Нефть по 100 долларов, а бензин по 100 рублей: новая реальность у дверей?

Делать плохие прогнозы, как и говорить правду, легко и приятно. Почти ничем не рискуешь, а при случае можно сказать: «Я же предупреждал».

Первая часть прогноза, вынесенного в заголовок, казалось бы, для нас, россиян, носит исключительно позитивный характер. ВВП вырастет, денег в бюджете снова будет с избытком, хотя всем понятно, что они опять окажутся неизвестно где и непонятно у кого.


От пополнения резервных фондов гражданам ни тепло, ни холодно, а циклопические инфраструктурные проекты на триллионы рублей, скорее всего, окажутся выгодным лишь отдельно избранным олигархам и иностранным строителям. На реальные компенсации к пенсиям и тем более к зарплатам бюджетников нечего и рассчитывать.

Зато напороться на очередную волну роста цен можно запросто. И прежде всего на бензин. Ведь у нас в России так повелось, что, если нефть в цене падает, то бензин обязательно дорожает. Чтобы нефтяники не теряли стимула к заполнению АЗС внутри страны. Если же нефть начинает дорожать, тут уж бензину в России и вовсе деваться некуда. Надо дорожать вслед за исходным сырьём. А бензин, ясное дело, потянет за собой и все остальные цены.

Ну а в том, что ничего подобного не случилось нынешним летом и в сентябре, хоть мы и «предупреждали», виноват, судя по всему, только политический фактор. Точнее, единый день голосования, когда в глубинке не только прокатили сразу нескольких губернаторов, но и изрядно потрясли некоторые региональные парламенты. Впрочем, народ, судя по всему, таким образом ещё и на грядущую пенсионную реформу своим голосами решил как-то ответить. И никакие ухищрения исполнительной власти по сдерживанию цен на бензин никакой роли в умиротворении электората так и не сыграли.

Нет, и сейчас серьёзной угрозы роста цен на топливо пока не наблюдается. Но, очевидно, только потому, что нет серьёзного спроса. Точнее, по данным Росстата, он совсем не растёт, невзирая на традиционный сентябрьский рост деловой активности и уборочную кампанию. Безусловно, в какой -то мере сегодня на ценах ещё сказывается тот факт, что летом нефтяным гигантам из-под палки антимонопольной службы буквально пришлось создать серьёзные резервы горючего. Но вот надолго ли хватит этого резерва, сказать трудно.

Однако вернёмся пока к позитиву. Мировые цены на нефть на старте этой недели устремились вверх. В настоящий момент решающим фактором роста для них стали последние решения стран-экспортёров, которые весьма последовательно реализуют небезызвестную сделку ОПЕК+. В России эксперты уже поспешили зачем-то озвучить весьма странную оценку того, как она воплощается в жизнь – аж на 129 процентов. Интересно, что в венской штаб-квартире ОПЕК постоянно твердят о том, что стремятся всего лишь к стопроцентному её исполнению.

Нефть по 100 долларов, а бензин по 100 рублей: новая реальность у дверей?


Министерский комитет по мониторингу сделки ОПЕК+, который заседал в воскресенье в Алжире, тоже решил всего-навсего «продолжить стремиться к 100%-ному уровню выполнения условий венского соглашения». Министры при этом отметили, что конкретные цифры не столь важны, главное — сохранить достигнутый баланс рынка.

Пока же стоимость декабрьских фьючерсов на североморскую нефтяную смесь марки Brent выросла на 0,2%, преодолев важную ценовую отметку в 80 долларов за баррель. Промежуточные котировки торгов во вторник достигали 80,69 доллара. При этом цена ноябрьских фьючерсов на нефть более дешёвой марки WTI — достигла 72,17 доллара за баррель при росте в 0,12%.

Нефтяные трейдеры ошибаются очень редко, но, когда в дело вмешивается большая политика, и они бессильны. Поэтому многие эксперты с некоторой опаской оценивают серию последних заявлений и заметок в twitter, которые в последние дни сделал американский президент Трамп.

Агрессивная риторика и угроза новых санкций в адрес Ирана в случае реального воплощения этих планов в жизнь, способны просто взорвать нефтяной рынок. Но, судя, по спокойствию, которое демонстрируют трейдеры, от слов Трампа до дела – дистанция если не огромного, то очень большого размера.



Возможно, как раз с учётом этой «дистанции» и делал свои прогнозы на 2019 год Халид аль-Фалих, министр энергетики Саудовской Аравии, неформального лидера ОПЕК. После заседания в Алжире он заявил, что ОПЕК+ ожидает не дефицит, а излишек предложения на мировом рынке нефти в 2019 году и допускает возможность возврата к сокращению её добычи. О возможном росте добычи, который достаточно уверенно прогнозировался ещё в августе, не было и речи.




Напомним, что ОПЕК и ряд не входящих в организацию стран, в том числе Россия (почему соглашение и назвали ОПЕК+), ещё в конце 2016 года договорились в Вене о сокращении добычи нефти на 1,8 миллиона баррелей в сутки. Отсчёт тогда было решено вести от уровня октября 2016 года. 300 тысяч баррелей из этих 1,8 миллиона достались России.

Действие договора началось в январе 2017 года, его затем продлили на весь 2018 год. Из-за того, что многие страны, и Россия среди них, даже перевыполняли свои обязательства по соглашению, шли разговоры о повышении уровней добычи. Но, похоже, дело так разговорами пока и ограничится.

Трейдеры, судя по всему, добавили к словам саудовского министра «уже», и на таком фоне нефть марки Brent подорожала в понедельник более чем на 3%. Во вторник, как видим, рост замедлился. Тем временем Россия, которая очень скрупулёзно выполняет свою часть соглашения ОПЕК+, в очередной раз погружается в дискуссии о том, что в таких условиях делать с внутренними ценами на продукты нефтепереработки, в первую очередь, понятно – на бензин.

Коммунистическая фракция в Госдуме уже довольно давно внесла законопроект введения госрегулирования цен на бензин и дизтопливо с 2019 года. Аргументы наследников КПСС выглядят весьма убедительно: внутренние цены на топливо не должны зависеть от внешней конъюнктуры, а нынешний их рост, как и возможный будущий, связаны только с изменением системы налогообложения. То есть с пресловутым налоговым манёвром, который переносит всю налоговую нагрузку непосредственно к скважинам.

Когда-то именно такой подход казался коммунистам, и не только им, единственно верным в отношении к сырьевым отраслям. Сейчас же практика показала, что сам по себе налог на добычу полезных ископаемых от роста цен избавить не может. Оппоненты коммунистов при этом напоминают, что налоговый маневр уже сделал экспорт нефти и нефтепродуктов по-настоящему выгодным, а внутренний рынок можно наполнять путём обязательных квотируемых госзакупок.

Однако сторонники г-на Зюганова высказывают весьма обоснованные опасения, что уже в начале 2019 года самый дешёвый 92-й бензин подорожает с нынешних 40 с небольшим до 50 рублей за литр. Почему? Да потому, что в акцизах на бензин нет никакой компенсации за поставки на внутренний рынок, и никаким кнутом, от Минэнерго или от антимонопольной службы, нефтяников на него не загонишь. В итоге нефтяные гиганты могут, даже не сговариваясь, устроить такой дефицит топлива внутри страны, что повышение цен на бензин станет единственным путём к спасению.

Характерно, что дискуссия по поводу небезызвестного налогового маневра возобновилась на довольно странном фоне. Речь о разрешении попавшим под санкции компаниям не репатриировать валютную выручку, сделанном ещё в июле. Его сейчас фактически пролонгировали до конца года, не особо афишируя такое решение, но подложив соломку в виде ссылки на очередную порцию санкций, которая грозит России уже в ноябре.

Как в таких условиях бороться за хотя бы относительно дешёвый бензин — вопрос, на который наши либерал-экономисты при власти ответа точно не знают. И похоже, они так же не знают ответа на вопрос, как теперь бороться за крепкий рубль, который по-прежнему сильно зависит от нефтяных цен, и чуть менее сильно — от цен на бензин внутри страны.

Но, судя по всему, всерьёз бороться они и не намерены. По поводу рубля не так давно очень жёстко высказался президентский советник Сергей Глазьев, о чём писал Topwar.ru (см. здесь). А чуть раньше, хотя и не так конкретно, по нынешней кредитно-денежной политике Центробанка и Минфина прошёлся известный экономист Константин Корищенко. Когда-то он вплотную занимался фондовым рынком в Банке России и на бирже РТС, а сейчас занят исключительно наукой, пребывая на посту заведующего кафедрой фондовых рынков РАНХиГС.

Так вот, по его словам, сейчас в России и «экспортёры – за слабый рубль, и бюджет – за слабый рубль. При этом Центробанк – за стабильные резервы, а банки – это flow-трейдеры (консервативные трейдеры, торгующие, как правило, большими объёмами), они не имеют чёткой позиции в отношении слабости или силы рубля, они просто играют на движении рубля». Только население России — да и то не 100 процентов — сейчас заинтересовано в сильном рубле. Вот и выходит, что «если никто ничего не будет сознательно делать, рубль, скорее всего, должен слабеть», отметил эксперт.

Увы, именно так всё и произошло: за последнее время только на слухах и опасениях из-за санкций рубль потерял до 18 процентов по курсу и к доллару, и к евро. И хотя сейчас что-то отыгрывает, к старым равновесным котировкам он вряд ли вернётся.
Автор:
Алексей Подымов, Виктор Малышев, д.э.н.
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

86 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти