Домик в Ростове. Не для Януковича. Для Макрона

Франция, как известно, страна великих революционных традиций. А французский бунт хоть и кажется осмысленным, беспощаден ничуть не меньше нашего. И когда мы смотрим новости из этой страны, бунтующие арабы, закидывающие камнями полицию, никого уже не удивляют. Но все-таки был какой-то осадочек, чего-то словно не хватало, все было как-то пресно и слишком «под старину» — то есть причины протеста казались какими-то неочевидными: цены на топливо, налоги…

Но вот, кажется, дождались: министр внутренних дел Франции Кристоф Кастанер обвинил российские спецслужбы в провокации насилия во время беспорядков. И сразу как-то потеплело на душе – а ведь можем ещё, не дремлет русская охранка!


А если серьезно, обратите внимание на тонкость подачи: нас не обвинили в организации беспорядков, потому что это было бы слишком нелепо, а намекнули, что российские спецслужбы воспользовались сложившейся ситуацией и стали провоцировать насилие, таким образом раздувая конфликт. Что ж, надо признать, очень умно: во всяком случае, это неплохой способ прикрыть собственную некомпетентность министра внутренних дел Франции и свалить свои недоработки на кого-то другого. Тут даже появились сомнения, действительно ли господин Кристоф Кастанер так не любит Россию, или просто воспользовался случаем. Ничего личного, как говорится, только служба…



Но для сомневающихся ещё один штришок, чуть менее очевидный: в подстрекательстве к беспорядкам обвинили и Марин Ле Пен. Причем обвинитель все тот же – глава МВД Франции. И суть обвинений схожая: дескать, группы радикалов, наслушавшихся призывов главы французского «Национального фронта», устраивали беспорядки в Париже и даже планировали нападения на государственные учреждения.

Тонкость в том, что госпожа Ле Пен не скрывает своих симпатий к России и Путину и многими воспринимается едва ли не как русский агент влияния. Во всяком случае, программа очернения этого политика такой пункт содержит, и многие французские СМИ подобных обвинений не стесняются. Поэтому мостик, перекинутый от Ле Пен к вмешательству российских спецслужб, где-то даже логичен и хорошо замотивирован.

Вообще, акции протеста, проходящие сейчас по всей Франции, стали уже крупнейшим подобным событием с 2005 года, когда по всей стране прокатились беспорядки, организованные выходцами из арабских (и других мусульманских) стран. Сейчас масштаб чуть-чуть поменьше, но все-таки речь идет об общенациональных протестах, масштабы которых почти неизвестны остальной Европе. В ход идет все: от перекрытия дорог водителями грузовиков, протестующими против повышения стоимости топлива, до нападений на полицейские участки и другие государственные объекты. Нашелся даже не вполне адекватный гражданин, с гранатой в руках требующий личной встречи с Макроном – в общем, накал страстей на грани настоящего взрыва.



Некоторые наблюдатели поспешили провести параллели между Францией и другими странами, попавшими в жернова проспонсированных американцами «цветных революций». И надо признать, что такие параллели действительно есть.

Прежде всего протестующими активно используется механизм соцсетей и мессенджеров для организации массовых беспорядков. Оперативность и организованность таких якобы стихийных протестов наводят на мысль, что люди, занимающиеся этим, прошли какую-то подготовку.

Также протестующие используют стихийно (может быть) возникший символ протеста: желтые светоотражающие жилеты. Совершенно обычные, использующиеся хоть дорожными рабочими, хоть детьми. Протестующих уже так и называют: «желтые жилеты». Сравните это, например, с желтыми зонтами, которые использовались протестующими в Гонконге. Тоже очень простой, доступный и непредосудительный символ, позволяющий легко отделять своих от чужих.

Однако есть одно существенное отличие: опыт предыдущих «цветных революций» показывает, что максимально успешны они в тех случаях, когда усилия протестующих сосредоточены в столице страны. Так было во время «арабской весны» в странах Северной Африки, в Грузии, на Украине… Во Франции же у протестующих пока не получается перенести основную активность в Париж. И весьма вероятно, что причина именно в отсутствии у протестующих общего штаба, базирующегося где-нибудь за океаном.

В то же время основания думать, что Макрон сильно разозлил Вашингтон, все-таки есть. И прежде всего это его готовность инициировать процесс создания единой европейской армии, готовой защищать Европу «от России, Китая и даже США». Опасность для США подобной инициативы я разбирал в другой статье, поэтому скажу лишь, что для Вашингтона это геополитическая бомба, сравнимая с нападением на Перл-Харбор. И основания для того, чтобы как следует припугнуть Макрона, у Вашингтона самые серьезные.

Возможно, именно в этом и кроется ответ на некоторые несуразности происходящего. Добиваться отставки Макрона и бросать Францию хоть и во временный, но все-таки хаос, американская администрация пока, вероятно, считает контрпродуктивным. Но заставить президента Франции почувствовать американскую хватку и одуматься, не доводя дело до серьезных эксцессов – задача вполне в духе рациональных англосаксов.


Нужно понимать ещё и то, что подобные события впервые происходят в уважаемой европейской стране, одном из важных членов блока НАТО, европейском военном и экономическом гиганте. Наверное, можно вытереть ноги о её гордость, но французы вряд ли такое забудут и простят. Да и урок остальной Европе будет такой, что последствия могут оказаться самыми неприятными. А значит, щадящий вариант протестов действительно выглядит на данном этапе более предпочтительным.

В то же время французские президенты пересидели уже не один бунт: хоть студенческий, хоть мигрантский. Поэтому сложно поверить, что Эммануэль Макрон быстро сдастся на милость победителя. А значит, весьма вероятны и взвинчивание ставок, и дальнейшая эскалация протестов.

Наверное, переоценивать вероятность перерастания протестов во Франции в настоящую «цветную революцию» все-таки не стоит. И Макрон уже сделал определенные шаги навстречу протестующим, пообещав другую систему налогообложения для ТЭК и снижение роли АЭС в энергетическом балансе страны. И протестующие, как ни крути, все-таки французы: придут в Европу первые серьезные холода, и протесты быстренько «замерзнут».

Важно то, какие выводы из происходящего сделает сам Макрон. Будет ли он адекватен в оценке происходящего, или поверит главе своего МИД, рассказывающего про русские спецслужбы.

Ну а мы будем сидеть на берегу и ждать, когда мимо нас проплывет труп НАТО. Потому что трещины, идущие по напомаженному лицу старушки-Европы, шансов на другой исход почти не оставляют…

А домик в Ростове Макрону лучше бы присмотреть. На всякий случай. Гильотину, в конце концов, изобрели во Франции...
Автор:
Виктор Кузовков
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

9 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти