Три отбитые атаки. Бой у деревни Балаи 3-го июня 1915 года

Рассматривая Пять боёв 202-го Горийского полка,мы остановились на том моменте, когда полк с честью вышел из тяжелого боя у Вульки Лосинецкой (см. «В гордом одиночестве». Бой у Вульки Лосинецкой в мае 1915 года). Ему предстояли еще более тяжелые испытания.




На новой позиции


После арьергардных боев под Рудой-Щутковой и Опакой, 2-й Кавказский армейский корпус 2 июня 1915 г. отошел к г. Любачеву (Галиция) и занял позиции восточнее города. Конница занимала Любачев.

Около полуночи 2-го июня 202-му пехотному Горийскому полку (в составе около 2000 штыков), укреплявшему позицию у дер. Млодов фронтом к Любачеву, было приказано передвинуться на 2 км севернее, занять западную опушку леса у дер. Балаи (по обе стороны железнодорожного полотна) и до рассвета укрепиться.


Н. В. Хенриксон


Командир полка Н. В. Хенриксон, приказав батальонам немедленно приготовиться к выступлению, выслал команду разведчиков, поставив ей задачу: пройти дозорами еле видневшийся в темноте и никем не занятый лес, войти в связь со стрелками 3-й Кавказской стрелковой бригады, левый фланг которой должен был быть у дер. Мокрицы (на правом берегу болотистой речки Солотвы, протекавшей севернее леса) и разведать подступы к опушке леса со стороны г. Любачев. На походе, получив от разведчиков донесение об установлении связи со стрелками, только что подошедшими к д. Мокрице, командир полка выслал 5-ю и 6-ю роты в сторожевое охранение по обе стороны железнодорожного полотна у придорожного креста и вместе с батальонными командирами выехал на рекогносцировку западной опушки леса.

Лес был строевой, расчищенный, с продольной просекой вдоль полотна железной дороги и двумя поперечными просеками. Опушка леса, южнее железнодорожного полотна, была окопана высоким валом, а у северо-западного угла леса расположена дер. Балаи. Местность впереди опушки южнее полотна была ровная, слегка спускающаяся к г. Любачеву, обстрел не стеснен, а местность севернее полотна местами болотистая и бугристая (в районе железнодорожной будки обстрел был стеснен этими буграми). Севернее леса болотистая долина речки Солотвы служила препятствием между лесом и участком 3-й Кавказской стрелковой бригады.

Правый берег р. Солотвы был командующим. Полку, подошедшему к юго-западному углу леса, было отдано следующее приказание: 4-му батальону с 2 пулеметами следовать к д. Балаи, занять ее и северную треть опушки леса и установить контакт с кавказскими стрелками; 1-му батальону с 2 пулеметами следовать к железнодорожной будке и занять среднюю часть опушки леса и бугры впереди него по обеим сторонам железнодорожного полотна, примыкая левым флангом к северному концу вала, ограждающего южную часть опушки леса; 3-му батальону с 2 пулеметами занять южную часть опушки леса, огражденную валом, связавшись влево с батальоном 201-го пехотного Потийского полка (которому было приказано занять позицию между лесом и дер. Млодов). Батальонам приказано сразу же после занятия своих участков укрепить позицию, а 4-му батальону — разобрать соломенные крыши изб и, кроме окопов западнее дер. Балаи, построить окопы 2-й линии восточнее деревни, непосредственно на опушке леса.

Ночь была так темна, что участки можно было найти лишь ощупью; кроме того, ориентированию мешал густой туман, поднявшийся над болотистой долиной р. Солотвы. Поэтому Н. В. Хенриксон, успевший уже до прихода полка ознакомиться с местностью, лично указал батальонам их участки, после чего проверил сторожевое охранение. Полковому резерву (2-й батальон) было приказано расположиться у пересечения второй поперечной просеки с железнодорожным полотном. Штабу полка — находиться у восточного конца этой просеки. Команде связи — установив центральную станцию у полкового штаба, тянуть провода со станциями к командирам батальонов и к штабу батальона 201-го пехотного Потийского полка. Связь со штабом дивизии была установлена командой связи штаба. Связь с 12-м кавказским стрелковым полком, вследствие недостатка провода, установлена не была (да и обязанность эта лежала на командире 12-го стрелкового полка).

К 6 часам 3-го июня укрепление позиции было закончено, и роты сторожевого охранения отошли в резерв.

Вскоре, после короткой перестрелки, спешенная конница очистила г. Любачев и отошла восточнее д. Млодов. Около 9 часов, немцы занявшие г. Любачев, открыли огонь по опушке леса — сначала легкими, а затем тяжелыми снарядами, постепенно перенося очереди в глубь леса. Бомбардировка продолжалась более 2 часов, при содействии аэропланов, кружившихся над лесом.

Вскоре немцы забросали снарядами штаб полка, вынужденный, вследствие потери нескольких людей и лошадей, переместиться ближе к резерву. Тем временем были замечены колонны немецкой пехоты, подходившие с юга к г. Любачеву и сосредоточившиеся в районе городских казарм. После передачи соответствующего донесения в штаб дивизии, батареи горийцев (артиллерия не входила в состав боевых участков; 3 легкая и гаубичная батареи были расположены северо-восточнее леса) столь удачно обстреляли противника, что было отчетливо видно беспорядочное бегство немцев по казарменному двору — в разные стороны неслись люди, всадники и запряжки.

Три отбитые атаки. Бой у деревни Балаи 3-го июня 1915 года

Русская артиллерия в Галиции



Первая атака


Около полудня немецкие цепи повели наступление от восточной окраины г. Любачева на участки 1 и 3 батальонов вдоль железнодорожного полотна и южнее последнего. Артиллерийский огонь значительно усилился. За первыми редкими цепями следовал ряд густых цепей, последовательно залегавших на пашне.



Батальонам было приказано встретить атаку выдержанным огнем, а артиллерии стрелять, главным образом, вдоль железнодорожного полотна, где (в рытвинах и высоком хлебе) было обнаружено наибольшее скопление немцев. Бомбардировка полкового участка тяжелыми и зажигательными снарядами достигла апогея: д. Балаи загорелась, деревья валились от разрыва фугасных бомб. Так как окопы впереди горевшей деревни застилались дымом, правофланговым ротам было разрешено, оставив наблюдателей в передних окопах, временно перейти в окопы 2-й линии и выждать окончания пожара.

Воспользовавшись этим огнем, немцы, силой около 3-х батальонов, двинулись густыми цепями, за которыми следовали поддержки в виде змеек.



В 800 — 1000 шагах от опушки леса противник был встречен столь сильным винтовочно-пулеметным огнем 1-го и 3-го батальонов и левофланговых рот 4-го батальона, что передние цепи не выдержали и хлынули назад. В это время горийские легкая и гаубичная батареи сосредоточенным и метким огнем ударили по задним цепям и поддержкам — и вся наступавшая масса германцев в беспорядке обратилась в бегство, оставив на месте большое количество убитых и раненых. Крики «ура» горийцев смешались с бешеным ревом пулеметов и винтовок. Вслед за разбежавшимся противником лучшие стрелки 1-го и 3-го батальонов выползли вперед и, укрываясь в рытвинах, расстреливали оставшихся немцев.

Около 13-ти часов вновь было замечено накапливание немцев вдоль железнодорожного полотна. Пожар дер. Балаи прекратился, крыши изб были разобраны, и правофланговые роты 4-го батальона снова заняли передние окопы. Артиллерийский огонь немцев ослабел. Русская артиллерия удачно обстреляла немецкую пехоту, снова скопившуюся у Любачевских казарм и в ближайшей лощине (подходившие с юга резервы).

Вторая атака


В 14 часов обстрел Балаевского леса вновь усилился, и к 15-ти часам артиллерийский огонь немцев достиг наивысшего напряжения. Теперь действовали, главным образом, тяжелые калибры.



Под прикрытием этого огня немцы вновь повели наступление, но уже более значительными силами. Цепи наступающего поддерживались уже не змейками, а густыми колоннами, направлявшимися на участки 4-го и 1-го батальонов. Несмотря на большие потери от винтовочного и артиллерийского огня, колонны почти безостановочно продвигались вперед, а передовые цепи немцев уже заняли бугры у железнодорожной будки, находившейся в 500 — 600 шагах от опушки леса, и начали перебегать южнее железнодорожного полотна. Комполка потребовал содействия артиллерии и приказал всем пулеметам сосредоточить огонь по этому району. К 16-ти часам русский артиллерийский и винтовочный огонь был так удачно направлен, что немцы, перебежавшие на южную сторону железнодорожного полотна, начали было отходить назад, но, пригвожденные метким пулеметным огнем, залегли.


Схема боя


В это время вдоль полотна, со стороны Любачева, вновь показались пехотные колонны. Немцы попытались вновь продвинуться вперед, но попали под сильнейший артиллерийский и винтовочный огонь, производивший в их рядах значительное опустошение. Горийская гаубичная батарея бомбами разносила весь район железнодорожной будки, выгоняя отсюда, а также из-за бугров, скрывавшиеся там поддержки. Этим воспользовались укрытые в кустах пулеметы и роты, открывшие губительный огонь по метавшемуся в разные стороны противнику, валившемуся от беспрерывного свинцового дождя.

В то же время легкие батареи держали под шрапнельным огнем пытавшиеся приблизиться немецкие колонны, производя в их рядах расстройство.

Эта вторая атака была окончательно задавлена, и с немецкой стороны уже не слышалось винтовочного огня и только тяжелая артиллерия противника с ожесточением громила опушку леса и, в особенности, правофланговый участок 4-го батальона. Местами группы раненых уходили к Любачеву.

На поддержку полку были высланы 2 роты из дивизионного резерва. Около 17-ти часов снова было замечено накапливание немцев против 4-го батальона, а также против кавказских стрелков, расположенных у д. Мокрицы на северном берегу р. Солотвы (немецкая артиллерия здесь усилила огонь). Наблюдатели за полем боя 4-го батальона сообщали, что под действием этого огня наблюдался частичный отход стрелков из неглубоких окопов. Учитывая это обстоятельство, а также удачное отражение двух атак и наличие полкового резерва, Н. В. Хенриксон передвинул последний к правому флангу, сообщив начальнику дивизии, что он не нуждается в двух ротах, высланных к полку из дивизионного резерва, а просит их использовать для поддержки кавказских стрелков (имея в виду, что активная поддержка со стороны Балаевского леса затруднена болотистой долиной р. Солотвы; при этом полковник просил артиллерийский огонь направить по подступам к дер. Балаи и Мокрицы — для отражения готовящейся атаки немцев в этих направлениях).



Третья атака


Спустя некоторое время немцы открыли ураганный огонь по 4-му батальону и стрелкам, и под прикрытием этого огня густыми цепями (поддержанными колоннами) повели атаку на 4 батальон. Н. В. Хенриксон перевел свой резерв ближе к 4-му батальону, приказав двум ротам расположиться уступом к позиции стрелков у дер. Мокрицы. Одновременно огонь всех пулеметов был направлен по подступам к 4-му батальону, сильно страдавшему от артиллерийского огня. Немцы ринулись в атаку, но, не выдержав огня 1-го и 4-го батальонов, остановились. Вторичная атака была расстроена артиллерийским и пулеметным огнем, и немцы стали разбегаться вдоль речки, по ржи, и укрываться в рытвинах.

Артиллерия перенесла огонь по подступам к дер. Мокрицы, где отчетливо виднелись немецкие колонны. Ряды защитников д. Мокрицы заметно поредели, а спустя некоторое время оставшиеся в окопах стрелки отошли к д. Подлуже. Отход был замечен немцами, и часть их батарей перенесла огонь на деревню. Вскоре, при содействии огня рот 4-го батальона и резерва, а также артиллерийского огня, заставившего немцев приостановить наступление на Мокрицы, небольшая группа стрелков, отошедших ранее к дер. Подлуже, снова заняла Мокрицкие окопы. Но под давлением усилившегося огня тяжелой артиллерии немцев группа не могла там удержаться и снова очистила окопы, — теперь к Подлуже отходили лишь отдельные люди. Тогда немцы перенесли огонь на д. Подлуже. Русская артиллерия сосредоточила свой огонь на этом решительном направлении. Но, несмотря на меткий огонь, сильно поредевшие цепи немцев все же подошли к Мокрицким окопам, и часть их бросилась занимать последние, тогда как другая стала обтекать окопы с юга. Последние попали под меткий огонь рот резерва и пулеметов 4-го батальона — и были полностью уничтожены. Под действием этого огня немцы не могли держаться в крайних окопах впереди д. Мокрицы и бежали вдоль ровиков, скрываясь за перегибом берега р. Солотвы.



Около 19-ти часов винтовочный огонь противника начал стихать. Русская артиллерия громила д. Мокрицы, а немецкая артиллерия возобновила сильнейший обстрел Балаевского леса и, в особенности, участков 1-го и 4-го батальонов. В это время был получен приказ начальника дивизии — с наступлением темноты полку следовало оставить позицию и отходить через д. Залуже, Ново Село в Гораец, составив арьергард дивизии. Вслед за этим, под влиянием отхода кавказских стрелков, было приказано немедленно сняться с позиций и следовать по указанному направлению.

Отход по приказу


Полк отходил по-батальонно, начиная слева, под прикрытием 4-го батальона и команды разведчиков, до наступления темноты поддерживавших редкий огонь по д. Мокрицы и оврагу между этой деревней и д. Подлуже. Вследствие необеспеченности правого фланга, на правом берегу Солотвы была выслана 5-я рота — для занятия д. Залуже и прикрытия моста через безыменный приток Солотвы. Около 21 часа отход полка был закончен — под непрерывным артиллерийским огнем немцев, снова запаливших д. Балаи.

После подхода команды разведчиков, полк двинулся вдоль железнодорожного полотна, перейдя в брод р. Солотву (т. к. железнодорожный мост был уже взорван саперами). У д. Мочахи была встречена конница, двигавшаяся лавой к д. Подлуже. После подхода к д. Залуже, 5-я рота, выдвинутая сюда для обеспечения моста, присоединилась к полку.

Потери Горийского полка в этом бою — 1 офицер и около 300 солдат.

В этом бою горийцев, успешно отразивших всю серию массированных атак германцев и вновь продемонстрировавших тактическое искусство и воинскую доблесть, особо заслуживают внимания: правильная оценка позиции и подступов к ней; организация тщательного наблюдения за полем боя; удачное применение заградительного огня; активность обороны лучшими стрелками; целесообразное распределение и применение пулеметов; перекрестная оборона подступов к позиции; взаимная выручка соседей; отказ командира полка от поддержки из дивизионного резерва в пользу соседа; согласованность действий пехоты с артиллерией; правильная организация отхода и прикрытия его конницей; значение болотистой долины р. Солотвы, препятствовавшей соседнему полку оказать активную поддержку кавказским стрелкам. Стоит отметить и несовершенство окопов кавказских стрелков, не выдержавших огня тяжелой артиллерии.

Со стороны немцев налицо: плохая разведка, имевшая своим следствием неосторожное развертывание у Любачевских казарм; разновременность атак по всему фронту; несоответствующий строй для поддержек (в виде колонн); плохая стрельба по русским батареям, сохранившим боеспособность до конца боя (тогда как в распоряжении немцев имелись аэропланы, при помощи которых корректирование огня по укрытым батареям было возможно), результатом чего были три отбитые атаки; согласованность действий пехоты с артиллерией; хорошее наблюдение за ходом боя и полем сражения; полное отсутствие преследования русских — что можно объяснить только большими потерями.
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

17 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.

Уже зарегистрированы? Войти