Как поляки проводили политику геноцида русского населения, не желающего жить в рабстве

Польское правительство осуществляло политику геноцида русского населения, не желающего жить в рабстве. В польских документах говорилось: «…вы должны карать их жен и детей и дома их уничтожать ибо лучше, чтобы в тех местах росла крапива, нежели размножались изменники его королевской милости Речи Посполитой».

Восстания казаков


В 1628 году, во время похода на Крым умер гетман Михаил Дорошенко. На его место казачья старшина спешно выбрала представителя богатого казачества Грицка Чёрного. Польское правительство его утвердило. Чёрный сразу начал давить сопротивление недовольных установленными порядками. Возмущённые запорожцы и часть реестровых казаков объявили Чёрного низложенным и провозгласили гетманом Левка Ивановича. Но и его вскоре низложили на нерешительность и уступчивость.

Новым гетманом стал энергичный и талантливый запорожский казак Тарас Федорович (Трясило). Он имел большой боевой опыт, был участником Тридцатилетней войны, как командир наёмников из числа казаков на стороне империи Габсбургов. Но Чёрный не хотел уступать. Он обещал казакам всё простить, если они выйдут к нему с артиллерией с Запорожья и обещал многих вернуть в реестр. Запорожцы пообещали быть послушными и вернуть пушки и начали свой поход. Чёрный выехал им навстречу. Посланный Тарасом передовой отряд запорожцев в марте 1630 года атаковал их. Гетмана Чёрного казнили за предательство.

Федорович обратился к народу с универсалами, в которых призывал вставать на борьбу против шляхты. Поход запорожцев стал толчком к началу широкомасштабного казацко-крестьянского восстания. Войско Тараса выросло до нескольких десятков тысяч воинов. Он овладел Черкассами. Повстанцы нападали на усадьбы и владения шляхты, убивали их хозяев, захватывали их имущество и уничтожали шляхетские документы. Восстание в апреле – мае охватило значительную территорию Малороссии-Украины. Судя по всему, Богдан Хмельницкий был одним из вождей этого восстания. И как самый образованный человек составил универсалы Тараса Фёдоровича к народу. В них призывал объединиться с запорожцами для защиты веры, обещая крестьянам казацкие вольности.

Польское коронное войско вместе с 3 тыс. реестровых казаков стояло в Корсуни. Тарас обратился к коронному гетману Станиславу Конецпольскому с требованием, чтобы он отошёл за Белую Церковь и выдал ему реестровых казаков. Эти требования не были выполнены и казаки пошли на Корсунь. Местные жители перешли на сторону восставших. 4 апреля в Корсунском сражении поляки потерпели поражение и отступили в город Бар. Повстанцы своим опорным пунктом сделали Переяславль. Вскоре поляки собрались с силами и двинулись в наступление. В мае польское войско форсировало Днепр и начались бои под Переяславом, которые длились около трёх недель и завершились в начале июня победой восставших. В решающем сражении 25 мая – «Тарасова ночь», когда казаки ночью застали врасплох поляков в их лагере, противник был разгромлен. Весь обоз и артиллерия польского гетмана Конецпольского достались запорожским казакам.

Однако, несмотря на успехи в войне, Фёдорович, опасаясь предательства со стороны казачьей старшины, с верными казаками вернулся в Запорожье. После его ухода 8 июня 1630 года между Конецпольским и казачьей верхушкой было подписано Переяславское соглашение. Реестр увеличивался с 6 до 8 тысяч человек, в него включалась часть зажиточных казаков-«выписчиков». Казаки получали право выбирать себе гетмана. Не включённые («вписанные») в реестр казаки должны были разойтись по домам.

Новый гетман Тимофей Орендаренко недолго пробыл у власти. Летом 1631 года недовольные его неспособностью или нежеланием расправиться с недовольными поляки назначили на его место Ивана Кулагу-Петражицкого. Но и этот ставленник богатой верхушки казаков продержался недолго. Весной 1632 г. он реестровыми казаками по приказу короля двинулся на Запорожье. Ему удалось занять Хортицу, сжечь часть казацких чаек (лодок). Оставив в Запорожье гарнизон, Кулага вернулся в Канев, где располагалась гетманская канцелярия. За свои дела Кулага заслужил похвалу короля и когда казаки стали готовиться к походу на Турцию, пообещал уничтожить Сечь.

В это же время реестровые казаки задержали русские посольство, которое направлялось в Запорожье к Тарасу Фёдоровичу. Кулага арестовал послов и зачитал их письмо раде. Но большинство казаков, мещан и крестьян осудили действия Кулаги. В это время простые русские люди на Украине с надеждой глядели на Русское царство, надеясь на помощь Москвы в борьбе с польскими оккупантами, и выражали готовность служить русскому государю. Во время частых восстаний казаки и их вожди не раз обращались к Москве за помощью, просились в подданство. Однако Москва тогда вела осторожную политику, не решаясь выступить за воссоединение русской земли. Речь Посполитая была сильным врагом, поляки не так давно сидели в самой Москве. Русского посла убили. Это вызвало гнев простого народа. Вскоре Кулагу сместили и убили.

В 1632 году умер король Сигизмунд II. По польскому обычаю, после смерти короля должны были пройти два сейма – конвокационный (учредительный), на котором делался обзор прошедшего правления, излагались мнения об улучшения при новом короле, рассматривались различные предложения, и элекционный – выборный, где выбирали короля. Это был очень опасный момент для Польши, влиятельные магнаты, делая ставку на своих претендентов, могли привести страну к гражданской войне. Богдану Хмельницкому выпала честь писать письмо депутатам сейма «от Запорожского войска и всего русского народа». Казаки поддерживали Владислава. Вторым претендентом был Казимир, известный как рьяный католик и гонитель православия. Казаки писали, что они надеются «возвращения и умножения нарушенных наших прав и вольностей». В письме говорилось: «… в царствование покойного короля терпели большие несправедливости, неслыханные оскорбления и находились в великом огорчении от того, что униаты заступают наши права и вольности, пользуясь покровительством некоторых знатных особ, причиняют много утеснений нам, казакам, и всему русскому народу…».

То есть в это время русские как населяли Киевщину в IX – XIII вв., так и продолжали там жить, никаких «украинцев» не существовало. «Украйна» — это окраина польской империи. В Византии же Юго-Западную Русь называли «Малой Россией», отличая её от остальной — «Великой России».

Также в письме выражалась просьба уничтожить все несправедливости до коронации будущего короля, что приведёт к успокоению народа, иначе «… мы принуждены будем искать других мер удовлетворения…». Кроме того, казацкая рада предлагала допустить казаков к выбору нового короля. То есть предлагался путь к интеграции русской украйны-окраины в составе Речи Посполитой. Понятно, что вызвало ярость польских панов – их «холопы» смеют указывать шляхте, кого избирать в короли, требуют остановить продвижения католичества на восток, и ещё домогаются допуска казаков к выборам короля. Послы казаков ничего не добились.

Казаки отправили новое посольство, но и оно ничего не добилось. Казаки написали письмо лично будущему королю Владиславу. С ним поехал Хмельницкий. Казаки просили милости и благосклонности и обещали поддержку против тех, кто будет ему препятствовать. Владислав, понимая значение казачьей силы, заигрывал с казаками, выражал доброе расположение. Его положение осложнялось противостоянием с польскими магнатами, которые шли по пути дальнейшего ограничения королевской власти, желали ещё больше власти, земель и богатств. Кроме того, после восшествия Владислава IV на престол началась очередная война с Россией за Смоленск, который после Смуты остался за поляками. В Россию двинулась польская армия во главе с новым королем на помощь гарнизону, осажденному русскими войсками в Смоленске. Война завершилась поражением России. Русские войска были зажаты между крепостью и польской армией и в феврале 1634 года капитулировали. В июне 1634 года был подписан Поляновский мир. Смоленск остался за Польшей. Этот мир не мог решить коренных противоречий между Россией и Польшей. Новая война была неизбежна.

Русский народ в Малой России по-прежнему закабаляли. Сильное давление было и на казачество. Простые люди бежали на Запорожье. Тогда польское правительство решило построить барьер на пути беглецов. В 1630 году на польскую службу пригласили французского инженера-фортификатора Гийома Левассера де Боплана. Позднее вернувшись на родину, он издал «Описание Украины, или же областей королевства Польского, размещенных между границей Московии и Трансильвании». Боплану поручили строительство крепостей на юге королевства. Одной из таких крепостей стал Кодак, который построили в 1635 году на правом берегу Днепра против Кодакского порога. Крепость была барьером на пути беглецов и должна была перекрыть выход к Чёрному морю. Гарнизон составлял 200 немецких наёмников-драгунов во главе с французским офицером Жаном Марионом.


Как поляки проводили политику геноцида русского населения, не желающего жить в рабстве

Крепость. Фрагмент исторической карты

Крепость сильно мешала казакам. Уже в августе 1635 года запорожцы под командованием атамана Ивана Сулимы возвращаясь из похода к Чёрному морю внезапным нападением взяли и разрушили Кодак, вырезав весь гарнизон (живы остались только 15 драгунов, которые были в разведке). Сам комендант Ж. Марион был казнён. Боплана также хотели казнить, но в итоге пощадили. Так началось новое восстание казаков против польского владычества.

В это время на Украине, вместо Конецпольского, который с коронным войском был шведской границе (Польша боролась с шведами за Прибалтику), был поставлен украинский магнат, киевский каштелян (управитель) и брацлавский воевода, сенатор Адам Кисель. Подкупом и обещаниями ему удалось добиться того, что реестровые казаки двинулись к Кодаку на восставших. Сулима послал за помощью к бывшему гетману Тарасу Фёдоровичу (он с верными казаками ушёл на Дон), а сам старался уклониться от решительной битвы, пока восстание не набрало силы. Однако Сулима с пятью наиболее близкими соратниками был схвачен изменниками среди казацкой старшины и выдан полякам. Сулима был привезён в Варшаву, где в декабре его пытали и казнили. Казакам, разрушившим Кодак, отрезали уши и отправили на крепостные работы.

Лишь один из вождей восставших избежал смерти – Павлюк. Богдан Хмельницкий, чтобы не испытывать судьбу, также подался на казацкое низовье. Туда же прибыл и Павлюк. Здесь они встретились с посланцем крымского хана Ислам-Гирея, тот вёл борьбу с ханом Катнтемиром и хотел союза с казаками. Запорожцы стали готовиться к новому восстанию. Хмельницкий был избран на ответственную должность писаря Запорожского Войска. Он осуществлял учёт войска, вёл всю канцелярию, оформлял документы, проводил переговоры, выступая как представитель Сечи.

В мае 1637 года началось новое восстание. Нереестровое казачество Запорожья избрало гетманом Павлюка. Новый гетман обратился к народу с универсалом, в котором призывал всех идти к нему и вступать в казачье войско, а панам грозил жестокой расправой. Подняв казаков, Павлюк двинулся на Переяслав, где тогда находилась главная квартира реестрового казачества, и гетман реестровых казаков Василий Томиленко. Павлюк потребовал уступить ему гетманство. Томиленко сначала согласился, но против него выступили казачья старшина. Нерешительного Томиленко низложили, упрекая в потворстве Павлюку, и избрали гетманом переяславского полковника Савву Кононовича.

В июле 1637 года восставшие вступили в Боровицу, почти все местные жители поддержали Павлюка. 2 августа войска Павлюка напали на главную квартиру реестрового казачества Переяслав и захватили гетмана Кононовича, войскового писаря Федора Онушкевича и других старшин. Их доставили в ставку Павлюка – Чигирин, казацкая рада приговорила гетмана и старшин, которые выступали за польские порядки, к смерти. Войсковой писарь Хмельницкий во всём поддерживал Павлюка: его стремление соединиться с донскими казаками и признать власть Московской Руси. Вместе с Павлюком составлял универсалы, призывая бороться за свою родину, за веру, права, за поруганных жен и детей.

Восстание на Левобережной Украине разгорелось ещё сильнее. В итоге все реестровые полки перешли на сторону восставших. Восставшие захватывали город за городом, разоряли шляхетские имения. Шляхта спасалась бегством, предпочитая по свидетельству польского хрониста Окольского «лыковую жизнь шёлковой смерти». Коронный гетман Конецпольский послал против восставших крупного магната и своего заместителя Николая Потоцкого. Конецпольский в универсале от 24 августа требовал, чтобы урядники, старосты и другие чиновники «тех, которые присоединились уже к своевольной массе народа и в течение двух недель не покаялись и не возвратились оттуда, не считали казаками и, лишив их всех вольностей, предоставленных реестровым казакам, исполняющим свои обязанности, старались арестовывать… Если бы ваши милости не могли задержать их, то вы должны карать их жен и детей и дома их уничтожать ибо лучше, чтобы в тех местах росла крапива, нежели размножались изменники его королевской милости Речи Посполитой». Соответственно Николаем Потоцким был применен лютый террор к восставших и населению, которое поддерживало их. Поляки сжигали, разрушали и уничтожали всё на своём пути. Таким образом, польское правительство осуществляло политику геноцида русского населения, не желающего жить в рабстве.

6 (16) декабря 1637 противники сошлись в битве у с. Кумейки (возле Чигирина). Казаки первыми атаковали врага, но около вражеского лагеря наткнулись на болото. С трудом выбрались, и тут по ним ударила польская конница. В ходе боя польским войскам удалось окружить повстанцев. Казаки отбивались в таборе из поставленных в несколько рядов возов. Они целый день отражали атаки польской конницы, поддерживаемой пехотой и артиллерией. Причём, группам казаков дважды удавалось прорывать кольцо окружения. Во время второго прорыва табор удалось покинуть казацкой старшине вместе с Павлюком. Павлюк с небольшими силами отступили в Чигирин, где надеялись соединиться с другими отрядами и пополнить запасы пороха. В это время основные силы повстанцев, оставшиеся на поле боя под командованием Дмитрия Гуни, продолжали вести бой до поздней ночи, отвлекая противника. Казаки под покровом темноты в ночь 7 (17) декабря на нескольких десятках возов покинули табор, рассыпались по местности и отступили к Мошнам.

Не остановившись в Мошнах, казаки отступили к местечку Боровица под Черкассами. Здесь отряд Павлюка вновь объединился с казаками Гуни. К 9 (19) декабря силы восставших были вновь окружены поляками, взявшими Боровицу в осаду. 10 (20) декабря разгорелся новый бой. Поляки окружили Боровицу окопами и отрезали её от воды. День и ночь польская артиллерия обстреливала городок. Подожженный, он весь был в огне. Но осаждённые упорно отбивались. Не имея возможности быстро сломить восставших, Потоцкий предложил переговоры. В условиях полного окружения, казацкая старшина уговорила Павлюка пойти на переговоры с Потоцким. Против переговоров вступили Хмельницкий и Гуня, но они оказались в меньшинстве.

В лагерь повстанцев прибыл Кисель, которого послал Потоцкий и польские комиссары. Старшине и казакам приказали явиться на раду, и в присутствии всех казацкая старшина положила перед польскими комиссарами знаки казацкой власти: бунчук, булаву, печать Войска. Во время переговоров Павлюка низложили, новым старшим реестра был назначен Ильяш Караимович, который, «не участвуя в бунтах, верно оставался при коронном войске». Повстанцам приказали присягнуть на верность королю, старшина показала пример. «Раскаяние» было засвидетельствовано письмом казаков коронному гетману Конецпольскому. Его подписал и Хмельницкий.

Павлюк был предательски схвачен поляками во время переговоров, вместе с другими руководителями восстания – бывшим гетманом Томиленко и Г. Лихим. Павлюка в феврале 1636 года зверски казнили в Варшаве. Вместе с ним по приговору сейма были казнены бывший реестровый гетман Томиленко, перешедший на сторону Павлюка, и старшина Злой. Поляки устроили кровавую расправу. Дороги были уставлены кольями, на которых сажали восставших казаков и крестьян. Новая волна беженцев хлынула в низовые земли Запорожья, на Дон и в Днепро-Донское междуречье — будущую Слобожанщину.


Крупный польский магнат, государственный и военный деятель Николай Потоцкий (1595 — 1651)

При этом сейм, желая уничтожить мятежное казачество, утвердил документ, который стал одним из самых страшных в истории казаков – «Ординация Войска Запорожского реестрового, состоящего на службе Речи Посполитой». Король Владислав провозглашал в «Ординации»: «… казацкое своеволие оказалось столь разнузданным, что для его усмирения пришлось двинуть войска Речи Посполитой и вести с ним войну. По воле господа, владыки всех войск и ополчений, разгромив и победив казаков, отвратив от Речи Посполитой опасность, мы отнимаем на вечные времена все их древние юрисдикции, прерогативы, доходы и прочие блага, которыми они пользовались в награду за услуги, оказанные нашим предкам, и которых ныне лишаются вследствие своего бунта».

Всех выживших повстанцев обращали в хлопов (холопов). Из шляхты постановлялось избирать гетмана, полковников и даже есаулов. Полковники со своими полками должны были нести пограничную службу на Запорожье против татар и препятствовать действиям нереестровых казаков на островах и речках, не допуская организации ими морских походов против Крыма и Турции. Ни один казак под угрозой смерти не должен был уходить на Запорожье без паспорта, выданного комиссаром. Мещане не должны были записываться в казаки, ни сами, ни их сыновья не должны даже выдавать дочерей замуж за казаков под страхом конфискации имущества. Казакам ограничивали район проживания Черкассами, Чигирином, Корсунем и другими пограничными городами.

Для подавления новых возможных мятежей было решено при комиссаре и полковниках сформировать наемную гвардию с большим, чем у реестровых казаков, жалованьем, а также восстановить крепость на Кодаке. Крепость была восстановлена немецким инженером Фридрихом Геткантом, её размеры увеличились почти в три раза, были построены католический костёл и монастырь, а гарнизон увеличен до 700 наёмников. Огневую мощь усилили артиллерией, в трёх километрах от крепости построили сторожевую башню.

Таким образом, вместо компромисса с казачеством и русским населением юго-западной Руси польское правительство усилило репрессии и террор. Стало очевидно, что нового взрыва не избежать.


Франц Рубо. Атака запорожцев в степи

Продолжение следует…
Автор:
Самсонов Александр
Статьи из этой серии:
Национально-освободительная война Богдана Хмельницкого

370 лет назад началась национально-освободительная война русского народа против польских оккупантов
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

88 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти