Единственная женщина-генерал в военной разведке СССР. Часть 4

По возвращении летом 1926 года в Москву Рафаил и Мирра Сахновские были зачислены в штат IV управления штаба РККА на должности помощников начальника отдела. Так после реорганизации стало называться управление военной разведки.




Впереди была неизвестность

А в это время в стране активно боролись с троцкистско-зиновьевской оппозицией. Долгое отсутствие в стране, видимо, не позволило вернувшимся из-за рубежа военным советникам Сахновским сразу разобраться в сложной внутриполитической ситуации. Складывалось впечатление, что они вернулись не домой, а попали в другую страну, причем в разгар экономических преобразований времен нэпа и внутрипартийных баталий. Троцкий, утративший все прежние высокие посты и политическое влияние, активно включился в оппозиционную борьбу. Сформировавшийся троцкистско-зиновьевский блок, помимо фракционной борьбы внутри партийных рядов, предпринимал попытки организовать массовые уличные протесты. Сталин оценил это как общественно-опасные действия и угрозу власти. На борьбу с троцкизмом был нацелен партийный актив и репрессивные органы. Проводилась чистка армейских рядов от сторонников Троцкого среди командного состава.

Складывается впечатление, что в этой непростой обстановке руководству военной разведки было как-то не до возвратившихся из Китая военных советников. Об этом в какой-то мере свидетельствует должностная чехарда, политическое недоверие и последующий арест Мирры Сахновской.

В сентябре 1926 года она была назначена начальником сектора 2-го (агентурного) отдела, а затем через 3 месяца вновь переведена на должность помощника начальника 4-го отдела (внешних сношений). Затем опять выведена в распоряжение IV управления Штаба РККА (военная разведка), где находилась почти полтора года.

В декабре 1927 года личный состав IV управления Штаба РККА, как и других центральных управлений, проверяла специальная комиссия во главе с Я.К. Берзиным. В состав комиссии входили особо доверенные лица, включая руководителей военной разведки и представителей ОГПУ. Вся работа проводилась под грифом «совершенно секретно». Комиссия постановила Сахновскую заменить, особо указав на то, что она была исключена из ВКП(б) как «ярая троцкистка, не отмежевавшаяся и после XV съезда партии». В феврале 1928 года она была переведена из Разведуправления в научно-уставной отдел Штаба РККА на должность сотрудника для особо важных поручений 1-го разряда.

Муж – идейный троцкист или обида по службе?

Сахновский Р.Н., как свидетельствуют опубликованные факты, после возвращения из служебной командировки в Китай во второй половине 1920-х годов, действительно принимал участие в троцкистской оппозиции и был лично знаком с Троцким. Судя по тому, что Троцкий в своих публикациях неоднократно упоминал его просто по имени, можно предположить, что эти отношения были достаточно близкими и доверительными.

Прочем, вся предыдущая биография Рафаила Натановича не давала повода сомневаться в его преданности советской власти. Сахновский родился 24 ноября 1898 года в г. Переяславле Полтавской губернии (Украина). В 1917 году окончил коммерческое училище и был мобилизован в армию. Участник Первой мировой войны. Воевал в пехотных частях. Участвовал в работе солдатских комитетов в саратовском гарнизоне.

В феврале 1918 года добровольно вступил в Красную Армию. Воевал на рядовых и младших командных должностях на фронтах Гражданской войны. В ноябре 1918 года был командирован на учебу на артиллерийское отделение Первых Московских пулеметных курсов, где обучался военному делу почти 4 месяца. Вступил в партию в начале 1919 года. Участвовал в боях на Украине в артиллерийских подразделениях. В период с февраля 1920 по октябрь 1921 года был командиром артиллерийской батареи в 44-й стрелковой дивизии. В октябре 1921 года был направлен на учебу в ВА РККА, основной факультет которой окончил в 1924 году. После 2-го курса женился на слушательнице Восточного отделения академии Мирре Флёровой. По окончании академии вместе с женой был командирован в качестве военного советника в Китай. В разное время был начальником штаба Южнокитайской группы в Кантоне (Гуанчжоу), воевал в соединениях и частях китайской армии в Гуандуне, работал в аппарате главного политического советника М. Бородина, преподавал в школе Вампу.

По возвращении в Москву с августа по октябрь 1926 года исполнял обязанности помощника начальника отдела IV управления Штаба РККА. Затем был назначен на должность начштаба 43-й стрелковой дивизии, на которой находился более года. После этого по январь 1928 года вновь находился в распоряжении Разведуправления. А 31 января 1928 года был уволен с военной службы с двусмысленной формулировкой — «за невозможностью дальнейшего использования по назначению».

До сих пор нет ясности в том, примкнул ли он к троцкистам по идейным соображениям или к этому шагу его подтолкнула несправедливость командования к его военной судьбе. А ведь речь шла о начальнике штаба дивизии, имевшем высшее военное образование и звание комбрига. Эти обстоятельства вполне могли подтолкнуть его к поиску правды и справедливости среди троцкистов, многие из которых занимали высокие посты в партии, армии и на гражданской службе.

И, судя по всему, он участвовал в троцкистской оппозиции осознанно и достаточно активно. Его арест в Москве сотрудниками ГПУ стал событием, о котором Троцкий лично написал в своем циркулярном письме единомышленникам в связи с празднованием 11-й годовщины Октября в 1928 году. Кстати, тем самым, прямо подтвердив факт участия Сахновского в организации оппозиционеров. Троцкий писал: «Еще до праздников был схвачен на улице Рафаил [Сахновский], в портфеле которого взяли черновой набросок инструкции по проведению 7/XI». Кстати, проведение сторонниками Троцкого так называемой «параллельной демонстрации» в 11-ю годовщину Октября стало последним крупным массовым мероприятием левой оппозиции. После этого Троцкий был исключен из партии и выслан сначала в Алма-Ату, а затем в Турцию.


В апреле того же года Сахновский обвинялся как активный троцкист, участвовавший в оппозиционной работе. По неподтвержденным данным, в конце 1928 года он был в административном порядке выслан из Москвы. По другой версии, он уехал в Сибирь сам, чтобы не подвергать угрозе репрессий жену и детей. Проживал в г. Томске по ул. Преображенской, 22. Числился как ссыльный. Был арестован в 1930 году и осужден на 3 года лагерей. Реабилитирован по этому уголовному делу 27 сентября 1989 года.

До своего нового ареста в 1933 году работал начальником инспекции при начальнике строительства Байкало-Амурской железнодорожной магистрали в городе Свободном Амурской области. В то время это был небольшой городок с населением менее 15 тыс. человек. В начале 1930-х годов здесь размещалось одно из самых крупных подразделений ГУЛАГа — Бамлаг.

Но маховик репрессий продолжал вращаться. В 1932 году его исключают из партии. Кстати, ситуация до конца неясная. Обычно все осужденные сразу же исключались из партийных рядов. А в этом случае получается, что член партии оказался ссыльным. Но этот факт подтверждается разными источниками.

Весной 1933 года Сахновский был опять арестован по вымышленному делу о так называемой «контрреволюционной троцкистской группе Смирнова И. Н. и других» и осужден к 3-м годам лишения свободы в виде ссылки. Согласно справке Центрального архива КГБ СССР по этому делу, с 16 января по 29 октября 1933 года внесудебными органами ОГПУ было рассмотрено уголовное дело на группу лиц, обвинявшихся в троцкизме. По данному делу были осуждены 89 человек. Среди них в списке под номером 65 значился Сахновский Р.Н. — 1898 года рождения, еврей, бывший член ВКП(б) с 1919 по 1932 год, начальник инспекции при начальнике строительства Байкало-Амурской магистрали в г. Свободном Амурской области. Следствие по делу проводил Секретно-политический отдел ОГПУ.

Причисленный к троцкистской группе Сахновский Р.Н. на допросах вел себя дерзко. На вопрос следователя, считает ли он «троцкизм в прошлом и настоящем контрреволюционным», отвечать отказался и на все другие вопросы не счел нужным давать ответы. Постановлением Особого совещания при Коллегии ОГПУ от 4 апреля 1933 года на основании ст. 58-10 УК РСФСР (антисоветская агитация) Сахновский Рафаил Натанович был заключен на 3 года в места лишения свободы.

В 1936 году был вновь арестован уже в Тобольске — центре Тобольского округа Уральской области. В те годы там проживало около 19 тыс. человек. Позже, уже в лагере, «тройка» УНКВД по Дальстрою приговорила 19 сентября 1937 года Рафаила Натановича к высшей мере наказания по обвинению в контрреволюционной деятельности. Расстреляли его 29 октября того же года. Относительно даты его реабилитации есть расхождения в источниках и литературе. В одних случаях указывается дата 23 ноября 1956 года, в других 6-7 апреля 1989 года. Есть еще и дата 27 сентября 1989 года. На наш взгляд, такая ситуация объясняется следующим. Сахновский был трижды осужден по разным уголовным делам. Реабилитации политосужденных проводились по конкретным делам и фактам. Поэтому в 1956 году он был реабилитирован по расстрельному уголовному делу 1936-1937 годов, в апреле 1989 года его оправдали по уголовному делу 1933 года, а в сентябре того же года – по уголовному делу 1930 года. Как бы то ни было, но он посмертно реабилитирован в партийном и судебном отношении. Однако в конце 1920- начале 1930-х годов факты его судебного преследования как активного троцкиста самым серьезным образом сказывались на судьбах его жены и детей.

Была ли Сахновская «ярой» сторонницей Троцкого на самом деле?

Дать какой-либо однозначный ответ достаточно сложно по ряду причин. Долгие годы ее служба в армии в той или иной мере была связана с выполнением приказов и указаний Троцкого, который до января 1925 года был наркомвоенмором и председателя Реввоенсовета РСФСР, а затем и СССР. Иными словами, он в течении 7 лет являлся высшим военным руководителем страны, чьи приказы, указания и требования были обязательными для каждого бойца и командира Красной Армии и выполнялись без каких-либо сомнений. В такой широкой трактовке все военнослужащие тех лет могли считаться последователями и исполнителями воли Троцкого.

Другое дело – это принадлежность к внутрипартийной оппозиции во главе с Троцким, которая начала формироваться с 1923 года в процессе развернувшейся борьбы за власть, во многом спровоцированной тяжелой болезнью Ленина. Эта ситуация в те годы усугублялась невозможностью вождя большевиков активно и непосредственно участвовать в управлении государственными делами и обороной страны.

К моменту возвращения в Москву Мирры и Рафаила Сахновских фракционная борьба в партии была в самом разгаре. Могла ли она примкнуть к троцкистам и активно участвовать в жизни оппозиции? Примкнуть идейно и разделять какие-то троцкистские взгляды она, конечно, могла в силу указанных выше причин. А вот на деле участвовать вряд ли. В то время у нее на руках был годовалый сын, двухлетняя дочь и приемная дочь-подросток, забота о которых, думается, занимала все свободное от службы время. Да и в троцкистских кругах ее практически не знали. Лишь однажды в листовке-обращении «Ко всем рабочим, ко всем членам ВКП(б)» ее упомянули в числе рабочих и красноармейцев, арестованных в канун Нового 1929 года. Никаких иных сведений об участии М.Ф. Сахновской официально представлено не было. Однако надо иметь в виду, что после ареста она сама признала себя троцкистской, в чем публично раскаялась. Признавать свои политические ошибки и каяться было одним из путей спасения от более жестких мер со стороны карательных органов.

Однако раскаяние не помогло. Комбрига Сахновскую исключили из партии с формулировкой, что она «ярая троцкистка, не отмежевавшаяся и после XV съезда партии». С февраля 1928 года ее перевели из разведки на должность для особо важных поручений в научно-уставное управление Генштаба. Но колесо репрессивного аппарата продолжало вращаться. 29 декабря 1928 года ее арестовали, а уже 5 января 1929 года осудили. По определению Особого совещания при коллегии ОГПУ Сахновская была выслана в Сибирь сроком на 3 года за троцкистскую деятельность. Ее сразу же уволили из армии со стандартной для таких случаев формулировкой: «уволена в долгосрочный отпуск за невозможностью соответствующего использования с зачислением на учет по Красноярскому УВК». Ей пришлось на себе познать тяготы красноярской ссылки, хотя и пробыла она там лишь около года вместо присужденных 3-х лет. Кстати, чуть позже этот же внесудебный орган и отменил свое предыдущее решение. В конце декабря 1929 года с нее сняли судимость и разрешили свободное проживание на всей территории Советского Союза. Это было исключением из общих правил для осужденных, вышедших на свободу досрочно. Обычно после ссылки им запрещалось проживание в столице и других крупных городах страны. Она же вернулась в Москву и пошла работать на завод.

Продолжение следует…
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

6 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти