Акэти Мицухидэ: предатель на все времена (часть 2)

Так уж заведено –
Кто получше поет, кто похуже
Даже среди цикад.
Исса



Между тем наступило 19 июня. Нобунага провел смотр подкреплениям, предназначавшимся для оказания помощи Хидэёси, после чего отправился в Киото, в храм Хонно-дзи, в котором обычно останавливался словно в гостинице. Но если до этого он брал с собой несколько тысяч самураев, то почему-то в этот раз он взял с собой не более ста телохранителей. На следующий день он занялся чайной церемонией, в то время как Мицухидэ, собрав армию примерно в 13 000 человек, в сумерках выступил из замка Камеяма. Вот только направился он не на соединение с Хидэёси, как ему было приказано, а в столицу. Перед рассветом 21 июня 1582 года Мицухидэ объявил своим войскам: «Враг в Хонно-дзи!» После чего они вошли в столицу, окружили храм и начали его штурм.


Ода Нобутага (справа с усами) и напавший на него копьеносец. Уки-ё Нобукацу Ёсаи.

Перевес в силах у Мацухидэ был многократный. По храму вели непрерывный мушкетный огонь, а лучники засыпали его стрелами. Храм загорелся, и все его защитники погибли в огне. Принято считать, что Ода Нобунага, будучи ранен, покончил с собой, совершив сэппуку. Тело его так и не нашли. Затем наступил черед и сына Одо Набутаги, после чего Мацухидэ захватил замок Адзути и сжег его. А вот дальше, дальше он возвратился в Киото, получил там аудиенцию у императора, после чего объявил себя сёгуном. Понятно, что сделать он этого без согласия императора не мог. Ну, а императору, видно, было все равно – будет сёгун или нет.

Акэти Мицухидэ: предатель на все времена (часть 2)

Ода Нобунага сражается в храме Хонно-дзи. Уки-ё Цукиока Ёситоси.

Японцы не были бы японцами, если бы не стремились точно установить, что же все-таки побудило или заставило Акэти поднять восстание против своего законного господина. Самое простое и лежащее на поверхности объяснение, что, хотя он и был одним из наиболее приближенных генералов Нобунаги, тем не менее, был вынужден терпеть от него побои и оскорбления. Ну вот и не вынесла этого его гордая душа и он решил ему за это отомстить. Кроме того, Ода не был сторонником японской старины и традиций, то есть всего того, что так уважал Мицухидэ. То есть большинство считает, что Акэти выступил против Оды из личных побуждений. Есть версия, что Акэти участвовал в заговоре врагов Оды, которые имели на него зуб и стремились любой ценой уничтожить. Называют среди них и императора – уж больно быстро он дал Акэти мандат сёгуна, словно только этого и ждал, и его заклятого врага бывшего сёгуна Ёсиаки и таких «соратников» Нобунаги, как Тоётоми Хидэёси и Токугава Иэясу.


Портрет Акэти Мицухидэ. Автор неизвестен.

Таким образом теорий этого переворота существует несколько:
Личные амбиции – Мицухидэ хотел стать полновластным господином и никому не подчиняться, а уж тем более не зависеть от такого человека, каким был Ода.
Личная обида – например, когда Иэясу жаловался на пищу, которую ему подавали в гостях у Оды, Нобунага в гневе бросал бесценную посуду Мицухидэ в садовый пруд. Если учесть, что некоторые чашки стоили по 4 тысячи коку, то неудивительно, что он, таким образом, лишил Акэти целого состояния. А еще есть версия, что он еще до приезда Иэясу отдал приказ выбросить всю еду, приготовленную стараниями Мицухидэ, в ров замка, а его самого отстранил от организации этого праздника. Более того, он лично (непонятно уж зачем!) прислуживал Иэясу во время одного из пиров. Кстати, того столь великие почести могли лишь только напугать, и он мог подумать, что сейчас-то он его ублажает, а завтра прикажет убить только лишь ради того, чтобы все его боялись еще больше!

Кроме того, в 1579 году Нобунага сознательно пожертвовал матерью Мицухидэ и казнил Хидехару, господина замка Яками, в то время, когда у его клана была в заложниках мать Акэти. Правда есть версия, что вассалы Хатано просто нашли ее в провинции Оми и убили в качестве мести за своего сюзерена, но так или иначе, а женщина погибла именно из-за того, что Ода отменил слово, данное Мицухидэ. Нобунага избил его в присутствии других генералов, посчитав неподобающими его комментарии.

А еще Нобунага решил передать провинцию Тамба и уезд Сига в провинции Оми, принадлежавших Акэти, своему младшему сыну – Нобутака. Правда, взамен он обещал ему две новые, большего размера, провинции – Идзумо и Ивами, в северо-западной части Хонсю, но только их нужно было еще завоевывать. Ну, и есть упоминание, что Ода во время одного из пиров отбивал такт веером на голове Акэти. А между тем известно, что такой сподвижник Оды, как Кобаякава Такакагэ, вроде бы сказал, что Мицухидэ способен долго держать в себе злобу и своих обидчиков просто так не прощает. То есть, Ода поступал так, словно и не знал этого человека (и вообще плохо знал людей!) и буквально нарывался на то, чтобы его убили.

Есть легенда, что Нобунага сам просил Мицухидэ убить его, если он сделается слишком уж безжалостным. Если это так на самом деле, то получается, что Мицухидэ вообще ни в чем не виноват. Он просто выполнил клятву, данную своему господину, как и положено самураю.

Наконец, для тех, кто видит во всем вину иезуитов, то есть «руку Запада», есть теория японского историка Татибана Киоко. То есть это они уничтожили Нобунагу, организовав против него заговор, с целью укрепить свое влияние в Японии. Однако эта гипотезы выглядит притянутой за уши. Если уж выбирать между новатором-мушкетером Нобунагой и Мицухидэ, любителем истинно японских традиций, то ставить надо было именно на первого, а не на второго, и лишь присылать ему в дар побольше испанского вина лучших сортов!

Ну, а дальше, захватив Киото и некоторые другие замки, Мицухидэ разослал всем даймё сообщение, что он теперь сёгун и все они должны его поддержать. Но поддержало его лишь небольшое количество кланов, так что рассчитывать должен был по-прежнему лишь на свои войска. Против него выступил Хидэёси с большой армией, и Мицухидэ отступил к замку Ямадзаки, в окрестностях которого 2 июля 1582 года и произошло решительное сражение. Аркебузиры Акэти вели прицельный огонь по противнику, но несмотря на большие потери, войска Хидэёси все же потеснили противника.

Видя, что сражение развивается не в его пользу, Мицухидэ отдал приказ своим солдатам отходить к его замку Сакамото. По дороге за ним принялись охотиться крестьяне местных деревень, которым за его голову была обещана большая награда. Принято считать, что он совершил самоубийство, чтобы не попасть к ним в руки. По другой версии его нашел сельский самурай Накамура Тобэй и смертельно ранил его своим бамбуковым копьем. Однако, когда его тело было найдено, оказалось, что оно обезображено жарой до неузнаваемости и его невозможно идентифицировать.

Тут же родилась легенда, что Мицухидэ сделался буддистским монахом по имени Тэнкай и способствовал восстановлению храма Энряку-дзи. Так это было на самом деле или нет, понятно, неизвестно. Но у японцев осталась пословица «Акэти-но тэнка-микка» («Царствование Акэти — три дня», аналог нашей «Калиф на час»). А еще за ним закрепилось прозвище: «Дзюсан кубо» («Сёгун тринадцати дней»).


Крестьянин Сакуэмон выследил и убил Акэти Мицухидэ. Гравюра Ёситоси Тайсо.

После смерти Акэти клан Акэти возглавил Саманосукэ Мицухару. Принадлежавший клану замок Сакамото он решил поджечь, после чего вместе со всеми членами семьи Акэти совершить самоубийство. Однако до этого он отправил письмо полководцу Нобунаги Хори Хидэмаса, осаждавшего семью Акэти в замке Сакамото. В нем говорилось: «Мой замок пылает, и скоро я умру. У меня много великолепных мечей, которые клан Акэти собирал всю свою жизнь. Я не хотел бы, чтобы они погибли вместе со мной. Если бы вы ненадолго прекратили штурм, дабы я мог передать их вам, я смог бы умереть спокойно». Естественно, Хори на это согласился и ему прямо со стены замка спустили мечи, завернутые в циновку. Затем атаки продолжились и на следующий день замок был взят, а его защитники, и вся семья Акэти погибла в огне вместе Саманосукэ Мицухару. Известно, что меч Мицухидэ, сделанный в стиле Тэнсе, сохранился и по сей день и хранится в Национальном музее в Токио. Там же хранятся и его доспехи…


Доспехи Акэти Мицухидэ (Токийский Национальный Музей)


Герб клана Акэти

Гербом (моном) Мицухидэ был китайский колокольчик (кикё). Его надлежало рисовать светло синим цветом на белом полотне. Считается, значение подобной цветовой комбинации означает не что иное, как «зависть». Но были и другие варианты расцветки этого мона – фон синий, а колокольчик белый, а также золотой колокольчик на черном фоне.


Могила Акэти Мицухидэ.

Ну а сам Токугава Иэясу даже если и участвовал в заговоре против Оды, вышел сухим из воды и в итоге стал сёгуном, признанным объединителем Японии и… богом! А еще он оправдал всех предателей и прошлого, и грядущего одной замечательной фразой: «Предательство ничем оправдать невозможно, кроме одного: если только вы победили!» Наверное, у него были основания говорить именно так. Сам-то ведь он победил, не так ли?!
Автор:
Вячеслав Шпаковский
Статьи из этой серии:
Акэти Мицухидэ: предатель на все времена (часть 1)
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

13 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти