Кровавая Воля Шидловская. Ч. 2. Измотанные противники

На следующий день бой возобновился.


Взрыв тяжелого снаряда вблизи русского окопа у Воли Шидловской. Февраль 1915 г. Летопись войны. 1915.


22-го января «на фронте генерала Довбор-Мусницкого идет наступление вместе с частями генерала Соковнина в направлении на винокуренный завод. На фронте 4-й дивизии редкая ружейная стрельба, неприятельская артиллерия обстреливает тылы. На фронте 16-й дивизии редкая ружейная перестрелка.

К 8 час. утра на фронте генерала Захарова противник обстреливал ночью окопы артиллерийским огнем. По обе стороны дер. Гумин 53-й и 54-й полки, продвинувшись немного вперед, не могли захватить окопы противника из-за сильного артиллерийского огня и окопались на высоте 55-й дивизии. 55-й полк, продвинувшись до высоты отряда генерала Соковнина, окопался. Отряд генерала Гунцадзе (Гунцадзе (Гунсадзе) Д. К. – генерал-майор, командир бригады 67-й пехотной дивизии – А. О.), понесший вчера большие потери, также продвинуться не мог.

На фронте генерала Милианта противник вел артиллерийский огонь, как по окопам, так и по резервам. По всему фронту шла ружейная перестрелка. … С нашей стороны переходят в наступление части 16-го, 17-го и 18-го Сибирских стрелковых полков в промежуток между дер. Воля Шидловская и домом лесника, но встреченные сильным огнем противника, продвинуться не могли. Прибывшие горные орудия направлены в дер. Воля Шидловская. На участке 16-й дивизии велась лишь ружейная перестрелка. На участке 64-го полка обнаружена минная галерея противника, которую предположено взорвать.

К 11 час. 40 мин. утра на фронте генерала Довбор-Мусницкого войска медленно продвигаются вперед, своим левым флангом входя в связь с участком генерала Соковнина. …

В 12 час. 25 мин. генерал Гурко приказал начальнику 14-й Сибирской стрелковой дивизии перевести полк из Червонной Нивы в Гузов. К 1 часу дня на фронте генерала Довбор-Мусницкого немцы повели наступление на 53-й Сибирский стрелковый полк. На фронте генерала Милианта тыл усиленно обстреливался тяжелой артиллерией. ... К 11 час. вечера по всему фронту редкая ружейная и артиллерийская стрельба. Тыл … обстреливается тяжелой артиллерией. Пехота противника после двух отбитых слабых атак на северную опушку леса, что южнее фольварка Воля Шидловская, активных действий не предпринимает. Захваченный при отбитии атаки пленный оказался унтер-офицером 21-го егерского батальона 49-й резервной дивизии 25-го резервного корпуса».

Кровавая Воля Шидловская. Ч. 2. Измотанные противники
Гунцадзе (Гунсадзе) Д. К., генерал-майор, командир бригады 67-й пехотной дивизии.

Могущественный артиллерийский огонь – непрерывный спутник германских атак и контратак в этих боях. «Немцы обстреливают как окопы, так и тылы» - гласят строки документа.

В приказе на 23-е января В. И. Гурко пристальное внимание уделил разведке, снабжению боеприпасами и снабжению войск. Генерал приказал дивизиям доносить за полчаса каждого нечетного часа о положении дел на фронте.

23-го января Василий Иосифович решал организационные вопросы, связанные с предстоящим наступлением: «В 1 час ночи командир корпуса отдал следующий приказ 4-й, 16-й, 25-й, 3-й Сибирской, 13-й Сибирской, 14-й Сибирской и 59-й дивизиям:
Дивизионные обозы приказываю расположить восточнее линии Блоне, Вулька Гродиска. Обозы 2-го разряда в тех полках, в коих наличный состав меньше штатного, присоединить к дивизионным, оставив, если нужно, только строго необходимое число повозок для обслуживания войск. Из числа обозов 1-го разряда оставить только такие, число повозок и кухонь которых нужно для обслуживания наличного числа людей. Все излишние повозки присоединить к дивизионным обозам. … Батареи – все или часть, по усмотрению начальников дивизий, и которые не будут признаны нужными, установить на позициях, отправить в тыл на один переход. На каждый дивизион, стоящий на позиции, оставить по 1,5 парка и ружейные взводы, а остальные отправить в район Прушков, Регулы Малы. Мортирные и тяжелые парки оставить на местах. К исполнению приступить немедленно и об исполнении донести».

В 2 часа 30 минут ночи В. И. Гурко приказал войскам произвести самую тщательную разведку подступов к неприятельским позициям с целью выяснения наиболее удобных направлений для предстоящей атаки.

Готовясь к наступлению, В. И. Гурко совершенно справедливо особое значение придавал резервам: «В 12 час. 35 мин. командир корпуса приказал начальникам штабов дивизий к 11 час. утра представить в штаб корпуса схему в масштабе 1 верста в дюйме с указанием границ участков и положения дивизионных и корпусных резервов» [РГВИА. Ф. 2190. Оп. 1. Д. 53. Л. 24 об.].


23-е января прошло в огневом бою (русская артиллерия в основном вела огонь по винокуренному заводу, а германская – по русским тылам и артиллерии): «Господский двор Воля Шидловская совершенно разрушен нашими снарядами, а в винокуренном заводе снесен 3-й этаж и трубы; ураганного огня не производилось за малым количеством снарядов…». Командующий армией приказал тяжелой артиллерии разрушить винокуренный завод.

На 24-я января намечалась решительная атака позиций противника. Готовясь к решающему штурму, В. И. Гурко создал огневой кулак (из имеющейся тяжелой и крепостной артиллерии) и резерв (из частей 4-й, 16-й пехотных и Сводной дивизий - сосредоточен в д. Камионка). Интересны тактические распоряжения Василия Иосифовича при подготовке финальной атаки – он отдал начальникам боевых участков приказ: «…с утра вести энергичный артиллерийский огонь, дабы до основания разрушить винокуренный завод, равно разрушить окопы немцев, утраченные нами 18 января, и выкурить их оттуда» [Там же. Л. 26.].

Обещанная «решительная атака» вначале была перенесена в ночь с 25-го на 26-е января 1915 г., а затем и вовсе отменена [Там же. Л. 27.].

Учитывая возможность германских атак, В. И. Гурко отдал подчиненным генералам соответствующие распоряжения [Там же. Л. 27 об.]. Кроме того, Василий Иосифович приказывал: «со всей энергией воспользоваться ночным временем», чтобы восстановить нарушенную в ходе боев организацию частей, подтянуть резервы, закончить восстановление позиций, и – что особенно важно – организовать вторую линию обороны. Устойчивость германских войск в обороне была вызвана прежде всего тем, что немцы глубоко эшелонировали свои войска - первая линия траншей принимала на себя самую мощную атаку наступающего неприятеля, а основная сила обороны основывалась на позициях второй линии. Прекрасный тактик, В. И. Гурко также придерживался данной оборонительной концепции. Обращал внимание генерал и на обеспечение флангового огня по наступающему противнику.


Германская артиллерия

Германская пехота – раздача наград на передовой. Великая война в образах и картинах. Вып. 4. М., 1915.

Сражение завершилось.

Начальник Полевого Генерального штаба германской армии генерал пехоты Э. Фалькенгайн охарактеризовал германские январские операции 1915 г. в Польше как «попытку, не имевшую достойных упоминания результатов». Речь идет об оперативных результатах, но стратегический результат присутствовал. Операция в январе 1915 г. у Воли Шидловской стала классическим примером сражения – отвлекающего маневра, сражения на изматывание сил противника. С одной стороны, германское командование провело демонстративное наступление, спровоцировав командование Северо-Западного фронта на реализацию операции для восстановления утерянных позиций. С другой стороны – германцами отвлекалось внимание командования Северо-Западного фронта от крупной наступательной операции, готовящейся в Восточной Пруссии. Т. о., немцы не только отвлекли внимание от перспективного удара в Восточной Пруссии - в преддверии последнего они измотали резервы Северо-Западного фронта.

Оперативно-тактически операция, состоявшая из атак и контратак сторон, закончилась ничем, а противники понесли тяжелые потери. Так, русский 6-й армейский корпус с приданными соединениями с 18-го по 23-е января потерял до 40000 человек [РГВИА. Ф. 2190. Оп. 1. Д. 53. Л. 25 об.], не меньшие потери понес и противник [Великая война / под ред. Ф. К. Иванова. Ч. 2. С. 110.]. Соответственно, немцы измотали и свои войска также. Сами германцы оценивают свои потери в 40000 бойцов в 8 дивизиях, и лишь за 3 дня боевых действий. Прежде всего, речь идет о войсках 17-го армейского, 1-го и 25-го резервных корпусов (наиболее сильно пострадали 4-я и 36-я пехотные, 1-я и 49-я резервные дивизии) [Reichsarchiv. Der Weltkrieg 1914 – 1918. Вd 7. Berlin, 1931. S. 167.]. Т. о., учитывая что боевой состав германской пехотной дивизии составлял в среднем 10000 человек – потери 50% от группировки!

Соответственно, были сопоставимы и введенные сторонами в бой силы (по 7-8 дивизий в первой линии) и понесенные потери. Причем соотношение потерь русских и немцев – хороший ответ тем, кто говорит о систематически наносимых германцами более тяжелых потерь русским войскам, сравнительно с уроном собственных вооруженных сил.


Командир 36-й пехотной дивизии генерал-лейтенант К. Хейнекиус.


Командир 49-й резервной дивизии генерал-лейтенант В. Хандорф.

Потери сторон и кратковременность сражения позволяют признать операцию у Воли Шидловской одной из самых кровавых в ходе Первой мировой войны. Потери противников (учтя, что 23 - 24-го января в основном шла перестрелка) составляли по 10000 человек в день.

Следует обратить внимание и на огромную плотность германских боевых порядков - полоса наступления составляла в среднем по 1,5 км на дивизию (фактически батальонный боевой участок). Потрясающей для данного времени была и артиллерийская плотность – 100 германских батарей (в т. ч. 40 тяжелых) или примерно 600 орудий на 10 км фронта – т. е. 60 орудий на 1 км!

Такой огневой «роскоши» русская армия позволить себе не могла. Более того, учитывая тот факт, что начались перебои с боеприпасами и матчастью, следует отметить, что в этом контексте сражение у Воли Шидловской смотрится совсем уж неприлично. Производят тягостное впечатление передаваемые войскам В. И. Гурко буквально поштучно орудия усиления.

В. И. Гурко был против контрнаступления - он доказывал, что результатом будет напрасная гибель людей и расход материальных ресурсов. В итоге его протесты способствовали ускоренному свертыванию операции и прекращению бессмысленной бойни. Генерал, вспоминая об отмене «решительной атаки», писал, что единственным результатом последней стала бы дезорганизация прибывших последними свежих дивизий – русские уступали противнику в артиллерии и пулеметах. Докладывая командующему 2-й армией генералу от инфантерии В. В. Смирнову о бессмысленности продолжения операции, В. И. Гурко просил освободить его от руководства группой в случае если он не будет услышан [Гурко В. И. Указ. соч. С. 121.].

И он был услышан!

Причем свертывание операции было очень кстати - не прошло и 2-х дней, как дивизии, которые он отказался бросить в бой, были спешно переброшены в Восточную Пруссию, где ослабленные и утомленные русские войска оказались не в состоянии сдержать неожиданное наступление свежих и 2-кратно превосходящих германских войск в ходе Второй Августовской операции. Стало очевидно, что настойчивые атаки немцев у Воли Шидловской в случае успеха наступления должны были обеспечить захват Варшавы, а при любом развитии событий - отвлечь свободные резервы русских [Там же.].

Между прочим, и германское корпусное командование также было против углубления операции, но его доводы не были услышаны вышестоящим начальством [Reichsarchiv. Der Weltkrieg. S. 166-167.].

В. И. Гурко проявил себя как хороший тактик, заботливый начальник и не боящийся ответственности подчиненный. На фоне таких факторов как недостаточность огневой поддержки и постепенный подход подкреплений войска 6-го армейского корпуса проявили себя с самой лучшей стороны. Постепенно в распоряжении комкора было сосредоточено 11 дивизий – то есть целая армия! Более того, фактически кроме управления 6-го армейского корпуса, в его распоряжении оказалось и управление 6-го Сибирского армейского корпуса. Сам В. И. Гурко писал, что просил об оставшемся не у дел (после передачи своих дивизий) штабе 6-го Сибирского корпуса. Ведь непосредственно и одновременно руководить 11-ю дивизиями было затруднительно – просьба была удовлетворена, и половина гуркинской группировки (правый фланг) была передана под командование командира 6-го Сибирского генерал-лейтенанта Ф. Н. Васильева [Гурко В. И. Указ. соч. С. 121.].

Документ свидетельствует о разграничении командования между генералами: «В 4 часа дня (23-го января – А. О.) получен приказ № 75 командующего армией о разделении командования войсками 6-го армейского корпуса между генералом Васильевым и генералом Гурко. Участок генерала Гурко определяется дорогою из Болимова в Медневице – с севера и левым флангом корпуса – с юга». Генералу Ф. Н. Васильеву была подчинена и вся тяжелая артиллерия на участке 6-го Сибирского корпуса.

Подводя итог, стоит отметить, что, хотя добиться оперативного успеха в операции у Воли Шидловской русским не удалось, но стабильность на польском ТВД Русского фронта была сохранена на ближайшие полгода. Германцы, поняв бесперспективность прорыва устоявшейся обороны русских войск, перенесли оперативную активность на другие ТВД Русского фронта.

Сражение у Воли Шидловской наряду с др. операциями (напр. Третья Праснышская) на Русском фронте ярко высветили факт, что в обстановке позиционной войны прорыв обороны русской императорской армии противнику не гарантирует даже значительное превосходство в артиллерии и др. технических ресурсах.

С другой стороны, налицо тенденция, что если осенью-зимой 1914 г. Польша являлась центральным ТВД Восточного фронта (как по масштабности и решительности проводимых операций, так и по объему задействованных войск противников), то в 1915 г. стабилизация данного фронта и истощение войск привели командование Германского блока к поискам новых оперативных решений. Русское командование не смогло увидеть, что Польша превращается во второстепенный ТВД, и германские январские операции 1915 г. у Воли Шидловской и Болимова являются лишь грандиозными демонстрациями с целью отвлечения русских сил и внимания от фланговых ТВД - где противник планировал масштабные и решительные операции в рамках «Зимних стратегических «Канн».

Источники

РГВИА. Ф. 2190. Оп. 1. Д. 53. ЛЛ. 18 об. – 27;
Год войны с 19 июля 1914 г. по 19 июля 1915 г. Высочайшие манифесты. - Воззвания Верховного Главнокомандующего. – Донесения: от Штаба Верховного Главнокомандующего, от Штаба Главнокомандующего Кавказской армией, от Морского Штаба. М., 1915;
Летопись войны. 1915. № 28 оф.; № 28; № 29;
Reichsarchiv. Der Weltkrieg 1914 – 1918. Вand. 7. Berlin, 1931;
Фалькенгайн Э. фон. Верховное командование 1914 - 1916 в его важнейших решениях. М., 1923;
Гурко В. И. Война и революция в России. Мемуары командующего Западным фронтом 1914 – 1917. М., 2007.

Литература

Великая война / под ред. Ф. К. Иванова. Ч. 2. М., 1915;
Состав германской армии по сведениям к 1 мая 1915 г. Сост. Генерального Штаба капитан Б. А. Дуров. Варшава, 1915;
Великая война. 1915 год. Очерк главнейших операций. Русский Западный фронт. Пг., 1916;
Стратегический очерк войны 1914 - 1918 гг. Ч. 3. Период с 12 (25) ноября 1914 г. по 15 (28) марта 1915 г. / сост. А. Незнамов. М., 1922;
Олейников А. В. Энергия и воля. В. И. Ромейко-Гурко – один из лучших генералов России Первой мировой войны на Русском фронте 1914–1917 гг. // Русская линия. 2013. 24 мая. http://rusk.ru/st.php?idar=61124;
Олейников А. В. Гурко Василий Иосифович // 100 великих полководцев. 2013. http://100.histrf.ru/commanders/gurko-romeyko-gurko-vasiliy-iosifovich-/;
Histories of Two Hundred and Fifty-One Divisions of the German Army which Participated in the War (1914-1918). Washington, 1920.
Автор:
Олейников Алексей
Статьи из этой серии:
Кровавая Воля Шидловская. Ч. 1. Битва за винокуренный завод
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

22 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти