Атаковать с моря. Как вернуть ВМФ десантные возможности

Обилие критики в адрес отечественного флота, а особенно того, по каким направлением развивается военно-морское строительство, должно по справедливости, сопровождаться неким разъяснением того, как всё должно было быть сделано.

Прошлая статья о кризисе десантных возможностей ВМФ России вполне заслуживает такого продолжения. Рассмотрим, каким образом можно вернуть ВМФ возможности по высадке морских десантов, не прибегая к дорогим решениям.


Атаковать с моря. Как вернуть ВМФ десантные возможности


Особенно важно это сейчас, когда экономические реалии уже совершенно не позволят ВМФ России развиваться экстенсивно. Конечно, развиваться экстенсивно – это здорово. Нет возможности задействовать в десантной операции вертолёты – строим ДВКД или вообще УДК. Мало десантных кораблей? Строим ещё…

Беда, однако, в том, что на такой путь в бюджете не будет денег очень много лет. А это значит, что нам придётся найти другой способ. Дешёвый. Свой, такой, каким ещё никто не пользовался. Денег нет, но вы держитесь там. Так это теперь будет, видимо.

Реально ли это? Да, вполне, и эти возможности нужно «запустить в инфополе» прямо сейчас.

Для того, чтобы оценить перспективы «бюджетной» модернизации десантных сил ВМФ России, пропишем сначала граничные условия:

1. Нужно, чтобы новые десантные корабли могли выпускать боевую технику на воду на большом удалении от берега.
2. При этом, нужно обеспечить возможность доставки в зону высадки боевых вертолётов и вертолётов с десантом.
3. Необходимо обеспечить высадку тяжёлой техники – танков и сапёрной техники в первой же волне, самоходной артиллерии, ещё танков и транспортных машин во второй.
4. В случае провала десантной операции, корабельный состав должен обеспечивать возможность эвакуации большей части людей с берега, хотя бы без техники.
5. При этом необходимо обойтись без крупных специализированных десантных кораблей.

Условия несколько противоречат друг другу, но, как ни странно, есть решения, которые им удовлетворяют.

Исторически Россия, вынужденная иметь большую сухопутную армию, не могла вкладываться во флот также, как англичане, или американцы. И если последние в ходе прошлой большой войны массово строили десантные корабли, то ВМФ СССР вынужден был мобилизовать для десанта боевые корабли и транспортные суда. Высадку морской пехоты с крейсеров стоит оставить «за скобками», а вот мобилизация транспортных судов подсказывает нам относительно неожиданный выход.

В 1990-м году в состав Тихоокеанского флота вступило необычное для ВМФ СССР судно – быстроходный морской транспорт вооружений «Анадырь».






Корабль вряд ли предназначался для перевозки вооружения из порта в порт.

Во-первых, его грузовой отсек был оптимизирован для размещения лихтеров, а лихтеры нужны для перевозки тяжелых грузов на необорудованный берег. Во-вторых, и это самое главное, на корабле были оборудованы кубрики для размещения личного состава, который по численности примерно соответствовал усиленному батальону – по разным данным, от 650 до 750 человек.

В-третьих, в стандартном варианте «Анадырь» имел ангар для двух вертолётов Ка-27. И огромную плоскую грузовую палубу. Корабль по факту больше всего соответствовал тому, что на Западе называют Landing ship dock – десантный корабль-док. Кормовая рампа вполне позволяла сгружать технику на воду, как у десантного корабля, а вместо лихтеров вполне могли быть и другие плавсредства. Отличий от десантного корабля по большому счёту просто не было.



Для того чтобы задействовать «Анадырь» в десантной операции, ему не нужны были никакие доработки – вообще никакие. А будь у советской морской пехоты мореходный БТР – аналог американского LVTP-7, то с «Анадыря», используя эти машины, вполне можно было бы провести ту самую загоризонтную высадку, такую же, которую американцы готовятся проводить со своих УДК. Минусом был только маленький ангар, но и тут у нас есть исторический прецедент, правда, не отечественный.



Это «Контендер бизэнт». Одно из мобилизованных транспортных судов, которое британцы использовали на Фолклендах. Плоская грузовая палуба покрыта настилом и превращена в полётную, а из контейнеров смонтирован ангар для вертолётов «Чинук». Этот корабль не использовался как десантный, но нам важен принцип. Если предположить, что мы используем некий аналог «Анадыря» в качестве ДВКД, и нам надо разместить на нём больше вертолётов, то к постоянному ангару вполне можно пристроить легкий быстровозводимый и дополнить два вертолёта в постоянном ангаре шестью или восемью во временном.

Если мы высаживаем батальон МП, и если обстановка требует высадить часть сил в виде воздушного десанта, то нам надо поднять минимум роту на вертолётах. А это восемь Ка-29 или неких гипотетических транспортных машин на базе Ка-32. Ещё неплохо бы иметь два-четыре ударных Ка-52К для прикрытия десанта. На таком огромном корабле, как «Анадырь», их вполне возможно разместить.

С другой стороны, если воздушный десант не нужен или невозможен, то все вертолёты на борту могут быть ударными. Или, если планируется, что сопротивления не будет (ну мало ли), то можно ограничиться парой санитарных и вообще не возводить никакой дополнительный ангар.

Более того. Если оборудовать корабль подъёмником для тяжелой техники, то теперь можно размещать вертолёты и внутри, на нижней грузовой палубе, наращивая их число до десятков. Это позволит высаживать с воздуха сразу десантно-штурмовой батальон, и обеспечивать его действия поддержкой ударных вертолётов.

Либо, в альтернативном варианте — использовать верхнюю грузовую палубу для размещения наземной техники, так же, как и нижнюю, спуская бронемашины и грузовики вниз, и выкатывая их оттуда наружу.

При необходимости такой корабль становится очень удобной и многофункциональной базой для спецопераций, он может присутствовать в любой точке мирового океана, нести на борту спецназ, вертолёты, лодки и катера, БПЛА, контейнерные системы оружия (крылатые или противокорабельные ракеты) и большой запас материально-технических средств. Его можно использовать как мобильную базу противолодочной авиации где-нибудь в Охотском море, например, и базировать на нём противолодочные вертолёты.

Но самое главное – вне периодов использования в боевых операциях, это просто транспорт, который используется как транспорт, для перевозок. Министерство обороны, как известно, закупило для снабжения группировки в Сирии большое количество судов разных типов. Раз МО всё равно приходится покупать транспортные суда, то почему бы не купить такое судно? Да, оно неэффективно по сравнению с судами, специально построенными для коммерческого применения, но, в конце концов, от военных не требуется конкурировать по эффективности с гражданскими перевозчиками. И уж точно, такой корабль был бы куда эффективнее как транспорт в том же «сирийском экспрессе» — в верхней грузовой палубе вполне могут быть с одной стороны широкие крышки (у «Анадыря» они были), чтобы сверху грузить туда грузы кранами, с другой, отверстия под контейнерные замки, чтобы, загрузив трюм, поставить сверху ещё и штабеля с контейнерами.

Но нам ведь обязательно нужна док-камера. Ведь без неё внутри корабля не разместить крупный десантный катер или несколько, а без них первая волна десанта не получит танки и инженерную технику. А док-камера будет мешать работе по перевозкам грузов.

На этот случай можно предусмотреть съёмный настил или понтон, который выравнивал бы пол док-камеры с десантно-грузовой палубой. Ещё можно предусмотреть бортовой лацпорт для погрузки-выгрузки техники при швартовке бортом к причалу.

Таким образом, вложив деньги в быстроходный транспорт подобной конструкции, ВМФ ничего не теряет – ему всё равно нужны транспортные суда как для участия в войнах по типу сирийской, так и для обеспечения повседневной деятельности. Их всё равно покупать. А купив такой корабль, ВМФ получает ещё и крупный ДКД/ДВКД «по совместительству» и снимает потребность в постройке специализированных кораблей такого класса. В «сирийском экспрессе» подобный транспорт был бы полезнее всего, что в нём сейчас используется. А в десантной операции – куда эффективнее, чем пресловутый «Мистраль» (при наличии на борту соответствующих систем управления войсками и медблока с персоналом).

Сколько таких кораблей необходимо? По минимуму один на каждый флот, кроме Балтийского, чтобы можно было осуществить высадку минимум одной батальонной боевой группы.

Предпочтительнее – хотя бы по два. В идеале, по числу батальонов в бригаде МП, подчинённой флоту. Тогда вопросы высадки войск вообще снимутся полностью, но это, скорее всего, окажется нереально экономически. Балтийский флот стоит исключить в связи с тем, что все страны в регионе или подчёркнуто нейтральны или входят в НАТО и наступательная операция такого масштаба против них это пока фантастика, да и не переживёт такой корабль первых часов большой войны в Европе. А вот для ЧФ, ТОФ, и СФ наличие подобных кораблей обязательно.

Таким образом, ВМФ необходимо «от трёх» универсальных транспортов-доков, которые должны быть приспособлены к использованию и в качестве десантных.

Но, как уже было сказано, экономически посадить на такие транспорта всю морскую пехоту не получится. Чем высаживать вторые эшелоны? Что будет являться «десантным кораблём мирного времени» на учениях? Чем высаживать, при необходимости, морскую пехоту на Балтике? Первое время, это вполне могут быть имеющиеся БДК. Во-первых, при наличии мореходного БТР или БММП, БДК, имеющий кормовой лацпорт, может высадить эту технику на воду где угодно. Фактически, при наличии мореходного БТР или БММП, загоризонтная высадка становится возможна даже с БДК – просто без воздушного десанта и без танков в первой волне. Но для воздушного десанта у нас будут описанные выше десантные транспорта, да и вариант с парашютным десантированием с самолётов исключать не стоит, он просто перестанет быть единственным вариантом, и станет одним из возможных.

Так что, получается, что параллельно с транспортами надо строить «классические» БДК? Нет.

БДК нужно использовать, пока возможно, до их списания, а вот на замену им должно прийти кое-что другое.

Необходимо возродить исчезнувший ныне класс Средних десантных кораблей – СДК. И если высадка передового эшелона, как и гипотетические экспедиционные действия, у нас ложатся на десантные транспорты, то усиление морского десанта первого эшелона, высадка вторых эшелонов и десантные операции в условиях слабого или отсутствующего сопротивления должны проводиться средними десантными кораблями.

Это решение кажется парадоксальным, но только на первый взгляд. Рассмотрим сначала то, какими должны быть новые СДК и почему, а уже потом разберёмся, какие преимущества таит в себе этот класса кораблей.

СДК – априори небольшой корабль. А значит, дешёвый по сравнению с БДК. Массовый. Его можно строить сразу на всех судостроительных заводах. При поражении такого корабля потери намного меньше, чем в случае полтора раза большего БДК. В настоящее время АО «Рособоронэкспорт» предлагает покупателям СДК проекта 21810. Одной из особенностей этого корабля является то, что он может проходить по внутренним водным путям. БДК не обладают такой возможностью.

Что значит для десантных сил возможность переброски кораблей с театра на театр? То, что их можно строить ограниченными сериями, если финансирование тоже будет ограниченно. Тогда стране достаточно иметь нужное для высадки одной бригады морской пехоты количество кораблей сразу на три потенциальных ТВД – Север, Балтику и Чёрное море. Гипотетически и на Каспий. То есть малые размеры СДК дают возможность экономить на количестве кораблей, по крайней мере первое время. Конечно, подобный манёвр непрост даже в мирных условиях. Зимой он потребует ледокольной проводки и серьёзного инженерного обеспечения, хотя бы потому, что лёд на некоторых реках речному ледоколу не взломать, его надо предварительно взрывать. Но с относительно небольшими кораблями это по крайней мере, становится в принципе осуществимо. С БДК это невозможно сделать абсолютно.

И также невозможно использовать БДК в речных десантных операциях. А это тоже может понадобиться, по крайней мере в прошлой Войне – понадобилось, вспомним хотя бы Тулоксинскую десантную операцию.

Чем должны быть ограничены размеры СДК? Шлюзами на внутренних водных путях, высотами пролётов мостов над ними и глубинами рек. В рамках этих ограничений необходим максимально возможный размер, но не превышающий этих ограничений. Естественно, что СДК должен иметь ГЭУ на базе дизельных двигателей, видимо, производства Коломенского завода. Оружие, которым оснащён корабль, стоит минимизировать. Пушка 76-мм, АК-630М, ПЗРК управляемые членами экипажа, и один дальнобойный ПТРК для поражения точечных целей на берегу и на воде.

Но, и это важно, не стоит делать наш новый СДК похожим на старые. Наш корабль должен быть совсем другим.

Относительно недавно заинтересованным наблюдателям был продемонстрирован проект десантного корабля, созданного по концепции stern landing vessel, что примерно может быть переведено как «десантный корабль с кормовой высадкой».

Особенность концепции в том, что у данного десантного корабля нет носовых ворот, и при подходе к берегу кораблю приходится разворачиваться и выгружать технику на берег с помощью кормовой аппарели. У такого решения есть ряд минусов. Во-первых, требуется обеспечить работоспособность и выживаемость винто-рулевой группы при таком виде манёвра. Во вторых, разворот это всё же опасный манёвр в условиях, когда вокруг полно других кораблей, которые тоже разворачиваются. В третьих, командирам кораблей нельзя «проспать» момент, когда надо приступить к манёвру, иначе его, возможно, придётся выполнять под огнём.

Но есть и плюсы. Они хорошо показаны вот в этом видео.


Stern landing vessel

Кратко перечислим преимущества схемы.

Во-первых, такой корабль мореходнее. Во-вторых, он технически проще – нет ворот и механизма их открывания, нет ослабленной зоны в носу корпуса. В третьих, нет риска вышибания створок ворот при слеминге. Из –за этой опасности иногда десантным кораблям приходится ходить галсами, чтобы быть под углом к волне, тут этой проблемы априори нет. В четвёртых, если такой корабль участвует в высадке первой волны десанта, то выпуск амфибийной бронетехники им в любом случае осуществляется через кормовую аппарель, и наличие ворот в носу просто не требуется. В-пятых, корабль меньшего размера более «выгоден» при десанте в порт просто в силу лучшей манёвренности и меньшей требовательности к размерам и расположению причалов. В-шестых, такая компоновка позволяет оборудовать достаточно большую вертолётную площадку на каждом СДК, что упрощает взлёты и посадки с него.

Зачем нужна вертолётная площадка? Во-первых, и с СДК могут стартовать вертолёты. Просто на них нет и не должно быть ангара, но при тактических десантах на небольшую дальность от линии фронта, вертолёты могут просто полдня постоять пришвартованные на палубе. Во-вторых, такие СДК могут быть использованы как «точки подскока» — вертолёт, прилетевший «со своего» берега может сесть на палубу этого корабля, заправиться, и продолжить боевой вылет. Такая схема позволяет использовать боевые вертолёты берегового базирования на боевом радиусе в многие сотни километров, более пятисот для большинства типов вертолётов. В другой ситуации на плоской палубе может быть установлен модульный ЗРК или ЗРК в автономном модуле, расположены дополнительные грузы и т.д. Всех этих преимуществ небольшой десантный корабль традиционной архитектуры лишен почти полностью. В крайнем случае, площадка для вертолёта там будет, но крайне стеснённая и опасная.

Для десантов в порты корабль должен иметь возможность выпустить пеших бойцов со стороны любого из бортов.

Сколько необходимо таких кораблей? Если крупный десантный транспорт, описанный выше, должен высаживать батальон, то логично предположить, что все оставшиеся батальоны МП на каждом из флотов должны высаживать вот такие СДК (мы не знаем, какими будут штаты морской пехоты при принятии на вооружение БММП и как штаты МП и вместимость СДК будут приводиться в соответствие, поэтому цифры примерные). Тогда при наличии одного транспорта, надо будет ещё около тридцати СДК на бригаду. Это много, но, маленькие корабли дают нам возможность не строить по столько на каждый флот, а иметь на ЧФ, СФ, БФ и в Каспийской флотилии по одной бригаде из шести-восьми кораблей, и концентрировать их вместе для проведения десантных операций каждого из флотов, перегоняя корабли по внутренним водным путям. В плохом варианте, когда переход был сорван противником, или когда не хватило времени на него, любой из флотов, с бригадой СДК, с катерами и десантным транспортом, а также военно-транспортными самолётами, сможет высадить как минимум трёх батальонный десант, что уже намного лучше, чем сейчас.

Стоит заметить, что из-за хорошей мореходности, СДК можно будет использовать на большом удалении от своей территории. Особняком стоит ТОФ, но там можно иметь два транспорта, один батальон МП использовать как парашютный и тогда надо будет иметь около 20 СДК, чтобы можно было высадить всю морскую пехоту Тихоокеанского флота в одной операции. При этом, простота и малые размеры кораблей гарантируют возможность их строительства в нужном количестве, причём быстрого, а малый экипаж, дизельная ГЭУ на базе проверенных и освоенных агрегатов, и та же простота конструкции гарантируют небольшие расходы на эксплуатацию. И, конечно, в транспортных перевозках такие корабли тоже можно использовать, как и в роли минных и сетевых заградителей.

Остаётся обеспечить десанту возможности по защите от морских мин, и по артиллерийской поддержке с моря. Но это уже должны делать надводные корабли, не входящие в десантные силы, фрегаты, корветы и тральщики. Хотя возможно, стоило бы проработать дополнительно создание некоего предельно простого артиллерийского корабля, вооружённого парой 130 мм пушек в двух башенных установках, РСЗО большой дальности, ПТРК для поражения точечных целей и обязательно РЛС артиллерийской разведки, позволяющей вести борьбу с наземной артиллерией противника. Такой корабль также должен проходить по внутренним водным путям, и быть максимально простым. По сути речь идёт о реинкарнации канонерской лодки.

Естественно, что много их не будет. Вполне возможно, что три-четыре таких корабля на каждый из флотов окажется более, чем достаточно. Что тоже вполне по силам нашему военному бюджету.

Таким образом, проявив нестандартный подход, становится возможным воссоздание в российском флоте десантных сил, с которыми придётся считаться любому потенциальному противнику.

Конечно, и сама морская пехота должна будет преобразиться. Штаты придётся адаптировать к реалиям корабельного состава, с БТР, БМП и вооружённых МТЛБ морпехи должны будут пересесть на специальные десантные машины, способные идти по высокой волне. Для экономии денежных средств, можно вступить в партнёрство с Турцией, которая в следующем, 2019-м году планирует показать свою версию LVTP-7.



Хотя проект «Омсктрансмаша», упомянутый в прошлой статье, выглядит намного предпочтительнее, но бюджет не резиновый.

Понадобятся танкодесантные катера, которые можно было бы загрузить танками внутри десантного транспорта. Причём, размеры катеров должны позволять танкам заезжать на них с противоминными тралами. Это обязательное условие.

Кратко перечислим то, каким заделом располагает Россия сейчас, для того, чтобы можно было приступить к реализации проекта по восстановлению десантных возможностей:

— Есть необходимые дизели.
— Есть всё необходимое радиотехническое и радиоэлектронное вооружение для кораблей, а также оружие для них.
— Есть документация на БМТВ «Анадырь».
— Есть судопром, способный вот именно такие технически не сложные вещи делать вполне быстро.
— Есть прекрасный морской ударный вертолёт – Ка-52К.
— Есть подходящая базовая платформа для создания десантного вертолёта – Ка-32. Несколько специальных десантных Ка-29 также имеются в наличии.
— Есть проект БММП от «Омсктрансмаша»
— Есть возможность скооперироваться с турками, или, в крайнем случае, купить мореходную БМП у китайцев. Это позволит серьёзно сэкономить время.
— Есть отличная морская пехота.
— Есть небольшое количество кораблей, способных составить «костяк» второй линии, пока всё разворачивается.

Этого более чем достаточно.

Исторический опыт говорит нам о том, что, во-первых, при отражении агрессии против нашей страны способность проводить десантные операции является критически важной, и, во-вторых, о том, что без высадки на вражеский берег победить «отгороженного» от нас морем противника нереально. В предельно хаотических и непредсказуемых двадцатых годах этого века нам стоит быть готовыми и к тому, и к другому.

Тем более что это не так уж и дорого стоит.
Автор:
Александр Тимохин
Использованы фотографии:
ВМС США, forums.airbase.ru, Janes, В.Кузин и В.Никольский
Статьи из этой серии:
Десант без кораблей. ВМФ не в состоянии проводить масштабные десантные операции
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

113 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.

Уже зарегистрированы? Войти