Когда люди думают головой. Пример правильного океанского патрульного корабля

Шутка насчёт чего-то у здорового человека и того же самого у курильщика становится неожиданно ёмкой метафорой, когда речь заходит о патрульных кораблях. О том, как выглядит «патрульный корабль курильщика», уже было сказано ранее. Теперь, в рамках детального изучения чужого опыта, имеет смысл посмотреть вблизи на «патрульный корабль здорового человека». Для сравнения.




Речь в данном случае пойдёт о корабле Береговой охраны США класса «Legend». Это класс самых крупных кораблей на службе у этой структуры.

История этих патрульных кораблей началась ещё в 90-х годах, когда командование Береговой охраны пришло к выводу о бесперспективности имеющегося на вооружении корабельного и авиационного парка. Надо сказать, что победа в холодной войне далась американцам непросто, в том числе и на море. Пока Советский Союз не рухнул, Береговой охране приходилось довольствоваться весьма жалким по сравнению с ВМС финансированием. Согласно сделанной в 1993 году оценке, 207 летательных аппаратов и 93 корабля не соответствовали изменившимся угрозам, были физически изношены, имели высокую стоимость эксплуатации из-за постоянных поломок и, как следствие, должны были быть заменены. К 1998-му году Береговая охрана окончательно определилась со своими нуждами, и разослала заинтересованным компаниям запрос котировок, касающийся новой техники.

Не будем вдаваться в детали, но в 2002-м году консорциум «Integrated Coast Guard Systems LLC» (ООО «Интегрированные системы Береговой охраны»), порождение «Нортроп Грумман» и «Локхид Мартин», подписал с Береговой охраной контракт на 20 лет, стоимостью в 17 миллиардов долларов. В 2005 году контракт был пересмотрен, с учётом новых требований к Береговой охране, которые проистекали из развязываемых США войн в рамках так называемой «Борьбы с террором», его стоимость выросла до 24 миллиардов, а срок исполнения увеличился до 25 лет. Программа получила в конце концов имя «Integrated deepwater system program» («Программа интегрированных систем для «глубоких вод» — так в БОХР США называют зоны проведения операций, лежащие далее 50 морских миль от берегов США), или просто «Deepwater program».

Новый патрульный корабль дальнего действия был одним из ключевых пунктов этой программы.

Первый набор требований к новому кораблю был сформирован в 2002-м, а в 2004-м расширен и окончательно заморожен. Уже через год, первый корабль – «Bertholf» («Бертолф») был заложен на верфи компании «Ingalls Shipbiuilding» («Инголлс Шипбилдинг»), в штате Миссисипи.

Корабли строились быстро. «Бертолф» был спущен на воду через полтора года после закладки, а вступил в строй летом 2008-го. Остальные корабли серии строились примерно также быстро, Срок от закладки до спуска на воду ни разу не превысил два года, а полный срок постройки и сдачи – от закладки до вступления в строй ни разу не дошёл до четырёх лет, обычно оставаясь в пределах трёх лет и нескольких месяцев.

В настоящий момент уже построено и принято на вооружение Береговой охраны семь кораблей – уже упоминавшийся «Бертолф», «Waesche» («Уэйши»), «Stratton» («Стрэттон»), «Hamilton» («Хэмилтон»), «James» («Джеймс»), «Munro» («Манроу»), и «Kimball» («Кимбэлл»).

В постройке ещё два – «Midgett» («Миджетт) и «Stone» («Стоун»). И ещё пара кораблей, ещё не имеющих имён в заказе. При этом серию возможно увеличат.

Корабли поначалу имели проблемы. Так, на трёх первых кораблях серии потом пришлось усиливать корпус, а «Стрэттон» ещё и имел проблемы с коррозией и течью, которые тоже пришлось устранять. Кроме того, в 2018 году компания «Локхид» стала фигурантом судебного процесса за сокрытие факта неработоспособности части связного оборудования, поставленного Заказчику в рамках программы – оборудование не могло вести одновременную отправку и приём сигналов одновременно на разных частотах, хотя это предусматривалось контрактом. «Локхид» всё исправил и заплатил 2,2 миллиарда долларов штрафа. Забавным образом, потери корпорации на ремонт связного оборудования и сумма штрафа оказались одинаковыми.

Согласно открытой информации, все технические проблемы на кораблях в настоящее время устранены.

Корабль изначально задумывался двойного назначения, и таким и был создан. Конструкция, меры по обеспечению живучести, прочность корпуса и резервирование систем на корабле в основном соответствует стандартам ВМС США, то есть по прочности и живучести корабль соответствует боевым кораблям почти полностью. В качестве материалов надстройки и корпуса применяется только сталь. Приняты меры по снижению эффективной площади рассеяния и заметности корабля в радиолокационном диапазоне.

Изначально, планировалось, что в условиях низкого риска (противник плохо вооружён и обучен, имеет небольшое количество патрульных прибрежных судов, и считанные единицы противокорабельных ракет), корабль сможет выполнять большинство свойственных Береговой охране США операций и успешно отбивать атаки против себя. К операциям в условиях низкого риска относятся: самооборона и защита вверенных акваторий, объектов и территорий на театре военных действий, конвоирование судов, защита портов, перехват судов в море. В условиях среднего риска (противник имеет на вооружении противокорабельные ракеты, некоторое количество самолётов и подлодок, имеет сеть радиолокационных станций и контролирует ими прибрежную зону), кораблю вменяется быть способным осуществлять действия по самообороне, вести огонь по берегу и осуществлять эвакуацию некомбатантов. В условиях высокого риска, где есть шансы подвергнуться атаке противника с развитыми и боеспособными вооружёнными силами, корабль, в базовом варианте действовать не может и не должен. При этом, в случае наступления «чрезвычайных обстоятельств», корабль должен иметь возможность действовать совместно с кораблями ВМС США с помощью системы передачи тактических данных Link-11, которой он оснащён.


Корабль имеет системы передачи данных, полностью совместимые с таковыми у кораблей ВМС США и может действовать с ними в единой АСУ.

Корабль оснащён:

— РЛС управления огнём артиллерии AN/SPQ-9A (8-10 Ггц, дальность до 20 морских миль, ограниченно способна обнаруживать воздушные цели на малой высоте).

— РЛС обнаружения надводных целей и навигации AN/SPS-73 (см диапазон).

— РЛС обнаружения воздушных и надводных целей 3D TRS-16 AN/SPS-75.

— Системой РЭБ AN/SLQ-32.

— Оптико-электронной прицельной системой Mk.46 на первых четырёх кораблях, и Оптико-электронной/инфракрасной прицельной системой Mk.20 на всех, начиная с пятого.
— Системами гос.распознавания и навигации.

— Защитой экипажа от оружия массового поражения – радиационной, химической и биологической.

— Системой предупреждения о радиолокационном облучении.

— Системами помех SRBOC и NULKA.

Первоначально планировалось, что корабли будут иметь возможность установки противодиверсионных и противоминных ГАС когда-то в будущем, на случай войны, однако рост террористической угрозы вынудил США начать программу модернизации кораблей, с кодовым название RESCUE 21 («Спасение 21»). Согласно этой программе, корабли получат системы передачи данных, позволяющие осуществлять обмен тактической информацией с начальниками морских портов, ГАС, способная искать мины и боевых пловцов будет установлена на каждый корабль, все пулемёты заменяются на дистанционно-управляемые, а их прицельные комплексы интегрируются в корабельную БИУС, и стрельба из пулемётов сможет производиться по наведению как РЛС, так и оптико-электронных систем корабля. По мнению авторов программы модернизации, наличие ГАС поможет бороться с террористической угрозой в портах, а автоматизация наведения пулемётов – отстреливать лодки со смертниками, идущими на корабль, в том числе с разных направлений одновременно. Часть кораблей уже модернизирована.

В базовом варианте оружием корабля являются: 57-мм автоматическая пушка Bofors Mk.110, с темпом стрельбы до 220 выстрелов в минуту. Пушка имеет в боекомплекте снаряды с программируемым подрывом, и может применяться против воздушных, надводных и ограниченно наземных целей. Также корабль вооружён 20-мм зенитным артиллерийским комплексом «Фаланкс», артиллерийская установка которого установлена на крыше вертолётного ангара. Помимо этого корабль вооружён четырьмя пулемётами калибра 0,50 (12,7 мм) и парой пулемётов калибра 7,62 мм.

Однако это оружие мирного времени. На случай участия в боевых действиях совместно с ВМС США, конструктивно предусмотрена быстрая замена установки «Фаланкс» на ПУ ракет RIM-116. Также корабль может быть очень быстро оснащён ПУ противокорабельных ракет (за кормой над слипом), и, согласно открытым источникам «средствам минной войны». Указывается, что для этого на корабле предусмотрены и соответствующие места, и необходимое электропитание.

Авиационное вооружение корабля в типовом варианте представляет собой один многоцелевой вертолёт. Однако, ангаров на корабле два, и при проведении антитеррористических операций предусматривается наличие на борту двух вертолётов.

Когда люди думают головой. Пример правильного океанского патрульного корабля


На корабле имеется достаточно места, для размещение отряда спецназа и различного дополнительного персонала, равно как и спасённых заложников.

В ближайшем будущем типовым авиационным вооружением будет один вертолёт и два вертикально взлетающих БПЛА.

Позади взлётно-посадочной площадки, на корабле оборудована зона спуска-приёма катеров, состоящая из палубы, на которой расположены краны и катер малой дальности (опционально – два), и слипа в центре палубы, с которого осуществляется спуск на воду и приёмка катера большой дальности. Спуск катера со слипа и его заход обратно допускается на ходу.


Ещё одна маленькая лодка находится на спуско-подъёмном устройстве справа по борту около газоходов ГЭУ.

Береговая охрана США действует без наличия баз по всему миру, автономно, и поэтому корабль может находиться в море длительное время. Нормальный запас продуктов на корабле обеспечивает автономность до шестидесяти дней, а в перегрузочном варианте и до девяноста. Запас хода с экономической скоростью составляет 12000 морских миль. Полное водоизмещение корабля в «военном» варианте – 4600 тонн. Максимальная скорость – 28 узлов.

Экономический ход кораблю обеспечивают два дизеля MTU 20V 1163, мощностью по 9 900 л.с. каждый, а форсажный ход – газотурбинная установка с ГТД General Electric LM2500, мощностью 30 000 л.с. аналогичная базовой турбине на кораблях ВМС США.

Корабли активно используются для выполнения задач по борьбе с наркотрафиком в Карибском бассейне, контрабандой, охране морских границ США, пресечению морского браконьерства и демонстрации флага в потенциальных «горячих точках», например в Южно-Китайском море, вблизи границы между территориальными водами Южной Кореи и КНДР, в Японском море. Не забывают американцы и о нашей стране – как минимум один корабль регулярно находится на боевом патрулировании в Беринговом море, и периодически, когда позволяет ледовая обстановка, осуществляет заходы в Арктику.



Также экипажи регулярно участвуют в совместных с ВМС США учениях по ведению боевых действий, на которых отрабатывают полноценные боевые задачи, которые могут встать перед кораблём в ходе реальной войны, включая ведение огня по надводным, воздушным и береговым целям, охрану конвоев, высадку спецподразделений, оборону военно-морских баз и портов от диверсантов, борьбу с минами.

По всем признакам, боеготовность экипажей Береговой охраны в самом плохом для них случае не ниже, чем у экипажей кораблей ВМС США, а скорее всего (особенно в последнее время) – выше.

Конечно, Америка – богатая страна, и может позволить себе в принципе всё. Однако, надо признать, что подобные, и даже тяжелее вооружённые (хотя, видимо, уступающие по радиоэлектронному и радиотехническому вооружению, и существенно – по водоизмещению) корабли есть, например, у Венесуэлы, которую к богатым странам нельзя было отнести никогда.

Со стороны ВМФ РФ строительство патрульных кораблей проекта 22160 было и остаётся глупостью невиданных масштабов, причём обусловленной материальной заинтересованностью отдельных участников этой афёры. Но уж если бы реально надо было их строить, то стоило бы взять пример с американцев. Уж если у кого-то чему-то учиться, то хорошему. Почти всеми технологиями, необходимыми для постройки подобных кораблей, Россия располагает, пусть и на несколько уступающем технологическом уровне.

Но вместо этого у нас 22160.

Тем не менее, чёрные полосы не бывают вечными, и учиться у профессионалов чему-нибудь хорошему стоит уже сейчас.


Немного живописи. Картина Тома Фримена (Tom Freeman) «High Seas Interdiction». Главный герой — USCGC Hamilton (WMSL-753)
Автор:
Александр Тимохин
Использованы фотографии:
United States Coast Guard, Tom Freeman
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

288 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.

Уже зарегистрированы? Войти