Какой должна быть современная снайперка (часть 1)

Какой должна быть современная снайперка (часть 1)Полковник Джефф Купер, кумир и идейный наставник западных боевых стрелков, назвал винтовку "короле­вой стрелкового оружия". В самом деле, винтовка, тем более оснащенная оптическим прицелом, на сегодняш­ний день является самым ярким представителем ручно­го оружия - по точности, удобству обращения и изяще­ству форм. Последний момент, конечно, не имеет прак­тического значения, но тем не менее играет достаточ­но важную роль для настоящего стрелка, уважающего и любящего свое оружие.

Именно высокоточная винтовка с оптическим прицелом начиная со времен Первой мировой войны служит ос­новным боевым инструментом в снайпинге - наиболее эффективном способе ведения боевых действий. Снай­перское искусство за последнее десятилетие стало модной темой для многих авторов книг и статей, соот­ветственно высказано уже очень много мнений относи­тельно того, какой должна быть современная снайпер­ская винтовка.

Немного теории


Одной из характерных особенностей снайперского оружия является то, что с самого момента своего появления оно находилось как бы на стыке трех видов стрелкового оружия - боевого, спортивного и охотничьего. К сегодняшнему дню охотничьи черты ушли в небытие, а вот качества боевого и спортивного присутствуют почти во всех современных моделях.

Так что же это за оружие - снайперская винтовка? При оценке какой-либо конкрет­ной винтовки нужно иметь в виду, что снайперка - прежде всего боевое оружие, по­этому и основные качества ее должны соответствовать качествам боевого оружия.

Известнейший русский оружейник В.Г. Федоров еще в 1938 году писал о том, что ос­новные тенденции в процессе развития ручного огнестрельного оружия "выражались, главным образом, в увеличении дальности стрельбы, отлогости траектории и скоро­стрельности; часто при этом один из этих элементов находился в противоречии с дру­гими... причиной всех работ в области усовершенствований в ручном огнестрельном оружии послужило требование тактики увеличить дальность стрельбы, дать возмож­ность поражения неприятеля с более дальних дистанций... Постепенная эволюция ручного огнестрельного оружия, начиная с кремневых ружей, дала увеличение даль­ности с 300 до 3200 шагов при достаточной меткости и убойности на этих дистанци­ях; скорострельность доведена с 1 выстрела в минуту при кремневых ружьях до 20 выстрелов в минуту при автоматических, т.е. в 10 раз по дальности и в 20 раз по ско­рострельности.

Каков может быть предел увеличения качеств будущего огнестрельного оружия? Счи­талось, что в отношении дальности предел будет поставлен способностями человече­ского глаза, но к винтовкам уже вводятся оптические прицелы. Считалось, что в от­ношении скорострельности предел из-за громадного расхода патронов установят про­изводственная база и организация дела снабжения. Однако история развития ору­жия показывает, что, какие бы колоссальные требования в части огнеприпасов ни предъявляла война, - все эти требования, хоть и не сразу, но выполнялись".

Считается, что вся совокупность свойств современного боевого стрелкового оружия сводится в такие группы: боевые свойства, эксплуатационные свойства и производ­ственные свойства.

Под боевыми свойствами оружейники понимают комплекс качеств системы, которые характеризуют возможность огневого воздействия на живую силу противника при ус­ловии нормального технического состояния оружия и безотказном действии его. Сре­ди боевых свойств особо выделяют мощность стрельбы, маневренность и надежность действия оружейной системы.

Мощность оружия есть общее количество энергии, которой обладают все пули, по­павшие в цель за единицу времени. Здесь сразу же возникает вопрос: как рассчи­тать мощность снайперской винтовки, если понятие скорострельности для "сверхмет­кого стрелка" фактически не имеет значения? Ведь снайпер, как известно, чаще все­го делает по цели 1-2 выстрела.

По мере того как дальность до цели увеличивается, скорость пули у цели, естествен­но, уменьшается, а значит, уменьшается и мощность стрельбы.

Но мощность стрельбы можно увеличить не только за счет повышения скорострельно­сти, как это имеет место в автоматическом оружии, но также и повышением вероят­ности попадания, или, иначе говоря, меткости стрельбы. Вот это уже напрямую отно­сится к снайперскому оружию.

Как уже говорилось выше, среди всех иных боевых свойств снайперской системы мет­кость занимает важнейшее место. Что такое меткость с точки зрения науки? Соглас­но закону рассеивания, это "совокупность степени группирования точек попадания вокруг центра группирования (кучность стрельбы) и степени совмещения центра группирования (средняя точка попадания) с желаемой точкой цели (точность стрель­бы)".

Какой должна быть современная снайперка (часть 1)


На практике меткость оценивается характеристиками рассеивания, присущими дан­ной системе оружия. Нужно иметь в виду, что решающее значение в смысле влияния на рассеивание имеет устойчивость - способность оружия сохранять положение, при­данное ему до выстрела. Вот почему большинство современных снайперских винто­вок имеют значительный вес - он увеличивает устойчивость; для этого же служат и сошки - неотъемлемый атрибут нынешней снайперки.

Не меньшее значение для меткости стрельбы имеет и стабильность боя оружия.

Но существует на свете еще и закон рассеивания - "закон подлости" для всех стрел­ков. Дело в том, что на практике соблюсти абсолютное однообразие всех условий стрельбы невозможно, так как всегда существуют незначительные, практически не­уловимые колебания в размерах зерен пороха, весе заряда и пули, форме пули; раз­личная воспламеняющая способность капсюля; различные условия движения пули в стволе и вне его, постепенное загрязнение канала ствола и нагревание его, порывы ветра и изменяющаяся температура воздуха; погрешности, допускаемые стрелком при наводке, в прикладке и т.д. Поэтому даже при самых благоприятных условиях стрельбы каждая из выпущенных пуль опишет свою траекторию, несколько отличаю­щуюся от траектории других пуль. Это явление и называется естественным рассеива­нием выстрелов.

При значительном количестве выстрелов траектории в своей совокупности образуют сноп траекторий, который дает при встрече с поражаемой поверхностью (мишенью) ряд пробоин, более или менее удаленных друг от друга; площадь, которую они зани­мают, называется площадью рассеивания.

Все пробоины располагаются на площади рассеивания вокруг некоторой точки, назы­ваемой центром рассеивания, или средней точкой попадания (СТП). Траектория, на­ходящаяся в середине снопа и проходящая через среднюю точку попадания, называ­ется средней траекторией. При составлении табличных данных при внесении попра­вок в установку прицепа в процессе стрельбы всегда подразумевается именно эта средняя траектория.

Из всего сказанного ясно, насколько трудно сделать точный выстрел на большое рас­стояние и сколько факторов, отрицательно влияющих на меткость, должен при этом учитывать снайпер.

Итак, если учесть всю приведенную выше теоретическую "заумь", то отчетливо вид­но, насколько трудно совместить в одной конструкции все эти многочисленные, час­то противоречивые требования. С этой точки зрения, винтовку системы Е.Ф. Драгуно­ва можно считать практически идеальным образцом оружия для армейского снайпе­ра.
И все же...

Немного истории

В 1932 году на вооружение Красной Армии поступил снайперский образец винтовки системы С.И. Мосина, что позволило начать масштабную подготовку "сверхметких стрелков".

Вряд ли стоит подробно вдаваться в историю того периода, об этом много раз написа­но. Интересен другой момент: снайперская винтовка образца 1891/30 гг. без каких-либо изменений простояла на вооружении три десятилетия, до принятия на вооруже­ние винтовки СВД в 1963 году. И это при том, что недостатки винтовки Мосина даже в пехотном варианте были хорошо известны.

...В 1943 году группа лучших фронтовых снайперов Советской армии была приглаше­на для участия в совещании высших офицеров НКО СССР. На этом совещании реша­лись разнообразные вопросы, касающиеся снайпинга. И вот что характерно: вопрос о замене и хотя бы коренной модернизации снайперского варианта винтовки системы С. И. Мосина даже не поднимался. А ведь это оружие к тому моменту простояло на вооружении русской армии уже более полувека, и многочисленные недостатки дела­ли его неконкурентоспособным даже в стандартном пехотном варианте.

Один из участников этого совещания Герой Советского Союза Владимир Николаевич Пчелинцев вспоминал: "Претензий к боевой снайперской винтовке обр. 1891/30 гг. у нас не было. Основные замечания касались оптики. Основываясь на боевом опыте, мы выразили пожелания, чтобы прицел был бы несколько модернизирован и к нему из­готовлены некоторые необходимые на фронте приспособления... Мы предлагали разра­ботку специальной прицельной сетки и более удобное расположение прицельных ма­ховичков. Из приспособлений нас интересовали два элемента: солнцезащитный пово­ротный козырек на объектив и гофрированный резиновый тубус на окуляр прицела". Также высказывалось предложение "о разработке для снайперского оружия специ­альных "целевых патронов" с улучшенным качеством пороха и более тщательным отбо­ром пуль на заводах. Патроны эти должны идти мелкими партиями специально для снайперов. Это дало бы возможность резко улучшить дальность и точность стрель­бы".

Какой должна быть современная снайперка (часть 1)


Однако предложения по улучшению оружия и боеприпасов были реализованы только через 20 лет с принятием на вооружение СВД.

Осенью 1939 года Драгунов был призван в ряды РККА и отправлен служить на Дальний Восток. После двух месяцев службы его направили в школу младших командиров АИР (артиллерийской инструментальной разведки). Успехи в стрелковом спорте помогли Евгению Федоровичу в дальнейшем течении службы, после окончания школы он был назначен оружейным мастером школы. Когда с началом войны на базе школы было сформировано Дальневосточное артиллерийское училище, Драгунов стал старшим оружейным мастером училища. В этой должности он прослужил до демобилизации осенью 1945года.

В январе 1946 года Драгунов вновь пришёл на завод. Учтя опыт армейской службы, отдел кадров направил Евгения Федоровича в отдел главного конструктора на должность техника-исследователя. Драгунов начал работу в бюро сопровождения текущего производства винтовки Мосина и был включен в группу исследовавшую причины ЧП, произошедшего на производстве. Учитывая опыт войны, в технические условия на винтовку был введён новый вид испытаний – стрельба 50 выстрелами с максимальной возможной скорострельностью, при этом заряжание магазина производилось из обоймы. При испытаниях обнаружилось, что у большинства винтовок при досылании патронов затвором верхний – первый патрон зацепляется за закраину нижнего – второго патрона, и так сильно, что не досылается в ствол даже после двух- трёхкратного удара ладонью по рукоятке затвора.

Выдающийся конструктор


Тем не менее еще до начала Второй мировой войны многие ведущие специалисты-о­ружейники понимали необходимость производства для снайпинга специальных ору­жейных систем. В частности, известный оружиевед и знаток оружейного дела В.Е. Маркевич считал, что "снайперская винтовка должна сочетать в себе лучшие качест­ва военных и охотничьих винтовок, поэтому такие главные части, как ствол, прицель­ные приспособления, ложа, спуск и прочие детали должны быть умело сконструиро­ваны...

Кратность оптического прицела от 2,5 до 4,5 раза наиболее подходящая для снайпин­га. Увеличенная кратность затрудняет прицеливание, особенно при стрельбе по дви­жущимся и появляющимся целям. Кратность 6х и более пригодна преимущественно для стрельбы по неподвижным целям...

Спусковой механизм оказывает большое влияние на меткость стрельбы. Спуск не дол­жен требовать большой силы нажатия, не должен иметь длинный ход и свободное ка­чание. Натяжение в 1,5-2 кг считается достаточным. Современный спуск должен быть с предупредителем, что гораздо лучше. Регулировка спуска тоже желательна...

Для толстой зимней и для тонкой летней одежды нужен приклад различной длины, по­этому лучше делать приклад переменной длины - с отъемными деревянными накладка­ми у затыльника...

Шейка ложи должна быть пистолетной формы, она позволяет однообразнее и крепче держать винтовку правой рукой. Чешуйка на шейке ложи желательна, потому что не позволяет скользить руке. Цевье должно быть длинное, потому что винтовка с длин­ным цевьем удобнее в обращении, особенно зимой. Антабки должны быть удобные не только для ношения винтовки, но и для пользования ремнем при стрельбе...
В числе необходимых принадлежностей для снайперской винтовки должен быть хоро­ший чехол. Относительно патронов следует сказать, что патроны должны быть особо тщательной проверки всех элементов патрона и аккуратного снаряжения лаборатор­ным путем, чтобы обладали наилучшими баллистическими качествами".

Все или почти все перечисленные выше требования в основном устраивают армей­ских "сверхметких стрелков" и сегодня.

Развитие оружия и военной техники, а также существенные изменения в тактике, происшедшие под влиянием многочисленных локальных конфликтов последних десяти­летий, выявили необходимость наличия на вооружении высокоточной снайперской системы (включающей в себя винтовку, оптический прицел и специальный патрон), поскольку во многих случаях снайперам приходится решать задачи по поражению ма­лоразмерных целей на дистанциях от 800 до 1000 метров.

Ответом на эти "требования времени" стали многочисленные снайперские винтовки западных оружейных фирм, появившиеся в течение 1980-х годов. В СССР тогда было не до новых снайперок: закончилась война в Афганистане, началась перестройка, а потом наступило и вовсе смутное время. Скромную лепту в то, что руководство сило­вых министерств не реагировало на требования тех своих подчиненных, кто серьезно занимался "снайперским промыслом", внесли и некоторые авторы книг и публикаций, которые вполне убедительно доказывали читающей публике достоинства и даже пре­имущества штатной СВД перед западными системами.

Интересно, что аналогичные взгляды имели и некоторые западные эксперты. Ярким примером может служить цитата из статьи Мартина Шобера, опубликованной в девя­том номере журнала "Schweizer Waffen-Magazin" за 1989 год; эта цитата попала в классический труд Д. Н. Болотина "История советского стрелкового оружия и патро­нов", и с тех пор ее множество раз многочисленные авторы повторяли к месту и не к месту. Мартин Шобер пишет, что "нормы НАТО предписывают для снайперских винто­вок максимальный поперечник рассеивания на дистанции 600 ярдов (548,6 м) серии в 10 выстрелов 15 дюймов (38,1 см). Советская снайперская винтовка Драгунова уве­ренно перекрывает эти требования". Прежде всего нормы НАТО по кучности для снай­перского оружия, приведенные в этой статье, на сегодняшний день уже устарели: те­перь максимальная величина рассеивания должна составлять не более одной угло­вой минуты (1 МОА). Кроме того, несложные вычисления показывают, что средний по­перечник рассеивания для СВД на расстоянии в 600 метров составляет 83,5 см для патрона ЛПС и 51,5 см для снайперского патрона 7Н1.

Какой должна быть современная снайперка (часть 1)


Говоря конкретно об СВД, нужно отметить, что многие авторы, касающиеся этого ору­жия, обычно приводят при оценке дальности эффективного огня цифру - 800 м. Дей­ствительно, в наставлении по стрелковому делу фигурирует именно этот показатель. Но проблема заключается в том, что армейский снайпер, чаще всего не имеющий в своем распоряжении иных справочников, кроме этого НСД, не может понять, по ка­ким целям, каким патроном и на каких дистанциях есть реальный смысл стрелять (с высокой вероятностью поражения цели).

Основной вывод: головная фигура должна поражаться из СВД первым выстрелом на всех дистанциях вплоть до 500 метров, грудная фигура - до 700 метров, поясная и бегущая фигуры - до 800 метров при условии использования снайперского патрона 7Н1. Отметим еще и то, что все эти данные приведены без учета возможных ошибок, допускаемых стрелком при подготовке к стрельбе (например неправильная оценка дистанции до цели) и при производстве выстрела (например дерганье за спуск под влиянием стресса) - иначе говоря, не учтен пресловутый "человеческий фактор".

Почему западные винтовки сегодня считаются достаточно точными для снайпинга только в том случае, если их рассеивание не превышает пресловутую угловую мину­ту? Угловая минута (minute of angle), или 1 МОА, составляет 0,28 тысячной дистан­ции. Иначе говоря, на дальности в 100 метров рассеивание в 1 МОА теоретически даст круг с поперечником рассеивания около 2,8 см. Это важно при стрельбе на большие дистанции - до 800 метров и дальше.

Согласно наставлению по стрелковому делу, кучность СВД считается удовлетвори­тельной, если на расстоянии в 100 метров четыре пробоины укладываются в круг диа­метром 8 см. Конечно, многие "эсвэдэшки", особенно новые, с нерасстрелянными стволами, дают и гораздо лучшую кучность, но пресловутые 8 см считаются макси­мально допустимой нормой.

Теперь давайте посчитаем. Если поперечник рассеивания на дистанции в 100 метров составляет именно 8 см, то - теоретически! - на 200 метров он будет 16 см, на 300 метров - 24 см и так далее до 600 метров. После рубежа 600 метров рассеивание станет расти уже не по линейному закону, а будет увеличиваться в 1,2-1,3 раза че­рез каждую сотню метров дистанции: скорость пули начнет к этому времени прибли­жаться к скорости звука (330 м/сек.), и пуля станет терять устойчивость на траекто­рии. Отсюда имеем следующее: на расстоянии в 800 метров теоретическая кучность СВД составит 83,2 см. Из винтовки с такой кучностью еще можно с достаточно высо­кой вероятностью попасть в неподвижную ростовую или поясную фигуру, но вот по­разить грудную или тем более головную фигуру уже почти нереально.

Мне могут возразить, что бывали случаи, когда снайперу удавалось снять противни­ка и на больших расстояниях. Конечно, такие случаи бывали. Вот, кстати, один из них. В 1874 году где-то на Диком Западе партия охотников на бизонов была атакова­на в своем лагере отрядом индейцев. Осада длилась почти трое суток. И осажден­ные, и индейцы уже были вконец измучены, но перестрелка все еще продолжалась. Билл Диксон, один из охотников, увидел четко выделявшегося на утесе индейца. Уда­рил выстрел из "шарпса" - и индеец рухнул с седла вниз головой. Пораженные такой точностью индейцы вскоре ушли. Когда дистанцию выстрела измерили, она оказа­лась равной 1538 ярдов (около 1400 метров). Это рекордный выстрел даже для совре­менного снайпера.

Безусловно, прекрасный выстрел, но в этом случае, как и во многих других, слишком большую роль играл случай, простое везение стрелка. Снайпер, выполняющий ответ­ственную боевую задачу, не может полагаться на случай.

Конечно, кучность винтовки - не единственная цель для конструктора-оружейника, как уже мы говорили ранее, есть еще множество важных моментов, которые нужно учитывать. Но кучность снайперского оружия важна, в первую очередь тем, что если это оружие показывает высокую кучность в близких к идеальным условиях тира, то возможные ошибки, которые вполне вероятно будут допущены стрелком в тяжелых условиях боевой обстановки, компенсируются именно высокой точностью и стабиль­ностью боя.

Нужно учесть еще и проблему патрона: специальному оружию требуется и специаль­ный патрон, причем такой патрон при высоком качестве изготовления должен еще и быть сравнительно недорогим при производстве. Интересно, что трудности с поста­новкой на крупномасштабное производство снайперских патронов были не только в СССР, но и в США.

СВД поступила на вооружение практически сразу в комплексе со специальным снай­перским патроном. Несмотря на то, что боевой опыт Великой Отечественной войны ясно показал, что для достижения максимальной эффективности снайпер должен быть снабжен специальными боеприпасами, к созданию специального патрона для снайперских винтовок в СССР приступили только после войны. В 1960 году во время работ над единым патроном обнаружилось, что новая конструкция пули улучшенной аэродинамической формы для этого патрона стабильно давала прекрасные результа­ты по кучности стрельбы - в 1,5-2 раза лучше, чем патрон с пулей ЛПС. Это позволи­ло сделать вывод о возможности создания самозарядной снайперской винтовки с куч­ностью стрельбы лучшей, чем при стрельбе из снайперской винтовки обр. 1891/30 гг., близкой к результатам, получающимся при использовании целевых патронов. На основании этих исследований конструкторам-патронщикам было дано задание на ра­боту по повышению эффективности стрельбы из винтовки СВД за счет патрона. Це­лью работ было улучшение кучности боя снайперской винтовки в 2 раза по площади рассеивания.

Какой должна быть современная снайперка (часть 1)В 1963 году для дальнейшей доработки была рекомендо­вана пуля, которая сегодня известна как снайперская. При стрельбе из баллистических стволов патроны с этой пулей показывали отличные результаты: на 300 метров R50 не больше 5 см, R100 составляет 9,6-11 см. Требования, предъявляемые к новому снайперскому па­трону, были крайне жесткими: пуля должна была иметь стальной сердечник, по кучности не уступать целевым патронам, патрон должен был иметь штатную биметал­лическую гильзу и по стоимости не превосходить вало­вый патрон с пулей ЛПС больше, чем в два раза. Кроме того, кучность при стрельбе из СВД должна быть в два раза меньше по площади рассеивания, т.е. R100 не больше 10 см на дистанции 300 метров. В результате был разработан и в 1967 году принят на вооружение 7,62-мм винтовочный снайперский патрон, производя­щийся сегодня под индексом 7Н1.

Распространение в последние десятилетия средств ин­дивидуальной бронезащиты снизило эффективность па­трона 7Н1. В условиях современного боя, когда боль­шинство военнослужащих имеют средства бронезащиты, снайперский патрон должен иметь достаточно высокую бронепробиваемость. В частности, если снайпер ведет огонь по "грудной фигуре", облаченной в каску и бронежилет, то уязвимая площадь цели уменьшается до размеров 20 х 20 см, т.е. размера лица. Естественно, что даль­ность эффективной стрельбы будет таким образом уменьшаться. Чтобы этого избе­жать конструкторам-патронщикам пришлось искать альтернативное решение, совме­щая в одном патроне мало совместимые качества - кучность и пробивную способ­ность. Результатом этих поисков стал новый снайперский патрон 7Н14. Пуля этого па­трона имеет термоупрочненный сердечник, поэтому обладает повышенной пробивной способностью при сохранении высоких баллистических качеств.

Современная снайперка

Согласно мнениям ведущих оружейных специалистов, современная снайперская вин­товка должна прежде всего обеспечивать поражение живой цели на дальности до 1000 м, при этом необходима высокая вероятность попадания первым выстрелом в по­ясную мишень на дальности до 800 м, а в грудную - до 600 м. Погодные и климатиче­ские условия, температура ствола и состояние оружия не должны влиять на точ­ность стрельбы. Помимо этого, специфика снайперских операций требует, чтобы де­маскирующие факторы, такие, как вспышка выстрела, пороховой дым, сила звука вы­стрела, лязганье затвора при перезаряжании или стук подвижных частей автомати­ки, были по возможности меньшими. Форма снайперской винтовки должна обеспечи­вать удобство при стрельбе из различных положений. Масса и габариты по возможно­сти должны обеспечивать устойчивость при ведении огня, но в то же время не утом­лять стрелка при длительном нахождении на закрытой позиции и не снижать его ма­невренности при перемещениях.

Военные специалисты полагают, что перечисленные выше требования относятся к ос­новным. Без выполнения их оружие и боеприпасы непригодны для использования в снайпинге.

В основном же все требования, предъявляемые к снайперской системе, должны быть направлены на увеличение точности и эффективности огня, надежности оружия при его эксплуатации в самых неблагоприятных условиях, а также - что немаловажно - на максимальное удобство при обращении.

В первую очередь на точность стрельбы влияют такие факторы, как конструкция ствола винтовки, прочность, жесткость и масса ложи, качества оптического прицела и специальных боеприпасов.

Так, с увеличением толщины стенок ствола уменьшаются гармонические колебания при выстреле и влияние изменения температуры ствола. Ложу и приклад снайпер­ской винтовки предпочтительно изготавливать из орехового дерева с эпоксидной про­питкой или из высокопрочной пластмассы.

Снайперский оптический прицел заслуживает отдельного разговора, поскольку требо­вания, предъявляемые к нему, достаточно противоречивы. С одной стороны, он дол­жен давать возможность вести наблюдение за местностью, обнаруживать цели и вес­ти огонь по движущимся и появляющимся на короткий срок целям, для чего нужно большое поле зрения и небольшая кратность - примерно от 3х до 5х. И в то же время снайперу приходится стрелять на большие дальности, до 1000 м, следовательно, тре­буется хорошо видеть цель на этом расстоянии, а значит, и большая кратность - до 10-12х. Оптический прицел с переменной кратностью (панкратический) позволяет из­бежать этих противоречий, но в то же время такая схема делает прицел более слож­ным и более хрупким.

В целом же оптический прицел снайперской системы должен быть прочным, иметь герметичный корпус, желательно обрезиненный и заполненный сухим азотом (чтобы линзы не запотевали изнутри при перепаде температур), устойчиво сохранять значе­ния юстировки в любых условиях, удобные устройства введения поправок (махович­ки).

Однообразная и плавная работа ударно-спускового механизма также оказывает зна­чительное влияние на удобство при стрельбе, а значит, и на точность. Поэтому край­не желательно, чтобы снайпер мог самостоятельно и легко регулировать длину и на­тяжение спуска.

Классическим образцом современной снайперской винтовки западного производства может служить английская система AW (Arctic Warfare).

Английская фирма Accuracy International из Портсмута с начала 1980-х годов являет­ся признанным лидером в производстве высокоточного снайперского оружия с руч­ным перезаряжанием. Именно AI первой стала разрабатывать винтовки по "опорно-рельсовой технологии".

В 1986 году британская армия приняла на вооружение новую винтовку взамен уста­ревшей Ли-Энфилд L42. Ею стала модель РМ Sniper под патрон 7,62х51 НАТО, разра­ботанная фирмой Accuracy International, получившая армейский индекс L96A1. От прежних винтовок она резко отличалась и внешним видом, и конструкцией. Винтовка оказалась настолько удачной, что ее приобрели для своих силовых структур более 20 стран мира. Удачным решением фирмы является и то, что на базе основной моде­ли были созданы несколько специальных модификаций - крупнокалиберная, бесшум­ная, со складывающимся прикладом.

Сразу же после принятия на вооружение L96A1 фирма развернула работы над созда­нием снайперской винтовки следующего поколения, учитывающей как опыт изготов­ления и практической эксплуатации прототипа, так и требования, предъявляемые шведской армией, занятой поиском снайперской винтовки, способной надежно рабо­тать при низких температурах. Новая модель, на разработку которой у Accuracy International ушло более двух лет, получила индекс AW (Arctic Warfare). В шведской армии, закупившей 800 экземпляров, винтовка получила индекс PSG-90.

Модель сохранила основные конструктивные решения, однако все ее элементы под­верглись доработке с целью упрощения конструкции и повышения надежности экс­плуатации. Ствол из нержавеющей стали показал на испытаниях высокую живу­честь, не потеряв заметно кучность даже после 10 тысяч выстрелов. При стрельбе высококачественными патронами на дистанцию 100 м пули укладываются в круг диа­метром 20 мм. Для снижения силы отдачи ствол винтовки оснащен дульным тормо­зом. Это снижает утомляемость стрелка, уменьшает время на повторный выстрел и облегчает обучение и привыкание к оружию.

Какой должна быть современная снайперка (часть 1)


Затвор с тремя боевыми выступами обеспечивает надежное функционирование при низких (до минус 40°С) температурах, даже при замерзании конденсата. По сравне­нию с прототипом уменьшено усилие, необходимое для перезарядки оружия, что по­вышает скрытность действий снайпера. Питание осуществляется из серединного ко­робчатого двухрядного магазина на 10 патронов. Винтовка комплектуется обычно пя­тью магазинами. Для прицеливания могут использоваться различные оптические при­целы, устанавливаемые на планку, закрепленную на верхней части ствольной короб­ки. Обычно это десятикратный прицел фирмы "Шмидт-Бендер". В комплект также вхо­дит открытый прицел с градуировкой до 700 м и мушка. На передней части цевья име­ется прилив для крепления регулируемой по высоте сошки фирмы "Паркер-Хейл". Вин­товка со всеми принадлежностями укладывается в алюминиевый кейс. Модель AW (Arktik Warfare) отлично работает в самых сложных климатических условиях. При ис­пользовании высокоточных боеприпасов оружие обеспечивает рассеивание менее 1 МОА. Тип патрона - 7,62х51 НАТО. Длина - 1180 мм. Масса - 6,1 кг. Длина ствола - 650 мм (четыре нареза с шагом 250 мм). Емкость магазина - 10 патронов. Начальная скорость пули - 850 м/сек.

О "буллпапах" и "снайперских автоматах"

Классический образцом, почти идеально подходящим для практического исследова­ния с точки зрения вопроса, "какой НЕ должна быть снайперская винтовка", служат отечественная винтовка СВУ и ее модификации.

Что такое СВУ? С точки зрения разработчиков, это СВД, перекомпонованная по схеме "буллпап" для уменьшения общих габаритов оружия. Но потенциальные "пользовате­ли" обычно называют эту систему "кастрированной эсвэдэшкой".

Автору пришлось близко познакомиться с данным образцом российского "чудо-ору­жия" только год назад. Хотя и раньше доводилось несколько раз подержать СВУ в ру­ках, оказалось, что внешность бывает очень обманчива: несмотря на необычные для русского глаза обводы и довольно крутой вид, эта винтовка, скажем так, не вполне соответствует понятию "снайперское оружие".

Трудно назвать конструкцию изящной, не является таковым, судя по всему, и сам процесс производства. Для этого берется стандартная СВД, с нее снимается при­клад, укорачивается ствол, на который потом навешивается массивное дульное уст­ройство, УСМ переносится вперед, устанавливаются пистолетная рукоятка и резино­вый затыльник. В результате всех этих действий из отточенной, красивой СВД получа­ется кургузый карлик. Внешнее сходство между СВД и СВУ такое же, как между трех­линейкой и обрезом "смерть председателя".

СВУ-А, с которой пришлось "общаться", была выпущена ЦКИБ в 1994 году. В формуля­ре указано, что когда винтовка была еще СВД, ее кучность по четырем выстрелам на дистанции 100 метров составляла R100= 6,3 см (т.е. радиус окружности, вмещаю­щей все пробоины), а после переделки оружия R100 стал составлять 7,8 см. Кто ска­зал, что несмотря на укороченный ствол точность не уменьшилась?!

Винтовка была опробована на стандартных дистанциях - 100 и 300 метров. К сожале­нию, даже на минимальном расстоянии 100 метров результаты не впечатляли: для группы из четырех выстрелов R100 составил 10 см. На 300 метров все оказалось еще печальнее: средний R100 составил целых 16 см, причем ни один из пяти стрелков так и не смог уложить все пули в габарит грудной мишени. Для сравнения нужно заме­тить, что стрелок средней квалификации с расстояния 300 метров уверенно поража­ет не только грудную, но и головную фигуру тем же количеством патронов.

Ударно-спусковой механизм СВУ имеет настолько длинный и тяжелый спуск, что ино­гда кажется, будто в магазине уже закончились патроны. При выстреле оружие со­вершает короткие и неуловимые движения, от которых наглазник прицела очень не­приятно щелкает стрелка по глазу. Несмотря на дульное устройство и резиновый за­тыльник отдача почему-то не ощущается намного меньше - возможно, потому, что дульное устройство имеет только одно окно с правой стороны (вероятно, для компен­сации смещения ствола при стрельбе очередями). Соответственно, после каждого вы­стрела винтовка заметно смещается влево. Последнее особенно заметно при стрель­бе с упора.

Переводчик-предохранитель имеет 3 положения (как у АК), однако он настолько ту­гой, что можно сорвать кожу на пальце, пытаясь его передвинуть.

За счет того, что пластиковые накладки передвинуты вперед, перед диоптрическим прицелом появилось окно, через которое видно пружину подавателя и через которое внутрь винтовки с ужасающей скоростью набивается всевозможная грязь.

Диоптрический прицел на боевом оружии - явление для нас новое. То, что и прицел, и мушка сделаны складными, в принципе хорошо, плохо то, что при их активной экс­плуатации они начинают качаться в поперечной плоскости.

Длинная спусковая тяга, соединяющая спусковой крючок и ударно-спусковой меха­низм, расположена на левой стороне ствольной коробки и прикрыта съемным кожу­хом. Но внутри этого кожуха она ходит с таким хрустом, что некоторым стрелкам ста­новится не по себе.

Как и у всех "буллпапов", центр тяжести оружия приходится на пистолетную рукоят­ку, а это нагружает правую руку снайпера, которая должна работать только на спус­ке. Кроме того, на нашей СВУ через каждые 15-20 выстрелов происходило заклинива­ние затворной рамы из-за того, что выскакивала ось выбрасывателя. В некоторых случаях наблюдается самопроизвольное вывинчивание стопорного винта дульного устройства.

Еще один важный момент: автоматический режим огня. Хотелось бы увидеть хоть од­ну западную снайперку под стандартный патрон (типа 7,62х 51), которая стреляет очередями. Говорят, что в свое время модификацию СВУ-АС заказало МВД... для воо­ружения штурмовых групп! Трудно представить, как спецназ будет стрелять из СВУ при штурме здания. Точность огня очередями такова, что на расстоянии в 50 метров из 10 патронов в ростовую фигуру попадает 1-2 пули, а остальные, соответственно, пойдут рикошетом гулять по штурмуемому зданию. Короткий ствол в сочетании с мощным патроном делают автоматический огонь совершенно неэффективным.

Вообще сама идея "снайперского автомата", родившаяся у заказчиков, вероятно, под влиянием ВСС "Винторез", порочна по своей сути. ВСС стреляет довольно слабыми па­тронами, имеющими небольшой импульс отдачи, а винтовочный боеприпас 7,62х54 швыряет СВУ, как отбойный молоток.

«Винторез» (ВСС, Винтовка Снайперская Специальная, Индекс ГРАУ - 6П29) — бесшумная снайперская винтовка. Создана в ЦНИИ «Точмаш» в Климовске в начале 1980-х годов под руководством Петра Сердюкова. Предназначена для вооружения подразделений специального назначения. Калибр 9×39 мм. Не имеет аналогов по ТТХ в западных странах.

Одновременно с разработкой комплекса бесшумного оружия, велась разработка специализированных боеприпасов под него. Малый пороховой заряд (требование по обеспечению бесшумности) требовал наличия тяжелой пули (до 16 граммов), а также достаточно большого калибра для обеспечения как надежной работы автоматики, так и необходимого убойного действия. Патроны СП-5 и СП-6 (индекс 7Н33, бронебойная версия патрона СП-5, отличается пулей с сердечником на основе карбида вольфрама) были созданы на базе гильзы патрона образца 1943 г. калибра 7,62×39 мм (который используется, например, в АК и АКМ). Дульце гильзы было переобжато до калибра 9 мм. В соответствии с требованиями по обеспечению бесшумности, начальная скорость пули патронов СП-5 и СП-6 не превышает 280—290 м/сек.

Бесшумное оружие (Винтовка Снайперская Специальная «Винторез»)


Модификация СВУ-АС, помимо переводчика, имеет складные сошки. На СВД подобные сошки позволили бы увеличить эффективность огня, а на СВУ только немного компен­сируют низкую точность, но зато ощутимо увеличивают вес.

К сожалению, все перечисленные выше недостатки присущи не отдельным образцам. Насколько известно, большинство спецподразделений МВД уже отказались от СВУ, предпочитая СВД либо иные системы. Кстати, схема "буллпап" вообще не зарекомен­довала себя в снайперском оружии с положительной стороны.

СВД или трехлинейка?

Любой оружейник скажет, что магазинная винтовка всегда (или почти всегда) будет иметь более точный бой, чем самозарядка такого же класса. Причины этого лежат на поверхности: нет отвода пороховых газов, за счет которого идет уменьшение началь­ной скорости пули (у винтовки Мосина - 860 м/сек., у СВД - 830 м/сек.); нет подвиж­ных частей, сбивающих наводку оружия в момент выстрела; вся система легче подда­ется отладке и т.д.

Попробуем сравнить основные боевые свойства СВД и винтовки образца 1891/30 гг. Такое сопоставление интересно еще и тем, что позволяет наглядно проследить эта­пы развития отечественного снайперского оружия.

Ширина затыльника у обеих винтовок примерно одинакова и потому не очень удобна: для точного оружия желательно иметь более широкий затыльник для лучшего упора в плечо. Кроме того, в обеих системах используется мощный патрон 7,62х54, дающий довольно сильную отдачу, поэтому еще желательнее иметь на прикладе резиновый амортизатор. Впрочем, с СВД вопрос решается просто: большинство снайперов со­гласно армейской "моде" давно оснащают свои эсвэдэшки резиновым затыльником от подствольного гранатомета ГП-25.

Что же касается шейки приклада, то здесь СВД опять же выигрывает по всем пара­метрам: пистолетная рукоятка во всех отношениях удобнее шейки винтовки Мосина, которая была сделана когда-то прямой для удобства штыкового боя.

Толщина стенок ствола у обеих винтовок примерно одинакова. Сегодня такие стволы вызывают справедливые нарекания снайперов. Известно, что ствол при выстреле со­вершает гармонические колебания, вызывающие разброс пуль. Соответственно, чем толще ствол, тем меньше эти колебания и выше точность огня. Одно из основных тре­бований к современному снайперскому оружию - тяжелый ствол матчевого типа, как это делается на западном оружии.

СВД имеет на стволе газовую камору, через которую осуществляется отвод части по­роховых газов для обеспечения работы подвижных частей механизма. Эта деталь, без­условно, нарушает равномерность колебаний ствола и ухудшает бой оружия, но та­кой недостаток присущ всем моделям автоматического оружия, работающим на отво­де газов, и его следует принимать как данность. Зато ствол СВД имеет такую нуж­ную деталь, как пламегаситель, значительно уменьшающий вспышку выстрела, что очень важно для снайпера, работающего с замаскированной позиции.

Внутренняя поверхность ствола винтовки обр. 1891/30 гг. не хромирована (в отличие от СВД), поэтому гораздо более подвержена ржавлению. Зато ствол трехлинейки хо­рошо поддается отладке. Его можно посадить "на три точки", т.е. максимально умень­шить площадь соприкосновения ствола и ложи. Для этого из обычной стреляной гиль­зы делается шабер (гильза насаживается на рукоятку, а закраины ее затачиваются), которым затем из ложи выбирается слой дерева до тех пор, пока между стволом и ло­жей не будет свободно протягиваться сложенный вдвое лист бумаги. В передней час­ти ствола (под передним ложевым кольцом) на ствол наматывается кусок шерстяной ткани шириной 5-7 см. Теперь ствол "сидит" на трех точках: хвостовой винт (за за­твором), упорный винт (перед магазинной коробкой) и сальник. Такая несложная до­водка существенно улучшает бой винтовки. Некоторые стрелки стальной нагель заме­няют на медный, более мягкий. Но поскольку в нагель упирается винт упора, медь в этом случае лучше амортизирует отдачу.

Шаг нарезов обеих винтовок одинаков - 240 мм, несмотря на то, что в "Наставлении по стрелковому делу" для СВД указывается 320 мм. Изменение шага нарезов у СВД с 320 до 240 мм было вызвано тем, что при шаге 320 мм бронебойно-зажигательные пу­ли летели кувырком. Ствол с шагом нарезов 240 мм стабилизировал полет бронебой­но-зажигательных пуль, но при этом снизил общую кучность почти на 30%.

Какой должна быть современная снайперка (часть 1)


Ударно-спусковой механизм (УСМ) винтовки Драгунова редко вызывает нарекания у стрелков - усилие и натяжение спуска, длина хода спускового крючка подобраны наиболее оптимальным образом. Хотя желательно, чтобы УСМ снайперского оружия был все-таки регулируемым.

А вот спусковой механизм винтовки Мосина отладить легко и просто. Для того чтобы уменьшить длину спуска, нужно слегка выгнуть спусковую пружину. Сделать работу спуска более плавной можно, отполировав соприкасающиеся поверхности шептала и боевого взвода курка.

Съемная щека СВД имеет только один минус: она может потеряться. Но этот недоста­ток уже ликвидирован на винтовках последних лет выпуска с пластмассовым прикла­дом - здесь эта деталь выполнена несъемной.

Красная Армия начала первые испытания самозарядных винтовок еще в 1926 году, однако вплоть до середины тридцатых годов ни один из испытанных образцов не удовлетворял армейским требованиям. Сергей Симонов начал разработку самозарядной винтовки в начале 1930х годов, и выставлял свои разработки на конкурсы 1931 и 1935 года, однако только в 1936 году винтовка его конструкции была принята на вооружение РККА под обозначением "7.62мм автоматическая винтовка Симонова образца 193 6 года", или АВС-36. Экспериментальное производство винтовки АВС-36 было начато еще в 1935 году, массовое - в 1936 - 1937 годах, и продолжалось вплоть до 1940 года, когда АВС-36 была заменена на вооружении самозарядной винтовкой Токарева СВТ-40. Всего, по разным источникам, было выпущено от 35 000 до 65 000 винтовок АВС-36. Эти винтовки использовались в боях на Халхин-Голе в 1939 году, в зимней войне с Финляндией в 1940м. А также в начальный период Великой Отечественной войны. Интересно. Что финны, захватившие в 1940 году в качестве трофеев винтовки конструкции как Токарева, так и Симонова, предпочитали использовать винтовки СВТ-38 и СВТ-40, так как винтовка Симонова была существенно более сложной по устройству и более капризной. Впрочем, именно поэтому винтовки Токарева и сменили АВС-36 на вооружении РККА.

Винтовки Симонова


Стреляя же из винтовки обр. 1891/30 гг., стрелок, привыкший к СВД, ловит себя на том, что голова не имеет точки опоры. А голову здесь нужно ставить подбородком на гребень приклада, иначе глаз отклоняется от оптической оси прицела. Привыкнуть к такому положению, конечно, можно, но все же оно довольно неудобно, особенно при стрельбе из нестандартных положений.

Все снайперские винтовки военных лет выпуска комплектовались оптическим прице­лом ПУ. Среди всех моделей прицелов, устанавливавшихся на трехлинейку, ПУ наибо­лее простой, легкий и дешевый в производстве. Его кратность 3,5х, прицельная сет­ка выполнена в виде Т-образной марки. Одним из основных недостатков является не­большое фокусное расстояние - с учетом довольно длинного приклада, стрелку при­ходится тянуться подбородком вперед, чтобы четко видеть все изображение в окуля­ре целиком. Особенно неудобно это делать, находясь в толстой зимней одежде.

ПСО-1 - штатный прицел СВД - на фоне ПУ выглядит почти чудом военной оптики. Здесь имеются и защитная бленда объектива, и резиновый наглазник, и подсветка прицельной марки, и дальномерная шкала, и шкала боковых поправок. Все это дела­ет ПСО гораздо эффективнее и удобнее. А смещение базы прицела влево от оси кана­ла ствола делает процесс прицеливания более простым и комфортным.

Для заряжания СВД нужно всего лишь присоединить к оружию снаряженный патрона­ми магазин, в то время как в винтовку обр. 1891/30 гг. требуется по одному вложить пять патронов, тем более что их при этом иногда клинит (если закраина верхнего па­трона цепляется за закраину нижнего). Конечно, скорость перезаряжания, возмож­но, и не имеет решающего значения для снайперского оружия, но все же в некото­рых ситуациях этот фактор может оказаться немаловажным.

Перезаряжая винтовку Мосина, стрелку приходится после каждого выстрела отры­вать голову от приклада, а это достаточно неудобно. Правда, существует так назы­ваемый "снайперский" способ перезаряжания: после выстрела ухватить курок за пу­говку и оттянуть назад (до постановки на боевой взвод), пальцами поднять рукоятку затвора вверх, а сам затвор опять же за пуговку курка отвести назад; затем боль­шим пальцем правой руки затвор дослать вперед, а средним и указательным рукоят­ку опустить вниз. Однако чтобы быстро проделать все эти манипуляции, требуется определенная сноровка.

Ложа винтовки Мосина цельная, сделанная чаще всего из березы (у оружия военных лет выпуска). При разбухании такую ложу вполне может повести, тогда она станет касаться ствола, и это существенно ухудшит кучность боя.

Ложа СВД состоит из приклада и ствольных накладок, пластмассовых или деревян­ных. Накладки непосредственно со стволом не соприкасаются ни при каких услови­ях, поэтому не оказывают влияния на бой оружия. Кроме того, в накладках имеются отверстия, ускоряющие охлаждение ствола при стрельбе.

В смысле отдачи СВД несколько проигрывает, так как при выстреле ствол уводит вверх. Возможно, это следствие перемещения затворной рамы с затвором и, соответ­ственно, изменения положения центра тяжести оружия. Зато винтовка обр. 1891/30 гг. имеет плавную прямолинейную отдачу, хорошо воспринимаемую плечом снайпера.

Здесь нужно иметь в виду, что согласно НСД, снайперская стрельба ведется из вин­товки Мосина только до 600 метров (хотя дистанционный маховичок прицела ПУ рас­считан на дистанции до 1300 метров). На больших расстояниях в основном ведется беспокоящий огонь.

Наставление для СВД утверждает, что наиболее эффективен огонь из нее до 800 мет­ров, хотя большинство снайперов сходятся на том, что это оружие обеспечивает по­падание с первого выстрела по грудной мишени до 500 метров, а по головной фигуре - до 300.

Нужно признать, что несмотря на ряд перечисленных недостатков, работать с трехли­нейкой приятно. Легкий в действии затвор, четкий и равномерный спуск, плавная от­дача, отчетливо видимое даже в сумерках перекрестие прицела делают это оружие достаточно удобным для стрелка. Точность этой винтовки несколько выше, чем у СВД (впрочем, как уже говорилось, это естественно для оружия с ручным перезаря­жанием).

И все же... Все же снайперская винтовка Драгунова более прикладистая, позволяет быстрее произвести выстрел навскидку и намного удобнее для стрельбы с колена и стоя, т.к. имеет пистолетную рукоятку и позволяет стрелку при необходимости ис­пользовать ружейный ремень и магазин (для упора в тыльную часть руки - так, как это видно на снимке). А такие элементы, как пламегаситель, щека приклада, улуч­шенный оптический прицел, делают всю систему намного предпочтительнее для ар­мейского снайпера.

Завершая разговор об СВД, нужно отметить, что эта винтовка в своем классе самоза­рядного снайперского оружия по обобщенным параметрам кучности и точности стрельбы, простоте конструкции, надежности работы автоматики является одной из лучших в мире. Безусловно, она имеет ряд недостатков, однако в мире пока не созда­но недорогой самозарядной снайперской винтовки, имеющей более высокую куч­ность стрельбы с сохранением такой же, как у СВД, надежности работы автоматики в самых разных климатических условиях.

Снайперская винтовка Драгунова имеет несколько модификаций, наиболее перспек­тивной из которых является СВДС. Она имеет приклад, складывающийся на правую сторону ствольной коробки, что гораздо удобнее для быстрого приведения оружия в боевое положение по сравнению с автоматом АК-74М. Приклад изготовлен из сталь­ных труб с затыльником и упором щеки из полиамида. Упор щеки находится на верх­ней части приклада и может занимать два фиксированных положения - для стрельбы с оптическим прицелом (верхнее) и для стрельбы с открытым прицелом (нижнее). Не­сколько видоизменены задняя часть ствольной коробки, корпус ударно-спускового механизма и спусковой крючок.

Чтобы упростить обслуживание винтовки в полевых условиях, оптимизирован режим работы газоотводного устройства и исключен из конструкции газовый регулятор. Пла­мегаситель имеет гораздо меньшие размеры, чем у СВД, но не уступает по эффектив­ности работы. Длина ствола уменьшена, а жесткость увеличена за счет увеличения его наружного диаметра. Небольшие габариты СВДС делают ее очень удобной при ра­боте снайпера в условиях города, на скрытой позиции и т.д.

И все же СВД в своем классическом варианте уже не отвечает современным требова­ниям. Альтернативой ей должна быть, конечно, не трехлинейка, а современная высо­коточная система.

"Взломщик"

И такая система появилась: примерно три года назад Ижмаш представил свое новое детище - снайперскую винтовку СВ-98. В связи с насущной необходимостью иметь в арсенале снайпера систему повышенной точности в бюро спортивного оружия под ру­ководством В. Стронского была разработана снайперская винтовка СВ-98 "Взлом­щик".

Снайперская винтовка СВ-98 разработана отделом главного конструктора ОАО "Концерн "Ижмаш", авторским коллективом под руководством Владимира Стронского, на базе спортивной 7.62-мм винтовки Рекорд-CISM. Внешне и конструктивно новая модель многое заимствовала от высококлассной спортивной винтовки "Рекорд-308-СИЗМ".

СВ-98 предназначена для поражения появляющейся, движущейся, открытой и демаскированной, незащищённой и снабжёнными средствами индивидуальной бронезащиты живой силы противника на дальности до 1000 м.

Ижевское оружие. Снайперская винтовка "СВ-98"


Это оружие создано на базе целевой винтовки "Рекорд-CISM" и предназначено, как сказано в описании, "для уничтожения появляющихся, движущихся, открытых и за­маскированных одиночных целей на дальностях до 1000 метров". По заявлению произ­водителя, конструкция отличается высокой надежностью и мягкостью работы механи­ческой части. Запирание ствола производится поворотом продольно-скользящего за­твора на три симметрично расположенных боевых упора. Затвор имеет указатель взведения ударника.

Спусковой механизм имеет "предупреждение" и позволяет регулировать усилие спус­ка (от 1 до 1,5 кгс), длину хода спускового крючка и даже положение спускового крючка относительно рукоятки ложи. Справа за рукояткой затвора находится предо­хранитель флажкового типа, при включении которого блокируются затвор (от откры­вания), шептало и спусковой крючок.

Какой должна быть современная снайперка (часть 1)


Подача патронов производится из 10-местного магазина, имеющего специальный на­правляющий механизм - для облегчения его примыкания в боевой ситуации, напри­мер, на ощупь. В отличие от СВД ход магазина прямой, а не с поворотом в сторону за­щелки. Подающий механизм магазина составлен из рычагов, соединенных в паралле­лограмм.

Ствол длиной 650 мм ствольной коробкой уложен на полностью регулируемую ложу. Шаг нарезки ствола "спортивного" типа - 320 мм, что значительно увеличивает куч­ность стрельбы. Некоторым недостатком является то, что канал ствола не хромиро­ван - эта черта досталась СВ-98 от спортивного прототипа. В связи с этим гарантиро­ванная живучесть ствола составляет только 3000 выстрелов - да и то при условии тщательного ухода. Кроме того, для оптимизации гармонических колебаний при вы­стреле ствол сделан "плавающим", т.е. по всей своей длине он не соприкасается с ложей.

Ложа винтовки имеет регулировку длины приклада до 20 мм, положение затыльника изменяется вверх-вниз до 30 мм и вправо-влево до 7 мм; гребень приклада регулиру­ется по вертикали в диапазоне 15 мм, а по горизонтали - 4 мм.

Обычно на дульном срезе ствола находится глушитель, увеличивающий общую длину винтовки с 1200 до 1375 мм, зато он позволяет эффективно применять СВ-98 при про­ведении специальных операций, особенно в городских условиях. Помимо того, что глушитель снижает звук выстрела примерно на 20 Дб, он еще почти на 30% уменьша­ет силу отдачи. Вместо глушителя на ствол может наворачиваться специальная за­щитная втулка - она создает необходимое напряжение на дульном срезе для повыше­ния точности огня. Третьим возможным дульным устройством является пламегаси­тель.

Если есть надобность, на корпусе глушителя устанавливается противомиражный ко­зырек-отражатель. Для той же цели служит матерчатый ремень, натягивающийся над стволом по всей его длине. Кстати говоря, необходимость двух последних элементов вызывает некоторое сомнение: все же СВ-98 является системой для решения особых задач - маловероятно, что снайперу придется вести из нее интенсивный огонь. Но сам факт того, что российские разработчики стали учитывать даже такие незначи­тельные детали для повышения удобства стрелка, не может не вызвать радости.

Для стрельбы из СВ-98 производителем рекомендованы снайперские патроны 7Н1 и 7Н14, а также целевые патроны "Экстра". Такими боеприпасами в заводских услови­ях винтовка показывает кучность в пределах 60-70 мм при стрельбе группами по 10 выстрелов на дистанцию 300 метров. Начальная скорость пули при использовании па­трона 7Н14 составляет 820 м/сек., при этом дальность прямого выстрела по грудной фигуре высотой 50 см достигает 430 метров.

В передней части ложи находится складная сошка, имеющая раздельную регулиров­ку каждого сошника по высоте. При переноске сошка убирается внутрь цевья, не вы­ступая за габариты ложи.

В средней части ложи может устанавливаться съемная рукоятка - помимо удобства при переноске, в полевых условиях она частично защищает оптический прицел от случайных ударов.

Механический прицел, находящийся над ствольной коробкой, позволяет устанавли­вать дальность стрельбы в пределах от 100 до 600 метров через каждые 100 метров. Длина прицельной линии составляет 581 мм.

Штатной оптикой считается панкратический прицел 1П69 "Гиперон". Он устанавлива­ется на направляющей планке типа "Picatinny" на верхней части ствольной коробки. Этот прицел обеспечивает автоматическое введение углов прицеливания при опреде­лении дальности до цели или при установке заданной дистанции (для этого имеется специальное поворотное кольцо). Кроме того, конструкция 1П69 позволяет вести по­иск, наблюдение и прицельную стрельбу без изменения угла прицеливания при лю­бом увеличении от 3 до 10х. На посадочное место может быть установлен любой дневной или ночной прицел отечественного или западного производства, имеющий крепление мирового стандарта.

Кстати, о прицелах. Избалованные изобилием оружейных аксессуаров западные стрелки давно привыкли к тому, что качественный оптический прицел по цене может быть почти равен самому оружию, и это нормально, поскольку от прицела зависит очень многое. В частности, оптический прицел не только должен иметь точные уста­новочные механизмы для введения даже малых поправок по вертикали и горизонтали, но он также должен позволять снайперу отрегулировать его в соответствии с особен­ностями зрения (плюс-минус 2 диоптрии), иметь переменную кратность (оптимально от 2 до 10 крат) и позволять вносить поправки на параллакс в зависимости от рас­стояния до цели - на больших расстояниях и это имеет значение. А появившаяся в последние несколько лет в нашей стране мода на панкратические прицелы, в кото­рых кратность изменяется в соответствии с изменением установки дистанции и тем позволяет определять эту дистанцию, на Западе уже давно прошла. Дело в том, что оценка расстояния производится очень приблизительно, а погрешность в установках при достаточно сложном механизме оказывается довольно большой. Впрочем, именно "Гиперон", по многим отзывам, как раз совмещает лучшие качества обычного оптиче­ского и панкратического прицелов.

"Взломщик" - оружие достаточно тяжелое: с глушителем и прицелом "Гиперон" вся система весит 7,5 кг. Большой вес делает ее устойчивой при стрельбе. Конечно, в ма­невренных боевых действиях снайперу, вооруженному СВ-98, придется нелегко, но, во-первых, главным показателем снайперской системы все же является точность, а во-вторых, это оружие специального назначения, для решения особых задач.

СВ-98 уже неоднократно "принимала участие" в соревнованиях снайперов силовых структур в Краснодаре и Минске. Отзывы снайперов-профессионалов - самые поло­жительные. Однако стрелки отмечают и мелкие недостатки. Например, минусом явля­ется индивидуальная подгонка деталей каждой винтовки, т.е. взаимозаменяемость частей отсутствует. Спусковой механизм винтовки заключен в алюминиевый корпус, что делает его чувствительным к ударам, неизбежным в боевых условиях. Кроме то­го, отражатель не подпружинен (как на большинстве западных винтовок). Это зна­чит, что для выбрасывания стреляной гильзы затвор необходимо энергично отвести назад, что ведет не только к постепенному расшатыванию затвора, но и демаскирует снайпера клацанием при перезаряжании.

Имеет свои недостатки и штатный оптический прицел: при изменении угла прицелива­ния сетка иногда перемещается скачками, шкалы не всегда двигаются в соответст­вии с количеством щелчков.

Тем не менее на соревнованиях СВ-98 на равных конкурировала с самой перспектив­ной западной снайперкой - Arctic Warfire (AW). При этом цена российской системы на несколько порядков ниже, что немаловажно при всеобщем дефиците средств у си­ловиков. Следует отметить, что СВ-98 не является альтернативой снайперской вин­товке Драгунова. Эта система предназначена для выполнения специальных задач, а не для массового армейского снайпинга.

Говорят, что в перспективных планах у Ижмаша стоит выпуск экспортного варианта СВ-98 под патрон 7,62х51 НATO. Возможно, что применение широкого спектра высоко­качественных боеприпасов западного производства позволит не только выйти на ми­ровой оружейный рынок, но еще более увеличить точность снайперской системы "Взломщик".

Какой должна быть современная снайперка (часть 2)
Автор: Олег Рязанов
Первоисточник: http://www.bratishka.ru/" class="text" rel="nofollow" target="_blank">http://www.bratishka.ru/


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 2
  1. dred 1 декабря 2011 14:28
    А как же кориолисова сила.
    dred
  2. air wolf 11 ноября 2014 11:18
    Все верно, надо сделать СВ из Карабина МР-142К(ижмех) в калибрах 9,3x64 и 7,63х54R! Или довести до ума СВ-98 и это не шутка!

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня