О пропаганде, идеологии и информационном превосходстве США. Ч. 2. Наша история

Так вот, об идеологии: как мы уже говорили в предыдущей статье, невзирая на множество политических партий американский народ объединен национальной идеей, в основе которой находятся: патриотизм, вера в исключительность своей страны и нации, толерантность, равноправие, включая равенство всех граждан перед законом, а также вера в превосходство американского образа жизни над любым другим.

Суть американского образа жизни заключается, с одной стороны, в материальном приоритете, то есть мерилом жизненного успеха выступает благосостояние человека, а с другой, в наличии так называемых социальных лифтов. Другими словами, суть американского образа жизни заключается в том, что «деньги – наше все, но с какого бы низкого старта ты не начал, ты можешь стать чемпионом». Таким образом, американцы весьма изящно объединили идейность (патриотизм) с меркантильностью (приоритет денег как основной жизненной цели индивидуума). Надо сказать, что в обсуждении предыдущей статьи неоднократно указывалось на классовость общества США и выдвигалась теория, что эта самая классовость мешает существованию общих идей для общества, что у эксплуататоров-капиталистов и эксплуатируемых ими рабочих и служащих прямо противоположные интересы, и потому они не могут быть объединены общей идеей.


Это, разумеется, неверно, но развернутое доказательство данного тезиса выходит за рамки настоящей статьи. Укажем лишь на основные смягчающие классовые противоречия обстоятельства:

1. Социальный лифт. То есть человек не привязан к своему классу, общество дает ему возможности существенно менять свой социальный статус. Вчерашний рабочий или служащий сегодня вполне может стать капиталистом – это возможно, и это всемерно поощряется (от одобрения общества до программ льготных кредитований, налоговых льгот и т.д.).

2. Достойные условия для «эксплуатируемых» - да, они не будут иметь достатка «эксплуататоров», но тем не менее, уровень дохода достаточен для удовлетворения основных потребностей человека в современном мире. Интересно, что США постепенно теряют это преимущество своего строя, но пока оно все еще существует.

3. Наличие «внутренних классов» среди «эксплуатируемых» - существует очень большое имущественное расслоение между наемными работниками, высокооплачиваемые наемные сотрудники могут жить богаче владельца некрупного или даже среднего бизнеса.

4. Так называемая корпоративная культура, базирующаяся, в сущности, на двух «китах». Она позволяет почувствовать себя частью коллектива, меняющего жизнь к лучшему (миссия компании), и, одновременно, напоминает, что рынок труда не безразмерен, а при банкротстве капиталиста (работодателя) его наемные сотрудники с высокой долей вероятности потеряют работу – то есть пропагандируется некая общность интересов «эксплуататоров» и «эксплуатируемых».

В общем, мы констатируем, что несмотря на весь авторитет Маркса и его друга и соратника Энгельса, классовость американского общества не привела к его расколу и оно остается именно обществом – то есть небольшой такой группой людей свыше 327 млн. человек, чувствующих свою идентичность и обладающих общими ценностями, интересами и целями.

И, по странной случайности, считающих себя гражданами лучшей в мире страны.

Собственно говоря, это абсолютно естественно. Человеку хочется быть частью чего-то великого. Трудно быть членом общества, которое ты не уважаешь и считаешь ущербным в сравнении аналогичными объединениями других людей (в нашем случае – другими странами) – это уже сродни мазохизму. Человек может разделить национальную идею только тогда, когда он будет гордиться своей идентичностью, своей принадлежностью к этому конкретному обществу. Если же он презирает общество, к которому относит себя, то как ему тогда следовать его целям?

Для национальной идеи обществу не обязательно претендовать на первое место в мире (если страна не стремится стать сверхдержавой): но вот иметь какие-то достоинства и основания, выделяющие, персонифицирующие население страны среди других народов и дающие повод гордиться принадлежностью к нему – необходимы обязательно. И уж точно нельзя рассчитывать на успех национальной идеи, не имея уважения к народу своей страны.

А такое уважение, в свою очередь, складывается из гордости за деяния предков и одобрения настоящего положения дел. К одобрению текущего мы еще вернемся, а пока – рассмотрим вопросы исторической науки и подрастающего поколения.



Историческая наука, с одной стороны – жутко многоплановая и сложная, ведь история нашего Отечества очень непроста. Сведения о нашем далеком прошлом, о зарождении Руси отрывочны, тут много места различным легендам. Затем – становление государства и конфликт с монголами, монголо-татарское иго. Освобождение от него, постепенное усиление Государства Российского, но затем – вновь Смутное время. Периоды подъема меняют сильнейшие спады, страна периодически оказывается буквально на грани потери государственности (революция 1917 г и распад СССР примером), но при этом в определенный момент взмывает до статуса сверхдержавы (СССР). Россия отражает два самых грозных вторжения за всю историю человечества (Наполеон и Гитлер), но какой ценой? (это не намек на сверхпотери РККА, которых, по мнению автора настоящей статьи, не было, но ведь количество погибших гражданских лиц по любым разумным оценкам превышает 15 миллионов…) Иной раз во главе Отечества возникают сильные, харизматические лидеры, толкающие ее вперед (Петр I, Сталин и т.д.) но опять же, их роль в нашей истории неоднозначна. И так буквально во всем.


И вот результат – многое в нашей истории ставится сегодня под сомнение, а даже то, что известно достоверно (Октябрьская революция, участие во Второй мировой войне) трактуется очень по-разному. Мы до сих пор не можем прийти к единому мнению о том, в каком ключе, позитивном или негативном, оценивать даже самые главные события нашей истории. Взять ту же Великую Отечественную – для кого-то это беспримерный подвиг советского народа, нашедшего в себе силы качественно превзойти великолепную германскую военную машину, а для кого-то «завалили 50 миллионами трупов». А 1917 год? Для кого-то это шаг в светлое коммунистическое будущее, в котором страна сумела развить науку, медицину, социальную заботу о людях до немыслимых высот. Ну а для кого-то это шаг в «архипелаг ГУЛАГ». Иными словами, история Государства Российского очень сложна и многогранна, в ней намешано множество прекрасного и ужасного, и очень часто мы даже не можем отличить первое от второго. В ней нет легких ответов, но… а что, с историей других народов как-то по-другому?

Вот взять те же США. Можно романтизировать период их становления, первых поселенцев, которые со временем ощутили себя отдельным социумом и страной и с оружием в руках отстояли свою независимость. А можно вспомнить, что как раз в это время американцы почти полностью уничтожили индейцев - коренное население североамериканского континента. Можно восхищаться гражданской войной США, завершившейся победой Севера и отменой рабства. А можно вспомнить, что, собственно говоря, к войне привело не рабство как таковое, а непреодолимые противоречия между денежными мешками Севера и Юга: промышленный Север, желая продвижения своих товаров, выступал за жесткие таможенные пошлины на ввозимые промтовары неамериканского происхождения, а сельскохозяйственный Юг, предпочитавший «закупаться» за свою продукцию в Старом Свете, такого, естественно, не желал. И еще не следует забывать, что эта борьба между Севером и Югом по факту вылилась для американцев в 4 года братоубийственной войны, в ходе которой граждане США потеряли убитыми больше, чем в любой другой «внешней» войне, которую вели Соединенные Штаты за всю свою историю. Можно восхищаться подвигом американских летчиков и моряков, остановивших и разгромивших вооруженные силы Императорской Японии, восточного члена Оси «Берлин-Токио-Рим». А можно ужаснуться невыносимому американскому разгильдяйству в начале войны, когда их флот понес тяжелейшие потери в Перл-Харборе и реакцию на это «просвещенных» граждан Америки, загнавших американцев японского происхождения (или даже просто азиатского) в концентрационные лагеря. И – совершенно безжалостные тотальные бомбардировки, стиравшие с лица земли целые города Японии «увенчавшиеся» применением атомного оружия против гражданского населения этой страны.

Иными словами, история – это очень сложная наука, в которой «черно-белый» подход просто неприменим. Но при этом она необходима для консолидации общества, для национальной идеи. Давайте посмотрим, как из этого положения «выкручивались» две сверхдержавы, СССР и США в годы Холодной войны.

Обе страны создали позитивную версию своей истории, в которой подчеркивались исторические достижения, но ретушировались неудачи или какие-то невыигрышные с точки зрения сегодняшней морали события. Если событие имело двоякую трактовку, то использовалась наиболее позитивная. Значение тех или иных событий могло быть раздуто (к слову о «решающей роли» США в Первой или Второй мировой войне) и т.д. Но при этом общий настрой, подача информации всегда были строго позитивными.

В этом отношении великолепно советское изложение царского времени. Казалось бы, идеология СССР совершенно антагонистична самодержавной монархии, и как можно было говорить о последней хоть что-то хорошее? Ан нет, догадались и тут – акцент делался на достижениях народа (великие ученые, наподобие Ломоносова, Менделеева, Попова, героизм русского человека в бою, прославление отдельных государственных деятелей, полководцев, таких как Суворов, Нахимов, Кутузов и т.д.), а неудачи – отставание царской России в промышленном развитии от ведущих европейских стран, проигрыш Крымской и русско-японской войн и т.д. ставились в вину прогнившему царскому режиму, который четко дистанцировали от народа. Но не все власть предержащие рисовались законченными дармоедами и злодеями (не повторяя про упомянутых ранее военачальников, вспомним тех же декабристов). В результате достигался замечательный результат – любой советский школьник, презирая царизм, мог гордиться даже и царским периодом истории своей Родины, а что были недостатки – так ведь потом наступила Октябрьская революция, и все поправили, так что теперь мы живем в лучшей в мире стране.

Иными словами, и СССР, и США создали «позитивную» версию своей истории, но дальше их действия расходятся: в СССР этой версии придали статус официальной и, в общем-то, единственно правильной. И это, вне всякого сомнения, стало ошибкой.

Дело в том, что даже разрешенные к прочтению труды историков содержали во множестве данные, которые позволяли усомниться в официальной версии истории. Это, в общем, касалось даже Второй мировой войны – если как следует «закопаться» в советские издания, то можно было найти существенные различия с тем, что преподавалось в школе. Проблема заключалась в том, что эти сведения можно было найти, а вот писать о них – нет, нельзя, и это приводило к ощущению, что официальная история нас обманывает, а на самом деле все было совсем не так. Постепенно ощущение того, что нам вешают лапшу на уши, стало повсеместными (чему в высшей мере способствовало явное противоречие окружающей советского человека действительности и того, что вещалось с высоких трибун), и именно это ощущение в 90-е годы создало спрос на постперестроечные «разоблачения» самого гнусного толка. Конечно, советская историография не была идеалом достоверного и беспристрастного исторического анализа, но она никогда, даже на сотую долю не коверкала реальность так, как это делали многочисленные, быстро сориентировавшиеся в конъюнктуре «историки новой волны», явно поставившие себе задачу смешать с грязью каждую страницу нашей истории.

Ну а США пошли по другому пути: никто не заявлял, что вот именно эта версия истории самая точная и правильная, просто молодым американцам преподавали именно ее – и все тут.

А что, если у какого-то американца возникало вдруг желание копнуть поглубже, не удовлетворяясь школьным учебником истории? Да не вопрос, в его распоряжении - вся мощь библиотек США и Европы, огромные массы архивных документов. Все открыто, изучай, если есть такое желание. И пиши опровержения, если хочешь, преследовать тебя за это никто не будет. Если напишешь интересно, и убедишь редакторов, то твои книги встанут на полки книжных магазинов, кто-то купит и прочтет, и согласится с твоей точкой зрения на тот или иной вопрос. Если не убедишь – что же, твои монографии все равно не исчезнут, а станут достоянием узкого круга специалистов, которые так же, как и ты интересуются поднятым тобой вопросом.

Вот только чтобы ты ни делал, а официальная версия истории, которую преподают в школах и высших учебных заведениях, останется именно такой, как была – позитивной, оптимистичной и игнорирующей раздобытые тобой факты. А как ты хотел, парень? У нас свободная страна. Вот лично ты видишь этот вопрос таким образом, ну и молодец, смотри, вон корешки твоей монографии на полках книжных гипермаркетов. Люди покупают, читают, им это интересно, и спасибо тебе за это. Но вот составители учебников не во всем с тобой согласны, они придерживаются другой точки зрения, и это их право. Это же свобода слова, понимаешь? Ты ведь не против нее, правда?

Ну конечно, не против. И с учетом того, что людей, желающих тратить свое время и силы на углубленное изучение истории, никогда не было много, все эти протестные публикации составляют, пожалуй, доли процента общего информационного фона. А раз так, то какой смысл вообще их запрещать? Именно поэтому Вы можете читать великолепные работы американских авторов о том, как на самом деле воевали американцы в той же Северной Африке или в Европе, но подавляющая часть населения США все равно останется уверенной в том, что во Второй мировой всех победили США («Гитлера победили. Он то ли негров не любил, то ли евреев, не помню, но человек плохой был, это точно» - ответ молодого афроамериканца во время уличного интервью).

А что у нас?

Небольшая историческая справка. В 1837 году была построена железная дорога Санкт-Петербург – Царское Село, длиной 26,7 км. Это была первая железная дорога в Российской империи и шестая – в мире. Первая в мире была построена в Англии, между Ливерпулем и Манчестером в 1830 г. Вторая – в том же году в США, она соединила Чарльстон и Огесту и имела протяженность 64 км. Третья - в 1833 гг. во Франции, Сен-Этьен-Лион, 58 км. Четвертая и пятая в 1835 г. в Германии (Фюрт - Нюрнберг, 7 км) и Бельгии, (Брюссель-Мехельн, 21 км). Но эта иерархия не учитывает творение братьев Черепановых, построивших и свой паровоз, и две ж/д ветки длиной 700 м (1834 г) и 3,5 км. Если же считать еще и их, то Россия построила свою железную дорогу четвертой в мире.

Производство паровозов и вагонов? В 1845 г. Александровским заводом был выпущен первый паровоз по типу стефенсоновского. К 1849 г. для Петербурго-Московской железной дороги было построено 42 пассажирских и 120 товарных паровозов, 70 пассажирских и около 2000 товарных вагонов. Строили при помощи американцев, но ведь строили же…

В 1880 г Россия, хотя и не лидировала по общей протяженности железных дорог в Европе, но и не сказать, чтобы тотально уступала европейским державам. Наибольшую протяженность железных дорог в Европе имела Германия - 33 838 км, за ней шла Великобритания - 28 854, затем Франция - 26 189, европейская часть России (с Финляндией) - 23 429 и Австро-Венгрия - 19 512 км.

В 1891 г Российская империя приступила к крайне амбициозному железнодорожному проекту – строительству транссибирской магистрали. Это была настоящая стройка века, на которой было задействовано свыше 100 000 работников (по меркам тех лет – совершенно феерическая цифра). Стоимость проекта оценивалась в 350 млн. руб. золотом (по факту составила 936 млн.) – с учетом того, что доходная часть бюджета Империи (именно доходна часть, а не профицит) в 1891 году составляла примерно миллиард рублей, масштаб затрат вполне представим. Этот проект был реализован всего за 10 лет (первый поезд пошел в 1901 г), при этом среднегодовые темпы строительства впечатляют даже сегодня. Значение Транссиба для России сложно переоценить: иностранная пресса отмечала, что после открытия Америки и сооружения Суэцкого канала в истории не было события, более богатого последствиями.

К чему я все это пишу? А вот к чему. Приходит моя дочь из школы домой, рассказывает, что получила сегодня четверку по истории. Для нее это невысокая оценка, данный предмет мои дети знают достаточно хорошо. Я не упрекаю, но ей неприятно, и она делится этим «инцидентом» со мной. Оказывается, дело было так – рассказывая у доски об экономическом развитии Российской империи, дочка сообщила классу, что первая железная дорога в России была проложена в первой половине 19 века. Но преподаватель с ней не согласилась: согласно «учительской» версии, первые железные дороги в России появились только в конце 19 века (!), а в начале 20-го века Россия, оказывается, делала только лишь первые шаги в освоении этого рода транспорта. Затем учитель предложила дочери сделать вывод из вышесказанного, а когда та ответила о технологическом отставании Российской империи от европейских стран, уточнила, что хотела бы больше конкретики. Которая, по мнению преподавателя, заключалась в том, что в начале 20-го века Россия в части железнодорожного транспорта отставала от европейских стран на 150 (!!!) лет.

Надо сказать, это в высшей степени интересная версия: с учетом того, что первые рельсы (без паровоза, для транспортировки телег на конной тяге) впервые были использованы в Англии в 1767 г, и с учетом нашего «стопятидесятилетнего» отставания, получается, что в начале 20-го века в Российской империи еще даже никто и не подозревал, что в мире есть такая удивительная штука - рельс…

С одной стороны – это, конечно, смешно. Вот только веселиться расхотелось совершенно, когда я заглянул своей дочери в глаза, потому что в них плескались недоумение и... намек на упрек: «Ну как же так, папа, ведь ты же рассказывал совсем по-другому!».

Понятно, что уж своей-то дочери я тут же все и объяснил – на пальцах, с картинками из интернета и т.п. Ну а сколько детей «проглотили» то, что рассказал им «учитель»? Сколько детей поделились такими вот «откровениями» с родителями, но остались неуслышанными в силу вечной нашей занятости? Сколько родителей не смогли опровергнуть бредни таких вот горе-преподавателей по причине слабого знания истории своей страны?

Форменное безобразие, скажете вы? Абсолютно соглашусь, да только дорогу ему открыли мы сами – не персонально читатели ВО, конечно, а любимые наши власть предержащие. Открыли, когда отказались от единообразного взгляда на историю, от единых учебников истории.

О пропаганде, идеологии и информационном превосходстве США. Ч. 2. Наша история


Формально – из лучших побуждений, потому что история – сложный предмет, и надо уважать различные взгляды не те или иные события. Практически – поставив все преподавание истории в зависимости от взглядов конкретного учителя. А они, эти учителя, очень разные, тем более что сейчас уже работают как раз те поколения, детство и молодость которых пришлись на дикие 90-е и мало в чем уступающие им начало 2000-х. Время, когда на историю нашей страны низвергались ниагарские водопады лжи и грязи, и многие, увы, восприняли их достаточно близко к сердцу. А сейчас они преподают историю нашим детям – так, как видят ее сами. У нас же свободная страна, правда?

Надо сказать, что автор настоящей статьи неоднократно высказывал самую разную критику в адрес действующего правительства и президента Российской Федерации. Но будем справедливыми: именно В.В. Путин в 2013 г высказался, наконец, о необходимости единого учебника истории. Вот только…

Вот только министерство образования и науки России решило по-другому. Вместо единого учебника оно разработало некий единый историко-культурный стандарт, а дальше уж «профессиональная экспертиза» решает, соответствует ли новый учебник этому стандарту, или нет…

Замечательное резюме на новые учебники истории дала журналистка «Комсомольской правды» Ксения Конюхова:

«Идея сделать единый, правильный и одобренный учебник заранее была обречена на провал. Авторы выкрутились: они не стали решать за детей, что им надо знать и как судить о событиях. Просто раньше, чтобы узнать разные точки зрения, ребятам надо было бы прочитать три разных книжки. А теперь более-менее полный расклад дан в каждом учебнике.

И что приятно, в учебниках не стали писать черным по белому, кто прав, а кто виноват. Вместо того, чтобы искать компромисс под видом истины, и выверять каждое слово, чтобы никого не обидеть, авторы этих книжек дали право голоса разным сторонам…».


Превосходно, не правда ли? То есть вместо того, чтобы дать детям понятную для их возраста историческую картину мира, пробудить интерес к предмету и передать уважение к ушедшим поколениям, мы просто вываливаем на неокрепшие умы «разные точки зрения» в надежде… на что? Что средний учащийся среднестатистической школы сделает то, что не удалось Минобрнауки, то есть сам разберется в нашей многострадальной истории? Или чтобы это самое чувство уважения к истории своей страны вообще никогда не родилось, «ведь есть же и другая точка зрения, которую тоже надо уважать»?

Фактически, вместо того, чтобы учить своих детей любви и уважению к Родине, к Отечеству, мы учим их толерантности в худшем понимании этого слова. И, одновременно, своими руками разрушаем основу, базис нашего общества, препятствуя возрождению национальной идеи России.

Продолжение следует...

P.S. Почаще интересуйтесь у ваших чад, что именно им рассказывают их школьные учителя истории...
Автор:
Андрей из Челябинска
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

99 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти