Крейсер «Прут». Недолгая жизнь в русском флоте и возвращение в Турцию

Слуга двух господ. Командование флота, получив в своё распоряжение поднятый крейсер «Меджидие», сразу же решило ввести его в строй и как можно быстрее, так как нуждалось в кораблях данного класса на Черноморском ТВД. Более того, «Меджидие» решили не просто отремонтировать, но ещё и перевооружить. Уже в июне, т.е. сразу после поднятия корабля, его переименовали. «Меджидие» получил имя «Прут» в честь минного заградителя, затопленного командой у мыса Фиолент после попытки завладеть им экипажем немецкого линейного крейсера «Гёбен» в октябре 1915-го года.

Ремонт и новая жизнь


Бывший крейсер «Меджидие» сразу же поставили в док Российского общества пароходства и торговли. Уже 26 июня 1915-го года корабль под именем «Прут» был зачислен в списки Черноморского флота. Правда, на тот момент крейсер был более чем далёк от боеспособного состояния. Как раз тогда после обследования отсеков корабля и была найдена Сигнальная книга вражеского флота, ставшая ключом к шифрам радиограмм. Несмотря на длительное пребывание в морской воде, книга стала важнейшим источником информации для нашего Морского генштаба в Петрограде, куда её и отправили.


После первоначального обследования осушенных отсеков крейсера его отправили в Николаев на ремонт. В то же время связались с американской судостроительной компанией William Cramp & Sons, на верфях которой и возводился крейсер. Американские дельцы сразу согласились передать чертежи и прочую техническую документацию за соответствующую сумму. Документацию выкупили и приступили к ремонту.



Также корабль, как указано выше, был перевооружён. Всё старое вооружение было снято с бывшего «Меджидие». Учитывая, что орудийные замки были подняты со дна стараниями русских водолазов, снятые 120-мм турецкие орудия отправили в Одессу для усиления обороны города. Вместо них на корабль установили десять 130-мм корабельных орудий (Б-7) производства Обуховского сталелитейного завода.

В ноябре 1915-го года отремонтированный заново рождённый крейсер под именем «Прут» вышел в море на ходовые испытания. А в феврале следующего года «Прут» был введён в строй Черноморского флота Российской империи.

Снова в бой


Единственным боевым походом крейсера «Прут» стало его участие в Трапезундской десантной операции, точнее, в одном из её эпизодов. Так судьба связала боевую жизнь «Прута» с Новороссийском.

18 марта в Батуми на борту эсминца «Быстрый» состоялось совещание генерала Николая Николаевича Юденича, командующего Кавказской армией, и адмирала Андрея Августовича Эбергарда, командующий Черноморским флотом, на котором рассматривалось взаимодействие войск и флота в период вышеназванной операции. Общая задача десанта в район Ризе была сформулирована следующим образом: сосредоточив в Новороссийске транспорты и посадив на них силы десанта, перевести их в Ризе и, поддержав войска огнём, осуществить высадку. Силы десанта состояли из двух пластунских бригад по 7,5-8 тыс. человек каждая, двух артиллерийских дивизионов, двух санитарных отрядов и одной сапёрной роты, не считая лошадей, повозок, орудий и автомобилей.

Естественно, кроме транспортов были выделены весьма значительные силы прикрытия (к примеру, линкор «Императрица Екатерина Великая»), в которые в числе прочих входил и крейсер «Прут». Так как Новороссийск, несмотря на опустошительный обстрел 1914-го года, не усилили береговой артиллерией, на долю «Прута» выпала роль дозорного. В конце марта даже в условиях боры (северо-восточный ветер штормовой силы) крейсер находился в ночном дозоре у Новороссийского порта, прикрывая основные корабельные силы десанта в бухте, действуя в паре с крейсером «Алмаз» (бывшее посыльное судно и носитель гидросамолётов).

31-го марта крейсер вошёл в Цемесскую бухту, присоединившись к другим кораблям эскадры. Вскоре, вопреки практически полному отсутствию в Новороссийске необходимой для подобного сосредоточения войск и их погрузки на корабли инфраструктуры, транспортные суда и корабли прикрытия вышли в сторону Ризе.

В итоге начавшаяся 23 января Трапезундская операция успешно для наших войск и флота закончилась 5 апреля взятием черноморского турецкого порта Трапезунд (Трабзон). Армянское и греческое население города, подвергавшееся геноциду со стороны турок, встречало русских цветами как освободителей от османского ига. Был в этой победе и крошечный вклад «Прута».



Увы, но более в боевых походах крейсер не участвовал. После двухмесячного сидения на грунте с отчасти возвышающимся над водой корпусом днище было деформировано. Паровые машины тройного расширения, установленные на «Пруте», были не в самом лучшем состоянии. Но ещё хуже дело обстояло с паровыми котлами системы Никлосса. Было принято решение об их замене. Полный же ремонт планировали провести к 1917-му году.


Был заключён договор с английской фирмой Babcock & Wilcox (существует до сих пор) на поставку новых паровых котлов. В декабре 1916-го фирма даже успела отправить в Архангельск партию из 4 новых котлов. Но в феврале 1917 года грянула революция, разломавшая столетние устои. Кто бы тогда думал о доковом ремонте какого-то там трофейного крейсера!

Революция, «вернувшая» крейсер прежним владельцам


Вскоре начался слом Черноморского флота. Внезапно появившиеся украинские «патриоты» с недавно провозглашённым украинским правительством наводнили флот агитаторами и провокаторами. Экипажи и некоторые офицеры находились в полном замешательстве. Хаос продолжал набирать обороты. Над некоторыми кораблями был поднят украинский флаг, правда, реял он недолго. К тому же часть кораблей Черноморского флота ушла в Новороссийск. В конце 1917-м году крейсер «Прут» вошёл в состав Красного Черноморского флота.

Когда немецкие войска вошли на Украину в 1918-м году, их командование всеми возможными способами поддерживало самопровозглашённые украинские власти – от «самостийников» в рядах УНР до Украинской державы Павла Скоропадского. Осознав, что офицеры Черноморского флота скорее перетопят все свои корабли, нежели отдадут их Германии, немцы пошли на хитрый ход. Их представители заявили, что все корабли, перешедшие на сторону Украины, реквизированы не будут. Правда, и это слабо помогло. Но на «Пруте» снова висел украинский флаг.

Крейсер «Прут». Недолгая жизнь в русском флоте и возвращение в Турцию

"Меджидие" в составе турецкого флота в 30-е годы


Забавно, но сейчас это будоражит в крови майданных патриотов невиданный энтузиазм. Это даже приводят в пример верности украинской присяге, намекая, что не бежал сей крейсер в Новороссийск. Естественно, не бежал, учитывая его техническое состояние на тот момент, даже при всём желании «Прут» не мог «бежать» в Новороссийск. Правда, эти неприятные подробности принято не замечать.

Наконец, в мае 1918-го года германские войска захватили крейсер «Прут». Учитывая, что османы были союзниками немцев и входили в блок Центральных держав (Германская империя, Австро-Венгрия, Болгарское царство и Османская империя), «Прут» был им возвращён. Естественно, кораблю сразу же вернули имя «Меджидие».

Однако турки не успели порадоваться возвращению крейсера. Османская империя фактически рассыпалась как под внешними ударами, так и из-за внутренних политических распрей. 30 октября 1918-го года было подписано Мудросское перемирие между представителями Антанты и представителями турецкого султанского правительства. По сути, Османская империя была разрезана на части, а территория многих её регионов оккупирована. Поэтому «Меджидие» оказался интернирован в Мраморном море.

Разразилась война за независимость Турции, которая, несмотря на старые связи с Европой и в частности с Великобританией, никогда не рассматривалась западом чем-то иным, нежели ненасытным до земель тараном против России. Антанта в основном силами греческой армии старалась подавить всплеск турецкого стремления вновь обрести независимость. У Европы были свои планы на Малую Азию.


"Меджидие" в 40-х, незадолго до списания


Наконец, в 1923 году была провозглашена Турецкая Республика во главе с Мустафа Кемалем (Ататюрком). Крейсер «Меджидие» вернулся в руки турок. Естественно, он находился в плачевном состоянии. К тому же корабль устарел во всех возможных смыслах. Однако с 1925-го по 1927-ой годы крейсер проходил ремонт на судоверфи Gölcük Naval Shipyard в одноимённом городе Гёльджуке в Измитском заливе. Его заново перевооружили. Русские 130-мм орудия заменили на турецкие.

В каких-либо боевых походах корабль более участия не принимал. В 1940-м году крейсер, не имеющий уже никакой боевой ценности, переквалифицировали в учебное судно. Ещё долгих семь лет корабль, потерявший свою боевую квалификацию, числился в составе турецкого флота, но в 47-м его вывели «за скобки». Окончательно корпус бывшего крейсера разделали на металл в 1956-м году.
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

41 комментарий
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.

Уже зарегистрированы? Войти