Исида Мицунари. Честный человек, которому просто не повезло (ч. 2)

Ты не думай с презреньем:
"Какие мелкие семена!"
Это ведь красный перец.
Мацуо Мунэфуса (1644-1694)



Каким образом люди приходили к мысли о том, поддержать того или иного из лидеров этих двух группировок? Во-первых, многие были вассалами тех и других и просто должны были следовать их воле. Но были и иные, личные мотивы. Например, будущий главный предатель Кабаякава Хидэака не мог не испытывать тайной ненависти к Мицунари, так как именно из-за него Хидеёси отправил его в ссылку, как не справившегося с командованием в Корее. А вот Иэясу, напротив, сразу же после смерти Хидэёси вернул его из изгнания и возвратил прежние владения. Соответственно Отани Ёсицугу познакомился с Мицунари еще в 16 лет и вышло так, что они подружились. И не просто подружились… Дело в том, что Отани был прокаженным и вот однажды, случилось так, что, когда он участвовал в чайной церемонии у Хидэёси, состоявшейся в период обострения его болезни, капля выделений из носа Ёсицугу упала прямиком в общую чайную чашку, из которой гости пили, передавая ее по кругу друг другу. При этом они поворачивали ее вокруг оси, чтобы не прикасаться губами к одному и тому же краю. То, что произошло, повергло Ёсицугу в страшное смятение и тут, заметив это, лишь один Мицунари пришел ему на помощь. Он подошел к Ёсицугу и забрал у него чашку, и заявил, что так измучен жаждой, что напьется вне очереди. Этот великодушный жест Ёсицугу запомнил на всю жизнь и теперь должен был «вернуть долг чести» своему другу и сражаться за него до конца. Так что низкое и тогда сочеталось с возвышенным, а возвышенное с низким!


В предыдущем материале про жизнь и смерть Исида Мицунари мы практически полностью облачились в полные самурайские доспехи. Остался шлем. Вспомним, что именно в эпоху Сэнгоку появились «фигурные шлемы» — кавари-кабуто. Причем их использовали не только как парадные, но и как боевые. Вот, например, шлем полководца Курода Нагамаса. Шлем назывался «Отвесная скала» в память о каком-то его предке, который с очень крутой скалы обрушился со своими самураями на врага! Понятно, что такие вот причудливые навершия делали из легких материалов – например, пропитанной лаком бумаги. (Токийский национальный музей)

Однако Мицунари не хватило терпения, чтобы заставить Иэясу сделать первый шаг. Выяснилось, что сподвижник Мицунари Уэсуги Кагэкацу в своей северной провинции начал строить замки. В мае 1600 г. Иэясу попросил его это объяснить, но получил довольно-таки грубый ответ. Иэясу мог, и даже просто обязан был бы его наказать, поэтому он двинул свои войска на север, чтобы вступить в бой с Уэсуги. Было очевидно, что Мицунари на это и рассчитывает, и хочет ударить ему в спину. Поэтому, когда Иэясу доложили, что Исида наконец-то выступил против него, это сообщение его лишь обрадовало. Потому, что на север ушли не все его силы. Потому, что он предвидел его выступление и принял все меры по его отражению.


Шлем момонари-кабуто. Общение с европейцами во многом пошло японцам на пользу. Они, например, начали делать уже не только пластинчатые шлемы, но и цельнокованые или склепанные из двух половин – момонари-кабуто по типу кабассета. (Токийский национальный музей)


Тот же шлем. Вид сзади. (Токийский национальный музей)


Съемные позолоченные рога к этому шлему. (Токийский национальный музей)

Первый удар Исида направил против важного замка Фусими, в нескольких милях к югу от Киото, построенного еще Хидэёси. Он контролировал дорогу к столице, поэтому Иэясу доверил защищать его своему старому другу, шестидесятидвухлетнему Тории Мототада. И он лично посетил Тории, и трогательно с ним попрощался, объяснив, что именно его Фусими примет на себя первый удар армии западных. Чем это для него скорее всего может кончиться он ему тоже объяснил, но… это было доверие и высокая честь, так что Тории этому только обрадовался.

27 августа войска Мицунари начали штурм замка, и он продолжался целых десять дней. Этого времени было достаточно, чтобы Иэясу захватил все важнейшие замки вдоль дороги Накасэндо. Однако помочь своему другу было выше его сил. Наконец нашелся предатель, жену и детей которого Исида обещал распять, если тот ему не поможет, и он помог – поджег одну из башен замка в самый ответственный момент. Но Тории и тогда отказался сдаваться и даже отверг предложение совершить сэппуку. Своим самураям он объяснил, что в данном случае честь его ничто, что куда важнее задержать Исида, насколько это в его силах. В этом его долг самурая перед его господином и… другом!


Шлем эбоси-нари-кабуто в форме придворного головного убора. (Токийский национальный музей)


Когда от всего его гарнизона осталось всего 200 человек, он предпринял вылазку. Сначала одну, затем вторую… После пятой у него осталось всего десять человек. Только тогда Тории отступил в замок и упал на землю в полном в изнеможении. Самурай из армии Мицунари по имени Сайга Сигэтомо бросился на него с копьем, рассчитывая без особого труда добыть его голову. Но тут старик назвал себя, и молодой самурай, преисполнившись к нему почтения, дал возможность Тории совершить сэппуку, а уже лишь затем отсек ему голову. В итоге Исида замок все-таки взял, но простоял под его стенами целых десять дней и потерял при этом 3000 воинов!


Полководцы высокого ранга, которые сами уже не сражались, могли позволить себе роскошь (или блажь!) оказаться на поле боя и в старых, дедовских доспехах. Например, вот в таких, как этот доспех – до-мару эпохи Муромати, о чем говорит широкий, словно зонт, назатыльник сикоро. Юбка кусадзури на нем, как вы видите, состоит из семи частей, поэтому удобна для пешего ношения. На шлеме судзи-кабуцто головки заклепок не видны. Характерным украшением шлема являются три рога мицу-кувагата. (Токийский национальный музей)

Между тем в то время, пока Исида осаждал замок Фусими, Иэясу взял штурмом важный замок Гифу, бросив на него сразу две армии: одну в 16 000 человек и вторую в 18 000. И опять все могло бы пойти совсем не так, как пошло, поскольку их командиры Икэда Тэрумаса и Фукусима Масанори вдруг неожиданно поспорили, чья армия должна идти на штурм первой. Фукусима даже вызвал Икэда на поединок, но, тут к счастью для восточной партии, нашелся кто-то разумный и предложил следующий компромисс: пусть Фукусима атакует передние ворота, а Икэда – задние. В общем, замок был взят с обеих сторон и когда к нему прибыл Иэясу дело было закончено.

Исида Мицунари. Честный человек, которому просто не повезло (ч. 2)

Теперь, допустим, что вы следите за модой и тогда вы вполне могли бы заполучить себе доспехи подобные вот этим – принадлежавшим Акэти Мицухидэ. Это типичные доспехи периода Сэнгоку. Шлем украшен конскими ушами и золотой луной. Кираса цельнокованая, по образцу европейских, но украшена рельефным изображением черепа (слева) и китайского иероглифа 10 или «небо». (Токийский национальный музей)

Оставалась крепость Огаки – главная база Мицунари. Сюда должны были прибыть и все его сторонники. И сидеть бы ему в этой крепости и ждать Токугава, но… нет – Мицунари пошел ему навстречу. Навстречу ему двинулся Токугава. А встретились они у деревушки Сэкигахара, где и вступили в битву, предварительно вымокнув под дождем, 21 октября 1600 года, в месяц без богов! О самой битве здесь на Военном обозрении уже была большая статья, поэтому вряд ли имеет смысл повторять ее содержание. А вот о некоторых подробностях ее рассказать все-таки стоит.


А вот Сакакибара Ясумаса даже особенно и экспериментировать не стал, а просто взял европейские доспехи (шлем и кирасу) и приказал добавить к ним все остальное. Причем и кираса, и шлем окрашены в темно-коричневый цвет «цвет ржавчины», который был в Японии очень популярным. (Токийский национальный музей)

Например, о том, с какой выдержкой вел себя Иэясу Токугава в этой битве. Утром позавтракал холодным рисом и выпил традиционный зеленый чай. Шлем он не надел, но обратился к сподвижникам со словами о том, что выбора у них нет – с головой или без головы – только так можно выбраться отсюда. Зато узнав, что победа за ним, он сел на походный стул и наконец-то надел свой шлем. А затем, плотно завязав шнурки его маски, сказал так: «Одержав победу, подтяните шнурки вашего шлема» – изречение, ставшее японской поговоркой. Затем, с жезлом сайхай в руке, он приступил к церемонии осмотра голов. Считается, что в тот день перед Токугава Иэясу были сложены в гору 40 тысяч отрубленных голов солдат противника.


Интересный доспех на этом фото имел кирасу хидзи-тодзи-до, в котором пластины соединялись перекрестными узлами из металла, кожи или шелка. (Токийский национальный музей)


Доспех с кирасой нуинобэ-до. (Выставка «Самураи» в С. Петербурге)

Что же касается Исиды Мицунари, то… он с поля боя сбежал и три дня прятался по лесам. Однако, в лесах он подцепил дизентерию и оказался в весьма плачевном положении, в котором и был взят в плен. Кроме него в плен попали Анкокудзи Экэй и его полководец, христианин, Кониси Юкинага, который не мог умереть, как и пристало самураю, в силу своих христианских обетов.


Поверх доспехов полководцы надевали расшитую куртку дзимбаори. Они выделялись издали, тем более, что на спине ее часто был вышит большой мон – герб. (Токийский национальный музей)


Такой же мон обычно был и на большом штандарте – нобори. Нобори главного предателя в битве при Сэкигахара – Кабаякава Хидэака.

Всех троих победители посадили на ослов и с завязанными глазами провезли по улицам Осака, а затем бросили связанными в телегу и в таком жалком виде возили по Киото. На месте казни в Рокудзё Кониси призывал Христа принять его в светлые селения свои и в поднятой руке держал распятие, пока ему не отрубили голову. Но это была легкая смерть. Мицунари умер иначе – его по шею закопали в землю, после чего три дня били ее бамбуковой пилой пока он не умер! После казни его голову выставили напоказ жителям Киото, но почему-то распространились слухи, что будто через несколько дней она загадочным образом исчезла. То есть нашелся человек или люди, не побоявшиеся ее взять и предать погребению, но скорее всего это был всего лишь «слух-ожидание».


Опять же полководец мог щеголять вот таким древним мечом тати эпохи Камакура. Подвески на нем из медной проволоки в стиле хёго-кусари. (Токийский национальный музей)


А это его цуба!


Меч катана с гербами клана Токугава. Это уже эпоха Эдо. (Токийский национальный музей)


Принадлежности к этому мечу: цуба, ножичек ко-готана и прочистка ушей – когай.


Вакидзаси – парный «меч» катаны. (Токийский национальный музей)

Ну, а победитель Токугава Иэясу, как ему об этом и мечталось, в 1603 году стал сёгуном. Впрочем, сын Хидэёси Хидэёри был все еще жив, но придет время и Токугава расправится и с ним. И в итоге Токугава будет объявлен богом, а созданное им государство самураев, государство без войн, простоит с 1603 по 1868 год!


Дзюмонндзи-яри – наконечник очень популярного у асигару копья. (Токийский национальный музей)
Автор:
Вячеслав Шпаковский
Статьи из этой серии:
Исида Мицунари. Честный человек, которому просто не повезло (ч. 1)
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

20 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти