История одной ориентализации

Хотелось бы высказаться насчет статьи о «потерянных заводах» от Олега Егорова. И еще раз с этой точки зрения посмотреть на проблему «экс-СССР». А это действительно проблема, и не только для русских.




Статья называется «Можно ли было реформировать советскую промышленность» (кому интересно, тот может почитать). Она является гимном победившего господствующего класса, своеобразной пляской на костях. Хотя прошло уже более 20-ти лет. И сам О. Егоров к современному господствующему классу, по моему мнению, не относится, он всего лишь им прикормлен. Равно как прикормлены сотни и тысячи «патриотов», которые «не пашут, не сеют, не строят», они гордятся (а больше возмущаются) своим государством.

Любое общество держится на прибавочном продукте. А продукт — это результат труда (сами по себе продукты не появляются). Прибавочным продукт становится тогда, когда труда затрачивается больше, чем необходимо самому трудящемуся. Таким образом, все упирается в один нехитрый вопрос: как припахать труженика, чтобы он производил больше, чем употребляет сам? Ответ вроде бы очевиден: силой, насилием и угрозой его применения. Потому что ни один вменяемый трудящийся не захочет пахать за себя и за того парня. Оно ему не нужно, хотя, может, нужен сам «тот парень» (а это учителя, врачи и прочие бюджетники).

То есть вопрос не в том, как нам распределить продукт. Вопрос в том, как заставить производить больше, чем ты ешь сам (чтобы было что распределять, а значит, содержать армию непроизводительной части населения). Исторически на него были даны два ответа.

Первый сложился где-то в глубине веков (пионеров не рискну назвать): через налогообложение. Вот у нас есть сила, вот мы ежемесячно собираем дань (налог), вот мы эту силу концентрируем — так у нас получается государство. С его армиями, налоговиками, бюджетниками и прочим.

Авторов второго ответа мы можем назвать — это римляне. Правовая сфера становится классовой войной «другими средствами», а государство превращается в аппарат насилия и принуждения к прибавочному труду. Забавно, но спустя пару тысяч лет такое деление является очень и очень спорным. На Запад и Восток. И это пока все, что смогла родить человеческая мысль.

Разделим так и мы. А все потому, что обществ Запада за всю человеческую историю было по пальцам одной руки пересчитать, сравнивать особо и нечего. Тем не менее…

Римская республика и феодальная Европа были насквозь аграрными. И вот в недрах последней (в Англии) стало складываться машинное (индустриальное) общество. Складывалось кроваво. При этом за бортом внимания остался характер такого общества как общества индустриального Востока (назовем его так). Кровавости добавляло сопротивление самой ориентализации: ну не хотел тогдашний господствующий класс уступать свое господство (сами капиталисты господства не требовали, а только средств производства и рабочей силы). Настолько не хотел, что его приходилось давить оружием и чуть ли не геноцидом (Гражданская война в США против южан как пример такой ориентализации и геноцида). Российская империя шла к такому же сценарию (кровавый погром или сами), если бы не большевики. Которые стали отцами первого в мире общества машинного Запада. Ну вот так получилось, что индустриальный Запад родился позже индустриального Востока.

Любой господствующий класс общества Запада (будем называть так, раз другого не придумали), помимо принуждения к труду (производить больше, чем труженик может употребить) и своей господствующей роли (концентрация политической власти) обладает идеологией, на которой он фундаментирует свое господство. Кстати, большевики со своей ролью новых господ справлялись блестяще. Вот вам и принуждение с эксплуатацией — здесь большевики не просто монополизировали право на продукт (а они выгребали его весь в свои руки), но и само монопольное право на эксплуатацию труда (выгребать произведенный продукт имели право только большевики). А вот вам государство как аппарат насилия и принуждения, где «уехать» можно было даже за опоздание и «три колоска». И тоже монопольно в руках большевиков. Римляне и европейцы до своей ориентализации здесь и рядом не стояли со своими рабами и крепостными.

А вот с идеологией большевикам не повезло. Воюя с капитализмом (ориентализацией общества), большевики полностью восприняли протестантскую этику, пусть и с оговорками. Большевик — это секуляризованный протестант. И это было вроде логично, страна досталась еще аграрной, нужно было индустриализироваться, а как это сделать без высокой нормы накопления? Никак. Поэтому весь продукт, что концентрировался в руках только большевиков — на индустриализацию. Поэтому «счастье — в труде». Ну и так далее. Здесь большевик был подобен классическому капиталисту, пусть и специфическому. Вот что делать с произведенным продуктом (прибавочным)? Да просто прирастить его к основному капиталу в виде расширенного производства. И если для классического протестанта богатство измеряется в деньгах, то для секуляризированных протестантов богатство измерялось исключительно в тоннах.

У данной идеологии (иррационального накопления тонн), да еще и проводимой в жизнь, есть несколько следствий. Одно из которых — средства потребления. Те самые материальные блага. Внутри данной идеологии такие блага мыслятся исключительно как убытки (или издержки), ибо препятствуют росту богатства господствующего класса. Но на эти убытки приходится идти, иначе производители банально вымрут от голода. Часть прибылей (в тоннах) приходится тратить на всякие дома, больницы и просто прокорм. Но как-нибудь поменьше, подешевле, а лучше вообще впроголодь. Максимизация прибыли через минимизацию убытков/издержек (тех самых материальных благ). А еще у реальных производителей сосредотачивается в руках способность взять за горло своих господ, саботируя эксплуатацию труда. А значит выбить больше материальных благ у господ, а иначе мы будем работать плохо и не производительно. Хочешь повышения производительности — гони премию за перевыполнение, путевку, шесть соток и еще что-нибудь сверху. А иначе мы вообще работать не будем. Это уже поздние Советы, когда стучали касками те, кто сейчас выплевывает кровь на Донбассе. Дайте больше жрать (денег, материальных благ, просто дайте и побольше). Другими словами, иррациональное (и вполне протестантское) накопление богатств в тоннах породило такую же иррациональную идеологию классовой борьбы — потратить тонны прибыли не на рост основных капиталов (те самые заводы в каждом городке), а просто проесть (потратить на холодильники, машины, еду и прочие «джинсы и жвачку»). Урвать часть прибылей для себя, да хоть просто с завода что-нибудь вынести, пусть дома валяется.

Откуда берутся такие, как О. Егоров (а имя им — легион)? А вот как раз из той самой перестройки. Когда стало можно, и когда стали. В 30-х годах звериного оскала большевизма они и пикнуть не смели. Более того, на работу боялись проспать. А вот в перестройку осмелели, стали «качать права», дайте больше жрать, коммунизм «не справляется». И внезапно для себя явочным порядком обнаружили, что советский господствующий класс — всё. Вообще — всё. Закончился. Целились в господ, а попали в общество Востока, в котором европейцы и американцы находятся уже более ста лет, а другие из него вообще не вылезали. И вся дальнейшая история РФ — это история ориентализации русских, и всех других народов экс-СССР. С налогообложением, фюрерами и их «региональной» братвой в погонах и без, рынком и классовой войной совершенно восточного типа, где твой производительный труд уже никому особо и не упирался вместе с твоим заводом (хоть ты собственник, хоть просто поработать зашел).

Ну и немного о новом (уже восточного типа) господствующем классе как внутри РФ, так и внутри той самой Белоруссии, насчет которой расстраивается О. Егоров. Ну как же, вливаем деньги в советские мощности, а где «зарабатываем»? Типичная перестроечная философия, что зарабатывать — это на прокорм. С протестантской этикой (когда капитал нельзя есть) не имеющей ничего общего. Но, с другой стороны, а где вообще в Белоруссии хоть один большевик? Который умеет зарабатывать, а большевики это умели очень хорошо, на ту самую индустриальную сверхдержаву себе заработали, если что. И космос был им «по карману», и власть над полумиром, и четверть ученых мира (это сколько прибавочного продукта на них тратилось), и хозяйственный/политический суверенитет, и могучая армия, и много чего еще. И даже желудки самих производителей наполнить, если бы ставилась такая задача. Забавно, задача такая и не ставилась (ставилась противоположная), но по уровню материального благополучия современные российские граждане как-то не очень, если сравнивать с советскими гражданами. Но задача не ставилась, это благополучие было выбито самими советскими гражданами в ходе непрерывной классовой войны. И да, покажите мне хоть одного господина, который ставит перед собой задачу материального благополучия рабов. Может, римляне, или европейцы, или американцы-южане? Вообще-то, там ставится совсем другая задача — произведи больше, чем ты можешь употребить. А как и на что распределить (потратить на космос, армию, или на увеличение богатства в тоннах), господа сами разберутся.


Бытует ложное мнение, что в 90-х произошел переход к капиталистическим отношениям, что именно капиталист стал господствующим классом, и так далее. Можно только гадать, с чего это вдруг. С точки зрения общества Запада российская Дума — это царство деклассированных, как и аппарат исполнительной/судебной власти. А вот с точки зрения общества Востока все становится ясно. И все правильно. Тем не менее, кое-кто до сих пор делает вид, что он «не понимает». Он «не понимает», почему капиталисты униженно просят господ принять нужный им закон, «не понимает», почему за это нужно платить (это если вообще продадут такую услугу). «Не понимает», почему господа могут взять и ввести санкции в ущерб капиталистам (кстати, собственникам средств производства, если что), отчего последние еще больше начинают униженно скулить и умолять отменить. «Не понимает», а с чего это вдруг люди вообще бунтуют против законов, на митинги выходят, что-то там требуют. Ему «непонятно», а как это — в стране миллион заводов, а жрать нечего. Вот почему-то миллионные прибыли при грошовых зарплатах ему понятны, а вот такие же миллионные прибыли, только уже в тоннах, при грошовых материальных благах — ему «непонятны». Хотя те же «бесплатные» медицина, жилищный фонд и образование стоят безумно дорого (в тоннах), современной РФ такое расточительство не по карману. Это сколько можно было понастроить еще заводов, и стать еще богаче — а пришлось строить «бесплатную» медицину и образование. И все это до сих пор «непонятно». Но он нам сейчас «всё объяснит»…
Автор:
Михаил Смирнов
Использованы фотографии:
depositphotos.com
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

62 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти