леса лицом к лицу с идущими в наступление пруссаками. Прусская армия была в боевом порядке, готовая к сражению.

Эффект неожиданности был полным. Апраксин всё объяснял утренним туманом, но как можно было на войне обходиться без передовых и фланговых охранений? Однако, дозоров впереди не было. Русская армия в самом начале оказалась в сложном положении: на узких лесных тропинках, забитых повозками, артиллерией. Начался хаос, подходившие сзади части увеличивали тесноту, сутолоку и замешательство. Стоит отметить, что и для пруссаков появление русских войск на их пути было неожиданным. План Левальда предусматривал атаку русского лагеря, в том виде, в каком он представляется ему по результатам рекогносцировок, а не походных колонн противника. Ночью прусская армия покинула лагерь и в четвертом часу утра выстроилась возле Гросс-Егерсдорфа для наступления: в центре 2 эшелона пехоты (10 и 8 батальонов), по два батальона пехоты и кавалерия на каждом фланге, перед каждым из флангов — по три батареи, каждая из 6 орудий. В 4 часа прусская пехота пошла в наступление. Одновременно переходит в атаку и кавалерия на обоих флангах.

В результате прусская армия, заранее построенная в боевые линии, получила организационное и огневое превосходство. Не удивительно, сначала пруссаки начали теснить наши войска. Сначала кавалерия принца Голштинского предприняла стремительную атаку по русскому авангарду. 2-й Московский полк, попавший под главный удар, сражался стойко, атаку выдержал. Апраксин запаниковал, и перестал руководить войсками. 30 прусских эскадронов Шорлемера опрокидывают кавалерию на правом фланге русских и заходят в тыл русской пехоте у Вейнотена. Конница принца Голштинского атакует калмыков и казаков на крайнем левом фланге русских и вынуждает их отступить под защиту русских пушек, вскоре, однако, атака её отбита соединёнными усилиями русской пехоты и регулярной кавалерии.

Но исход битвы решило сражение в центре. Главный удар прусской армии пришелся по 2-й дивизии генерала В. А. Лопухина, которая не успела закончить построение. Лопухин был храбрым командиром, который дрался с турками и шведами под началом таких известных полководцев как Миних и Ласси. Он не дрогнул, принял удар врага. 2-я дивизия не могла самостоятельно отразить удар прусской армии, но выиграла время для других войск. Лопухин воодушевил своих солдат. Так, инициатива, решительность и храбрость отдельных командиров стала исправлять ошибки командования. Дивизия понесла тяжелые потери, но проявила стойкость и не отступила. Лопухин был тяжело ранен, но остался со своими солдатами.

В реляции Апраксина было отмечено: «Главная наша потеря в том состоит, что командовавший нашим левым крылом храбрый генерал Василий Абрамович Лопухин убит, но своею неустрашимою храбростью много способствовал одержанию победы, толь славно жизнь свою скончал, что почтение к своим добродетелям тем ещё вящше умножил. Позвольте, всемилостивейшая государыня, что я, упоминая о нем, не могу от слез воздержаться: он до последнего дыхания сохранил мужество и к службе Вашего императорского величества прямое усердие. Быв вдруг тремя пулями весьма тяжко ранен, однако же, сохраняя остатки жизни, спрашивал только: гонят ли неприятеля и здоров ли фельдмаршал? И как ему то и другое уверено, то последние его были слова: теперь умираю спокойно, отдав мой долг всемилостивейшей государыне».

В том же духе писал и другой участник битвы князь А. А. Прозоровский: ««Но за всем тем солдаты не бежали и, будучи уже в расстройке, не преставали стрелять. А особливо побуждены бывши к сему примерною храбростию дивизионного своего командира Лопухина, который взял свое место при Втором Гранодерском полку, удержал фланг онаго и тем все полки остановил. Сей отменного духа начальник, получая в сражении раны, присутствовал до тех пор, покуда ранен будучи сквозь желудок, отведен в сторону. От которой раны чрез несколько часов и жизнь прекратил с духом усердного патриота и храброго человека, ибо, лежа в своем экипаже спросил? «Побежден ли неприятель?», и, как сказали: «Побежден», то отвечал: «Таперь с покоем я умираю», что чрез полчаса и последовало. Действие сие и слово достойны древних времен героев. Таким образом мужество одного начальника может привлечь на свою сторону победу!»

Стоит отметить, что подвиг Лопухина был отмечен орденами Св. Александра Невского и Св. Анны, золотой шпагой «За храбрость» с бриллиантами. Народные песни о генерале В. А. Лопухине стали наиболее многочисленными среди песен о Семилетней войне и в дальнейшем были очень популярны в армии во время Отечественной войны 1812 года.

За место, где пал Лопухин разгорелась ожесточенная схватка. Пруссаки захватили израненного русского генерала. Но затем он был отбит своими солдатами и умер у них на руках. Повторную атаку на том же направлении русские не смогли сдержать и оказались прижаты к лесу, где их расстреливала прусская артиллерия. Правда, и прусские войска несли тяжелые потери от огня русских орудий. Шуваловские гаубицы производили в рядах наступающих особо жестокие опустошения. Неоднократно бой на краю леса переходит в рукопашную.


Нашим войскам в центре грозил полный разгром, но тут в дело вступила бригада генерала П. А. Румянцева (будущий граф Задунайский, один из самых прославленных русских полководцев), которая и решила исход битвы. Румянцев находился в Норкиттенском лесу с пехотным резервом. Он видел стремление своих солдат помочь товарищам, сам стремился вмешаться в сражение, но так и не дождался необходимого приказа со стороны Апраксина. В итоге Румянцев проявил инициативу и повел свои полки на помощь истекающей кровью 2-й дивизии. Участник похода русской армии в Пруссию Андрей Болотов писал: «Проход им был весьма труден: густота леса так была велика, что с нуждою и одному человеку продраться было можно. Однако ничто не могло остановить ревности их и усердия. Два полка, Третий гренадерский и Новгородский, бросив свои пушки, бросив и ящики патронные, увидев, что они им только остановку делают, а провезть их не можно, бросились одни и сквозь густейший лес, на голос погибающих и вопиющих, пролезать начали. И, по счастию, удалось им выттить в самонужнейшее место, а именно в то, где Нарвский и Второй гренадерский полки совсем уже почти разбиты были и где опасность была больше, нежели в других местах. Приход их был самый благовременный».

Продравшись сквозь лесные заросли, бригада Румянцева нанесла неожиданный удар во фланг и тыл пехоте Левальда. Пруссаки не выдержали русской штыковой атаки и начали пятиться. Это позволило русскому центру оправиться, построиться и перейти в контратаку. В рядах первого эшелона пруссаков возникает замешательство, передающееся и второму эшелону. Дрогнув, прусские батальоны начинают отход.

Болотов: «Нельзя изобразить той радости, с какою смотрели сражающиеся на сию помощь, к ним идущую, и с каким восхищением вопияли они к ним, поспешать их побуждая. Тогда переменилось тут все прежде бывшее. Свежие сии полки не стали долго медлить, но, давши залп и подняв военный вопль, бросились прямо на штыки против неприятелей, и сие решило нашу судьбу и произвело желаемую перемену. Неприятели дрогнули, подались несколько назад, хотели построиться получше, но некогда уже было. Наши сели им на шею и не давали им времени ни минуты. Тогда прежняя прусская храбрость обратилась в трусость, и в сем месте, недолго медля, обратились они назад и стали искать спасения в ретираде. Сие устрашило прочие их войска, а ободрило наши. Они начали уже повсюду мало-помалу колебаться, а у нас начался огонь сильнее прежнего. Одним словом, не прошло четверти часа, как пруссаки во всех местах сперва было порядочно ретироваться начали, но потом, как скоты, без всякого порядка и строя побежали».

На флангах наши войска также побеждали. На левом фланге отличились донские казаки. Ложным отступлением они подвели прусскую конницу под огонь пехоты и артиллерии, а затем также перешли в контратаку. Вторая атака конницы принца Голштинского отбита, как и первая. Свежие части из резерва 3-й дивизии атаковали на правом фланге кавалерию Шорлемера, тот вынужден с потерями отступить. Только левый фланг пруссаков, прикрываемый кавалерией Шорлемера, отступил в полном порядке. Остальные войска прусской армии бежали в беспорядке и даже панике, их затем пришлось долго собирать.



Итоги

Таким образом, первая решительная битва русской и прусской армий завершилась победой наших войск. Битва началась с того, что центр русской армии (дивизия В. А. Лопухина) был атакован превосходящими силами противника. Апраксин не наладил разведку и не знал о подходе главных сил противника. Несмотря на отсутствие всякого руководства со стороны растерявшегося Апраксина, русские войска, благодаря мужеству солдат и инициативе отдельных командиров, героически отбивали атаки противника. Ввод в бой свежей бригады П. А. Румянцева, который бросил резерв напролом через лес и в штыки, привел к перелому в ходе сражения, которое закончилось первым серьёзным поражением пруссаков от русских войск.

Потери русской армии — 5,4 тыс. человек, прусской — 5 тыс. человек, 29 орудий (Советская историческая энциклопедия). По данным военного историк А. Керсновского: наши потери до 6 тыс. человек, прусские — около 4 тыс. человек (История русской армии).

Первая серьёзная победа над прусской армией значительно подняла русский боевой дух. По свидетельству бывших в армии Апраксина иностранных военных (в частности, австрийского барона Андрэ), такой жестокой битвы еще не бывало в Европе. Опыт Грос-Егерсдорфа показал, что прусская армия не любит ближнего штыкового боя, в котором русский солдат показывает высокие боевые качества. Историк А. Керсновский отмечал: «Эта первая победа имела самое благотворное влияние на войска, показав им, что пруссак не хуже шведа и турка бежит от русского штыка». Заставило это сражение задумать и прусское командование. «Русские варвары», при этом при бездарном главнокомандующем, разбили передовую и образцовую в то время в Западной Европе прусскую армию.

Левальд отступил на правый берег Прегеля, открыв дорогу на Кёнигсберг. Однако Апраксин не использовал победу, чтобы развить успех преследованием разбитого противника, не дать ему восстановить и перегруппировать силы, организовать оборону. 7 (17) сентября Апраксин внезапно отходит на другой берег Прегеля и начинает поспешное, как если бы это он потерпел тяжелое поражение, отступление к Неману. Оправившиеся пруссаки, узнав об отходе русских с опозданием на неделю, начали преследование и вышли к своей границе.

Это было вызвано тем, что императрица Елизавета Петровна тяжело болела, ждали, что она умрёт. В итоге активизировались сторонники царевича Петра Фёдоровича. Апраксин действовал в интересах придворной партии, ориентировавшейся на наследника Петра Федоровича, который был фанатом прусских порядков, прусского короля и выступал против войны с Пруссией. Кроме того, в русской армии началась эпидемия оспы, которая произвела огромное опустошение в рядах армии. Так, в 1757 г. от болезней погибло в 8,5 раза больше солдат, чем на полях сражений.

Сам Апраксин оправдывал отступление хозяйственными причинами, нехваткой продовольствия, изнурением войск и приближением зимы: «Суровость времени и недостаток в здешней земле провианта и фуража, равно как изнуренная совсем кавалерия и изнемогшая пехота, суть важнейшими причинами, кои меня побудили, для соблюдения вверенной мне армии, принять резолюцию чрез реку Неман перебраться и к своим границам приближиться. Сие самое препятствием было над побежденным неприятелем дальнейшие прогрессы производить. … нашед … многие главнейшие и человеческим разумом непреодолимые препятствия от рановременных по здешнему климату ненастей и морозов и не могучи воли Божией противиться, с наичувствительнейшим моим и всего генералитета сокрушением, не в сходство высочайшую вашего величества намерения и в противность нашего искреннейшего желания поступить и сие к границам приближение за лучший к соблюдению армии способ тем паче избрать принужден был, что, удержав Тильзит и реку Неман, також, расположа армию в сей завоеванной Пруссии, так от недостатка провианта и фуража, как и от разделения по частям армии для сбережения завоеванных мест конечная погибель всему войску нанесена была б».

В итоге кампания 1757 года окончилась безрезультатно. Новую кампанию пришлось начинать сначала. Когда Елизавета Петровна выздоровела, то 16 октября 1757 года генерал-фельдмаршал Апраксин был снят с должности главнокомандующего, отозван в Петербург и арестован. В 1758 году он умер в заключении. Вместо Апраксина главнокомандующим был назначен генерал Фермор — хороший администратор, заботившийся о людях (Суворов вспоминал о нём как о «втором отце»). Но с другой стороны, нерешительный полководец. Фермор занялся устройством войск и налаживанием хозяйства.
Автор:
Самсонов Александр
Статьи из этой серии:
Как «русская толпа варваров» сокрушила «непобедимую» прусскую армию
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

25 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти

  1. Котище Офлайн
    Котище (Владислав Котище) 31 августа 2017 06:49
    +5
    Большое спасибо за статью, ждем продолжения!
    1. Микадо Офлайн
      Микадо (Николай) 31 августа 2017 11:12
      +3
      поддержу и соглашусь good
      1. Alexey-74 Офлайн
        Alexey-74 (алексей) 1 сентября 2017 13:44
        +2
        Поддерживаю, автору спасибо за труд.
  2. Korsar4 Офлайн
    Korsar4 (Сергей ) 31 августа 2017 06:58
    +5
    Наша слава: Лопухин, Румянцев. А главное - Русский солдат.
    1. Проксима Офлайн
      Проксима (Оболенский Сергей) 31 августа 2017 20:51
      +4
      Цитата: Korsar4
      Наша слава: Лопухин, Румянцев. А главное - Русский солдат.

      А ещё, не сказали про Салтыкова. Он выиграл самую главную битву Семилетней войны - Кунерсдорф! Причём, до этого наши дрались с прусскими полководцами, а в этой битве, РУССКАЯ АРМИЯ ИЗЯЩНО ОТТАРАБАНИЛА САМОГО ФРИДРИХА ВЕЛИКОГО!
      Такой "чести", к нашему сожалению, не удостоился, например Наполеон.
      1. Ken71 Офлайн
        Ken71 (Константин) 31 августа 2017 23:07
        0
        Да. Русско- австрийское войско имеющее превосходство во всем и находящиеся в обороне сумело понести большие потери и несмотря на наличие великолепной австрийской кавалерии не организовать преследование. В результате эта битва стала все лишь одним из поражений Фридриха которое из за нераспорядительности союзников осталось без последствий. Вскоре Фридрих в очередной раз восстановил армию и снова был готов к борьбе.
        1. sivuch Офлайн
          sivuch (Игорь Копеецкий) 3 сентября 2017 12:20
          +1
          А еще можно сравнить с Росбахом .Там у французов превосходство было побольше .
          А точно преследования не было ? А то я читал ,что самого Фридриха еле спасли
  3. kvs207 Офлайн
    kvs207 (Валерий) 31 августа 2017 07:34
    +2
    "Народные песни о генерале В. А. Лопухине стали наиболее многочисленными среди песен о Семилетней войне и в дальнейшем были очень популярны в армии во время Отечественной войны 1812 года"

    Материал, очень интересный и спасибо автору.
    Интересно, что сколько лет интересуюсь историей, но упоминаний песен про Лопухина ни разу не встречал.
    1. BAI Офлайн
      BAI 31 августа 2017 09:59
      +5
      тексты песен казачьих войск, Донского, Уральского и Оренбургского
      Песня про генерала Василия Авраамовича Лопухина
      Сядемте, ребята,
      Посидим, господа,
      Споем песню про себя,
      Мы не сами про себя,
      Про пруцкова короля.
      Во Пруции стояли,
      Много горя принимали,
      Много горя принимали,
      Много крови проливали
      Как по пруцким по степям,
      По темныим по лесам.
      Из лесов вон выходили,
      В строй армию становили.
      „Заходи, моя дивизия,
      Со правого крыла,
      Со левого фланга:
      Пики, ружья дивизии
      Чтобы в становить.»
      Пруссак начал палить,
      Только дым столбом валит.
      Чуть виднеется,
      Чуть краснеется:
      Лопухин едет в полку,
      Курит трубку табаку;
      Он не для того курит,
      Чтобы пьяным ему быть,
      Чтобы пьяным ему быть,
      Посмелее поступить,
      Погромчее говорить.
      Как возговорил детина—
      Сын Абрамович, господин:
      „Уж вы, слуги, мой слуги,
      Слуги верные мои!
      Вы подайте, мой слуги,
      Лист бумаги гербовой,
      Лист бумаги гербовой,
      Чернильницу с пером!
      Напишу я все проказы
      Государю самому,
      Государю самому,
      Государыне в Москву:
      Продал русский, продал воин,
      Продал, силушку в тоску *)
      За три бочки за песку.»

      Про 1812 год:

      «Вместе с тем, песни о Бородинской битве некогда оказали настолько внушительное воздействие на народный репертуар, что вызвали существенные изменения даже в некоторых песнях, посвященных еще событиям XVIII века. Среди ряда вариантов песни о гибели генерала Лопухина в сражении с пруссаками при Гросс-Егерсдорфе в 1757 году есть несколько таких, где основная часть текста как бы переносит слушателя в 1812 год:

      Посмелее выступайте
      Со французом воевать!
      Не пыль в поле пылит,
      Не дубравушка шумит,
      Француз с армией валит.
      Он валит-таки валит,
      Сам подваливает;
      Сам подваливает,
      Речь выговаривает:
      «Еще много генералов –
      Всех в ногах стопчу;
      Всея матушку Россеюшку
      В полон себе возьму;
      В полон себе возьму,
      В каменну Москву зайду!»
      Генералы испугались,
      Платком слезы утирали,
      В поворот слово сказали:
      «Не бывать тебе, злодею,
      В нашей каменной Москве;
      Не видать тебе, злодею,
      Белокаменных церквей;
      Не стрелять тебе, злодею.
      Золотых наших крестов!»
      . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
      Свинца-пороха довольно,
      Сила во поле стоит.
      Уж мы билися-рубилися
      Четырнадцать часов.»

      Это очевидно из этой песни:

      ГИБЕЛЬ ЛОПУХИНА
      Как не пыль в поле пылит,
      Пруссак с армией валит,
      Близехонько подвалили,
      В полки они становили.
      Они зачали палить —
      Только дым с сажей валит.
      Нам не видно ничего,
      Только видно на прекрасе,
      На зеленом на лугу
      Стоит армия в кругу,
      Лопухин ездит в полку,
      Курит трубку табаку.
      Для того табак курит,
      Чтобы смело подступить,
      Чтобы смело подступить
      Под лютого под врага,
      Под лютого под врага,
      Под пруцкого короля.
      Они билися-рубилися
      Четырнадцать часов.
      Утолилася баталья,
      Стали тела разбирать:
      Находили во телах
      Полковничков до пяти,
      Полковничков до пяти,
      Генералов десяти.
      Еще того подале
      Заставали душу в теле,
      Заставали душу в теле —
      Лопухин лежит убит,
      Лопухин лежит убит,
      Таки речи говорит:
      «Ох вы гой еси, робята,
      Мои верные слуги!
      Вы подайте лист бумаги
      Да чернильницу с пером!
      Напишу я тако слово
      К сударыне самой,
      Что Потемкин-генерал
      В своем полку не бывал,
      В своем полку не бывал.
      Всеё силу растерял,
      Коё пропил, промотал,
      Коё в карты проиграл;
      Которая на горе,
      Стоит по груди в крове;
      А которая под горой,
      Заметало всю землей».
  4. parusnik Офлайн
    parusnik (Алексей Богомазов) 31 августа 2017 07:35
    +4
    Жаль только, что одержав блестящие победы в Семилетней войне..Россия ничего от этих побед не получила...
    1. Ken71 Офлайн
      Ken71 (Константин) 31 августа 2017 09:00
      +2
      Ну почему. Изрядно разграбили местность. Впечатления опять же. И самое главное надолго лояльную Пруссию.
  5. Ken71 Офлайн
    Ken71 (Константин) 31 августа 2017 07:37
    +2
    Стоит отметить что в большинстве случаев прусские генералы без своего короля начинали страдать слабоумием и сливали битвы. В данном случае сыграло огромное численное превосходство русских а главное подавляющее превосходство в артиллерии. Кроме того пруссаки не ожидали полевого сражения и их построение было не более правильным чем у русских в результате чего управление имхо было потеряно с обеих сторон и битва выразилась в свалку под командованием командиров частей.
  6. Инжeнeр Офлайн
    Инжeнeр (Александр Владимирович) 31 августа 2017 08:41
    +2
    Такое чувство, что Апраксин задолжал Самсонову денег и не отдает.
    1. Ken71 Офлайн
      Ken71 (Константин) 31 августа 2017 08:58
      +4
      Такое впечатление что Статья писана с Пикуля со вставками из Керсновского.
    2. Curious Офлайн
      Curious (Victor) 31 августа 2017 13:42
      +1
      Обвинение во всех тяжких Апраксина - устоявшийся стереотип, связанный с тем, что Семилетняя война – самая неизвестная в истории России. Несмотря на колоссальное количество полковых и армейских циркуляров, всей прочей отчетности, сохранившейся в архивах, самым популярным документом из всего этого богатства, на котором основываются историки до сих пор остаются лишь «Записки» Андрея Болотова.
      Между тем все упускают из виду фигуру "серого кардинала" Российской Империи - канцлера Алексея Петровича Бестужева-Рюмина.
      8 января 1756 года именно по инициативе Бестужева-Рюмина была образована Конференция при высочайшем дворе, ставшая высшим органом государственного управления. Командующий армией был лишен самостоятельности в осуществлении административно-хозяйственного управления и при ведении военных операций. То есть, кто бы ни оказался на этом посту, реально командовать войсками он бы все равно не мог.
      Жертовой придворных интриг канцлера и стал Апраксин. Он же и топил усиленно Апраксина, несмотря на заступничество Шувалова.
      Как закончилась карьера Бестужева - все знают.
  7. BAI Офлайн
    BAI 31 августа 2017 10:11
    +2
    А вот это, не про потомков генерала Лопухина из статьи?
    "Русские войска одержали победу в Гумбинен-Гольдапском сражении 20 августа 1914 года. Но последующие тактические и стратегические просчеты заставили наши войска оставить территорию Восточной Пруссии. В ходе боевых действий произошло знаменитое кавалерийское сражение у Каушена. О тяжёлом характере этого боя свидетельствуют потери русской конницы. Два полка 1-й гвардейской кавалерийской дивизии (Кавалергардский и Лейб-гвардии Конный) потеряли убитыми и ранеными более половины офицеров. Общие потери составили около 380 человек. Немцы потеряли 1200 человек. Русская кавалерия, особенно гвардейская, покрыла себя при этом неувядаемой славой. Были прорваны германские линии, взяты укрепленные деревни, полевые орудия.

    Одним из военачальников-героев этого кавалерийского сражения был генерал-майор Д.А. Лопухин. Он лично выезжал на передовую и под огнем неприятеля отдавал приказы, собственным примером ободряя бойцов. Рядом с ним в передовом отряде спешившихся наступающих кавалеристов 6-го эскадрона Конно-Гренадерского полка участвовал и его сын корнет Георгий Лопухин, который совершил в этот день 6 августа 1914 года воинский подвиг.

    Вот как описывает народная молва его историю: под смертоносным обстрелом германцев спешившие ряды конно-гренадеров вели атаку на противника. Упорное сопротивление немцев заставило русских гвардейцев остановиться. Внезапно корнет Лопухин на глазах своего отца, который командовал всей атакой гвардейских полков, встал в полный рост и призвал своих солдат идти вперед на врага. Немецкие солдаты дали по храброму русскому офицеру несколько винтовочных залпов. Герой-офицер пошатнулся и схватился за раненный бок. Потом выпрямился и снова стал поднимать солдат в атаку, но, сраженный еще несколькими неприятельскими пулями в грудь, упал мертвым…"
    "23 ноября 1914 года, выдающийся кавалерийский командир Русской гвардии, генерал-майор Дмитрий Александрович Лопухин скончался от ран в военном лазарете в Варшаве. Посмертно он был награжден императором Николаем II высшим военным орденом Российской империи, орденом Святого Георгия Победоносца."
    1. Ken71 Офлайн
      Ken71 (Константин) 31 августа 2017 10:46
      0
      Не прямой потомок .
  8. Monster_Fat Офлайн
    Monster_Fat (Да Какая Разница) 31 августа 2017 11:04
    0
    Это не слова ли Апракина, когда ему доложили об огромных потерях и он начал сетовать только на убыток в лошадях, чем вызмал недоумение окружающих: "За лошадей золотом плачено, а людишек еще бабы нарожают"....
    1. Ken71 Офлайн
      Ken71 (Константин) 31 августа 2017 11:22
      0
      А это не слова Пикуля ?
      1. Monster_Fat Офлайн
        Monster_Fat (Да Какая Разница) 31 августа 2017 12:24
        0
        Может и его. Запомнилось из чего-то прочитанного...
    2. Сан Саныч Офлайн
      Сан Саныч (Олег Андреев) 31 августа 2017 12:57
      +3
      Цитата: Monster_Fat
      Это не слова ли Апракина, когда ему доложили об огромных потерях и он начал сетовать только на убыток в лошадях, чем вызмал недоумение окружающих: "За лошадей золотом плачено, а людишек еще бабы нарожают"....

      кому только не приписывают эти слова, не только Апраксину, но и многим другим, начиная с Шереметьева с Меньшиковым и заканчивая Жуковым и Ворошиловым, но документально подтвержденных источников нет, в основном эти фразы появляются из опусов авторов, претендующих на звание писателя или историка, подобных веллерам, рыбаковым, волкогоновым, и им
    3. Сан Саныч Офлайн
      Сан Саныч (Олег Андреев) 31 августа 2017 13:28
      0
      фразу "смерть одного человека трагедия, смерть миллионов статистика" некоторые приписывают Черчиллю, а другие, как например Анатолий Рыбаков в своем опусе "Дети Арбата" - Сталину. На самом деле впервые она появилась в романе Эриха Ремарка "Черный обелиск".
      1. sivuch Офлайн
        sivuch (Игорь Копеецкий) 3 сентября 2017 12:18
        +1
        Зато была аналогичная фраза ,высказанная с чисто французским изяществом .Когда принцу Конде слегка намекнули ,что он не жалеет своих военнослужащих ,тот ответил ,что за одну ночь в Париже рождается людей больше ,чем погибло пр Нердлингене (или Фрейбурге -точно не помню) .Но ему это особо в вину не ставили .
  9. Ken71 Офлайн
    Ken71 (Константин) 31 августа 2017 16:26
    +1
    Впечатление о русской армии прикомандированных австрийского офицера :
    Апраксин решился вступить в Пруссию и совершил сие, не приняв даже малейших мер предосторожности. Он счел вполне достаточным выслать вперед казаков и калмыков, которые подвергали все вокруг грабежу и разорению, так что для шедшей за ними армии уже ничего не оставалось. Сей генерал дал обитателям Пруссии наикрепчайшие заверения в защите и восстановлении порядка и дисциплины, и жители сей Провинции поспешали со всех сторон для принятия присяги, безропотно доставляя все, что от них требовали. Но едва утвердились они в своей доверчивости, как воспоследовали всяческие обиды, поджоги домов, убийства, насилия, взламывание церквей и святотатства, вплоть до извлечения из земли мертвых тел. От сих неслыханных ужасов сия столь процветающая и изобильная страна, где любая другая армия могла бы безбедно существовать в течение долгого времени, превратилась в истинную пустыню. Все сии жестокости принудили несчастных обывателей бросить свои земли и бежать от русских варваров в надежде найти у прусской армии убежище и оружие для мщения
  10. tiaman.76 Офлайн
    tiaman.76 (александр) 28 сентября 2017 14:12
    0
    спасибо за статью..я обьективно оправдал бы хоть от части Апраскина за отступление после тяжелой победы тем что армия действительно была изнурена переходами болезнями среди личного состава а так же тяжелыми потерями не только на поле битвы но и санитарными,нехваткой продовольствия и боеприпасов так же.К тому же преследуй далее пруссаков эта армия скорей всего встретилась бы уже с главной армией во главе с Фридрихом..который всю "Семилетнию" был очень мобилен и наносил удары по разным фронтам где существовала опасность .так с французами ,австрияками да и с нашими вышло.а встретившись со свежими силами прусаков наша армия скорей всего потерпела бы поражение.ну как то так .
Картина дня