Викинги и рунные камни (часть 2)

Серп жатвы сеч
Сек вежи с плеч,
А ран рогач
Лил красный плач.

И стали рдяны
От стали льдяной
Доспехи в пьяной
Потехе бранной.
(Эгиль, сын Грима Лысого. «Выкуп головы». Перевод С.В. Петрова)


Одновременно с распространением традиции установки рунных камней в Скандинавии в это же время становятся популярными и так называемые рисуночные или «картинные» камни. Некоторые из исследователей датируют время их появления I-II в.н.э. и отмечают, что прародиной этой традиции является остров Готланд и юго-восточная область Швеции. Связано это с тем, что Готланд уже в эпоху раннего железного века был сакральным местом, где были обнаружены многочисленные некрополи и более 400 каирнов (культовых каменных насыпей), тогда как в Каупарве под одним из них нашли даже каменную башню конической формы эпохи бронзового века, также служившую для погребения. В средние века жители острова Готланд долгое были политически независимы и сохраняли свою самобытную культуру и мифологию, которые довольно сильно отличались как от шведской, так и от общескандинавской. Главным источником сведений по мифологии и истории острова является «Гутасага» – кодекс договоров, заключенных между островитянами и Швецией, и включающий в себя также и очерк по истории острова, включая легенды о его возникновении в дохристианское время.


Фотография 1924 года. Мальчики сидят на скале с рисунками бронзового века (ок. 1800-500 гг. до н. э.).

Многие камни с Готланда весьма информативны. Так, например, на одном из камней VIII в. фаллической формы в его верхней части изображен конный воин в шлеме с бармицей и с большим круглым щитом со спиралевидным орнаментом. Стремян не видно, хотя, судя по положению ног, они должны быть, но зато на всаднике хорошо видны широкие шаровары, прямо-таки «щирого казака». Что, безусловно, открывает широкое поле деятельности для любителей «фолк хистори».


Фотография 1933 года. Камень с острова Готланд. На ней мы видим сражающихся всадников, плывущие по морю корабли и сцены охоты.

Эти рисуночные камни обычно выглядят как плоские плиты, установленные вертикально, причем форму их называют и грибообразной, и фаллической или антропоморфной. В соответствии с первой версией, она могла символизировать надежду на возрождение умершего в новом теле, в то время как, по мнению тех, кто считают ее антропоморфной, такие камни являлись вместилищем его души. Причем стелы подобные этим скандинавским были широко распространены по всей Западной Европе и также южнее – в Средиземноморье. Основной мотив таких стел II-VII веков – лодки, или корабли, пересекающие воды смерти. Более поздние стелы стали включать изображения водоплавающих птиц, диких животных и различных чудовищ. Популярным мотивом, явно заимствованным из «Младшей Эдды», стал мотив маски, которую Локи надевал, чтобы превратиться в великаншу. Считается, что это могли быть межевые столбы. Однако наиболее обоснованной версией все-таки является мнение о поминальном предназначении этих камней.


Ученые раскрашивают изображения рисуночного камня.

Около 800 г. традиция рисуночных камней объединяется с рунической: теперь уже камни могут содержать одновременно и тексты, и рисунки, причем нередко орнаментального характера. Обе традиции широко распространяются в Южной Скандинавии. В это же время изменения претерпевают и сами изображения на камнях. Так, вместо лодок с гробом появились изображения парусных судов (драккаров) вместе с экипажем. Сами камни начинают обтесывать в форме плит, чего до этого обычно не делали.

Камни этого периода стали походить на кельтские и пиктские каменные изваяния, что проявилось, например, в распространении таких орнаментальных мотивов, как «плетенка», или «ирландский узелок». Однако нужно отметить, что письменность пиктов была иероглифической, тогда как руническая письменность скандинавов представляло собой алфавит.

То есть можно сказать, что, хотя определенная общность между кельтской, пиктской и скандинавской изобразительных традиций и существовала, имея в своей основе искусство мегалитического времени – храмы Мальты, орнаментированные дольмены Иберийского полуострова, и аллеи менгиров Бретани и Британии – в каждом регионе изобразительное искусство развивалось вполне самостоятельно, а сходство в традициях было основано не на прямых заимствованиях, а стало следствием схожих процессов развития.


Рунный камень из Ардре (Готланд, Швеция). Наверху изображено прибытие умершего воина на коне Одина Слейпнире на Валгаллу. Нижняя часть камня является иллюстрацией легенды о кузнеце Вёлунде, которого пленил конунг Нидудом. (Государственный исторический музей, Стокгольм)

Что же касается Скандинавии, то здесь традиция устанавливать рунические камни сохранялась вплоть до середины XII века. А далее руны сохранялись лишь в среде скандинавских крестьян, являясь альтернативой официальному латинскому алфавиту. Самые же поздние памятники – это резные рунические календари, относящиеся к ХVIII – XIX вв. В них, кстати, можно видеть синтез христианской и языческой традиций. В Дании футарком пользовались до 1400 года, причем с его помощью тексты записывались не только на среднедатском языке, но даже на латыни.

Викинги и рунные камни (часть 2)

«Раскрашенный камень» (Национальный музей Дании, Копенгаген)

Сегодня рунные камни являются объектом серьезного изучения, хотя оно и затрудняется, как это отмечалось еще в первой части этого материала, целым рядом обстоятельств. Многие камни в силу своей известности получили даже свои собственные имена. Однако несмотря на всю свою «известность» прочтение их носит под час довольно-таки гипотетический характер.

Вот, например, древнейший рунный камень – Кюльвер – который датируется примерно 400 годом по сопутствующему инвентарю погребений кладбища, где его нашли, хотя нет никаких оснований думать, что он не был вырезан либо раньше, либо позже того времени, как в этом месте были сделаны найденные погребения. Надпись на нем состоит из простого перечисления всех 24 рун футарка, и завершается знаком «ёлочки», который принято считать за форму руны «t». Так вот как это расшифровать? По одной версии такая надпись была сделана, чтобы охранять ныне живых людей от умерших, по другой – напротив, помогать в общении между предками и их потомками. Может быть написанию рун предшествовал определенный ритуал, который назывался «укрепление камня рунами». При этом перечисление всех рун могло, например, означать и то, что, резчик рун таким способом заручался поддержкой всех богов.


«Камень Кюльвер». Фотография камня из базы данных изображений Шведского совета по сохранению национального достояния Kulturmiljöbil. (Государственный исторический музей в Стокгольме).

Согласно третьей версии надпись была сделана по совершенно обыденному поводу, например, целью обучения детей рунам, а на кладбище этот камень оказался случайно.


Стура-Хаммарский камень в форме фаллоса.

Камень из Туне в Норвегии, датируемый концом IV в., является наглядным образцом того, как сложно переводить рунические тексты. В ХХ веке надпись на нем прочитали три исследователя, после чего получилось сразу четыре варианта текста, которые довольно сильно отличались по смыслу один от другого.

Так, на рубеже XIX – XX веков Софус Бугге прочитал сделанную на нем надпись следующим образом: «Я, Вив, вырезал эти руны для своего напарника Водурида. И поставил этот камень. Три дочери поделили наследство, [поскольку] они были ближайшими родственниками». Вроде бы все логично и понятно, не так ли?

Но в 1930-м году Карл Марстрандер сделал свой вариант перевода: «Я, Вив, сделал каменную гробницу для Водурида, подателя хлеба (моего патрона). Мои дочери, также служившие Водуриду, пожелали, чтобы я поставил этот камень, поскольку не было у него близких родственников и наследников».

Оттар Грёнвик (1981 год) предложил иной вариант: «Я, Виваз, поставил этот камень для моего господина Водуридаза. Для меня Водуридаз, три дочери, самый выдающийся из наследников, сделал этот камень».

В 1998 году Грёнвик решил пересмотреть прежний вариант его прочтения и опубликовал следующий текст: «Я, Вив, после [смерти] Водурида, который кормил меня хлебом, вырезал руны на этом камне для него. Три дочери на похоронах получили красивых мужей и будут у них красивые наследники».

Все эти варианты вызвали оживленную дискуссию. Главным образом она касалась следующего вопроса: могли ли упоминающиеся в тексте женщины наследовать имущество за Водуридом. Возможно ли, что удачливый мажордом Вив после смерти своего господина получил не только его движимое имущество, но и должен был заботиться о дочерях Водурида и выдать их замуж?


Руническая надпись, середины XI в., Эд, Кирксти-ган, Уппланд. Она является памятной надписью некоего шведа, служившего в варяжской гвардии в Византии. Она гласит: «Ронгвалъд вырезал эти руны: в Греции он был командиром бойцов».

А вот руническая надпись, сделанная на памятном камне из Ютергарде, в Уппланде (Швеция), заключена в тело мидгардского змея. Вписанные в него рунами тексты говорят о трех походах в Англию в начале XI в. некоего Ульфа. Надпись гласит: «Карей и Гербьерн поставили камень в память Ульфу, их отцу. Бог и Божья Матерь, спасите его душу. Ульф трижды получил Данегельд в Англии. Первым заплатил Тости, вторым – Торкель Высокий, затем платил Кнут». Когда заплатил Тости, нам не известно, но вот Торкель и Кнут платили данегельд, то есть выкуп, соответственно в 1012 и 1016 гг. То есть камень был поставлен не раньше этого времени, а кроме того, ставили его явно христиане.


Камень из Ютергарде.

Эйнангский камень (IV век) нашли в некрополе Гардберг, служившим для погребения еще с неолитических времен. Здесь были найдены как подкурганные погребения, так и каирны, то есть каменные насыпи. Надпись на Эйнангском камне прежде всего интересна тем, что в ней присутствует древнейшее упоминание слова «руны». Текст может быть прочитан так «Я, [...] гость вырезал эти руны». Предполагают, что данный камень был надгробием, но, речь, возможно, идет о человеке, посетившем этот некрополь для того, чтобы души умерших оказали ему помощь в решении какой-то важной проблемы, поскольку ведь даже верховный бог Один просил о помощи души умерших.


Камень в память о викинге, павшем «на востоке в Гардах», то есть в Гардарики. (Церковь Туринде, муниципалитет Нукварн, Швеция)

Поставленный в память Хьёрлуфа камень из Тьянгвиде интересен своими изображениями, отражавшими языческие представления скандинавов. На нижней части камня изображены викинги на корабле, что позволяет предположить, что Хьёрлуф погиб в походе, а этот камень являлся его надгробием. В правой верхней части изображен всадник и женщина с рогом в руках. Всадник тоже держит в руке кубок, так что может быть, что эта сцена изображает валькирию, встречающую Хьёрлуфа на Валгалле. По другой версии, Хьёрлуф погиб на охоте и потому на камне есть охотничья сцена. По третьей версии данное изображение является иллюстрацией к саге о Вёльсунгах: всадник – это Сигурд, победивший Фафнира, а его встречает Гримхильда, с рогом полным колдовского зелья.


Камень, поставленный в честь Хьёрлуфа из Тьянгвиде (VIII-IX века)

Доказательством пребывания викингов в Восточной Европе является Пилгардсский камень (IX век), поставленный в честь четырех братьев, погибших при переправе через порог Айфур. Айфур это Ненасытецкий порог на Днепре, который назван так в трактате «Об управлении империей» византийского императора Константина Багрянородного, где названия днепровских порогов даны в том числе и по-славянски. Пилгардсский камень с надписью о гибели на Айфуре является подтверждением того, что эти названия порогов были в ходу у викингов.


Знаменитый камень из Рёка с самой длинной на сегодня надписью, состоящей из 762 рун.

А вот первоначальное место, где находился камень из Рёка, сегодня неизвестно, но, можно предполагать, что он мог стоять неподалеку от своего теперешнего места у церкви Рёкского прихода в коммуне Эдесхёг, лена Эстергётланд. Надпись на камне позволяет датировать его первой половиной IX века. Камень покрыт рунами со всех сторон, и даже сверху. Все надписи сделаны с помощью так называемых «младших рун».

При прочтении и толковании отдельных рун камня из Рёка ученые проявили редкостное единодушие, но вот смысл текста до сих пор остается неразгаданным. Опять-таки никто не сомневается, что камень этот поминальный, о чем говорит начало текста: «О Вемуде говорят эти руны. Варин сложил их в честь павшего сына». А вот о чем говорится дальше сказать сложно, хотя все слова вроде бы и понятны:

Скажи, память, какой добычи было две,
которую двенадцать раз на поле брани добывали,
и обе брались вместе, от человека к человеку.
Скажи еще, кто в девяти коленах
лишился жизни у остготов
и до сих пор все первый в битве.
Тьодрик правил,
смелый в бою,
кормчий воинов
в море готов.
Ныне сидит он,
держа свой щит,
на готском коне,
вождь мерингов.

Вполне возможно, что именем Тьодрик назван король остготов Теодорих Великий. Но это и все, что можно на основе этого предполагать!
Автор:
В.Шпаковский
Статьи из этой серии:
Викинги и рунные камни (часть 1)
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

18 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти